Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
Подписка на журнал
Реклама в журнале
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
Проблемы современной экономики, N 2 (34), 2010
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ РЕГИОНОВ И ОТРАСЛЕВЫХ КОМПЛЕКСОВ
Золотухина А. В.
докторант кафедры управления инновациями и инвестициями Башкирской академии государственной службы и управления при Президенте Республики Башкортостан (г. Уфа),
кандидат философских наук


Форсайт как технология управления научно-техническим потенциалом устойчивого развития региона
Статья посвящена анализу особенностей управления региональным научно-техническим потенциалом в условиях необходимости обеспечения перехода к устойчивому развитию. В рамках комплексного подхода выделены характеристики устойчивого развития региона. Охарактеризован форсайт, как способ стратегического управления научно-техническим потенциалом региона в целях устойчивого развития
Ключевые слова: регион, научно-технический потенциал, устойчивое развитие, стратегическое управление, форсайт

Особенности современного развития общества и экономики, как зарубежных стран, так и России, обеспечиваются в значительной степени теми новшествами, которые генерируются в инновационной сфере того или иного административно-территориального образования. Пронизывая все другие сферы социально-экономической системы соответствующего уровня (муниципалитета, региона, страны в целом), инновационная сфера, как особый (постиндустриальный) сектор экономики, в котором производится и реализуется специфический товар — знания, информация, технологии, — базируется на функционировании научно-технического потенциала.
Существует множество трактовок понятия «научно-технический потенциал». В региональном разрезе он, как особая экономическая категория, может быть в обобщенном виде представлен (от лат. potentio — мощь, сила) как тот запас и уровень научно-технических знаний в сочетании с условиями их разработки, распространения, сохранения и использования, который сформировался в регионе, обеспечивает его соответствующий технико-технологический базис и инновационную активность, позволяя на этой основе достичь определенных характеристик общественного воспроизводства. Выступая ядром инновационной сферы и важнейшим элементом региональной инновационной системы, научно-технический потенциал региона, при условии его эффективного формирования и использования, способен обеспечить достижение следующих приоритетных целей социально-экономического развития:
— максимальное удовлетворение потребностей населения региона, обеспечение высокого уровня жизни;
— повышение конкурентоспособности, как важнейшей характеристики эффективности развития соответствующей территории;
— охрана окружающей среды, снижение антропогенной нагрузки на локальную экосистему; повышение управляемости региональной социально-экономической системы.
— Достижение подобных целей, чему должно способствовать адекватное изменяющимся условиям, результативное управление региональным научно-техническим потенциалом, означает, в общем виде, обеспечение устойчивости регионального развития.
Проблема устойчивого развития общества (экономики) в глобальном, национальном, региональном и местном масштабах приобретает все большую актуальность в связи с теми кризисными явлениями общественной жизни, которые наиболее отчетливо проявились в начале третьего тысячелетия. Особенно острой проблема устойчивости социально-экономического развития является для Российской Федерации и ее субъектов, не только в связи с глобальными проблемами современности (экологической, демографической, продовольственной и др.), но и с кризисными тенденциями продолжающегося переходного периода.
В экономической науке существуют различные трактовки понятия «устойчивое развитие». Под ним понимают непрерывное, поступательное, прогрессивное развитие социально-экономических систем, количественно выражающееся в росте основных микро- или макроэкономических показателей (в этом смысле термин «устойчивое развитие» рассматривается как тождественный понятию «экономический рост»). С другой стороны это гармоничное, сбалансированное, бескризисное, безопасное развитие. Методологические основы такого содержания были сформулированы в теории ноосферы, получившей свою разработку еще в начале ХХ в. благодаря работам Э. Леруа, В.И. Вернадского, Т. де Шардена, Н.Н. Моисеева. Эти ученые подняли вопрос о неспособности ассимиляционных возможностей природы компенсировать все возрастающие масштабы производственно-хозяйственной деятельности, в связи с чем человек должен взять эти функции на себя, сознательно управляя биосферой, ее функционированием и развитием. Само понятие «ноосфера» (от греч. noose — разум) ввел в научный обиход французский мыслитель Э. Леруа, понимая под ней «оболочку земли, включающую человеческое общество с его индустрией, языком и другими видами разумной деятельности» [1].
Подобный подход на современном этапе пользуется все большей популярностью, поскольку свое дальнейшее развитие учение о ноосфере получило в рамках деятельности специально созданной ООН Международной комиссии по окружающей среде и развитию (МКОСР). В докладе этой Комиссии, подготовленном в 1987 г. (в составлении и обсуждении которого приняло участие 823 специалиста и 84 организации), была всесторонне рассмотрена проблема экологической неустойчивости (выхода человечества за пределы условий своего жизнеобеспечения и угрозы его гибели [2]), что положило начало новому научному употреблению термина «устойчивое развитие» (англ. sustainable development). Его дальнейшая проработка в работах отечественных ученых В.И. Данилова-Данильяна, А.Д. Урсула, К.С. Лосева, В.Г. Горшкова, К.Я. Кондратьева, В.А. Коптюга и др. привела к пониманию необходимости достижения коэволюции — гармоничного, непротиворечивого сосуществования, соразвития человека, общества и природы. С этого времени устойчивое развитие стало рассматриваться в качестве особой цивилизационной модели развития, при котором социально-экономический прогресс, выражающийся, прежде всего, в росте благосостояния людей, не будет противоречить дальнейшей эволюции биосферы.
Таким образом, в современной мировой теории и практике хозяйствования устойчивое развитие трактуется, прежде всего, как экологобезопасное социально-экономическое развитие, не только обеспечивающее общественные и индивидуальные потребности настоящего времени, но и не подрывающее ресурсный базис жизнедеятельности будущих поколений [3]. Однако, учитывая продолжающиеся в России процессы рыночных преобразований, а также обусловленный глобализацией переход от индустриальной экономики к постиндустриальной, инновационной, необходимо отметить, что экологический аспект проблемы устойчивого развития не является единственно важным на данном этапе развития страны и ее регионов. Остановимся на комплексной трактовке термина «устойчивое развитие», включающей как его ноосферный (коэволюционный) подтекст, так и традиционный экономикоцентричный смысл, по-прежнему актуальный в Российской Федерации и ее субъектах.
С учетом изложенных подходов в данном исследовании под устойчивым развитием региона будем понимать целенаправленный процесс непрерывного совершенствования структурно-функциональных характеристик региональной системы для обеспечения коэволюции во взаимодействии с окружающей средой и расширенного воспроизводства в координатах инновационной экономики. В данном определении понятие непрерывности означает, что возможные колебания социально-экономических процессов не ведут к существенному нарушению постоянства структуры и функций региональной системы.
Следует отметить, что проблема устойчивого развития общества на рубеже ХХ–ХХI вв. попала в центр внимания общественности не впервые. На протяжении всей истории человечества она являлась предметом теоретического осмысления и острых дискуссий. При этом на каждом этапе становления общества и экономики понятие устойчивости приобретало различный смысл, учитывая общественно-исторические особенности каждой эпохи.
Так, еще древнегреческие мыслители (Ксенофонт, Платон, Аристотель), стремясь обосновать способы установления и поддержания общественного порядка, использовали понятие устойчивости, подразумевая под ним стабильность, неизменность, независимость от внешних воздействий — как антипод изменчивости (подвижности) и хаосу [4].
В частности, представление об устойчивости («прочной основе» [5]) натурального хозяйства, как не зависящего от внешних воздействий, в отличие от нестабильной полисной, торгово-промышленной экономики Афин было основой экономических воззрений Ксенофонта (ок. 430–355 или 354 до н. э.) [6]. Его современник Платон в своих наиболее крупных сочинениях «Государство» и «Законы» писал об устойчивости государственного строя, понимая под этим единство и целостность государства (ориентированного на натуральное хозяйство) [7]. Аристотель акцентировал внимание на социально-экономической и политической устойчивости (стабильности положения, «мощности») государства (базис которой создают граждане, владеющие «собственностью средней, но достаточной» [8] — средний класс в современном понимании).
Основой древнекитайских и древнеиндийских учений стало представление об Абсолюте (от лат. absolutus — совершенный, неограниченный) — неизменном, неисчерпаемом, бесконечном, вечно существующем начале, и Гармонии (от греч. armonia — связанность и соразмерность частей) — непротиворечивости, согласованности, соотнесенности различных элементов бытия, их организованности и упорядоченности в противовес хаосу. Применительно к устойчивости экономического развития заслуживает внимания, выдвинутый древнекитайскими учеными в знаменитом трактате «Гуань-цзы» (нач. IV в.), «принцип уравновешивания хозяйства». Согласно этому принципу, устойчивость хозяйства достигается только при равновесии в системе «производство-потребление» при установлении точных количественных соотношений между числом производителей и «едоков» с учетом продуктивности земли [9].
Подобное понимание устойчивости — устойчивости равновесия — также нашло свое отражение в работах мыслителей Средневековья, Возрождения, Нового времени, чьи позиции отражают разные точки зрения на устойчивость человеческого общества и его важнейшей сферы — экономики. В частности, в Средние века устойчивость связывалась, прежде всего, с целостностью, поскольку «любая песчинка отражает целое и воплощает премудрость Творца, создавшего мир с его гармонической согласованностью и связанностью всех его частей» [10].
Этот подход получил название средневекового универсализма (от лат. universalis — всеобщий). Он означает обоснование всеобщих принципов морали, исходя из учета интересов всех людей: поступки и помышления отдельных лиц должны подчиняться всеобщей справедливости, как некоей сверхиндивидуальной категории [11]. Выдающийся мыслитель средневековья Фома Аквинский рассматривал справедливость как выражение пропорциональности и эквивалентности отношений между людьми, взаимно воздающими друг другу должное.
Очевидно, что подобные положения лежат и в основе описанной выше современной концепции устойчивого развития, постулирующей принцип равного удовлетворения потребностей во временном аспекте (между поколениями).
В обществоведческой мысли Нового и Новейшего времени наиболее важным аспектом осмысления стало установление равновесия в общественной жизни. С позиций социально-экономических отношений подобный подход ярко проявился в работах многих выдающихся экономистов, в том числе физиократов. Например, у Ф. Кенэ главным условием устойчивого равновесия являлось такое распределение и обмен произведенного различными классами продукта, при котором каждый класс имел все необходимое для продолжения своей деятельности [12]. Описанный А. Смитом «естественный порядок», устанавливаемый «невидимой рукой» рынка, существует при соответствии предложения спросу [13]). К. Маркс указывал на постоянно повторяющийся кругооборот общественного продукта и денежных доходов, непрерывность которого определяется рядом факторов: производительностью, интенсивностью и сложностью труда, бережливостью и др., являющимися ключом к росту богатства, к устойчивому развитию экономической системы [14].
Проведенный анализ показывает, что понятие устойчивости, как смыслообразующий термин по отношению к устойчивому развитию, в течение всей практики его употребления (начиная с древних времен и до настоящего времени) содержало в себе два наиболее часто употребляемых значения, хотя и близких по содержанию, но, тем не менее, все же различных:
устойчивость состояния (равновесия) — подразумевает способность системы противостоять любым внешним воздействиям и поддерживать исходное равновесное (стабильное, благоприятное) состояние, несмотря на изменения внешней и внутренней среды функционирования;
устойчивость структуры — означает способность к постоянному обновлению, упорядочиванию, самосовершенствованию, что характеризует повышение уровня организации системы и ее способность обеспечивать заданные (желаемые) результаты функционирования на основе нейтрализации внешних воздействий, либо адаптации к ним.
Учитывая изложенное, устойчивое развитие региона должно одновременно означать:
а) стабильное, поступательное социально-экономическое развитие, количественно выражающееся в росте основных макроэкономических показателей региона и характеризуемое высокой его конкурентоспособностью в национальном и международном экономическом пространстве;
б) обеспечение социальной справедливости и высокого качества жизни населения;
в) жизнестойкое, благоприятное развитие, гармонизирующее эволюцию человека, общества (экономики) и природной среды;
г) длительное нахождение производственно-хозяйственной системы региона в равновесном состоянии, способность возвращаться в это состояние под воздействием внешних и внутренних факторов;
д) бескризисное развитие (что на данном этапе подразумевает как выход России и ее регионов из системного кризиса, порожденного рыночными трансформациями, так и нейтрализацию начавшегося в 2007 г. мирового экономического кризиса).
Подобное развитие региона может быть достигнуто, по мнению автора, только на основе разумного и эффективного управления научно-техническим потенциалом региона при решении следующих задач:
— развитие материально-технической базы науки в регионе, создание и совершенствование региональной инновационной системы с целью обеспечения (повышения) конкурентоспособности;
— наращивание научно-технического потенциала в целях обеспечения высокого качества и комфортности жизни людей (на основе развития социально-бытовой инфраструктуры путем внедрения различных новшеств технического, технологического, организационного и пр. характера — например, системы электронных платежей; автоматизации процессов управления системой ЖКХ и т.п.), создания дополнительных рабочих мест посредством активизации инновационной составляющей регионального развития и др.;
— совершенствование технологий производства и потребления, способов организации хозяйственной деятельности, системы образования и подготовки кадров в рамках региональной экономики, исходя, с одной стороны, из ограниченности природных (невозобновляемых) ресурсов, а с другой стороны, с ориентацией на требования инновационной модели развития и особенности конкурентной среды;
— совершенствование системы мониторинга социально-экономического развития: его методологических принципов организации, технического обеспечения, научной и кадровой базы региональной диагностики — в целях повышения управляемости, эффективности и результативности социально-экономических процессов в регионе, что должно обеспечить целенаправленность функционирования региональной системы на основе принципов устойчивого развития;
— повышение энергоэффективности производственно-хозяйственной деятельности в регионе, разработка и внедрение инновационных форм организации производства и потребления энергоресурсов — это одна из основных задач управления региональным научно-техническим потенциалом в условиях перехода от энерго-сырьевой к инновационной модели развития. Энергетический процесс в регионе должен базироваться на обеспечении сбалансированности потоков энергии и информации в региональной эколого-социально-экономической системе с целью обеспечения ее расширенного воспроизводства на основе минимизации потерь;
— повышение удельного веса и эффективности бюджетных расходов на НИОКР в регионе, создание механизмов государственно-частного партнерства, института венчурного финансирования и т.п. — без соответствующего уровня финансирования эффективность формирования и использования научно-технического потенциала (в том числе, в целях устойчивого развития) сводится к минимуму. В частности, необходимо проведение в регионе достаточно самостоятельной и эффективной бюджетно-налоговой политики, позволяющей достичь необходимой финансовой обеспеченности.
Данные задачи должны решаться согласованно как в процессе тактического (оперативного), так и в процессе стратегического (перспективного) управления научно-техническим потенциалом, причем первостепенное значение имеет последнее.
Стратегическое управление региональным научно-техническим потенциалом связано, в отличие от оперативного управления, не столько с реализацией сформировавшегося в регионе текущего задела в области науки и техники, сколько с достижением новых, более отдаленных, перспективных целей и приоритетов научно-технического развития. Такое управление должно реализовываться в виде средне- и долгосрочной стратегии инновационного и устойчивого развития региона. Создание и реализация стратегии должны стать следствием перспективного управления путем планирования, прогнозирования, проектирования и программирования в целях создания условий для роста благосостояния населения в результате поступательного развития экономики, повышения устойчивости региональной системы на основе научно-технических достижений при согласовании интересов всех участников социально-экономических и инновационных процессов в регионе.
В связи с этим, очевидно, необходима такая технология управления научно-техническим потенциалом, которая удовлетворяла бы следующим условиям:
1. Обеспечивала бы эффективное формирование и использование научно-технического потенциала региона с учетом территориальной специфики, глобальных и национальных тенденций социально-экономического и научно-технического прогресса;
2. Позволяла бы планировать и осуществлять необходимые направления научно-технической политики региона во взаимосогласованности краткосрочных (тактических) и долгосрочных (стратегических) задач;
3. Способствовала бы росту инновационной активности в регионе, сокращению цикла «наука-производство-потребление»;
4. Содействовала бы переходу региона к устойчивому развитию.


Литература
1. Кутырев В.А. Утопическое и реальное в учении о ноосфере // Природа. — 1990. — № 11. — С. 3–10.
2. Барлыбаев Х.А. Общая теория глобализации и устойчивого развития. — М.: Издание Государственной Думы, 2003. — С. 154.
3. Our Common Future (The Brundland Report). — Oxford, 1987: Наше общее будущее: Доклад Международной комиссии по окружающей среде и развитию. — М.: Прогресс, 1989. — С. 50.
4. Мордухович Л.М. Главные этапы истории экономических учений: Учебное пособие. — Вып. 4. — М.: МИНХ им. Г.В.Плеханова, 1974.
5. Ксенофонт Афинский. Сократические сочинения. — М.-Л.: Academia, 1935.
6. Всемирная история экономической мысли: В 2-х т. — М: Мысль, 1987. — Т.1. От зарождения экономической мысли до первых теоретических систем политической жизни.
7. Кузнецов К.А. Платон: введение в анализ «Государства» и «Законов» // Платон: pro et contra. — СПб.: Изд-во Русского Христианского Гуманитарного Института, 2001.
8. Аристотель. Политика. — М.: АСТ, 2002.
9. Штейн В.М. Гуань-цзы: Исследование и перевод. — М.: Изд-во восточной литературы, 1959.
10. Памятники средневековой латинской литературы IV–IX веков / Отв. ред. М.Е. Грабарь-Пассек и М.Л. Гаспаров. — М.: Наука, 1970.
11. Гуревич А.Я. Категории средневековой культуры. — М.: Искусство, 1984.
12. Кенэ Ф. Избранные экономические произведения. — М.: Соцэкгиз, 1960.
13. Блауг М. Экономическая мысль в ретроспективе. — М.: «Дело Лтд», 1994.
14. Маркс К. Капитал: Избр. соч. в 9 т. — Т.2. — М.: Политиздат, 1985.
15. Гапоненко Н.В. Форсайт. Теория. Методология. Опыт: Монография. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2008.
16. Доклад национального эксперта программы Форсайт Центра международного сотрудничества ООН (ЮНИДО), исполнительного директора Аналитического центра международных научно-технологических и образовательных программ И.Р. Куклиной на научном семинаре 25 октября 2006 г. — http://riep.narod.ru/news-arhiv4.html
17. Martin B. Technology Foresight in a Rapidly Globalizing Economy. International Practice in Technology Foresight. — Vienna: UNIDO, 2002.
18. Золотухина А.В. Проблемы инновационного и устойчивого развития регионов. — М.: КРАСАНД, 2010.
19. Повестка дня на 21 век / Agenda 21. — http://www.r-komitet.ru/s_i_d/agenda21/index.htm
20. Афанасьев Г.Э. Инфраструктура инноваций: линейка развития 2.0 // Процедура разработки форсайта: Материалы Первой международной научно-практической Интернет-конференции (Иркутск, февраль 2007 г.) / Под науч. ред. Н.Я. Калюжновой. — Иркутск: Изд-во Иркутского гос. ун-та, 2007. — С. 122–128.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2017
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия