Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
Подписка на журнал
Реклама в журнале
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
Проблемы современной экономики, N 2 (34), 2010
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ РЕГИОНОВ И ОТРАСЛЕВЫХ КОМПЛЕКСОВ
Цапиева О. К.
заместитель директора по научной работе Института социально-экономических исследований Дагестанского научного центра Российской Академии наук,
доктор экономических наук, профессор,
заслуженный экономист РФ


Устойчивое развитие региона: теоретические основы и модель
В статье представлены теоретические основы и циклическая модель устойчивого развития региона при различных вариантах значений уровня экономической, социальной и экологической устойчивости
Ключевые слова: устойчивое развитие, регион, шкала устойчивости, циклическая модель, экономический рост

Понятие устойчивого развития впервые вошло в международный обиход в 1987 году после опубликования и одобрения Генеральной ассамблеей ООН доклада Комиссии по окружающей среде и развитию, возглавляемой премьер-министром Норвегии Г.Х. Брутланд.
В середине 70-х гг. XX в. Программой ООН по окружающей среде была сформулирована концепция и понятие «развитие без разрушения». В дальнейшем на смену ей пришла концепция «экоразвития» — экологически приемлемое развитие или развитие, которое стремится нанести наименьшее негативное воздействие на окружающую среду и, следовательно, наименьший экологический ущерб. В начале 90-х годов ее сменила концепция «устойчивого развития». На сегодня Брутланд-комиссия сформулировала устойчивое развитие как длительное непрерывное развитие, обеспечивающее потребности живущих сегодня людей без ущерба удовлетворению потребностей будущих поколений [1]. В содержании термина выделены два императива: императив экологической устойчивости и императив социально-экономической устойчивости.
В одном из докладов ЮНЕСКО основные задачи устойчивого развития характеризуются следующим образом: повышение экономического роста; охрана окружающей среды в плане восстановления устойчивых природных экосистем; достижение социальной справедливости.
Термин «устойчивое развитие» вызывает споры в российской литературе. Его английский оригинал (sustainable development) подвергается критике как словосочетание, сомнительное с точки зрения формальной логики. Даже в обычной речи понятие «развитие» несет с собой энергию, говорит об изменениях, тогда как понятие «устойчивый» несет в себе смысл неизменности и сохранности.
Вместе с тем понятно, что дело не в переводе, а в том, как мы договоримся понимать термин. Академик Н.Н. Моисеев пишет: «Представляется жизненно важным разобраться в смысле этого термина, освободить его от политических наслоений и придать ему содержание, отвечающее научному представлению о современном этапе взаимозависимости природы и общества... Речь должна идти не о замене термина, уже вошедшего в обиход, а о наполнении понятия «устойчивое развитие» единообразным научно обоснованным содержанием и его адаптации к современному научному мировоззрению. В этом я вижу не только методологический, но и чисто прагматический смысл, поскольку это позволит понятию «устойчивое развитие» послужить основой для практической деятельности» [5].
Что касается принятого в России перевода, то он не передает адекватным образом смысл исходного английского термина, означающего «развитие, не подрывающее собственные предпосылки и условия» или «развитие, которое может поддерживаться неопределенно долго». В русском языке нет для него точного семантического эквивалента, его можно перевести как «самоподдерживающееся», «равновесное», «непрерывное», «сбалансированное», «приемлемое» развитие [6].
Термин «sustainable development» (устойчивое развитие), применяется для характеристики типа экономического развития, обеспечивающего экологическую безопасность, воспроизводимость ограниченных ресурсов и качество экономического роста (например, справедливое распределение доходов).
Имеются различные толкования определения устойчивости, различаются и мнения по вопросам путей достижения устойчивого развития. Представляется возможным произвести сравнительный анализ основных трактовок понятий «устойчивое развитие» и «устойчивость», выполненный по работам известных российских экономистов. Данный анализ обобщен в табл. 1.
Таблица 1
Анализ основных трактовок понятий «устойчивое развитие» и «устойчивость»
Среди определений устойчивого развития, сформулированных российскими учеными, наиболее плодотворна трактовка академика В.А. Коптюга. Он определил, что концепция устойчивого развития «предполагает достижение разумной сбалансированности социально-экономического развития человечества и сохранение окружающей среды, а также резкое сокращение экономического диспаритета между развитыми и развивающимися странами путем, как технологического процесса, так и рационализации потребления» [4]. Чтобы обеспечить устойчивое развитие, им предлагались конкретные меры, сочетающие жесткое государственное регулирование и экономические рыночные методы, учитывающие специфику экономики страны, ее социальную структуру и менталитет населения. На основе этой трактовки, в понимание сущности устойчивого развития включены следующие характеристики:
сбалансированность экономики и экологии, т.е. достижение такой степени развития, когда люди в результате своей производственной или иной экономической деятельности перестают разрушать среду обитания;
сбалансированность экономической и социальной сфер, включающую обеспечение максимального использования в интересах населения тех ресурсов, которые дает экономическое развитие;
решение задач, связанных с развитием не только для текущих ситуаций, но и с учетом перспективы, не только с ориентацией на потребности ныне живущих граждан, но и будущих поколений.
В настоящее время существует два достаточно ярких направления в самой трактовке концепции устойчивого развития.
Первое направление исследований развивает идеи, заложенные в трудах Вернадского и участников Римского клуба. В рамках данного направления устойчивость интерпретируется в первую очередь в контексте необходимости обеспечения воспроизводимости ограниченных ресурсов, и основной акцент делается на экологическую составляющую устойчивости.
Однако, в последнее время, все шире заявляет о себе второе направление, в котором на первый план выдвигаются не экологические, а социально-экономические аспекты устойчивости, что особенно характерно для современных российских исследований.
Если рассматривать устойчивость в социально-экономическом аспекте, то тогда понятие устойчивого развития содержательно становятся тесно взаимосвязанными с категорией «устойчивый экономический рост».
В экономической литературе выражается мнение, что устойчивый рост экономики означает четко выраженный вектор роста в пределах определенных колебаний в его темпах, имеющих положительные значения, а устойчивое развитие экономики, предполагает не только положительные значения роста экономики, но и нулевые, минусовые значения, которые, однако, должны перекрываться положительными значениями экономического роста. То есть, различие между устойчивым ростом экономики и ее устойчивым развитием, состоит в том, что при устойчивом развитии экономики допускаются нулевые и минусовые значения роста экономики, амплитуда ростовых колебаний здесь значительно больше, чем это имеет место при устойчивом росте. Очевидно, что устойчивый рост экономики, лежащий в основе устойчивого развития, может осуществляться лишь дискретно. Поэтому через определенный промежуток времени устойчивый рост экономики трансформируется в ее устойчивое развитие, т.е. развитие, сопровождающееся периодически определенными перерывами в плюсовом росте экономики. Но вектор движения экономики за достаточно длительный период времени, несмотря на отрицательные и нулевые девиации, будет иметь в целом положительную направленность.
Парадигма устойчивого развития, предполагающая динамический процесс последовательных позитивных изменений, обеспечивающих сбалансированность экономического, социального и экологического аспектов жизни общества должна лежать в основе формирования подходов к разрешению масштабных проблем территориальных образований. Это особенно актуально в современных условиях России, когда происходит перенос центра тяжести экономических реформ на уровень ее регионов и усиление их роли в реализации экономической политики государства. Приоритетным подходом в осуществлении реформ на уровне региона должно быть убеждение, что следует отказаться от наблюдающегося до настоящего времени отождествления развития территории с ее хозяйственным развитием. Нельзя считать регион устойчиво развивающимся по признаку повышения экономических показателей. Устойчивое развитие региона должно быть нацелено на достижение высокого качества жизни, при позитивной динамике комплекса различных показателей. В целом можно говорить об общем требовании сбалансированного, безопасного и эффективного развития, обеспечивающего достижение намеченных целей и приоритетов социального, экологического и экономического характера.
В работе П.М. Иванова под устойчивостью понимается жизнеспособность системы. При этом она определяется как «способность к жизни и развитию», т.е. территория, обладающая свойством устойчивости, способна к выживанию и развитию в своем конкретном окружении [2]. Способность региона сохранять и развивать значение необходимых параметров качества жизни в пределах или выше порога безопасности при широких колебаниях внешних и внутренних воздействий (общественно-политического, социально-экономического, техногенного, природно-климатического, и другого характера), грозящих падением качества жизни, определяет устойчивость регионального развития.
При классификации регионов в современной России в основном выделяют по уровню и темпам развития: развивающиеся, проблемные и депрессивные.
Развивающиеся регионы имеют неплохие темпы социально-экономического роста, базирующиеся, как правило, на высокоразвитой индустриальной базе территориального народно-хозяйственного комплекса. Проблемные регионы имеют достаточно высокий уровень безработицы в сочетании с узкой отраслевой специализацией и низкой долей выпускаемой конечной продукции. В депрессивных регионах, выступающих чаще всего как многоотраслевые, достигло наибольшего развития сельское хозяйство, трудно восприимчивое к рыночным преобразованиям.
Устойчивость развития экономики региона как специфическое качество достигается в результате преодоления множества препятствий и не является данностью на продолжительный период времени. В ситуации кризиса устойчивость — это выживание и достижение в последующем поступательного процесса, по крайней мере, в основных сферах жизнедеятельности.
Таким образом, к основным формам устойчивости региональной системы можно отнести:
— неустойчивое развитие, когда неизменность проявляется эпизодически и система подвержена изменениям даже при незначительных воздействиях (исследование неустойчивых систем выливается в теорию катастроф);
— гиперустойчивость, т.е. состояние, когда объект к развитию невосприимчив, не способен реагировать и адаптироваться к изменениям, в т.ч. и необходимым положительным;
— глобальная устойчивость, система отвечает свойству устойчивости для всех траекторий движения;
— приближено устойчивое развитие, характеризующееся систематическим приращением позитивного результата, не ниже допустимого минимума в пределах определенного максимума, т.е. свойство устойчивости выполняется для траектории в близи равновесной;
— устойчивая система, в данном случае система достигла полного баланса различных составляющих подсистем.
На основе этого подхода, можно предложить шкалу оценки устойчивости развития региона (табл. 2.).
Таблица 2
Шкала оценки устойчивости развития региона
* Интервалы взяты из принятой в методе экспертных оценок вербально-числовой шкалы Харрингтона
Устойчивость характеризуется системой критериев, индикаторов, показателей, в т.ч. граничных состояний, когда это качество возникает (или утрачивается).
Регион представляет собой природную и социально-экономическую системы беспрецедентной сложности. Эти системы подчиняются природным и экономическим закономерностям, подвергаются воздействию множества разнородных случайных факторов, подвержены риску потери равновесного состояния. Поэтому для исследования сложных систем необходим соответствующий инструментарий: метод системного анализа, экономико-математического анализа, моделирования и др.
Устойчивость развития региона (Yрег) можно рассматривать как определенную зависимость итогового показателя от экологической, социальной и экономической устойчивости региона, которую можно выразить в виде:
Yрег = {Yэкол, Yсоц , Yэкон} (1)
где Yэкон — экономическая устойчивость, Yсоц — социальная устойчивость, Yэкол — экологическая устойчивость.
Для всех показателей устойчивости существуют одинаковые границы и один вектор оптимальной направленности, направленный к состоянию абсолютной устойчивости (для каждого показателя оно достигается в точке = 1).
Экологическая устойчивость количественно определяется с позиции экологического долга, как отношение годового экологического ущерба к накопленному экологическому долгу.
Для определения экологического долга в качестве вспомогательных используются ряд дополнительных эколого-математических моделей, отражающих уровень загрязнения окружающей среды и необходимые объемы восстановления природных ресурсов.
Для оценки социальной устойчивости (Yсоц) действует зависимость Yсоц = {Y1с , Y2с , Y3с , Y4с , Y5 с ...Yn с}. Здесь итоговый показатель (Yсоц) рассматривается как функция от параметров устойчивости в различных областях социальной сферы, что можно выразить следующей формулой:
Yсоц = Y1с Y2с Y3с Y4с Y5с Ynс (2)
где Y1с , Y2с , Y3с , Y4с , Y5с — параметры устойчивости соответ­ственно уровня жизни населения, на рынке труда, в демографической сфере, криминогенной обстановки, обеспечения продовольствием и др.
Для оценки экономической устойчивости региона (Yэкон) мы используем функцию Yэкон = {Y1э, Y2э, Y3э, Y4э} — зависимость от параметров устойчивости в различных областях экономической сферы, выраженную следующей формулой:
Yэкон = Y1 э Y2 э Y3 э Y4 э Yn э (3)
где Y1э , Y2э , Y3э , Y4э , Ynэ — параметры, отражающие использование производственных мощностей региона, трудовых ресурсов региона, динамику капитальных вложений, конкурентоспособность производства и др.
Таким образом, формулы (1)–(3) позволяют исследовать экологическую, социальную и экономическую устойчивости региона. Определив устойчивость в каждой из областей, мы подошли к необходимости построить траекторию устойчивого развития, исходящую из реализовавшегося состояния экономики, общества и природной среды. Для этого, необходимо определить, какой характер имеет развитие региона: линейный, нелинейный, прерывистый, циклический или иной.
Цикличный характер развития экономики является общепризнанным. Основоположниками этого направления по праву считаются Н.Д. Кондратьев [3] и Й. Шумпетер [7].
В настоящем исследовании выдвигается гипотеза о том, что устойчивость развития экономики региона как экономическое явление не является линейным, а носит циклический характер.
Устойчивость развития региона, на наш взгляд, можно определить с помощью следующей формулы:
где Yэкон , Yсоц , Yэкол — соответственно экономическая, социальная и экологическая устойчивости; t — время; φ1, φ2, φ3 — фазы циклов экономической, социальной и экологической устойчивости; (π2 – π) — поправочный коэффициент, устраняющий искажающее влияние умножения тригонометрических функций.
Графически подобный цикл устойчивого развития показан на рис. 1. Показатели устойчивости (Yэкон, Yсоц, Yэкол) обозначены на рис. 1 буквами A, B и C.
На графике представлены десять гипотетических циклов развития, когда произведение показателей устойчивости (Yэкон, Yсоц , Yэкол) равно соответственно 0,1; 0,2; 0,3; 0,4; 0,5; 0,6; 0,7; 0,8; 0,9 и 1. График иллюстрирует положение устойчивости развития региона с учетом циклических процессов, проходящих в подсистемах природа, общество, экономика.
Поскольку обоснование и выбор стратегии устойчивого развития экономики региона требует привлечения в данную проблематику количественной определенности, то предложенная циклическая модель существенно расширяет инструментарий исследования.
Рис. 1. Цикличность устойчивого развития региона при различных вариантах значений уровня экономической, социальной и экологической устойчивости
В процессе исследования нами проведен анализ развития проблемного и депрессивного региона — Республики Дагестан. Как показал проведенный анализ, экономическая система Дагестана отличается значительной степенью неустойчивости, высокой зависимостью от внешних факторов. Большинство секторов экономики утратили стимул к развитию. Поэтому, на наш взгляд, следует совместить начало мероприятий по реализации мер по переходу региона к устойчивому развитию с благоприятным периодом цикла социально-экономической и экологической систем региона. Для этого нужно привязать найденную циклическую зависимость к специфике региональной системы республики.
Мы рассмотрели динамику двух основных экономических индексов: индекс промышленного производства и индекс инвестиций в производство в период с 1992 по 2006 гг. (рис. 2). Индексы взяты как отношение объема промышленного производства и инвестиций в сопоставимых ценах к максимальному значению в рассматриваемый период. Максимум по показателю «объем промышленного производства» приходится на 1992 г., а по показателю «инвестиции производственного назначения» — на 1993 г. На рис. 2 мы видим, что точка пересечения трех графиков 2000 г., а этап подъема начинается в 2001 г. В это время в регионе наблюдается бум жилищного строительства, увеличение объемов товарооборота, повышаются цены на землю и недвижимость.
Исходя из предположения, сделанного в настоящем исследовании о циклическом характере устойчивого развития, мы выделяем следующие области цикличности. Можно обратить внимание на «область снижения» — 1992–1999 гг. Экономика входит в полосу падения основных показателей, происходят структурные изменения в экономике, наблюдается деиндустриализация экономики, падение уровня жизни.
«Область оживления» характерна для 2000–2002 гг. Регион преодолевает последствия кризиса 1998 г. и начинает развиваться в новых соотношениях экономических, социальных, экологических, демографических, ресурсно-сырьевых компонентов.
«Область подъема» и начало экономического роста — 2002–2006 гг. Восходящее направление циклической функции также относится к 2006–2007 гг. Создаются благоприятные предпосылки перехода к устойчивому развитию.
Наши расчеты подкреплены реальными данными. В 2006 г. по сравнению с 2000 годом в Республике Дагестан выросли объемы: промышленной продукции в 1,8 раза, валовой продукции сельского хозяйства в 1,8 раза, розничного товарооборота в 4,9 раза, инвестиций в основной капитал в 2,7 раза. Эти темпы роста выше, чем в среднем по ЮФО и России. Реальные доходы населения республики за это же время увеличились в 4,5 раза (ЮФО — в 2, РФ — в 1,9), а реальная заработная плата возросла в 2,7 раза (РФ — в 2,2). Особое значение для республики имеет рост обобщающего показателя валового регионального продукта (ВРП). За 2001–2006 годы его объем в сопоставимых ценах увеличился в 2,3 раза (РФ — в 1,5). Существенно вырос за это время показатель ВРП в расчете на душу населения. По этому показателю в 2000 г. Дагестан отставал от всех республик Северного Кавказа, а в 2006 г. уже опережал все республики.
Интересно, что прогноз циклической функции на 2008 г. показал падение, что реально соответствовало условиям начавшегося кризиса.
Таким образом, в исследовании объективно обоснованы временные периоды перехода Республики Дагестан к состоянию устойчивого развития. Полученные результаты позволяют использовать разработанную модель для оценки, прогнозирования и сравнения состояний региональных систем.
Рис. 2. Динамика основных экономических индексов


Литература
1. Брутланд Г.Х. Наше общее будущее. Доклад Комиссии ООН по окружающей среде и развитию. 1987. — М.: Прогресс, 1988. — С.50.
2. Иванов П.М. Алгебраическое моделирование сложных систем. — М: Наука, Физматлит, 1996.
3. Кондратьев Н.Д. Большие циклы конъюнктуры и теория предвидения. — М.: Экономика, 2002.
4. Коптюг В.А. Конференция ООН по окружающей среде и развитию (Рио-де-Жанейро, июнь 1992 г.) Информационный обзор. — Новосибирск, 1992. — С.19–20.
5. Моисеев Н.Н. Устойчивое развитие или стратегия переходного периода. — М: «Энергия», 1996. — С.14.
6. Стратегия и проблемы устойчивого развития России в ХХI веке. — М.: ЗАО Изд-во «Экономика», 2002. — С. 29.
7. Шумпетер Й. Теория экономического развития: Пер. с нем. — М.: Прогресс, 1982.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2017
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия