Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
Подписка на журнал
Реклама в журнале
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
Проблемы современной экономики, N 2 (34), 2010
ЭКОНОМИКА И ЭКОЛОГИЯ
Кручинина Н. В.
доцент кафедры бухгалтерского учета и экономической информатики Московского государственного университета путей сообщения,
кандидат экономических наук


Стимулирование природоохранной деятельности предприятий в современных условиях: особенности, формы, методы
Вопросы повышения эффективности природоохранной деятельности в целом и рационализации природопользования в частности, поднимаются на всех уровнях власти и особенно актуальны в условиях экономического кризиса. В этой связи нельзя недооценивать стимулирование природоохранной деятельности предприятий. В статье рассмотрены особенности природоохранной деятельности как объекта управления, систематизирован опыт применения его форм и методов
Ключевые слова: управление природоохранной деятельностью, природоохранная деятельность, рациональное природопользование

В числе приоритетных целей проводимых в России и странах ЕврАзЭС преобразований можно назвать повышение качества жизни человека, важнейшими составляющими которого являются права человека на: чистую среду обитания; экологически чистые продукты питания; личную экологическую безопасность; сохранение здоровья и гарантии его поддержания. Поскольку современное природопользование в России и странах ЕврАзЭС находится в противоречии с требованиями безопасности населения и природы, актуализируется задача реализации научно обоснованной концепции устойчивого развития, включающей правовые основы, регулирующие и корректирующие инструменты, в числе которых можно назвать стимулирование природоохранной деятельности.
Вместе с тем, странам ЕврАзЭС свойственны определенные сходные проблемы, такие как:
— сохранение не эффективных производственных структур;
— наличие относительно разветвленной, но разрушенной природоохранной инфраструктуры;
— не обеспеченные правовой санкцией нормативные акты;
— культура природоохранного управления «сверху-вниз»;
— упор на карательные меры в вопросах обеспечения выполнения природоохранного законодательства.
В странах ЕврАзЭС существуют также серьезные различия в размерах ВВП на душу населения. Так, по данным МВФ в 2008 г. ВВП на душу населения по паритету покупательной способности составлял в РФ 16,16 долл. США, в Белоруссии и Казахстане -12,34 и 11,56 долл. соответственно, а в Таджикистане — только 1,98 долл. Для сравнения, в странах ЕС этот показатель в 2008 г. был на уровне 33,8 долл., что в 4,3 раза больше, чем в среднем по странам ЕврАзЭС.[8] Как следствие, это снижает возможности финансирования мероприятий по улучшению состояния окружающей среды.
Регион ЕврАзЭС играет немаловажную роль в управлении значительными мировыми ресурсами. Высокая энергоемкость стран сообщества серьезно воздействует на изменение климата, что создает дополнительные возможности для совместной деятельности по сокращению выбросов. Ряд стран ЕврАзЭС характеризуется особым богатством в области биоразнообразия, что очень важно с глобальной точки зрения. Однако структура экономической деятельности стран определяет относительную значимость различного рода угроз. Если в Казахстане и РФ добыча подземных ресурсов оказывает существенное воздействие на биоразнообразие, то в более бедных странах к потере биоразнообразия ведет сельское хозяйство: ущерб от разведения скота и осушения болотных угодий в Кыргызской Республике, незаконная вырубка леса на дрова в Таджикистане. Однако финансовое положение большинства государств региона таково, что инвестирование в сохранение биоразнообразия просто невозможно. Поэтому сотрудничество в природоохранной деятельности государств трудно переоценить.
Государственные расходы на охрану окружающей среды (далее — ООС) в странах Евразийского экономического сообщества незначительны и, как правило, не зависят от экономического роста того или иного государства. Так, например, в РФ доля расходов на ООС в 2008 г составляла 0,16% расходов федерального бюджета.[3] Наиболее высока доля государственных расходов на ООС в Казахстане — 2,1% расходов бюджета. [5] Самый низкий уровень государственного финансирования ООС имеет Киргизия — порядка 0,025% расходов республиканского бюджета в 2008 г. Трудности экономического развития, сопряженные с всемирным финансовым кризисом, привели к сокращению в 2009 г. государственных расходов на ООС во всех государствах сообщества. Так, например, в РФ в 2009 г. эти расходы составили только 0,07% всех расходов федерального бюджета, то есть сократились почти в 2 раза по сравнению с 2008 г., тогда как падение темпов роста ВВП составило 8,5%.[3] Таким образом, проблемы, стоящие в области ООС перед государствами ЕврАзЭС — обширны, а средства для их решения все более ограничены. Институты, отвечающие за управление природоохранной деятельностью, в большинстве случаев не справляются со всеми этими изменениями. В результате, отчаянно нуждающиеся в финансировании министерства сосредоточили свое внимание на получении дохода, а не изменении поведения. Это не улучшает экологическую ситуацию, приводит к существенному изменению на практике роли государственных должностных лиц в сфере ООС и способствует укоренению культуры несоблюдения природоохранного законодательства.
Стратегия экологического оздоровления региона требует в первую очередь усиления государственного регулирования природопользования. Устойчивое развитие должно опираться на систему достаточно жестких мер государственного регулирования с одновременным использованием экономических инструментов, в числе которых важную роль играет стимулирование природоохранной деятельности. В аспекте нашего исследования необходимо раскрыть специфику стимулирования природоохранной деятельности.
В рамках концепции перехода России к устойчивому развитию в настоящее время объектом стимулирования является: деятельность по сохранению уцелевших естественных экосистем и внедрению экологически чистых технологий, обеспечивающих сохранение качества окружающей природной среды, воспроизводство природных ресурсов. В дальнейшем необходимо будет стимулировать нормализацию потребления и демографических процессов. Мы полагаем, что более логично определены объекты стимулирования в концепции ООН по переходу к устойчивому развитию. Это:
— деятельность по повышению эффективности использования ресурсов;
— деятельность, направленная на внедрение замкнутых циклов хозяйственной деятельности, изолированных от биосферы;
— деятельность, направленная на формирование самоограничения, то есть изменение подхода к понятию «благосостояние».
Кроме того, объектами стимулирования выступают также предприятия и организации различных форм собственности, подразделения предприятий и их работники, в части оптимизации их природоохранной деятельности.
Субъектами стимулирования в природоохранной сфере является государство и его структуры, содружества государств, муниципальные органы, владельцы предприятий, менеджеры, которым принадлежит право принятия решений в пользу того или иного технологического варианта использования природных ресурсов, специалисты, которые своей деятельностью способны оказать влияние на соблюдение качества среды и т. д.
Одна из особенностей стимулирования природоохранной деятельности состоит в его комплексном характере. Тесная взаимосвязь промышленной, аграрной и социальной сфер в связи с загрязнением природной среды влечет за собой изменение качества жизни населения. Но воздействие на окружающую среду каждой из сфер может быть и иной — направленной на сохранение способности к регенерации в рамках обратимости. Человеческое общество, наряду с использованием элементов природы в целях обеспечения нормальной жизнедеятельности, все более переходит к их воспроизводству, целенаправленному вмешательству не только в локальные, но и глобальные естественные процессы. В свою очередь, материальное производство тесно переплетается с естественными процессами. Это качественно новое состояние современной воспроизводственной системы, придает ей производственно-экологический характер. Результатом стимулирования должно стать снижение негативного влияния на природную среду.
В рамках комплексного характера стимулирования природоохранной деятельности, необходимо также отметить такую его особенность, как гуманистический характер стимулирования, поскольку оно направлено на сохранение среды обитания человека. Сейчас уже признано, что предупреждение загрязнения — это важная составляющая программ повышения благосостояния населения. От загрязнения окружающей среды, прежде всего, страдают социально незащищенные слои населения и наиболее бедные страны. Поэтому в современных условиях международные программы, проводимые развитыми странами, содержат мероприятия по улучшению состояния окружающей среды. Иначе говоря, важным результатом стимулирования природоохранной деятельности являются внешние эффекты.
Следующая особенность стимулирования природоохранной деятельности заключается в том, что оно служит реализации не только текущих, но в еще большей степени долгосрочных экономических интересов. В этом случае учитывается временной аспект эффектов стимулирования, как способа реализации экономических интересов. Например, выпуск экологически чистых продуктов относится к текущим интересам хозяйствующих субъектов, а расширение основных фондов, связанное с внедрением экологически совершенных технологий и их окупаемость относится к сфере долговременных интересов. Если с позиций текущих интересов природоохранные мероприятия могут в некоторой степени сдерживать развитие субъектов экономики, поглощая часть финансовых ресурсов, то в аспекте перспективных интересов они играют важную роль в снижении как прямых, так и косвенных затрат предприятий. Сделанные выводы можно проиллюстрировать таким примером. В Узбекистане начата реализация широкомасштабной Государственной программы по переводу части автомобильного парка с бензина на сжиженный углеводородный и сжатый природный газ. В соответствии с правительственной программой до конца 2012 г с бензина на альтернативное топливо планируется перевести 198 тыс. единиц автотранспорта, будет построено 138 автогазонаполнительных компрессорных станций и 952 автогазозаправочные станции. В Узбекистане очень благоприятные условия для использования альтернативных видов моторного топлива, прежде всего, природного газа. По запасам республика занимает пятое место в мире, а единая система газоснабжения обеспечивает подачу природного газа по всему Узбекистану. Расширение сети таких станций позволит увеличить внутреннее потребление сжатого газа автотранспортом с 280 млн до почти 1 млрд куб.м в год. [1] Таким образом, реализация мероприятия по сокращению загрязнения окружающей среды будет способствовать и экономическому развитию республики в целом.
Еще одной особенностью стимулирования в природоохранной сфере является его превентивный характер. Многие из результатов загрязнения являются неустранимыми, например, парниковый эффект, генетические мутации. Поэтому стимулирование во многих случаях должно быть направлено на недопущение нерационального использования природных ресурсов, загрязнение окружающей природной среды. В начале XX в. произошли сдвиги приоритетов природоохранной стратегии от борьбы с последствиями экологического ущерба к его предотвращению. Так, расчеты, произведенные ЦЭМИ РАН показали, что затраты в 1 млрд руб. на охрану воздушного бассейна позволяют предотвратить экономический ущерб народному хозяйству в 6 млрд руб. [1] Таким образом, цели экологического развития должны быть первичны по отношению к экономическому развитию.
Стимулирование природоохранной деятельности является многоуровневым, поскольку оно охватывает систему иерархически зависимых друг от друга субъектов экономических интересов от государственных структур до хозяйствующих субъектов и занятых в них работников. Региональные задачи экоразвития должны быть подчинены глобальным национальным целям предотвращения кризиса среды обитания человека. И в этом заключается его особенность.
В этой связи мы полагаем, что проблему стимулирования природоохранной деятельности следует разрабатывать на основе системного анализа и комплексной оценки эколого-экономических последствий развития рыночного хозяйства, с учетом экономических интересов субъектов рынка и специфики региональных экологических факторов. Вместе с тем, для решения задач, стоящих в природоохранной деятельности, осуществляемой посредством стимулирования, необходимо учитывать мировой опыт.
Методы стимулирования природоохранной деятельности предприятий подразделяются на: внешние и внутренние. Применение внешних методов стимулирования не зависит от предприятия, поскольку они разрабатываются на уровне народного хозяйства. К ним относятся, например, экологические платежи и налоги.
В соответствии с целевой направленностью различают следующие платежи:
— служащие преимущественно покрытию экологических издержек. Они подразделяются на: платежи за пользование природными ресурсами и экологическими услугами, например, плата за забор воды из водоемов или сбор и размещение отходов;
— стимулирующие экологически релевантное поведение производителей и потребителей;
— экологические налоги, имеющие преимущественно фискальную функцию и служащие пополнению бюджета.
К внутренним относятся методы, разрабатываемые и утверждаемые на самом предприятии. Их действие распространяется только на данное предприятие.
Одним из важнейших методов стимулирования внешнего характера являются платежи за природные ресурсы и загрязнение окружающей среды. Система платежей за загрязнение окружающей среды, действующая в настоящее время в большинстве государств ЕврАзЭС, сложна, не нацелена на решение конкретных экологических проблем и служит преимущественно целям получения доходов. В основе платежей за загрязнение окружающей среды лежит система стандартов качества окружающей среды, характеризующаяся амбициозностью и широкомасштабностью. При этом стандарты рассматриваются не как цели экологической политики, а как нормативные требования.
Последние 10 лет Россия и Казахстан занимаются (правда не очень эффективно) проблемой регулирования качества водных ресурсов на основе нормативов предельно допустимых воздействий, тогда как Молдова, являющаяся страной-наблюдательницей в ЕврАзЭС, использовала опыт стран ЕС в процессе управления качеством водных ресурсов и достигла определенных успехов. Подход ЕС основан на классификации водоемов по назначению и радикальном сокращении количества регулируемых параметров по сравнению с предельно допустимыми концентрациями. В настоящее время в странах Евразийского сообщества из всех направлений охраны природы с различной степенью интенсивности реально осуществляется только охрана водных ресурсов и атмосферного воздуха. Причем именно управление водными ресурсами является достаточно проблемной сферой, особенно в Казахстане, Таджикистане, Российской Федерации. Попытки разработать нормативы предельно допустимого воздействия с учетом всех вредных факторов, которые предпринимаются в настоящее время в РФ и вслед за ней в других странах ЕврАзЭС в свое время потерпели неудачу в США и Канаде. В связи с этим видится актуальным использование опыта стран ЕС, но именно объединенными усилиями всего евразийского региона.
Другая проблема действующих форм стимулирования в том, что ставки платежей за пользование природными ресурсами и загрязнение окружающей среды довольно низкие. Например, несмотря на рост цен на воду, платежи не покрывают полностью затрат на эксплуатацию и техническое обслуживание, не говоря уже об инвестициях. В России разрыв между эксплуатационными издержками и ожидаемыми поступлениями от потребления, за которое выставляются счета, составляет порядка 30%, при этом проблема усугубляется неплатежами. Ежегодный ущерб от загрязнения окружающей среды в РФ оценивается экологами в размере 250-300 млрд руб., а плата за загрязнение составляет порядка 2,5-3 млрд руб., индексация платы по основным отраслям-загрязнителям отстает в 70 раз.[1] В итоге стимулирующий эффект этой системы для предприятий-загрязнителей практически равен нулю. Причинами такого состояния дел являются не только неэффективные ставки платежей, но и фальсификация отчетности, и низкая собираемость платежей.
Попытка введения в РФ дифференцированного налогообложения в зависимости от экологической чистоты продукции не увенчалась успехом из-за противодействия представителей промышленности.
Из семи экономических методов регулирования охраны окружающей среды на сегодняшний день в Республике Казахстан работают полностью — один (плата за загрязнение окружающей среды), частично — три (планирование и финансирование мероприятий по охране окружающей среды; плата за пользование природными ресурсами, в виде бонусов и роялти; экономическое стимулирование негативного характера).
В Республике Беларусь основные средства, предназначенные для охраны окружающей среды и улучшения экологической обстановки, освобождаются от обложения налогом на недвижимость. Кроме того, предусмотрена дифференцированная шкала налогообложения предприятия в зависимости от реализации природоохранных мероприятий. Однако на полученные средства эффективную систему очистных сооружений предприятия построить не могут, поэтому природоохранная деятельность по-прежнему не носит комплексный характер. В то время как, например, в Германии законодательно введена система налогообложения всех загрязняющих производств. В результате расходы на очистные сооружения составляют до 50% производственных затрат.[7]
Налоговая система, как известно, отражает государственные приоритеты. Сдвиг центра тяжести налогообложения в сторону природной ренты и экологических налогов свидетельствует о реализации государством принципов устойчивого развития. Опыт стран Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) показывает, что под экологическими налогами, составляющими значительную часть доходной базы бюджетов этих стран, понимают именно налоги на опасные для окружающей среды виды хозяйственной деятельности. Иными словами, все, что может вызвать неблагоприятные изменения в окружающей среде, может быть предметом экологического налогообложения. Концептуальной основой экологизации налоговых систем является идея двойного выигрыша. Согласно этой идее, экономическое стимулирование охраны окружающей среды и ресурсосбережения посредством введения экологических налогов (платежей) должно одновременно сопровождаться пропорциональным снижением налогового бремени на доходы. А это, в свою очередь, позволяет стимулировать рост занятости и поддерживать конкурентоспособность национальных производителей. Интересно отметить, что развитие экологизации налогообложения в странах Европы началось в период рецессии (начало 90-х гг ХХ в.), которая сопровождалась обострением проблем занятости и ужесточением конкурентной борьбы. В современных же условиях конкуренция без экологизации производства вообще невозможна.
В качестве форм внешнего стимулирования природоохранной деятельности в странах ЕврАзЭС, на наш взгляд, целесообразно рассматривать:
— сборы с экологически «грязной» продукции;
— налоги на опасные отходы и дифференциацию налогообложения в зависимости от экологической чистоты производства,
— включение в экономические показатели полной ценности природных объектов и экологических услуг;
— обеспечение зависимости размера платы за выбросы и сбросы от их размера и опасности;
— создание условий, способствующих развитию экологического аудита действующих предприятий.
Вслед за экологизацией налогообложения экологическое страхование обладает мощным стимулирующим воздействием. Ведь одним из важнейших принципов управления природоохранной деятельностью во всем мире является принцип «загрязнитель платит», а поэтому страхование экологических рисков — это один из способов возмещения ущерба, причиненного окружающей среде. Главная задача экологического страхования состоит в аккумулировании и направлении средств на природоохранные мероприятия через специальные фонды, либо в возмещении вреда, причиненного окружающей природной среде, здоровью населения в результате ухудшения или изменения ее качества.
Отсутствие в Российской Федерации гармонизированного с международными нормами законодательства в области экологической ответственности и экологического страхования приводит к тому, что:
— возмещение ущерба от техногенных катастроф осуществляется практически полностью за счет бюджетных ассигнований;
— положение страхового сектора на природоохранном рынке отвечает только узконаправленным интересам страховых компаний;
— отсутствуют экономические стимулы для предприятий к принятию мер, направленных на минимизацию экологических рисков.
В Казахстане действует закон «Об обязательном экологическом страховании», но отсутствует методика определения размера ущерба и в результате возмещение ущерба окружающей среде производится по согласованию сторон. Следует отметить, что вопросы экологического страхования в Узбекистане, Таджикистане, Киргизии еще не получили достаточного развития и требуют к себе внимания и методической помощи со стороны специалистов в области страхования от экологических рисков. Таким образом, возможности сотрудничества государств ЕврАзЭС в решении общих проблем не вызывают сомнения. Кроме того, полезно использовать опыт стран, добившихся определенных успехов в развитии системы экологического страхования.
Страхование экологических рисков развито в странах-членах Евросоюза. В ряде стран, например, в Великобритании, Швеции, Испании, Дании, действует система, при которой, выдавая лицензии на хозяйственную деятельность, государство требует от компании доказательства финансовой возможности покрыть возможные ущербы окружающей среде. При этом одним из вариантов такой гарантии зачастую является страхование экологической ответственности предприятий, для чего была принята отдельная Директива ЕС.
Таким образом, основная цель экологических платежей, налогов и страховых взносов — не пополнение государственного бюджета, а стимулирование плательщика к позитивному, с точки зрения охраны окружающей среды, поведению. Для развития такого стимулирующего эффекта, внешние методы должны быть дополнены внутренними, разработанными внутри предприятий и организаций.
Внутри предприятия экономические методы стимулирования реализуются путем увязки природоохранной деятельности с результатами хозяйственной деятельности и организацией системы материального поощрения работников. Внешние методы основаны на принципе санкций за сверхнормативное загрязнение окружающей среды. Они прямо или косвенно влияют на фонды материального поощрения через прибыль и таким образом выполняют свою стимулирующую роль. При этом стимулирование осуществляется за счет средств предприятия и нет никакой связи между внешним экономическим эффектом, полученным в других отраслях при снижении уровня загрязнения окружающей среды и стимулированием природоохранной деятельности предприятия.
Независимо от эффекта, а значит и от величины ликвидированного ущерба, результат стимулирования будет один и тот же. При таком положении предприятие не заинтересовано в большом внешнем эффекте, так как его получение требует больших затрат, а размер поощрения будет одинаковым. Для устранения этого противоречия целесообразно предусмотреть вознаграждение предприятия за увеличение внешнего экономического эффекта при условии выполнения заданий по снижению загрязнения окружающей среды. Отчисления в процентном соотношении от внешнего экономического эффекта будут дополнительным источником роста фонда потребления, но за счет внешнего финансирования. Одним из таких источников может быть региональный экологический фонд, в который должны поступать отчисления от предприятий в размере определенного процента от полученного эффекта при улучшении качества окружающей среды. Формируемый премиальный региональный фонд распределяется между предприятиями, осуществляющими природоохранные мероприятия, пропорционально их вкладу в снижение экономического ущерба.
При этом экологические фонды являются не только финансовым механизмом. Они также могут служить регулярно проводимым форумом, в котором принимают участи заинтересованные стороны, начиная от центральных и местных органов власти, международных доноров и заканчивая частными структурами. Фонды также могут работать с научно-производственными объединениями и техническими экспертами для разработки гибких и эффективных подходов к охране окружающей среды.
Экологические фонды являются привлекательным инструментом для международных доноров, поскольку в течение длительного периода времени обеспечивают надежное управление и распределение средств. Поэтому экологические фонды могут иметь возможность привлечь дополнительное донорское финансирование в случаях, когда доноры не хотят предоставлять средства государственному органу.
На самих предприятиях целесообразно использовать систему материального стимулирования за достижения в природоохранной деятельности. В основе системы премирования подразделений предприятия за достижения в области природоохранной деятельности должны лежать функции каждого подразделения в области охраны окружающей среды. Премирование коллектива подразделения предприятия за достигнутые результаты в области природопользования должно осуществляться с учетом выполнения показателей премирования за выполнение природоохранных функций, установленных для каждого подразделения и коллектива, исходя из назначения и роли подразделения в выполнении им природоохранных функций, поставленных перед ним задач и возможности достижения экологических норм и требований в повышении эффективности природоохранной деятельности.
Целесообразно устанавливать коллективу подразделения не более двух-трех показателей премирования, которые можно реально оценить. Перечень показателей должен обсуждаться ежегодно и при необходимости пересматриваться.
Положение о премировании обеспечивает дифференцированный подход к поощрению работников предприятия с учетом специфики решаемых задач в области охраны окружающей среды. Можно выделить следующие группы премируемых:
— основные цеха, участки, выбросы, сбросы и отходы которых загрязняют окружающую среду;
— вспомогательные цеха, участки, обслуживающие основные фонды природоохранного назначения;
— отделы, службы, занимающиеся координацией, планированием, контролем, учетом в природоохранной работе;
— службы, занимающиеся строительством объектов природоохранного назначения;
— руководители подразделений, отделов, предприятий.
Каждому подразделению, функции которого связаны с охраной окружающей среды, устанавливаются дополнительно к существующим показателям материального стимулирования за основную хозяйственную деятельность показатели, которые наиболее полно характеризуют результаты природоохранной деятельности.
При невыполнении одного или всех показателей премирования в области ООС подразделение, допустившее нарушение, лишается премии. Подразделению, которое перевыполнило специальные показатели, что повлекло за собой снижение размера платежей за природопользование, премируется дополнительно, но единовременно из экологического фонда предприятия. Размер дополнительного премирования определяется не только размером платежей, но и значимостью природоохранного мероприятия для его будущего использования, численностью работников, участвующих в данном мероприятии.
Мы полагаем, что в природоохранной сфере, как и в экономике в целом, необходимо находить оптимальную структуру сочетания методов и форм экономического и административного направлений с учетом особенностей эколого-экономических систем, в рамках которых происходит стимулирование.
В целом стимулирование в природоохранной сфере затрагивает как методы воздействия на субъектов экономики в связи с реальной или потенциальной возможностью нанесения ущерба окружающей среде, так и методы поощрения за улучшение или сохранение качества окружающей природной среды.
Применение этих методов связано с динамикой экономических, социальных, экологических, наконец, политических процессов в обществе. Каждый из методов и форм имеет положительные или отрицательные стороны, а значит и свою сферу применения, а потому их необходимо использовать с учетом конкретной ситуации.
В природоохранной сфере следует применять методы как материального, так и морального стимулирования. Главной целью материального стимулирования в рамках хозяйствующих субъектов являются, в частности, обеспечение прямой и хорошо воспринимаемой работниками связи между доходами предприятий и природоохранной деятельностью.
Территория ЕврАзЭС далеко не однородна. Страны различаются по величине природного капитала, структуре экономики и сопряженному воздействию на окружающую среду. В более урбанизированных странах, таких как Россия, Белоруссия, Казахстан вопросы загрязнения окружающей среды более актуальны, в то время как в менее богатых странах больше внимания уделяется управлению природными ресурсами. Кроме того, страны ЕврАзЭС отличаются друг от друга потенциалом реагирования. Например, в Казахстане и Белоруссии природоохранные институты более развиты, чем в Кыргызстане и Таджикистане.
Вместе с тем, в современных условиях возникает необходимость выработки новых подходов к использованию общих экологических ресурсов, особенно это касается водных ресурсов, и включения в управление природоохранной деятельностью фактора безопасности. Странам ЕврАзЭС необходимо использовать опыт стран Европейского Союза, что, кроме всего, будет способствовать привлечению иностранных инвестиций в экологизацию хозяйственной деятельности.


Литература
1. Акишин А.С. Экологическая политика зарубежных стран и России. — Волгоград: ВолГУ. 2003. — 228 с.
2. Егоров А.В. Международная финансовая инфраструктура. — М.: Линор, 2009.
3. Закон РФ «О федеральном бюджете на 2008 год и на плановый период 2009 и 2010 годов» от 23.11.2007. № 269-ФЗ.
4. Закон Республики Беларусь «О республиканском бюджете на 2009 год» от 13.11.2008. №450-З.
5. Закон Республики Казахстан «О республиканском бюджете на 2008 год» от 06.12.2007. № 8–4.
6. Концепция перехода РФ на модель устойчивого развития. — М. 1998.
7. Яцевич Н.И. Основные положения экологического законодательства Республики Беларусь. — Минск: БГУИР, 2008.
8. World Economic Outlook-Database. Международный Валютный Фонд. 2008.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2017
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия