Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
Проблемы современной экономики, N 2 (34), 2010
СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ГОСУДАРСТВ ЕВРАЗИИ
Ашуров С. Б.
ведущий научный сотрудник НИИ труда и социальной защиты населения Министерства труда и социальной защиты населения Республики Таджикистан (г. Душанбе),
кандидат физико-математических наук


К вопросу о макроэкономическом потенциале обеспечения занятости
(На примере Республики Таджикистан)
В работе исследуется случай ограниченности макроэкономической возможности обеспечения полной занятости рабочей силы в условиях трудоизбыточного внутреннего (национального) рынка труда и в связи с этим вводятся понятия «потенциальной занятости» и «демографической безработицы». Приводятся конкретные примеры и показатели состояния рынка труда Таджикистана
Ключевые слова: полная занятость, трудоизбыточность, потенциальная занятость, демографическая безработица, Таджикистан

Возможность достижения состояния полной занятости на рынке труда, выявление и изучение динамики уровня естественной безработицы играют ключевую роль при разработке государственной политики регулирования занятости, а определение методов и средств ее мобилизации крайне важны и с точки зрения обоснования темпов экономического роста на перспективу.
Однако в условиях транзитивной экономики, когда рыночные отношения несовершенны, процесс постепенного достижения полной занятости в некоторых странах сталкивается с рядом проблем, обусловленных ограниченностью потенциала национальной экономики. При конъюнктуре рынка труда, опосредованной ограниченностью спроса на рабочую силу, на передний план выходит проблема выявления макроэкономического потенциала национальной экономики по обеспечению занятости рабочей силы и принятия соответствующих государственных мер по регулированию рынка труда.
Для изучения этой ситуации приведем некоторые положения из теории полной занятости и естественного уровня безработицы. Известно, что если через U и Uf обозначить, соответственно, временной тренд количества наблюдаемой (НБР) и естественной безработицы (ЕБР), а через E — временной тренд количества занятых (E = Ef случай полной занятости) в определенный период времени, то соотношения
Теперь введем функцию
Данный случай характеризует развивающуюся экономику, когда уровень наблюдаемой безработицы u, постепенно снижаясь, приближается к своему естественному уровню.
Следовательно, в условиях полной занятости имеет место следующая серия равенств:
выражает количество демографической безработицы (излишка рабочей силы). Избыток рабочей силы на внутреннем рынке труда при отсутствии адекватного развития экономики и существования глобальной мобильности трудовых ресурсов приводит к временной эмиграции рабочей силы на внешний (зарубежный) рынок труда.
Массовая внешняя трудовая миграция (ВТМ) из трудоизбыточных стран к странам с нехваткой рабочей силы как следствие глобализации рынка труда имеет протяженную историю. Развал экономического пространства бывшего советского союза привел к спаду экономики во многих постсоветских республиках, в том числе в Республике Таджикистан, и породил массовую внешнюю трудовую миграцию из этих стран в другие станы с развивающейся экономикой. Например, по результатам различных исследований, около 83–93% внешних трудовых мигрантов из Таджикистана работают в Российской Федерации [5, 6].
Рассмотрим конкретную ситуацию на примере рынка труда Республики Таджикистан (табл. 1), где через Uо обозначено среднегодовое количество зарегистрированных в государственных органах занятости безработных.
Таблица 1
Основные показатели состояния рынка труда Республики Таджикистан в период 2000–2008 гг. (тыс. чел.)
* Расчеты произведены автором исходя из существующих данных государственных органов статистики [7], занятости и ряда проведенных обследований
Введем некоторые обозначения. Значения U и u в случаях регистрируемой безработицы (РБР) и наблюдаемой безработицы (НБР) обозначим соответственно через Uo, uo и Um, um. Следует отметить, что в отличие от многих стран бывшего союза, в Таджикистане не проводится хотя бы ежегодное, не говоря о ежемесячном или ежеквартальном, обследование на предмет занятости, что влечет за собой невозможность проведения регулярного мониторинга ключевых показателей состояния рынка труда, а также полноценного анализа динамики показателей НБР (Um и um).
Более того, в системе национальных счетов Таджикистана внешние трудовые мигранты не включаются в состав рабочей силы, что искажает ситуацию на внутреннем рынке труда. Действительно, если рабочую силу рассмотреть в контексте глобального рынка труда, то, внешние трудовые мигранты являются занятыми. Более того, статья 8 Закона Республики Таджикистан «О содействии занятости населения» [8] предусматривает права граждан «на самостоятельное трудоустройство за пределами Республики Таджикистан», что усиливает жизнеспособность понятия «внешней занятости» применительно к глобальному рынку труда.
Поэтому в гипотетически замкнутом пространстве национального рынка труда (без участия внешнего компонента рынка) внешние трудовые мигранты, как часть рабочей силы, входят в состав безработных, поэтому включаем их в состав НБР, т. е. Um = Uo +М. Тогда, используя данные табл. 1, нетрудно убедиться, что рабочая сила страны, увеличиваясь более 5,5 процентным среднегодовым приростом, за 1999–2008 гг. выросла на 56%. При этом прирост трудовых ресурсов за этот период составил 37,9%, отставая от аналогичного показателя рабочей силы на 18,1 процентных пунктов. Более того, количество наблюдаемых безработных (Um = Uo + М) в рассматриваемом периоде, составляя среднегодовой прирост на 16,1%, в 2008 г. достигло 934 тыс. чел., что превосходит регистрируемую безработицу более чем в 19 раз. Данный показатель рынка труда в основном указывает на активность трудовых ресурсов на внешнем (зарубежном) компоненте рынке труда (М = ВТМ). Динамика же количества РБР (Uo) относительно стабильна, поэтому их доля в Um, постепенно снижаясь от 46,2% в 1998 г. снизилась до 11,6% в 2008 г. Причина стабильности динамики Uo кроется в заведомо стереотипном поведении безработных относительно официальной регистрации своего статуса [9].
Таблица 2
Динамика становления потенциального уровня безработицы в Республике Таджикистан за 1999–2008 гг.
Динамика становления потенциального состояния экономики по размещению рабочей силы приведена на рис. 1,
в 1999, 2003 и 2006 гг. в среднем достигнуто соотношение (8), свидетельствующее о наличии равновесной ситуации (11). При этом в данный период, соответственно, имеют место следующие соотношения:
U = 252 000 > Up - 204500,
U = 338 000 > Up - 195600,
U = 666 000 > Up - 105500,
что свидетельствует о наличии излишка рабочей силы (демографической безработицы).
Рис.1. Динамика становления потенциального уровня безработицы в Республике Таджикистан
Необходимо особо выделить период после 2006 г., когда (см. рис. 1) рынок труда, приходя в очередной раз в состояние равновесия, переходит к «перегретому» состоянию и постепенно сбрасывая излишки занятой рабочей силы, пытается вернуться в прежнее состояние равновесия, но заведомо уже с более высоким уровнем потенциальной безработицы.
Следовательно, в 2006 г. достигнуто потенциальное количество занятых, приблизительно равное Ep = 2 137 000 чел., а значение Up в этом году приблизительно равно 105 000 чел. Разница Ud ≡ U – Up = 666 000 – 105 000 = 561 000 составляет величину демографической безработицы (излишка рабочей силы). О стабилизации Ep на уровне 2137,0 тыс. чел. свидетель­ствует также динамика количества занятых в период 2005–2008 гг. (см. рис. 2).
Рис. 2. Динамика количества занятых в Республике Таджикистан (тыс. чел.)
Следует отметить, что в рамках реализации различных государственных программ, в частности, программы содействия занятости населения, в Таджикистане в последние годы, например, в 2005–2007 гг., планируется и создается не менее 100 тыс. рабочих мест ежегодно. Однако количество занятых в 2005–2007 гг. увеличивается в среднем всего на 20 тыс. чел. в год. Что происходит? Главная причина состоит в том, что в экономике объективно невозможно создать необходимое количество рабочих мест без обеспечения адекватного ее развития. Одним из показателей роста экономики (производственных мощностей) является годовая стоимость основных фондов, динамика которой приведена на рис. 3 (млн таджикских сомони по ценам 2007 г.).
Рис. 3. Динамика стоимости основных фондов в Республике Таджикистан по ценам 2007 г., в млн таджикских сомони.
Если рассмотреть показатель «стоимость основных фондов на одного занятого», то его динамика почти полностью повторяет динамику изменения стоимости основных фондов (см. рис. 4), что свидетельствует о почти стабильном количестве занятых за рассматриваемый период (K - const · K/E => E - const).
Рис. 4. Динамика стоимости основных фондов в Республике Таджикистан по ценам 2007 г., в млн таджикских сомони
Следовательно, нынешнее состояние экономики Таджикистана соответствует количеству рабочей силы на уровне 2,1–2,2 млн чел. Остальные 600,0 тыс. демографических безработных свидетельствуют о трудоизбыточности страны.
Следует отметить, что трудоизбыточность Таджикистана является характерной особенностью социально-экономического развития страны. За 1991–2008 гг. численность населения Таджикистана выросла на 33,9%; численность трудовых ресурсов — на 70,6%; уровень же занятости — всего на 10%, т.е. рост занятости отстает от роста трудовых ресурсов на 60,6 процентных пунктов. Даже в период последних рассматриваемых 5 лет среднегодовой темп прироста трудовых ресурсов составляет 3,4%.
Аналогичная ситуация на внутреннем рынке труда порождает соответствующую государственную политику и массовую внешнюю трудовую миграцию.


Литература
1. Кузнецов Б.Т. Макроэкономика. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2009. — 463 с.
2. Тарасевич Л.С., Гребенников П.И., Леусский А.И. Макроэкономика. — М.: Высшее образование, 2008. — 654 с.
3. Вечканов Г.С., Вечканова Г.Р. Макроэкономика. 7-е изд. — СПб.: Питер, 2007. — 256 с.
4. Никифоров А.А., Антипина О.Н., Миклашевская Н.А. Макроэкономика: научные школы, концепции, экономическая политика. — М.: «Дело и сервис», 2008. — 534 с.
5. Влияние мирового финансового кризиса на трудовых мигрантов из Таджикистана: мнение мигрантов (экспресс-опрос) / Министерство труда и социальной защиты населения Таджикистана. — Душанбе: МОМ, 2009.
6. Денежные переводы и их влияние на уровень жизни в Хатлонской области Республики Таджикистан: Аналитический отчет. МОМ-Центр «Шарк». — Душанбе: МОМ, 2006.
7. Рынок труда в Республике Таджикистан (статистический сборник) / Государственный комитет статистики Республики Таджикистан, 2009. — 281 с.
8. Закон Республики Таджикистан «О содействии занятости населения». 2003. № 44.
9. Капелюшников Р.И. Общая и регистрируемая безработица: в чем причины разрыва?: Препринт WP3/2002/03. — М.: ГУ ВШЭ, 2002. — 48 с.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2017
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия