Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
Подписка на журнал
Реклама в журнале
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
Проблемы современной экономики, N 2 (34), 2010
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ РЕГИОНОВ И ОТРАСЛЕВЫХ КОМПЛЕКСОВ
Демьянова О. В.
доцент кафедры производственного менеджмента Казанского государственного финансово-экономического института,
кандидат экономических наук


Эволюция подходов к оценке эффективности региональных экономических систем
Статья посвящена систематизации подходов к оценке эффективности региональных экономических систем. Автором показывается актуальность синтетического подхода к оценке эффективности региональных систем: сочетание количественных методов, стратегического анализа, социологических исследований и экспертных оценок
Ключевые слова: эффективность, региональная экономическая система, государственное управление, экономический рост

Повышение эффективности функционирования экономической системы является одной из важнейших задач развития экономики страны, так как способствует росту продуктивности системы (реального продукта системы), способности достигать поставленные цели с минимальными отклонениями, а также повышению экономического потенциала самой системы.
Для комплексного анализа эффективности функционирования региональной экономики, по нашему мнению, необходимо исследование эволюции подходов к методам ее оценки и направлениям повышения. Рассмотрение максимально широкого спектра подходов к исследуемой нами проблеме имеет задачу выявить те концепции, которые наиболее корректно использовать для оценки эффективности социально-экономического развития регионов Российской Федерации, в том числе Республики Татарстан.
Изучение эволюции подходов к проблемам эффективности региональных экономических систем позволило выделить следующие основные направления в экономической мысли:
1. Классическое направление экономической мысли (А. Смит, Д. Рикардо, Э. Хекшер, Б. Олин, Р. Торренс, У. Столпер, П. Самуэльсон, Т. Рыбчинский, Джонсон, Р. Джонс, М. Мусса).
2. Неоклассическое направление экономической мысли (Ф. Кенэ, А. Маршалл, У.С. Джевонс, К. Менгер, Л. Вальрас, Дж. М. Кейнс, Дж. Хикс, Ф.Хансен, Р. Солоу, П. Самуэльсон, Н. Калдор, Р.Харрод, Д. Милль, А.Маршалл, Ф. Эджуорт, Л.Вальрас, Д.Мид, Г.Хаберлер, Я.Винер, П.Самуэльсон, Д. Бхагвати).
3. Институциональные и неоинституциональные концепции. Представители К. Маркс, Т. Веблен, Дж. Коммонс, Дж. Гэлбрейт, Р. Коуз, О. Уильямсон, Д. Норт, Г. Гроссман).
4. Отечественная экономическая теория. Представители Е.Т. Гайдар, А.Н. Илларионов, Е.Г. Ясин, Г.Б. Клейнер, Л. П. Кураков, Д.С. Львов, С.Ю. Глазьев, В.И. Маевский, С.Л. Орлов, М.Р. Сафиуллин, Г.В. Семенов, А.Ш. Хасанова, Ф.Г. Хамидуллин и др.).
Систематизация подходов к эффективности экономики классической школы экономической теории представлена в табл. 1.
Таблица 1
Систематизация подходов к эффективности экономики классической школы экономической теории
Заслуга создания целостной системы теоретических представлений о закономерностях развития экономики принадлежит выдающемуся английскому экономисту А. Смиту. Уровень богатства определяется, согласно А. Смиту, производительностью труда и соотношением между теми, кто занят полезным трудом, и теми, кто не занят. Из этих факторов Смит в качестве определяющего показателя выделяет производительность труда (естественное преимущество). Таким образом, производительность труда является одним из важнейших показателей социально-экономической эффективности.
Теория сравнительных преимуществ Д. Рикардо акцентирует внимание на количестве труда, затраченного на его производство. Это преимущество приобретает относительную величину (относительная производительность труда).
Дальнейшее развитие теории относительных преимуществ получило в трудах Э. Хекшера и Б. Олина: экономия от масштаба производства.
Рыбчинский, делая предположение о закрытой экономике и наличии в ней только двух факторов производства, X и Y, уточняет, что эти факторы «... совершенно делимы, совершенно мобильны, и в определенной степени взаимозаменяемы». Серьезные уточнения в понятие «сравнительное преимущество» вносит Р. Джонс, «...в двухфакторной модели торговли с переменными соотношениями факторов понятие сравнительного преимущества не всегда удовлетворяет данным критериям, и поэтому необходимо несколько сузить значение этого термина».
Развитию теории обеспеченности факторами производства Хекшера-Олина послужили труды П. Самуэльсона, который выделил три фактора производства: два немобильных между отраслями и странами (капитал и земля) и один мобильный (рабочая сила).
М. Мусса подвел предварительный итог исканиям в области сравнительных преимуществ на базе разной обеспеченности факторами производства, представив все основные теоремы в графической форме через функцию, обратную производственной, функцию цен.
Таким образом, классическое направление экономической мысли рассматривает эффективность экономики в сравнительном соотношении факторов производства, их производительности и обеспеченности ими.
Родоначальником структурного анализа эффективности экономического развития принято считать Ф. Кенэ. Он создал первую количественную модель экономики — баланс соотношения между различными сегментами производственной сферы. Экономическая таблица Кенэ представляет собой теоретическую основу анализа наиболее общих пропорций, складывающихся в процессе производства и распределения совокупного общественного продукта. Кенэ исследовал материальные потоки между такими сферами экономики, как промышленность, сельское хозяйство, торговля и т.д. Именно экономическую таблицу Ф. Кенэ можно считать прообразом современных моделей межотраслевого баланса.
Идеи Ф. Кенэ получили дальнейшее развитие в схемах общественного воспроизводства Карла Маркса. Совокупность различных отраслей производства по К. Марксу составляет одну единственную большую отрасль производства: в одном случае — отрасль производства средств производства, в другом случае — предметов потребления. Весь капитал, применяемый в каждой из этих двух отраслей производства, образует особое крупное подразделение общественного капитала.
В рамках экономической теории маржинализма эффективность как на микроуровне, так и на макроуровне анализировалась преимущественно через призму предельных экономических величин. В общем случае считалось, что экономическая система эффективна, если предельный (дополнительный) доход опережает предельные издержки, необходимые для его создания.
Поиск и создание конкурентных преимуществ путем выравнивания совокупного спроса и предложения рассматривает школа общего равновесия (Д. Милль, А.Маршалл, Ф. Эджуорт, Л. Вальрас, Д. Мид, Г. Хаберлер, Я. Винер, П. Самуэльсон, Д. Бхагвати).
Первые идеи о равновесии были изложены Д. Миллем, который сформулировал идею взаимного спроса. Среди конкурентных преимуществ, Д. Милль выделяет традиционные факторы (стоимость, издержки производства), добавляя, еще один — взаимный спрос и эластичность взаимного спроса.
А. Маршалл подметил, что взаимовыгодные торговые отношения стран способствуют развитию конкурентных преимуществ: спрос каждой страны стимулирует предложение другой страны, и спрос каждой из стран определяется предложением. Развитие теории равновесной цены получило в трудах Ф. Эдждуорта и Л. Вальраса. Л. Вальрас показал, что при определенных условиях общее экономическое равновесие существует, и это главное. Движение к равновесию происходит путем нащупывания пути (tetonnement — фр.) в направлении равновесия на всех рынках одновременно. Эджуорт, выдвинул идею равновесных оптимальных сочетаний экспорта и импорта. Автор знаменитой «коробки Эджуорта» — кривые безразличия, пересекаясь, образуют контрактную кривую — не применил ее к анализу международной торговли.
Таблица 2
Систематизация подходов к эффективности экономики в школе общего равновесия
Г. Хаберлер и Я. Винер рассматривали конкурентные преимущества, которые получает страна через непостоянство альтернативных цен и зависимость границы производственных возможностей не только от труда, но и от соотношения других факторов.
Д. Мид выдвинул идею кривых безразличия в торговле, они показывают альтернативные размеры экспорта и импорта, которыми две страны могут обмениваться при всех возможных уровнях цен.
П. Самуэльсон пришел к выводу, что в случае полного отсутствия препятствий для торговли невозможно установить влияние трансферта на условия торговли, а в случае наличия таких препятствий, трансферт ухудшает условия торговли донора, если его предельная склонность к затратам на экспортный товар больше склонности к затратам на этот товар у получателя трансферта.
Д. Бхагвати обратил внимание на симметричную проблему — увеличение совокупного предложения ведет к соответствующему увеличению спроса.
Таким образом, основой конкурентных преимуществ стран согласно школе общего равновесия являются цены товаров меньшие равновесных цен, а также условия стран, которые обеспечивают взаимный спрос и предложение.
Уравнивание совокупного (взаимного) спроса и совокупного (взаимного) предложения может осуществляться: либо через изменение цен, при неизменных количествах, либо через изменение количеств при неизменных ценах, либо через изменение количеств и цен одновременно.
Школа общего равновесия подчеркивает, что при свободном поиске общего равновесия государственное вмешательство ненужно, тем самым тяготеет к неклассической школе политической экономии. Дж. М. Кейнс и другие представители «кейнсианской» экономической школы (Дж. Хикс, Ф. Хансен и др.) впервые в истории экономической мысли отстаивали ключевую роль государственного регулирования в обеспечении высокой эффективности функционирования и развития экономики. С позиций кейнсианства, в условиях экономических кризисов, когда механизмы рыночной саморегуляции перестают быть достаточно эффективными, макроэкономическая политика государства и экономическое поведение хозяйствующих субъектов, особенно крупных, должны быть максимально согласованы, нацелены на совместное скорейшее преодоление кризисных явлений в социально-экономической сфере.
Наконец, в рамках неоклассической экономической теории второй половины XX-го столетия осуществляется дальнейшее развитие и совершенствование математического инструментария оценки экономической эффективности, в частности, в рамках теории производственных функций.
В рамках институциональной и неоинституциональной экономики особое внимание уделялось проблемам влияния рыночных институтов на эффективность функционирования социально-экономических систем различного уровня, в том числе региональных. Институционалисты существенно расширили методический инструментарий оценки эффективности социально-экономических систем, дополнив его социологическими методами и экспертными оценками.
Кроме того, некоторые представители институционализма (например Ф. Ландберг), существенное внимание уделяли экономическому развитию регионов, в частности, штатов США. Ф. Ландберг рассматривал вопрос о том, почему, несмотря на существование в различных штатах различных норм хозяйственного законодательства, может быть достигнута высокая эффективность функционирования американской экономики в целом. По его мнению, именно на региональном уровне легче организовать эффективное взаимодействие власти и бизнеса (т.е. внедрить различные формы государственно-частного партнерства), чем на уровне такой крупной социально-экономической системы, как федерация. При этом важно, чтобы такого рода взаимодействие региональной власти и бизнеса носило максимально транспарентный характер, что минимизирует риски коррупции и неэффективных региональных экономических решений.
Следует отметить, что в советский период теория социально-экономической эффективности, как и политическая экономия социализма в целом, была единой для всех и не подлежащей критике. Методически она основывалась на утрированных экономических положениях марксизма-ленинизма. Предполагалось, что хозяйствующие субъекты не обладали практически никакой экономической свободой, а их экономическое поведение должно полностью соответствовать плановым заданиям, поступающим “сверху”, из отраслевых министерств и ведомств.
Эффективность развития государства в целом и отдельных регионов оценивалась на основе соответствия фактических параметров их развития централизованному директивному плану. Указанный план народнохозяйственного развития зачастую разрабатывался без существенного учета региональной специфики. Любые попытки повысить степень свободы развития экономики в СССР, изменив тем самым цели и критерии эффективности, (НЭП первой половины 1920-х гг., реформа А. Косыгина конца 1960-х гг.) носили кратковременный характер и, в конечном итоге, приводили еще к большему ужесточению директивно-плановых институтов. Любая критика существовавшей модели планирования социально-экономической эффективности в официальной советской политической экономии не допускалась. Первые критические публикации в данной области появились лишь во второй половине 1980-х гг.
Школа конкурентных преимуществ рассматривает конкурентные преимущества в различиях в темпах усовершенствования факторов производства и товарах у разных фирм (С. Линдер, М. Познер, Р. Соллоу, Б. Минхас, К. Эрроу, Я. Тинберген, Д. Хикс, Б. Баласса, Р.Вернон, П. Кругман, Э. Хелпман, М. Портер). В центре школы конкурентных преимуществ — фирмы, конкретные производители, а не страны.
С. Линдер показал, что способность страны к экспорту зависит, прежде всего, от внутреннего спроса и поэтому страны со схожим внутренним спросом будут торговать друг с другом более активно, чем страны с различной структурой внутреннего спроса.
М. Познер высказал идею, что причина конкурентоспособности — различия в природе и темпах введения технологических инноваций. Инновация приводит к появлению нового товара и спроса на него, который может быть удовлетворен как национальными, так и иностранными производителями. Основой конкурентных преимуществ, по мнению М. Познера, являются временные лаги в реакции фирм на новый спрос, часть которого удовлетворяется за счет импорта.
Следующую веху поставили Б. Минхас, К. Эрроу и Р. Соллоу, занятые поисками источников повышения эффективности американской экономики через взаимозаменяемость труда и капитала.
Таблица 3
Систематизация подходов к эффективности экономики в школе конкурентных преимуществ
Таким образом, конкурентоспособность страны возникает в результате различий между странами в относительной эффективности использования факторов производства в результате того, что один и тот же товар может интенсивно использовать капитал в капиталоизбыточной стране и труд — в трудоизбыточной.
Следующая веха была поставлена Я. Тинбергеном.В экономической модели Тинберген выделил три переменные, которые являются преобладающими: валовой национальный продукт (ВНП) страны-экспортера; ВНП страны-импортера; расстояние между двумя этими странами.
Дж. Хикс выделил два вида роста экономики — «естественный и прогрессивный». Естественный рост экономики связан с численным ростом наемной рабочей силы, т.е. ростом числа тех, кто готов работать. Индикатором является неизменность уровня реальной заработной платы на единицу рабочей силы. Прогрессивный рост — связан с качественным ростом: ростом производительности труда через дополнительные капиталовложения. Индикатором является рост реальной заработной платы в расчете на душу населения. Капитал уже не просто накапливается и инвестируется в целях обеспечения занятости растущего населения, он также обеспечивает рост реальной заработной платы на душу населения.
Б. Баласса с помощью эмпирического анализа в тридцати восьми развитых и развивающихся странах, экспортирующих промышленные товары, выявил факторы, которые определяют уровень конкурентоспособности: объемы внутриотраслевой торговли возрастают при увеличении уровня экономического развития (ВНП на душу населения), размеров национальных рынков (ВНП) и открытости национальных экономик. Наличие общих границ и географическая близость выступают в качестве дополнительного фактора внутриотраслевой торговли между торговыми партнерами.
С. Линдер был первым, кто выдвинул предположение, что при более высоких уровнях экономического развития международная торговля все больше и больше предполагает обмен дифференцированными товарами, т.е. внутриотраслевую специализацию. Следуя Линдеру, Баласса выдвигает идею о том, что объем внутриотраслевой торговли будет положительно коррелировать с уровнем экономического развития.
Ланкастер, в свою очередь, показал, что благодаря экономии от масштаба равновесное количество дифференцированных товаров будет тем больше, чем больше размер рынка. Соответственно Баласса делает вывод о том, что объем внутриотраслевой торговли, будет положительно коррелировать с размером национального рынка.
В моделях внутриотраслевой торговли, таких как модель Кругмана, транспортные затраты снижают объем торговли. Однако в литературе не выдвигается предположения относительно того, как воздействуют транспортные затраты на внутриотраслевую торговлю по сравнению с их влиянием на межотраслевую торговлю.
Баласса подчеркивает значимость информационных потоков. Существование общих границ, по мнению Балассы, облегчает информационные потоки. Более того, как предполагают Грубел и Ллойд, в странах, имеющих друг с другом общие границы, может возникнуть внутриотраслевая торговля «товарами, которые являются функционально однородными, но по расположению дифференцированными». Таким образом, объем внутриотраслевой торговли будет больше в стране, которая имеет общие границы со своими торговыми партнерами.
Баласса делает вывод, что внутриотраслевая торговля положительно коррелирует с дифференциацией продуктов. Между странами с разным соотношением труда и капитала преобладала межотраслевая торговля, между странами, где это соотношение было близко, внутриотраслевая торговля доминировала. Если сравнительные преимущества могли объяснить межотраслевую торговлю, то дифференциация продуктов объяснила внутриотраслевую торговлю, которая развивается, даже если ни одна из стран не имеет серьезного относительного преимущества.
Р. Вернон развил идею продуктового цикла, согласно которой фирмы, создающие производственные мощности за рубежом, полагаются на некоторые реальные или воображаемые монополистические преимущества, основой которых является «инновационное лидерство».
Отечественный рынок фактически играет в теории Вернона двойственную роль: как источник стимулов для инновационной фирмы и как место создания инноваций. Предпочтение отечественного рынка объясняется экономией по оптимизации информационных коммуникаций между специалистами.
Вернон выделяет особенности инновационного поведения, делая вывод о том, что «... американские фирмы разрабатывают и производят продукты, которые являются трудосберегающими и отвечающими желаниям и вкусам обеспеченных слоев общества. В континентальной Европе фирмы предпочитают продукты и процессы, которые являются материало- и капиталосберегающими, а в Японии производят продукты, позволяющие экономить не только на сырье и капитале, но также и на земельном пространстве». Конкурентоспособность возникает в результате прохождения товарами этапов своего жизненного цикла, некоторые из которых требуют экспорта, импорта и зарубежных инвестиций.
П. Кругман возродил идею экономии от масштаба — сокращение средних издержек производства по мере его роста — и применил ее к теории международной торговли. В модели, предложенной Кругманом, делается вывод, что торговля порождается экономией от масштаба, а не различиями в начальных запасах факторов или в технологии.
Э. Хелпман объединил воедино теории, объясняющие международную торговлю разной обеспеченностью факторами производства, существованием дифференцированных продуктов в одних и тех же отраслях и экономией от масштаба в условиях монополистической конкуренции.
Логическое завершение школа конкурентных преимуществ получила в работах М. Портера. Портер утверждает, что конкурентоспособность страны зависит от того, насколько ее промышленность способна к обновлению и модернизации.
В настоящее время диапазон подходов к оптимальной модели повышения эффективности социально-экономического развития в российской экономической науке достаточно обширен. С определенной долей условности можно выделить два экономико-теоретических направления: либеральное (Е.Т. Гайдар, А.Н. Илларионов, Е.Г. Ясин и др.) и школу «экономики переходного периода» (Г.Б. Клейнер, Л. П. Кураков, Д.С. Львов и др.).
Либеральное направление отечественной экономической мысли в целом продолжает идеи современной неоклассической школы и пытается перенести их на российскую почву. В рамках данного направления декларируется максимальная свобода экономического поведения хозяйствующих субъектов, которая, по мнению теоретиков данного направления, является важнейшим фактором долгосрочного и устойчивого экономического роста. Определенная несостоятельность теоретических положений представителей данного направления была подтверждена на практике в результате явной неудачи либеральных рыночных реформ первой половины 1990-х гг. В чистом виде это направление не применимо для Российской Федерации, экономика которой характеризуется совершенно иными, чем, например, в США или государствах Западной Европы, институциональными и национально-ментальными условиями развития.
Школа «экономики переходного периода» достаточно многообразна. Тем не менее, можно выделить некоторое общее ядро всех отечественных экономистов, исследующих специфические проблемы формирования рыночных отношений в России и ее регионах. При анализе и поиске оптимальной модели повышения социально-экономической эффективности они руководствуются преимущественно методологическим инструментарием институциональной и неоинституциональной экономических теорий.
Основные направления исследования экономической эффективности национальной и региональной экономик в рамках указанного направления современной российской экономической теории таковы:
1. Оценка специфики влияния национальных особенностей на экономическую эффективность.
2. Проблема оптимизации формирования экономических норм и институтов для наиболее эффективного развития экономики и социальной сферы.
3. Оптимизация государственного регулирования экономики, в первую очередь, в соответствии с критериями социальной справедливости.
В экономической науке Республики Татарстан существует значительное количество научных школ, основные представители которых (Е.П. Ардашева, Н.Г. Багаутдинова, М.Р. Сафиуллин, Г.В. Семенов и др.) занимаются оценкой факторов повышения эффективности региональной экономики, а также обоснованием наиболее действенных инструментов государственного регулирования в данной сфере.
При всем многообразии точек зрения ученых на развитие региональной экономики Республики Татарстан и методы повышения социально-экономической эффективности ее функционирования и развития можно выделить некоторые общие направления исследований и точки соприкосновения позиций по исследуемой нами проблеме:
— формирование уникальной модели повышения социально-экономической эффективности Республики Татарстан с учетом ее региональной специфики;
— приоритетное внимание факторам науки, инноваций и образования в долгосрочном повышении социально-экономической эффективности;
— разработка дееспособных схем государственно-частного партнерства, нацеленных на повышение, как экономической эффективности хозяйствующих субъектов, так и социальной эффективности региона в целом;
— формирование гармоничной системы взаимоотношений Российской Федерации, Республики Татарстан и муниципальных образований, способной обеспечить положительный синергетический эффект взаимодействия и, следовательно, дополнительный рост эффективности для всех ее участников;
— повышение эффективности региональной экономики на основе кластерного подхода.
Подводя итог рассмотрению эволюции теории и зарубежного опыта оценки и повышения эффективности функционирования социально-экономических систем, необходимо сделать следующие выводы:
1. В настоящее время широко применяется сочетание различных точных количественных методов оценки эффективности экономических систем, стратегического анализа, социологических исследований и экспертных оценок.
2. Все большее внимание уделяется не прямому государственному воздействию на эффективность национальных и региональных экономик, а реализации взаимовыгодных схем государственно-частного партнерства.
3. Большинство современных исследователей сходятся в том, что в долгосрочном периоде устойчивое повышение социально-экономической эффективности невозможно без наличия системы развитых институтов.
4. С середины ХХ столетия, как в теории, так и на практике все более пристальное внимание начинает уделяться именно региональному аспекту оценки, планирования и повышения социально-экономической эффективности.


Литература
1. Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов. — М., 2007. — С. 442–443.
2. Хекшер Э. Влияние внешней торговли на распределение дохода // Вехи экономической мысли: Т. 6. Международная экономика / Под общ. ред. А.П. Киреева; Гос. ун-т — Высшая школа экономики, Ин-т «Экономическая школа». — М.: ТЕИС, 2006. — С.157.
3. Олин Б. Межрегиональная и международная торговля // Вехи экономической мысли: Т. 6. Международная экономика / Под общ. ред. А.П. Киреева; Гос. ун-т — Высшая школа экономики, Ин-т «Экономическая школа». — М.: ТЕИС, 2006. — С.175.
4. Рыбчинский Т. Начальный запас факторов и относительные цены товаров. // Вехи экономической мысли: Т. 6. Международная экономика / Под общ. ред. А.П. Киреева; Гос. ун-т — Высшая школа экономики, Ин-т «Экономическая школа». — М.: ТЕИС, 2006. — С. 240.
5. Самуэльсон П. Еще раз о международном выравнивании цен факторов производства. // Вехи экономической мысли: Т. 6. Международная экономика / Под общ. ред. А.П. Киреева; Гос. ун-т — Высшая школа экономики, Институт «Экономическая школа». — М.: ТЕИС, 2006. — С.211.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2017
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия