Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 3/4 (7/8), 2003
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ГЛОБАЛИЗАЦИЯ
Щебарова Н. Н.
заместитель директора по научной работе,
заведующий кафедрой экономики, финансов и кредита
Мурманского филиала Московского университета
потребительской кооперации,
докторант Финансовой академии при Правительстве РФ,
кандидат экономических наук


ТОРГОВЫЕ КОНФЛИКТЫ И МИРОВОЙ ОПЫТ ИХ УРЕГУЛИРОВАНИЯ

Торговые конфликты между государствами в ХХ веке стали средством достижения определенных геополитических целей.
Томас Хаксли (Thomas Huxley) в 1890 году обосновывая позицию Великобритании по вопросам торговли, писал: "Наш народ - народ покупателей. Покупатели хотят приобретать лучшие товары по лучшим ценам. Того же самого хотят и жители других государств. Если их правители будут препятствовать нам продавать им товары, то 5 или 6 миллионов англичан очень скоро не будут иметь средств для пропитания. Поэтому мы должны защищать наши магазины от товаров, которые предлагают нам такие государства и стремиться повлиять на их правителей"[1] .
По мнению американского исследователя Джона Смита (John W. Smith), директора Института экономической демократии (The Institute for Economic Democracy), одной из причин Первой и Второй мировых войн стали торговые конфликты, постоянно возникавшие между наиболее богатыми и могущественными странами мира.
Действительно, необходимость вступления, например, Великобритании и Франции в войну с Германией в 1914 году тогдашними политиками обосновывалась проблемой "защиты национальных торговых интересов против германской экспансии". Вступлению Японии во Вторую мировую войну предшествовали ее торговые конфликты с европейскими странами. США, тогда еще не участвовавшие в войне, ввели санкции на поставки нефтепродуктов в Японию. Возможно, это решение США решающим образом повлияло и на стратегический выбор Японии - в 1941 году она решила вести военные действия против США, а не СССР.
"Боевые действия" в торговле в ХХ веке велись постоянно. Известны "автомобильные", "сигаретные", "сырные", "бензиновые" конфликты, которые серьезно ухудшали отношения между странами и наносили значительный ущерб их экономике.
И в будущем такие конфликты в международной торговле, возможно, "станут главной проблемой в отношениях между главными торговыми блоками". Так считает Андерс Ослунд (Anders Aslund), старший научный сотрудник Фонда Карнеги за международный мир, один из ведущих экспертов по экономике постсоветских государств.[2]
Можно выделить несколько основных уровней торговых конфликтов:
-между страной и группировкой стран;
-внутри группировки стран;
-между отдельными странами;
-между группировками стран.
Так, например, европейский телекоммуникационный гигант Deutsche Telecom (DT) в перспективе намерен получить доступ на американский рынок мобильной связи путем покупки (за 50,7 млрд. долл.) американской фирмы Voice Stream[3] . Благодаря этому приобретению DT может стать крупнейшим в мире провайдером услуг мобильной связи. Однако, поскольку правительству ФРГ принадлежит 58% акций DT, против таких планов высказываются многие американские сенаторы, полагая, что они угрожают интересам безопасности США. В ФРГ же убеждены, что запрет на слияние противоречит правилам ВТО.
США в то же время добиваются от ВТО применения санкций к ЕС в связи с правительственным субсидированием проекта создания аэробуса АЗХХ. Американская администрация считает, что предоставление таких субсидий нарушает международное торговое законодательство и может серьезно осложнить торговые отношения США и ЕС.
Проблема поставок американского мяса с гормонами роста, давно перешедшая в стадию торгового конфликта (с применением санкций), приобрела еще большую остроту после двух экспертиз, показавших, что в 20% образцов содержались не только гормоны роста, но и другие гормоны, запрещенные к использованию в самих США. Постоянный ветеринарный комитет ЕС принял решение о введении эмбарго на американскую говядину, Европейская Комиссия предложила США обратиться в ВТО для определения суммы причитающейся им компенсации (сами США оценивают ущерб в 202 млн. долл.). При этом ЕС отвергает право Вашингтона вводить какие-либо санкции в одностороннем порядке. Однако США, основываясь на решении арбитража ВТО, ввели ответные санкции против ряда товаров европейского экспорта, в том числе мяса и мясопродуктов, сыров и кондитерских изделий. ЕС признал вердикт ВТО в части, касающейся суммы понесенного американской стороной ущерба (116,8 млн. долл.), но заявил о готовности выплатить компенсацию лишь при условии немедленной отмены американских санкций.
Согласно решению Апелляционного суда ВТО, США должны отменить налоговые льготы для американских экспортеров, обязаны привести свое налоговое законодательство в соответствие с нормами ВТО, регулирующими государственные инвестиции, компенсации и торговлю продукцией сельского хозяйства. Это решение фактически направлено против действующего в течение 16 лет закона США о внешней торговле. По оценке ЕС, этот закон предусматривает ежегодные налоговые льготы в размере 2,5 млрд. долл.
Торговые конфликты между ЕС и США возобновляются периодически. Около трех лет (1993-1997 гг.) длилась "банановая война" между ЕС и США (с их латиноамериканскими партнерами). Причиной возникновения кон-фликта стал введенный ЕС в июле 1993 г. особый режим экспорта бананов, который давал возможность одним латиноамериканским странам ввозить бананы в Европу беспошлинно, а для других устанавливал достаточно высокие пошлины.
И в рамках торгово-экономических группировок противоречия между отдельными странами зачастую перерастают в торговые конфликты. В ЕС регулярно возникают разного рода "продовольственные войны". Французские крестьяне не раз останавливали испанские многотонные трейлеры с более дешевой, чем во Франции, сельскохозяйственной продукцией и уничтожали ее.
Органы ЕС (в частности, Европейский суд), как правило, не принимают решительных мер по этим инцидентам, предлагая разрешать споры самим конфликтующим сторонам.
Примером торговых конфликтов третьего уровня (между отдельными странами) может служить "рыбная" война между Испанией и Канадой по проблеме лова трески в Атлантике, в районе Ньюфаундленда.
Несколько конфликтов возникло между Европейским союзом и Бразилией, входящей в состав блока
МЕРКОСУР (Южноамериканский общий рынок). Это одно из проявлений четвертого уровня торговых конфликтов (между группировками стран). Бразилия неоднократно высказывала претензии к тарифной системе ЕС, ограничивающей бразильский экспорт мяса кур и индюшек.
Известный южнокорейский ученый Ха Чжун Чанг считает, что вообще путь к вершинам индустриального и технического прогресса в ведущих странах западного мира до сих пор основывался не на принципах открытости и свободной торговли, а на сочетании протекционистской защиты их внутренних рынков с экспансией на рынках более слабых стран. Страны Запада неизменно подставляли самим себе протекционистскую "стремянку", когда им это требовалось. Они ее решительно отбрасывали только тогда, когда она им уже больше была не нужна.
Конфликты возникают и в рамках НАФТА. Хотя одной из основополагающих целей НАФТА является обеспечение "условий справедливой конкуренции в области свободной внешней торговли"4 , примером торговых конфликтов может служить "лососевая война" между Канадой и США в 1996 - 1997 гг. Мексика в 1997 г. объявила "яблочную войну", введя компенсационный тариф на импорт из США некоторых сортов яблок. Это была своего рода ответная мера против проигранной в 1996 г. "помидорной войны" с США, когда Мексике пришлось согласиться на установление минимальной цены, при снижении которой помидоры на американский рынок не могли поставляться.
Непосредственной причиной торговых конфликтов становятся таможенные, территориальные, ценовые, санитарные, экологические и др. запреты и ограничения, в том числе законодательные. В США, например, к ним относится федеральный закон Хелмса- Бертона, предусматривающий санкции для иностранных инвесторов, включая и инвесторов из Канады и Мексики. (Президент США вынужден был приостановить действие наиболее жестких положений этого закона).
До недавнего времени все эти конфликты казались весьма далекими нашим отечественным экспортерам. Но в 1997 году под действие другого федерального закона США - закона Д`Амато попала сделка российского "Газпрома" с иранскими компаниями. Конгресс США потребовал отказать "Газпрому" в американском кредите, а Администрация США пригрозила санкциями. В результате "Газпром" был вынужден аннулировать соглашение с Эксимбанком США, которое предусматривало предоставление кредитной поддержки проекта сотрудничества с Ираном.
Противоречия между Россией и США возникли и по поводу экспорта российской стали и импорта американского куриного мяса. В марте 2002 года президент США Джордж Буш подписал постановление о введении на четыре года пошлин на импорт стали на уровне 8-30%. Эксперты считают, что это стало ответом на российский запрет импорта мяса птицы из США. Ущерб каждой из сторон в результате оценивается в 500-700 млн. долларов. США заявили, что позиция России по поставкам американского мяса птицы будет означать сохранение в законодательстве США ограничительной поправки Джексона-Вэника. (Эта поправка увязывает торгово-экономическое сотрудничество с проблемой эмиграции. Она была внесена в американский закон о торговле в 1974 году и устанавливала дискриминационные условия для СССР). Агентство Bloomberg, кроме того, сообщило, что США могут прекратить поддержку России в отношении ее присоединения к Всемирной торговой организации.
Растущая конкуренция на мировых рынках, необходимость в защите внутренних рынков, обеспечении занятости населения заставляют государства весьма активно защищать своих производителей и коммерсантов и вновь приводят к экономическим конфликтам. В сферу конфликтов сегодня вовлекаются и высокотехнологичные товары, особенно в отношениях между развитыми и развивающимися странами. Доклад о проблемах мировой торговли, подготовленный известной английской благотворительной организацией "Оксфам" (Oxfam) недвусмысленно называется поэтому "Подтасованные правила и двойные стандарты".
Как писала английская газета "Guardian", опубликовавшая подробное изложение этого доклада, наибольших упреков по поводу закрытия своего внутреннего рынка заслуживают страны ЕС. Следом идут США. "Правительства развитых стран постоянно призывают к необходимости покончить с бедностью, но они же проводят такую политику в области торговли, которую фактически можно назвать грабежом бедных стран. Жесткое отстаивание принципа свободы торговли для развивающихся стран у них неплохо уживается с сохранением торговых барьеров, когда речь идет о собственном рынке"[5] . Аналитики "Оксфам" определили и индекс протекционизма в торговле. Индекс рассчитывался как отношение номенклатуры товаров внутреннего рынка, к которым применяются импортные пошлины, к общей товарной номенклатуре внутреннего рынка. По данному индексу на первом месте оказались страны Евросоюза, далее США, Канада и Япония. Эти государства устанавливают самые высокие таможенные барьеры для экспортной продукции развивающихся стран, прежде всего текстиля и продукции сельского хозяйства.
На наш взгляд, такая методика расчета индекса протекционизма не безупречна, так как учитывает только тарифные методы защиты внутреннего рынка. Между тем в современной мировой экономике применяются и нетарифные методы "классического" протекционизма, и методы "неопротекционизма" - административные, финансовые, кредитные, технические и прочие средства, которые серьезно затрудняют свободное передвижение товаров через границы государств. Поэтому более основательна методика расчета индекса протекционизма по отношению товарной номенклатуры внутреннего рынка, обладающей протекционистской защитой (тарифные, нетарифные барьеры "классического" протекционизма, а также средства неопротекционизма), к общей товарной номенклатуре внутреннего рынка.
Справедливая торговля может избавить от бедности миллионы людей. Если странам Африки, Южной Азии и Латинской Америки удастся увеличить долю экспорта всего на 1%, то благодаря росту доходов от нищеты будут избавлены 128 млн. человек[6] .
Ежегодно ЕС и США тратят миллиарды долларов на субсидии своим фермерам, фактически - на защиту их от конкуренции продукции развивающихся стран. Излишки собственной продукции они направляют в эти страны, лишая местных фермеров средств к существованию. При этом их продовольственный экспорт осуществляется по ценам, которые в среднем на одну треть ниже стоимости производства. Самым бедным странам приходится конкурировать с самыми богатыми на неравных условиях, приходится снижать субсидии и упразднять тарифные барьеры. Только при этих условиях они могут рассчитывать на помощь, в частности, МВФ и Мирового банка.
В итоге развивающиеся страны открыли свои рынки значительно шире, чем развитые. В странах Африки (к югу от Сахары) и в Южной Азии импортные пошлины были сокращены наполовину, в Восточной Азии и в Латинской Америке - на две трети. Такая "либерализация" торговых режимов нанесла им серьезный ущерб, поскольку они в новые отношения конкуренции вошли до того, как научились работать эффективно.
При предоставлении займов Мировой банк и МВФ должны поэтому отказаться от практики навязывания условий, касающихся торговли. Должен быть обеспечен доступ на рынки всех стран и создан международный механизм контроля над ценами на первичную продукцию.
Типичный пример. Одна из беднейших стран мира - Гаити по требованию международных банков начала программу либерализации в 80-е годы ХХ в. Импортные пошлины на ввозимое продовольствие, в том числе рис, были снижены с 50% до 3%. После либерализации в страну хлынуло американское субсидированное продовольствие. К концу десятилетия объем собственного сельскохозяйственного производства снизился наполовину, а доля субсидированного риса из США вышла на уровень более 50% внутренних продаж. Городское население выиграло от ввоза дешевого продовольствия, а сельское оказалось в тяжелейшей ситуации. Более 50% сельских детей недоедают, почти 80% крестьян превратились в нищих. Однако международные организации до сих пор называют Гаити "примерным учеником" Мирового банка и МВФ.
В основе большинства торговых конфликтов лежит ситуация, при которой цены на экспортируемые другими странами товары оказываются ниже цен национальной продукции. В подобной ситуации от национальных производителей требуются более высокие качество и надежность продукции, технологические усовершенствования, уменьшение издержек производства, в конечном счете снижение цен, чтобы конкурировать с импортными товарами. Сделать это бедным странам очень трудно.
Объединение стран в экономические блоки не означает безусловного прогресса в реализации принципов свободной торговли. Таможенные союзы представляют собой противоречивое единство свободной торговли и протекционизма. Дилемма "свободная торговля или протекционизм" не перестает существовать. Она переносится лишь на иной уровень внешнеторговых отношений, на котором определяются решения о выборе экономической политики группы государств в отношении третьих стран[7] .
Вместе с тем, как правило, страны-участницы торговых конфликтов не стре-мятся доводить их до крайности. Конфликты разрешаются путем длительных переговоров, консультаций, обращения с жалобами в международные организации. При этом существует достаточно стабильная тенденция: "в рамках международно-правовой системы торговли товарами остается все меньше возможностей для государств осуществлять регулирование в обход ее норм"[8] .
Стремление к разрешению торговых конфликтов и их предотвращению характерно прежде всего для Европейского сообщества. Европейский Общий рынок добился принятия в качестве институтов права доктрин рыночной конкуренции. Европейский суд и суд первой инстанции при толковании статей 85 и 86 Римского договора стремятся упрочить союзнические отношения в рамках ЕС.
Статья 85(1) направлена на недопущение соглашения между ближайшими конкурентами с целью предотвращения, ограничения или искажения конкуренции. Ее положения аналогичны положениям о запрещении ограничения торговли в статье 1 американского антимонопольного закона Шермана. Статья 86 запрещает доминирующим предприятиям злоупотреблять своими возможностями в отношениях с конкурентами и потребителями. Эти статьи применимы и к государственным предприятиям - на основании статьи 90 Договора. Европейский суд, в частности, подтвердил применимость статьи 86 к РАИ - итальянской государственной радио- и телекомпании - при условии, что такое применение не помешает ей выполнять свои задачи (дело State v. Sacchi, 1974).[9] Соблюдение положений статей 85 и 86 контролируется в первую очередь Комиссией ЕС. Она наделена полномочиями по расследованию (по своей инициативе или по жалобе со стороны заинтересованных лиц или стран-членов ЕС) возможных нарушений. Несколько процедурных вопросов проведения расследований было рассмотрено Европейским судом. Следует специально отметить одно решение суда, в котором он подтвердил полномочия Комиссии на проведение обысков офисов компаний без предупреждения и выдачу санкций на обыск в том случае, если у нее есть основания полагать, что необходимые документы могут исчезнуть (дело National Panasonic, 1980 г.).[10] Другим решением суд предоставил право "тайному информатору", который когда-то работал в компании "Хоффман - Ля Рош" (ответчик по делу о нарушении норм конкурентного права ЕС), предъявить иск в связи с возмещением ущерба Сообществу вследствие раскрытия его личности в качестве информатора (дело S. G. Adams v. Commission, 1985 г.).[11]
Предметом регулирования статей 85 и 86 служит коммерция. Однако их политическое значение выше коммерческого. В значительном числе судебных дел ответчиками были представители Японии, США, Швейцарии и других стран - не членов ЕС.
Деловые соглашения, нарушающие положения статьи 85(2), аннулируются. Ничтожность сделки часто выдвигается в качестве возражения по искам, предъявляемым в национальных судах. Комиссия вправе налагать штрафы за ложную или вводящюю в заблуждение информацию или сокрытие информации, необходимой в связи с расследованием вопроса о применимости этих статей, а также налагать штрафы в случае, если обнаружится, что лица, либо их действия нарушили положения статей 85 и 86. Так, бельгийский и французский филиалы японской электротехнической и электронной группы "Мацусита" были оштрафованы Комиссией за ложную информацию относительно рекомендаций группы по розничным ценам на ее продукцию. Нарушители должны были платить штраф за каждый день нарушения до тех пор, пока не начнут выполнять решение Комиссии[12] . В первое время Европейский суд обычно снижал суммы штрафов на основании того, что правовые нормы статей 85 и 86 еще находятся в процессе становления. В последних же решениях он утверждает штрафные санкции, наложенные Комиссией в результате исков (на основании норм конкурентного права).
Наложенные в соответствии со статьями 85 и 86 штрафы могут быть пересмотрены в судах любой из стран ЕС. Но поскольку правовые нормы Договора ЕС превалируют только над несовместимыми с ними законами любой из стран ЕС, то нарушение статей 85 и 86 может привести к наложению дополнительных санкций и за нарушение норм конкурентного права страны ЕС (например, законов, предусматривающих взыскание ущерба пострадавшим лицом). Действительно, одновременно может иметь место множественная ответственность на основании норм английского или немецкого конкурентного права (самых жестких в странах ЕС), норм права ЕС и американского антимонопольного законодательства. Нормы этой отрасли права можно игнорировать только с большим риском для участников международных сделок.
Наиболее всесторонне механизм урегулирования торговых конфликтов разработан в ВТО. В соглашениях ВТО имеются ссылки на необходимость учитывать состояние конкурентной среды на внутреннем рынке при введении тарифных и нетарифных мер регулирования. ВТО является единственной в мире организацией, в рамках которой приняты положения по согласованию всех основных вопросов, связанных с международной торговлей товарами и услугами. Механизм консультаций и поиска компромиссных выходов из конфликтных ситуаций развивался в рамках ГАТТ/ВТО на протяжении сорока с лишним лет. Этот механизм позволяет, в частности, находить решения по таким сложным вопросам, как неправомерное применение защитных мер, несправедливое использование антидемпинговых инструментов.
Учитывая динамизм развития торговых конфликтов, 9-13 ноября 2001 года в г.Доха (Катар) состоялась четвертая Министерская конференция ВТО, принявшая решение начать переговоры по ряду направлений, касающихся договоренностей об урегулировании торговых споров. На пятой Министерской конференции (сентябрь 2003 г., г.Канкун, Мексика) подведены промежуточные итоги. В целом этот раунд предполагается завершить к началу 2005 года.
Если торговые конфликты ведутся с применением антидемпинговых средств, ВТО предусматривает установление антидемпинговых пошлин на срок не более 5 лет, после чего решение подлежит пересмотру и пошлины либо снимаются, либо такая практика продлевается. Если введенные ограничения не повлияли на поведение страны-экспортера должным образом, ставка пошлины может быть повышена.
В отдельных же странах, в том числе в России, не предусмотрено обжалование решений о введении антидемпинговых пошлин, в отличие от ЕС и США. В различных странах различаются и сроки, отводимые для проведения расследования (в США - до 280 дней, в ЕС до 18 месяцев).
Вступление в ВТО позволит России ставить вопрос о цивилизованном решении проблемы ограничений в отношении российского экспорта. (Общий ущерб от них оценивается примерно в 2 млрд. долл. в год.)
В контексте урегулирования торговых конфликтов с помощью норм ВТО, вопрос о приведении законодательства Российской Федерации в соответствие с нормами и правилами ВТО в настоящее время становится одним из важнейших.
Для решения части проблем по приведению законодательства в соответствие с положениями ВТО Правительством Российской Федерации было принято распоряжение от 8 августа 2001 г. N 1054-р, которое утвердило план соответствующих мероприятий.
Роспатентом совместно с заинтересованными федеральными органами исполнительной власти был подготовлен пакет следующих законопроектов:
"О внесении изменений и дополнений в Патентный закон Российской Федерации";
"О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации "О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров";
"О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации "О правовой охране топологии интегральных микросхем";
"О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации "О правовой охране программ для электронных вычислительных машин и баз данных";
"О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации "Об авторском праве и смежных правах".
Указанные законопроекты в целом соответствуют нормам и правилам ВТО, одобрены специалистами Всемирной организации интеллектуальной собственности, независимыми экспертами и внесены в Государственную Думу Российской Федерации.
Механизмы Всемирной торговой организации по урегулированию торговых споров сделали очень многое для сдерживания международных торговых конфликтов за последнее время. Однако проблема самой ВТО состоит в том, что добиться, чтобы страна-нарушитель норм и правил ВТО компенсировала ущерб своим торговым партнерам в результате торговых конфликтов, как показывает практика, крайне трудно.
В связи с этим ряд стран Юго-Восточной Азии выступает за ревизию существующих соглашений ВТО с целью придания им более "конкурентного" характера. Главным предметом критики со стороны этих стран являются действующие положения ВТО об антидемпинге. В специальном документе, принятом в Японии ("Ответ на позицию США относительно антидемпинга") и распространенном на девятом заседании рабочей группы ВТО о взаимосвязи торговой и конкурентной политики, отмечается, что современные антидемпинговые меры выступают зачастую как средство защиты неконкурентоспособной отечественной промышленности, а не как средство борьбы с недобросовестной экспортной практикой.
Наряду с предложениями о пересмотре действующих правил ВТО, некоторые страны рассматривают в качестве вполне реальной перспективы заключение нового Соглашения в рамках ВТО по вопросам конкуренции и урегулирования торговых споров. В частности, предлагается распространить на сферу конкуренции базисные принципы ВТО (режим наибольшего благоприятствования, национальный режим) и включить в Соглашение обязательства стран-членов имплементировать в национальное антимонопольное законодательство согласованные нормы, в первую очередь в отношении запрета наиболее опасных видов картелей.
Антимонопольное регулирование в России отвечает обсуждаемым базисным принципам предполагаемого Соглашения. Принцип национального режима является нормой российского антимонопольного регулирования. Иностранные компании не подвергаются дискриминации со стороны российских антимонопольных органов ни при входе на рынок, ни в процессе их деятельности. Режим наибольшего благоприятствования - также один из приоритетов российского антимонопольного регулирования.
В случае разработки Соглашения ВТО в обсуждаемом ныне виде России не потребуется вносить каких-либо коренных изменений в действующее антимонопольное законодательство. Однако РФ заинтересована в создании однородного правового поля в области конкуренции в международном масштабе: для предсказуемости последствий деятельности российских предприятий за рубежом с позиций иностранного антимонопольного законодательства и обеспечения гарантий недискриминации для российских компаний со стороны зарубежных антимонопольных органов.
Вопрос о разработке в рамках ВТО международных правил конкуренции, регулирующих ограничительную практику, однако, остается пока открытым. Тем не менее очевидно, что без таких правил международная правовая система в сфере торговли остается несовершенной, оставляя значительные возможности для ограничений конкуренции.


1 www.washprofile.org/SUBJECTS-2/tradewar.html
2 www.washprofile.org/SUBJECTS-2/tradewar.html
3 "Экономика и жизнь". - 2001. - N 27.
4 kuznetsov-vv.hotbox.ru/
5 Крестьянские ведомости. - 2002. - N 19-20 (552-553)(12 - 25 мая).
6 Крестьянские ведомости. - 2002. - N 19-20 (552-553)(12 - 25 мая).
7 Европейский союз представляет собой экономический и таможенный союз, поэтому единая торговая политика здесь реальная необходимость. В зоне свободной торговли типа ЕАСТ торговая политика остается делом каждой страны.
8 Шишаев А.И. Регулирование международной торговли товарами". - М., 1998. - С.7
9 Eur. Comm. Rep. 409.
10 Eur. Comm. Rep. 2033.
11 Eur. Comm. Rep. 3539.
12 Фолсом Р.Х., Гордон М.У., Спаногл Дж.А. Международные сделки. Краткий курс. - М.: "Логос", 1996. - С.300.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия