Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
Подписка на журнал
Реклама в журнале
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
Проблемы современной экономики, N 2 (34), 2010
ИЗ ИСТОРИИ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ МЫСЛИ И НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА
Смирнова Л. В.
библиограф Российской Национальной библиотеки (г. Санкт-Петербург)
Платонова С. Э.
библиограф Российской Национальной библиотеки (г. Санкт-Петербург)
Керзум А. П.
главный библиограф
Российской Национальной библиотеки


Химические производства Санкт-Петербурга в дореволюционный период
Обзорная статья посвящена возникновению и развитию химических производств с момента основания Санкт-Петербурга до 1917 г. Работа выполнена по источникам фондов РНБ
Ключевые слова: история Санкт-Петербурга, химическое производство-история

К моменту основания Санкт-Петербурга в 1703 г. химическая наука только зарождалась в России, а химическая промышленность представляла собой ремесла. Отраслям химических производств уделялось внимание в связи с потребностями города: для строительства судов была необходима смола, для производства стекла — поташ, для изготовления пороха — селитра. Таким образом, растущие потребности новой столицы, создание регулярной армии и флота и другие реформы Петра I вызвали развитие в Санкт-Петербурге целого ряда мануфактурных обрабатывающих производств, и в том числе химического. Основой возникновения химической промышленности служили промыслы (смолокуренный, поташный, селитренный, салотопенный и др.), известные в России со времен Средневековья.
В Санкт-Петербурге стали возникать предприятия промышленного типа, в том числе и химические различных форм собственности. Во-первых, казенные, работавшие в основном на военные нужды; во-вторых, дворцовые, основанные на средства и по инициативе Кабинета Его Величества, работавшие на нужды двора и частично на рынок; в-третьих, предприятия, принадлежавшие частным лицам или частным промышленным компаниям, работавшие на рынок [1, с. 246]. Фабрики, заводы, мануфактуры Петровского времени можно назвать таковыми условно, поскольку на большинстве из них количество рабочих было незначительно, разделение труда носило примитивный характер, по видам производства они были ограничены. Фактически многие из них являлись ремесленными мануфактурами. Владельцы фабрик освобождались от гражданской, военной, квартирной повинности, от налогов и таможенных пошлин с покупаемых за границей материалов и инструментов, имели право приобретать крестьян с землей и без земли.
В С.-Петербурге 12(25) декабря 1718 г. была учреждена Мануфактур-Коллегия, в задачи которой входило содействовать распространению фабрик, обеспечивать их кредитами, инструментами и машинами, получать образцы изделий, посылать за границу молодых людей для получения технического образования и выписывать мастеров из Европы. Без разрешения Мануфактур-Коллегии фабрику нельзя было ни открыть, ни продать. В 1779 г. при Екатерине II Мануфактур-Коллегия была закрыта, управление мануфактурными производствами было возложено на Министерство финансов [2, с. 191–192].
Одним из толчков к развитию химических производств послужило и распространение в С.-Петербурге аптечного дела. При каждой аптеке существовала химическая лаборатория. Расход химических лекарственных соединений в аптеках был невелик, но аптекари готовили многие препараты собственными силами. В 1721 г. Петр I дал право иностранцам открывать аптеки в столице [3, т.1, с. 30]. Позже в 1733 г. при Анне Иоанновне было запрещено торговать ядовитыми химикатами: мышьяком, сулемой, азотной кислотой («крепкой водкой»), серной кислотой (купоросным маслом), — в рядах, лавках, на торжках. Опасные вещества разрешалось продавать только в Главной аптеке С.-Петербурга [3, т. 1, с. 94]. Первоначально Главная аптека располагалась в Петропавловской крепости у бастиона Петра II, а впоследствии для нее в 1722 г. было построено новое каменное здание недалеко от старого почтового двора на Адмиралтейской стороне. Но в 1735 г. эта аптека сгорела. Позднее она была заново построена, причем новое здание было больше предыдущего [4, с. 141–142]. В Главной аптеке по предписанию Берг-Коллегии проверяли качество химических продуктов (азотной кислоты, скипидара и др.), выпускаемых на химических заводах [5, с. 23]. Одна из первых аптек города располагалась в конце Луговой линии напротив Адмиралтейства. Позднее она объединилась с Сухопутной главной аптекой, расположенной на Большой Миллионной улице. Кроме того, существовала Адмиралтейская аптека, расположенная напротив Исаакиевского подъемного моста, которая сгорела в 1736 г. и после пожара была перенесена на Васильевский остров. С целью обеспечения лекарственными травами всех аптеках был создан Аптекарский сад, а также Ботанический сад Императорской Академии наук на Васильевском острове. К 1849 г. в С.-Петербурге работала 51 аптека (Бадера, Вебера, Гауфа, Деппе и др.) [6].
Кроме химических аптечных лабораторий, в С.-Петербурге существовала лаборатория при Артиллерии, располагавшаяся в Кронверке, в которой изготовлялись фейерверки и артиллерийские снаряды. В 1734 г. она была переведена на Литейную улицу. Также действовала лаборатория Императорской Академии наук, в которой проводились химические опыты [4, с. 71].
С начала существования С.-Петербурга получили развитие лесохимические производства — углежжение и смолокурение. Древесный уголь использовался при выплавке чугуна, в качестве топлива при получении стекла, соды, в кузнечном производстве, в быту, в качестве химического реагента при производстве пороха. В первой половине XVIII века Адмиралтейство потребляло большое количество древесного угля на своих пушечных, пороховых и других заводах. Смола использовалась при строительстве судов для пропитки досок и канатов. Углежжение и смолокурение представляли собой процесс сжигания дров при недостатке воздуха, например под слоем длрна или земли. Процесс горения продолжался до 12 суток. Смоляной промысел издавна был патриархальным, крестьянским, кустарным. Большую часть получаемой смолы и дегтя потребляло сельское население. Распространению данного промысла способствовала дешевизна и обилие хвойных лесов. Однако в 1701 Петр I запретил рубить леса, находящиеся ближе 30 верст от берегов сплавных рек. В 1706 Петр I издал закон, запрещающий свободную торговлю смолой. В 1720 казенная монополия на продажу смолы была отменена. В 1726 была учреждена таможенная пошлина в 25 коп. с бочки смолы. В это время в С.-Петербургской губернии впервые в государстве была введена печная гонка смолы [7]. Применение печей позволило усовершенствовать технологию смолокурения, улавливать газообразные продукты и путем их охлаждения выделять деготь, пек (густую смолу), скипидар, смесь уксусной кислоты, ацетона и древесного (метилового) спирта. Перегонкой сосновой или еловой живицы получали канифоль и скипидар. Из скипидара выделяли терпентинное масло. Терпентинное масло, скипидар, канифоль применялись для изготовления лекарств, зажигательных смесей в гранатах, дымовых ядрах, фейерверках, для производства лаков, красок, сургуча, низший сорт канифоли (гарпиус) — для покрытия мачт судов [3, т. 3, с. 470]. При Адмиралтействе существовал канатный двор, который потреблял тысячи бочек смолы в год для изготовления канатов. Он располагался на территории современной Сенатской площади. Канаты экспортировали за границу. По более поздним данным (1787 г.) из Петербургского порта было отправлено 49 002 пуда канатов (около 803 т) [3, т. 3, с. 324]. Смола для Адмиралтейства хранилась на Смоляном дворе в дер. Смольной под С.-Петербургом. Смоляной двор был обнесен оградой и охранялся караулом. Там же в ведении Адмиралтейства находился большой казенный дегтярный завод. Смолу доставляли крестьяне из деревень Петербургской губернии, приписанных к Адмиралтейству, и из других губерний. Завод был упразднен в 1720 г., Петр I построил на его месте летний Смольный дворец для Елизаветы Петровны [3, т. 3, с. 347]. Располагавшиеся в окрестностях С.-Петербурга частные смолокуренные заводы были небольшими, более крупные располагались в Ладожском и Онежском уездах. В 1741 г. (при Анне Леопольдовне) вновь была объявлена государственная монополия на смоляную промышленность. В 1760 г. права торговли смолой были отданы Обер-егермейстеру Нарышкину. В 1773–1774 гг. Екатерина II отменила пошлины на продажу смолы внутри страны, а в 1780 г. позволила продавать ее за границу с уплатой только пошлины по тарифу в 15 коп. с бочки.
К Адмиралтейству относились восковой завод по изготовлению свечей (на р. Ижоре), а также две бумажные мельницы: одна в Красном Селе, а другая — в С.-Петербурге, построенная в 1720 г. за Галерным двором. Петербургская бумажная мельница была значительно меньше Красносельской. В 1724 г. на Петербургской мельнице было изготовлено 973 стопы бумаги, в то время как на Красносельской — 16 818 стоп [1, с. 251]. Во второй половине XVIII века на казенной бумагоделательной мельнице в Царском Селе под С.-Петербургом была получена первая партия специальной бумаги для ассигнаций, а первые ассигнации изготовлены в 1769 г. [8].
Одним из древних промыслов был салотопенный. Сырой продукт получали в крестьянском хозяйстве, для его обработки не требовалось сложных машин. Один бык давал 7–8 пудов сала. Сало подразделялось на желтое (одножаровое и двужаровое); белое, разливное, слойковое (баранье и козлиное). Слойковым оно называлось из-за того, что наливалось зимой в бочки слоями, каждый слой замораживался и пробеливался. Сало использовалось в производстве мыла и свечей. Для того чтобы свечи были не слишком мягкими, не сильно оплывали, долго горели и не имели неприятного запаха, было необходимо при салотоплении отделять твердую часть (стеарин) от жидкой быстро портящейся части (олеина). Стеариновые свечи сочетали свойства восковых (хорошее горение) и сальных (дешевизна) свечей. По данным 1839 г. с С.-Петербурге производилось около 100 000 пуд. свечей, т.е. 20% всех свечей России. Это было самое большое сально-свечное производство в государстве [2, с. 217–221].
На С.-Петербургских заводах изготовляли олеиновое мыло из чистой олеиновой кислоты или смешанной с салом. Высококачественное туалетное мыло получали с применением древесного масла. Поташ при варке мыла постепенно заменяли содой.
В структуре химических производств видное место занимало поташное производство. Первые три четверти XVIII века на него существовала казенная монополия. Поташ (K2CO3, от Pot — горшок и Asch — зола) применялся при обработке тканей и кож, в производстве дорогих сортов стекла, хрусталя и мыла [9]. Крупное производство поташа могло быть организовано при наличии больших лесных ресурсов. Производство поташа начиналось с заготовки золы. Зола заливалась водой, в результате чего получался щелок. В открытых печах (гартах) зажигались нарубленные дубовые дрова (кллпки), которые из леек поливались щелоком таким образом, чтобы не погасить огонь. Вода испарялась, а поташ выпадал на дно гарта, для досушки поташа зажигали липовые кллпки. В апреле 1713 г. в С.-Петербурге был издан указ об изготовлении поташа из сучьев и деревьев, непригодных для корабельного и другого строительства [10]. Постепенно интерес к производству поташа со стороны правительства убывал. В 1768–1769 гг. не был поддержан проект открытия поташной фабрики в С.-Петербурге, который предложил уроженец Изенборгского графства Каспер Майер. Майер предлагал производить не менее 800 ц поташа в год из печной золы [9, c. 213].
Большое значение с начала существования С.-Петербурга имел селитренный промысел. Сырьем для получения селитры (нитрата калия) служила селитренная земля, которую брали из-под хлевов, во дворах. Такую землю выщелачивали водой, при этом в растворе находился нитрат кальция. Раствор фильтровали через солому и холстину. Для превращения кальциевой соли в калиевую раствор обрабатывали золой или поташом, снова фильтровали и выпаривали до выпадения кристаллов селитры [5, c. 5-6]. При Петре I был открыт селитренный завод в С.-Петербурге на Кожевенной линии 36. Селитра в больших количествах использовалась при производстве пороха. Частным лицам, за исключением владельцев пороховых заводов, продавать селитру было запрещено [5, с. 24]. Так как селитра имела стратегическое значение, иностранные государства запрещали ее ввоз в Россию [11, с. 71]. В 1749 г. М.В. Ломоносов представил научную работу «О рождении и природе селитры» [12].
В начале XVIII века Петр I передал пороховое дело из частных рук в казну и переместил его из Москвы в С.-Петербург. В С.-Петербурге параллельно функционировало несколько казенных пороховых заводов: на реке Карповке (существовал до 1801 г.), на реке Охте (большой завод) и на притоке Охты — реке Луппе (малый завод) [13]. Первые мельницы Охтинских заводов заработали в 1715 г. [14]. Пороховые мельницы использовали энергию воды. В связи с этим на реке Охте была построена плотина. Продукция заводов имела большое стратегическое значение. Обычный порох представляет собой смесь калийной селитры, древесного угля и серы. Каждое вещество по отдельности не взрывоопасно. Эти вещества тщательно измельчали отдельно друг от друга в шаровых мельницах, затем их осторожно смешивали, смачивали водой и изготовляли таблетки, на последней стадии приготовления порох «зернили» [15].
В первые годы на Охтинских заводах работали 90 человек. К 1873 г. количество рабочих увеличилось до 850 человек (при максимальной нагрузке), оборот завода достигал 1 421 910 руб., действовали 4 турбины Жонвиля, 30 вододействующих колес и 6 паровых машин [13]. Все взрывоопасные помещения располагались в одну линию на расстоянии до 50 саж. друг от друга. Каждое здание имело три каменных стены и одну деревянную, обращенную в поле, крыша была односкатной, легкой, железной и имела наклон в сторону поля. Кроме того, каждое здание было обнесено с трех сторон земляным валом. Пороховые погреба были удалены от завода на расстояние около 7 верст.
Азотная кислота изготавливалась в С.-Петербурге на Монетном дворе и в лаборатории при Аптекарском складе специально для Медицинской коллегии [11, с. 120].
В отличие от других химических продуктов производство красок в С.-Петербурге осуществлялось преимущественно частными лицами. В начале XVIII века в Копорском уезде Санкт-Петербургской губернии было найдено сырье для производства минеральных красок: глаукониты и глины. На заводе М. Погудкина и обер-секретаря Сената Ив. Кириллова из них изготовляли празелень, черлень, черный карандаш и чернила. Краска использовалась в Петербургской типографии, для живописных и малярных работ. Копорские глаукониты отправляли также для изготовления красок в Тверь. Кроме того, в Копорском уезде в начале XVIII века работал красочный завод Ратчинского, а с 30-х годов — красочный завод гр. Г. Головина. Черлень, охру и празелень производил завод Р. Вилимова, Петрунелли и др. С 1728 по 1734 гг. на этом заводе было изготовлено почти 300 т продукции [3, т. 1, c. 83]. Черлень и охру вырабатывал завод А. Петрова, организованный при Петре I. В 1731 г. Нестеров открыл фабрику, изготовлявшую сурик и белила (в 12 избах). На Монетном дворе при разделении серебра и золота получали краску ярь-медянку. В 1763 г. было выработано 27 пудов, а в 1764 — 53 пуда. Ярь-медянка была дорогой краской, один пуд стоил 20–25 рублей. Краску берлинская лазурь изготовляли в С.-Петербурге в конце XVIII века на фабрике Медовщикова. Наиболее крупным заводом, выпускавшим свинцовый сурик в С.-Петербурге, был завод Ямщикова-Попова. На нем с 1771 по 1776 гг. было выпущено около 4000 пуд. сурика (в среднем по 670 пуд. в год) [11, с. 123]. Краски требовались для текстильной, кожевенной промышленности, для окраски гражданских сооружений (дворцов). Краски растительного происхождения использовали для крашения кожи. Так, кожу красили в кипятке с растворенным в нем сандалом. При этом поры на коже сжимались, благодаря чему она становилась непромокаемой. Также для окрашивания кожи использовали кошениль [2, с. 223].
Возникновение новых химических производств в XVIII веке было сопряжено с трудностями, поэтому не всегда деятельность предприятий была успешной. Так в 1720 г. при Екатерингофской полотняной фабрике было открыто дворцовое предприятие «Крахмальная и пудреная мануфактура». В 1722 г. завод был передан Мануфактур-Конторе. На заводе был 1 мастер и 5 работников, которые производили до 300 пудов пудры в год. Однако ее почти никто не покупал. К 1723 г. накопилось свыше 600 пудов готовой продукции. Пудра была отправлена в Стокгольм, там она также не нашла сбыта и была привезена обратно в С.-Петербург. В 1724 г. Мануфактура была передана купцу Родиону Чиркину [1, с. 275].
Один из старейших химических промыслов, соляной непосредственно в С.-Петербурге не присутствовал. До 1752–1753 гг. столица снабжалась поваренной солью из варниц Старой Руссы. При солеварении расход дров был огромен. В целях сохранения лесов старорусские варницы были закрыты, соль в С.-Петербург стали привозить из Пермской губернии [11, с. 94].
Часть химических товаров продавалась населению С.-Петербурга. К их числу относились «москательные»: канифоль, деготь, краски, смола, зола, мыло, косметические средства и др.
На развитие химической промышленности столицы большое влияние оказало создание Академии наук. В основе химических технологических процессов лежали теоретические и экспериментальные исследования, а также технологические достижения ученых-химиков, как отечественных, так и зарубежных. В 1835 г. от Императорской Академии наук академиком Г.И. Гессом, профессорами М.Ф. Соловьевым и С.Я. Нечаевым, полк. Соболевским был представлен «Краткий обзор химического именословия». В нем были перечислены 54 «простых тела» (химических элемента), известных в то время: водород, кислород, азот, кремний, сера, железо, кобальт, марганец и др., а также соединения, содержащие кислород (окиси, кислоты), водород (вода названа окисью водорода), серу, хлор и другие «тела» (соли) [16].
Благодаря химическим исследованиям, проведенным в 1746–1750 гг. русским ученым Д.И. Виноградовым [17], в С.-Петербурге получило развитие производство фарфора на Императорском фарфоровом заводе, учрежденном в 1744 г. Императрицей Елизаветой. Впоследствии при заводе был открыт цех по изготовлению зубоврачебных изделий (зубов и зубных цементов), преобразованный в отдельное предприятие [14].
К середине XVIII в. М.В. Ломоносов создал научные основы варки стекла. Одновременно он разработал рецептуры нескольких минеральных красок и способы получения окрашенных в различные цвета стекол [18]. В 1753 г. Ломоносов построил под С.-Петербургом, около Ораниенбаума, у дер. Усть-Рудицы фабрику для изготовления стеклянных изделий (бисера, стекляруса) и окрашенных стекол, из которых было создано несколько мозаичных картин, в том числе «Полтавская баталия», хранящаяся по настоящее время в здании Российской Академии наук на Университетской набережной Невы. Стеклярус использовался для изготовления панно Китайского дворца в Ораниенбауме. Станки для изготовления стекляруса и бисера проектировались самим М.В. Ломоносовым. Ряд машин и приспособлений приводился в движение водяной мельницей. За работы по мозаике Ломоносов был избран членом Болонской Академии наук [19, с. 15].
В послепетровский период темпы развития промышленных производств в целом снизились, однако с середины XVIII века начался их подъем. Постепенно машинное производство начало вытеснять ручной труд, происходил переход от мануфактур к фабрикам. Начиная со второй половины XVIII века, на крупных предприятиях устанавливались паровые машины. В этот же период стала расти численность жителей С.-Петербурга. Из-за дороговизны земли в центре города предприятия располагались на окраинах, около Невы, т.к. для производств требовалась вода, в местах пересечения водных и наземных путей: на Шлиссельбургском тракте, около Обводного канала, в устье рек Фонтанки, Екатерингофки, на юго-западе Васильевского острова [20]. В течение большей части XVIII в., за исключением нескольких казенных предприятий, промышленность в общем имела только местное значение [21].
Следует отметить, что промышленность России XVIII в. в общем характеризовалась как развивавшаяся в основном количественно. Главным потребителем крупного производства оставалось государство. В конце XVIII в. промышленность развивалась преимущественно в двух формах: фабричной и кустарной. Фабрика была школой для освоения новых приемов производства и технических усовершенствований, распространяла знания в кустарном производстве. Фабрики производили предметы потребления для высших слоев населения, а кустари изготовляли грубые товары для простого народа [22].
В начале XIX века в соответствии со статистическими данными за 1812 и 1813–1814 гг. [23, 24] в С.-Петербурге действовали следующие химические предприятия: мыловаренные, свечные и салотопенные заводы, красочные заводы, красильни, сургучные фабрики, уксусные заводы, купоросный завод, бумажные, стеклянные, фарфоровые и фаянсовые. Мыло производили в С.-Петербургской губернии заводы купца Дм. Панышина (1330 пуд.), Христиана Досана (8095 пуд., 5 рабочих). Сальные свечи выпускали 12 заводов: купцов Федора Мурашова, Василия Хонина, Петра Хонина, Николая Семенова, Авдотьи Загибениной и др. Сало топили на трех заводах: купцов Якова Блинова, Герасима Куречанова в Кронштадте и Карла Петзольта в С.-Петербурге. Всего на 17 мыловаренных, свечных и салотопенных заводах было произведено 96 425 пудов продукции. На фабрике купца Ивана Герке изготовляли помаду, ваксу, одеколон, чернила, мыло (6 рабочих, помада — 4582 дюжины, мыло — 136 дюжин, чернила — 170 дюжин).
Краски выпускали заводы: маркшейдера 9-го класса Фомы Друри (белила, сурик, чернидь), фабриканта Христиана Фрезе (6 вольнонаемных рабочих, водяные краски). На двух указанных выше заводах было произведено 1872 пуда и 27 100 кусков краски [24, c. 363]. Красильных фабрик в 1812 г. было в С.-Петербурге 18, а в 1813–1814 гг. — 6: купца Ивана Гама, купца Эрнста Шоке, мастера Георга Фрика, мастера Федора Ушкина, Ивана Попова, Якова Крекера. Всего на 6 предприятиях 57 вольнонаемных рабочих выпустили 1400 кусков, или 121 пуд. продукции [24, c. 310].
Уксус вырабатывали три завода: купца Николая Досикова (1800 ведер, 1 ведро = 12,2994 л)), купца Иоганна Ерса (Иорса) (3 рабочих, 7826 ведер), купца Христиана Бергмана (6 рабочих, 3500 ведер). Серную кислоту (купоросное масло) получали на заводе Коммерции Советника Якова Молво (5 вольнонаемных рабочих, 538 пуд.).
Сургуч производили заводы фабрикантов Мартына Петерки (2 рабочих, 224 пуд.), Леонтия Щекина (3 рабочих, 1000 пуд.), Абрама Трубицына (6 рабочих, 4390 пуд.). В 1811 г. были изданы указы, запрещающий использовать сургуч и бумагу, привезенные из-за границы, в Департаментах Министерств. К этому времени их качество было доведено до высокого уровня [10, с. 35].
В 1814 г. бумагу изготавливали 5 фабрик, из них 3 фабрики выпускали писчую бумагу: Стат. Сов. Анны Петровны Полторацкой (Царскосельский уезд, село Красное, 444 приписных и покупных работника, 18533 пуд.); капитана Карла Тернберже (Ораниенбаумский уезд при Гоготобужской мызе (11 приписных и покупных, 85 помещичьих, 30 вольнонаемных рабочих, продукция — разного вида бумаги, политуры — спиртовые растворы шеллака); Ком. Сов. Александра Ольхина (С.-Петерб. уезд, Белоостровская вотчина, бумага и политура). Оберточную бумагу и политуру производили на фабриках Губерн. Секрет. Карла Эттера (Екатерингоф) и купеческого сына Андрея Голоушина (С.- Петербург). Всего было выпущено 120 316 листов и 800 пуд. соответственно.
По данным 1814 г. в С.-Петербургской губернии работали 17 стеклянных и хрустальных заводов. Листовое стекло варили на следующих из них: Ген.-лейт. Федора Ивановича Герарда (Ямбургский уезд, 16 помещичьих крепостных и 6 вольнонаемных, 350 ящиков), подполк. Фредрихса (аренда у мещанина Захара Аникина, Шлиссельбургский уезд, 26 помещичьих крепостных, 500 ящиков), Франца Эдельвека (Новоладожский уезд, 16 вольнонаемных, 421 ящик). Различную посуду (штофы, полуштофы, бутылки, полубутылки, графины, стаканы, рюмки) изготавливали на заводах Тит. Сов. Митрофанова, отставн. Гвардии корнета Андрея Баташова, купца Кузьмы Голашевского, крестьянина Ивана Жочева. Всего на указанных заводах было произведено 3 961 454 штуки изделий и 1751 ящик стекла. В С.-Петербургской губернии действовали заводы по производству фарфоровых, фаянсовых изделий: купца Ильи Рябова и Ко (г. Луга, 32 вольнонаемных рабочих, столовая посуда), купцов Филиппа и Петра Батениных (18 вольнонаемных рабочих, посуда), фабриканта Ив. Виттана (19 вольнонаемных рабочих, глиняные трубки). Всего указанными заводами было произведено 141 039 штук изделий.
В 1839 г. была выдана привилегия на производство сооружений из асфальта в Российской империи. На Екатерингофском проспекте около пивоваренного завода Г. Казалета, в доме Герена № 15, против Гутуевского перевоза был открыт завод для получения асфальта. Для приготовления асфальта использовали асфальтовую руду (камень) из копей округа Пиримон-Сейселя на берегу Роны (93 части) и горную смолу (7 частей). Привилегия и контракт на производство работ из асфальта принадлежали петербургскому купцу 1-й гильдии И.К. Плиту (контора на 5-й линии В.О. в доме фон Лоде № 1). В июне 1838 г. асфальтом были покрыты тротуары у строящегося Исаакиевского собора со стороны Синего моста, в Зимнем дворце залиты асфальтом два балкона, в Эрмитаже — кухня, в Елагином дворце — две террасы и большая кухня, в строениях при железной дороге в Царском селе и Павловске — семь балконов и погреб, сени и вход в доме г. Монферрана [25].
С целью воспитания и образования кадров во время царствования Александра I возник план организации в С.-Петербурге Практического технологического института. В разработке плана принимал участие министр финансов Е.Ф. Канкрин. В 1828 г. был утвержден Устав института. В 1831 г. он начал свою работу. В первые годы выпускникам присваивали звания «ученый мастер» и «мастер», а в более поздние годы — «инженер-технолог» и «технолог» [3, т. 1, c. 312-313].
В 1838 г. член Российской Академии наук Б.С. Якоби открыл электрохимический способ получения металлов. Он установил, что при пропускании электрического тока через растворы солей на отрицательно заряженном электроде из большинства солей выделяются чистые металлы. Якоби заметил, что слой металла был ровным и в точности воспроизводил поверхность электрода. Данный способ был назван гальванопластикой. В 1840 г. Якоби опубликовал руководство по гальванопластике и получил Демидовскую премию за свое открытие. В 1867 г. Якоби был удостоен золотой медали на Парижской выставке. На выставке в Париже были представлены не только гальванопластические художественные изделия и скульптуры, но и технические изделия. Ф.Г. Федоровский в Кронштадте изготовил медные детали котельной арматуры, бесшовные, сложной формы, со многими разветвлениями, с равномерной толщиной стенок. Методом гальванопластики изготавливали клише для художественных репродукций и для печатания государственных бумаг [26]. Широкое промышленное использование способ получил позднее, однако во времена Якоби была открыта мастерская, в которой электрохимическим путем было осаждено 6749 пуд. меди и 45 пуд. 32 ф. золота в виде покрытий произведений искусства и архитектуры для дворцов и соборов С.-Петербурга [19, с. 113–114].
Заинтересовавшись изобретением Якоби, герцог Лейхтенбергский в 1844 г. организовал гальванопластический завод (Старый Петергофский просп., д. Его Выс.), на котором работали до 2500 рабочих. На заводе герцога были созданы первые в мире гальванопластические скульптуры, а также барельефы, гирлянды и другие изделия для украшения Исаакиевского собора, всего на сумму 408 460 руб. [26]. После смерти герцога Лейхтенбергского в 1852 г. один гальванопластический цех его завода приобрели французы Генке, Плеске и Моран. Штат завода состоял из 7 мастеров и 304 рабочих, из которых 3 человека были грамотными. Завод выпускал продукцию на сумму 340 000 руб., потребление дров и каменного угля было на 6550 руб., мощность паровых установок — 18 пар. сил. В 1857 г. заводом производилось золочение шпиля колокольни Петропавловского собора.
Согласно адресной книге за 1849 г. [6] по сравнению с 1812–1814 гг. наряду с мыловаренными, свечно-сальными, салотопенными, сургучными и другими предприятиями, перечисленными ранее, были зарегистрированы следующие: заводы резиновых изделий — Кирштена (Адмиралт. пл. д. Крюковской), Лерхе (Гороховая ул. д. Арнда и 15 линия д. Красильникова), Розенталя (Садовая ул. д. Гарфункеля), Риккерта (наб. Обводного кан. д. Беляевой и Адмиралт. пл. д. Крюковской), Ставенгагена (Адмиралт. пл. д. Греффа, Большая Морская ул. д. Барбе, Вознесенский пр. д. Шредера, Разночинная ул. д. Писаревского, Наб. Екат. кан. д. Зондерман); газовые заводы (наб. Обводного кан. и Царскосель. просп.); клееваренный завод Екимова (Безымянная ул. д. Волковой); клееночные заведения — Акинфеева (Боровая ул. д. Хрустиной), Аристова (Лиговский пр. д. Шрейбера), Левашева (Конногвардейская ул. д. Янковой); гальванопластические мастерские — Гамбургера (Больш. просп. П.С. собств. д.), Готеро (Зимин пер. д. Риглера), Иохима (Измаиловский просп. собств.д.), Карловица (Столярный пер. д. Кельдермана), Рюсселя (Ново-Исаакиевская ул. д. Бреме), Папетина (Больш. Мещанская ул. д. Шестакова; костеварительные и костеобжигательные заводы — Грунта (Наб. Обводного кан. Д. Лядовой), Деберта (Царскосельск. Просп. д. Кондратьева), Дорошина (Черная речка д. Демидовцева), Кобызевой (Гуттуевск. Остр.), Кобызевой (наб. Обводного кан. обств.д.), Осипова (наб. Обводного кан. д. Петрова), Степанова (наб. Обводного кан. на зем. Алекс. Лавры); заводы лампового масла — Александрова (Лиговский просп. д. Матасова), Давыдова (Лиговский просп. собств. д.), Жукова (Боровая ул. д. Полосухиной), Кондратьева (Царскосельский просп. собств. д. ); мыловарни — Загибенина (Кузнечный пер. д. Загибенина), Меккенгейзера (Дровяная ул. собств. д.), Семенова (Черная речка собств. д.), Смирнова (Невский просп. д. Лопатина). Кроме того, работали 91 красильня, 23 помадных фабрики и лавки, два заведения «пятновыводчиков».
За среднюю треть XIX в. завершился процесс превращения мануфактур в крупную передовую для своего времени машинную индустрию. Ведущие места среди промышленных производств в С.-Петербурге занимали металлообработка и текстильная отрасли, в то же время были созданы основы третьей важной группы производств — химических. Петербургская губерния стояла на первом месте среди других губерний России по производству различных химических продуктов [27]. К середине XIX в. сложилась номенклатура химической продукции и классификация отраслей химической промышленности. В книге профессора С.-Петербургского технологического института Д.И. Лещенко [15] приведена классификация важнейших отраслей химической промышленности. Один из разделов включал химическую промышленность неорганических веществ: а) воду (естественные воды, вода для питья, вода для паровых котлов, химических производств и других технических целей, сточные воды); б) производство серной кислоты, соды, хлора и белильных материалов (хлорной извести), солей калия, азотной кислоты и ее солей, искусственных удобрений (суперфосфатов, азотных и калийных удобрений); в) производство стекла, керамики, фарфора, кирпича, извести, цементов, гипса. К другому разделу относилась химическая промышленность органических веществ. Раздел включал сухую перегонку органических веществ, производство светильного газа, перегонку каменноугольной смолы (нитробензол, анилин, салициловая кислота, нафтиламин, нафталинсульфокислоты). Также в этот раздел входило получение красок (фуксина, ализарина, искусственного индиго и др.), сухая перегонка дерева (уксусная кислота, метиловый спирт), перегонка нефти (бензин, керосин, смазочные масла). К следующему разделу относилась химическая промышленность продуктов растительного и животного происхождения: углеводов, жиров, глицерина. Подраздел углеводы включал свекловичное производство, крахмал, целлюлозу (бумага), подраздел жиры — мыловарение, гидрогенизацию жиров, свечное производство, подраздел глицерин — кожевенное производство, клееваренное производство, взрывчатые вещества (динамит, нитроглицерин, нитроклетчатка, пироксилин, бездымный порох, пикриновая кислота, гремучая ртуть, спички).
Согласно статистическим данным за 1862 г. [28] в С.-Петербурге действовало 7 химических предприятий: Фабрика типографских красок Беггрова И. (Кар. ч., 2-й кв., за Московск. заставой, д. Беггрова № 90), Фабрика химических красок Волоскова А. (Вас. ч., 4-й кв., 17-ая линия, собств. д. № 77). А.П. Волосков был внучатым племянником и продолжателем дела изобретателя Т.И. Волоскова, который еще в XVIII в. организовал выделку и продажу превосходных красок (кармина, бакана, белил и др.). Волосковские краски не раз удостаивалась наград в России и за рубежом (в 1851 г. — медаль на Всемирной выставке в Лондоне). Краски Волоскова применялись для печатания государственных денежных знаков [29]. В 1866 г. завод химических красок Волоскова был закрыт.
Также работали Завод сухих красок и белил Курциуса Э. (Вас. ч., 4-ый кв., 17-ая линия, д. Курциус № 36), Белильный завод Жукова (Кар. ч., 2-ой кв., д. Ворошилова № 73), Химические заводы Ждановых (Петерб. ч., 1-ый кв., Петровский парк, собств. д. № 1407-3), Комелова К. (Нарвск. ч., 3-й кв., Гутуевский о-в, собств. д. № 15), Растеряевой (Нарвск. ч., 3-й кв., Гутуевский о-в, собств. д. № 11) [28]. Растеряева А.В. была потомственной почетной гражданкой, владела медным и химическим заводами, имела троих сыновей [30]. По более поздним статистическим данным (за 1881 г.) владельцем завода (Гутуевский остров д. № 11) был потомственный почетный гражданин Растеряев Григорий Сергеевич. На заводе производили 42 700 пуд. различных кислот, купороса, серы, селитры, соды и проч. на сумму 74 300 руб., число рабочих — 75, пар. машина 12 сил [31].
В 1862 г. на трех химических заводах применялись паровые машины: у Курциуса в 8 пар. сил, у Ждановых — 18 пар. сил, у Беггрова — 3 пар. силы. На семи из указанных выше химических предприятий работало 7 мастеров и 103 рабочих, из которых 20 человек были грамотными. Предприятия производили продукции на 170 593 руб. в год (в среднем на 24 370 руб. каждое). Топливо (дрова и каменный уголь) расходовалось на 6 предприятиях на сумму 16 770 руб. в год (в среднем по 2795 руб. на каждом предприятии).
Также в С.-Петербурге на 1862 г. действовало 18 свечно-сальных, салотопенных и мыловаренных заводов. Мыло варили на 5 их них: Архипова Т. (Нарвск. ч., 3-й кв., Гутуевский о-в, д. Грабузова № 15), Загибенина П. (Московск. ч., 2-ой кв., угол Болотной ул. и Кузнечного пер., собств. д. № 17-2), Меккенгейзера (Нарвск. ч., 2-ой кв., на Новоизмаиловском пар., по Дровяной ул., д. Меккенгейзера № 5), Менделя (Кар. ч., 2-ой кв., за Московск. заставой д. Менделя № 60) и Фика Е. (Нарвск. ч., 3-й кв., Резвый о-в, д. купца Якимова). Паровая установка в 4 пар. силы находилась только на одном предприятии из 18 — Салотопенном заводе А. Панова, находившемся на Гутуевском острове по Динабургской улице. На 18 заводах работали 18 мастеров и 182 рабочих, из которых 82 человека знали грамоту. Заводы вырабатывали общей продукции на 1 594 997 руб. в год (в среднем по 88 611 руб. на одном заводе). При этом потреблялось дров и древесного угля на 9629 руб. (в среднем по 535 руб. на одном предприятии).
В С.-Петербурге выпускали продукцию 4 костеобжигательных завода — Грумбта К. (Нарвск. ч., 3-й кв., Динабургская ул., д. наслед. Лядовой № 3), Грабусова К. (Кар. ч., 2-й кв., Черная р. д. Грабусова № 7), Ильина С. (Нарвск. ч., 3-й кв., Гутуевский о-в, д. Грабусова № 17) и Кобызева М. (Нарвск. ч., 3-й кв., д. Пуминовой № 17). На них трудились 2 мастера и 34 рабочих, из которых 6 были грамотными. Костеобжигательные заводы производили продукцию на 82 290 руб. за год (в среднем на 20 572 руб. каждый) и потребляли дров и древесного угля на сумму 3230 руб. (в среднем на 807 руб. каждый).
Кроме того, действовали клееваренные заводы Зиновьева М. (Нарвск. ч., 4-й кв., за Московск. заставой, 1-я ул., д. № 4) и кн. Урусова (Выб. ч., Охт. кв., Малоохтинский пр., аренд. Псиола) . На данных заводах работали 2 мастера и 31 рабочий, грамотных было 2 человека. Заводы производили продукцию на сумму 18 000 руб. в год (по 9000 руб. каждый) и расходовали дров и древесного угля на 4050 руб. (в среднем по 2025 руб. на один завод) [28].
В это же время в С.-Петербурге работало 6 лаковаренных заводов: Ивановой (Московск. ч., 4-й кв., Клинский пр., собств. д. № 27), Кислова П. (Московск. ч., 2-й кв., на углу Кузнечного пер. по Лиговке д. Загибенина № 71), Комова А. (Рожд. ч., 2-й кв., 7-ая улица, д. Комова № 17), Маркса Л. (Кар.ч., 2-й кв., за Московск. заставой д. Маркса № 110), Пойтелинга (3 Адм. ч., 4-й кв., Гороховая ул., д. Вагенгейма № 39), Яковлева А. (Лит. ч., 1-ый кв., Шпалерная ул., д. Яковлева № 2). Количество мастеров и рабочих составляло 4 и 26 соответственно. Грамотных рабочих было 15 человек. Общей продукции выпускалось на 111 195 руб. (в среднем на 18 532 руб. на каждом заводе). 6 заводов потребляли дров и древесного угля на сумму 1131 руб. (в среднем по 188 руб. каждый). Штат трех сургучных заводов (Лелянова А. — Кар.ч., 2-й кв., за Московск. заставой, д. Катоци № 31, Шталя — Петерб. ч., 3-й кв., по Большому пр. на углу Бармалеевой ул., д. Смиренской № 76-1 и Щекиной М. — 4 Адм. ч., 4-ый кв., Климов пер., д. Северова № 5) состоял из 2-х мастеров и 19 рабочих, из которых 8 человек были грамотными. Стоимость выпускаемой продукции была равна 34 149 руб. за год (в среднем 11 383 руб. на каждом предприятии). Дров и древесного угля они потребляли на 601 руб. (в среднем на 200 руб. каждый). Работали два предприятия резиновых изделий — Товарищества Российско-американской резиновой мануфактуры, основанной в 1860 (Нарвск. ч., 4-й кв., Обводный кан. д. № 134-1), и Завод Кирштена Г. (Петерб. ч., 4-й кв., Б. Вульфова ул., собств. д. № 4). Фабрика резиновых изделий Товарищества, на которой работали 5 мастеров и 160 рабочих (31 из них был грамотен), выпускала 400 000 галош и 250 пуд. других изделий на сумму 350 000 и 16 000 руб. соответственно. Расход каменного угля составлял 1000 пуд. на сумму 12500 руб. На Резиновом заводе Кирштена число мастеров и рабочих составляло 2 и 110 человек соответственно. 20 рабочих были грамотными. Выпускалось 120 000 пар обуви на сумму 300 000 руб. в год. Завод потреблял 360 пуд. каменного угля на сумму 4320 руб. и использовал 45 пар. сил.
Завод выварки экстрактов из красильных растений Мессонье Г. (Вас. ч., 5-й кв., Кожевенная линия, собств. д. № 40), на котором работали 2 мастера и 18 рабочих, производил продукцию на 45 000 руб. за год. При этом он потреблял 45 000 пуд. каменного угля на сумму 5500 руб. Французский подданный Гаврила Карлович Мессонье (1821–?) постоянно проживал в Париже. С 1862 г. в звании купца 1-й гильдии через доверенных лиц он занимался предпринимательством в Петербурге. В 1860–1870-х гг., помимо предприятия, ему принадлежал магазин красок. С 1883 г. владельцем предприятия под фирмой «Мессонье, Кюнеман , Боде и Ко» являлся гражданин Франции Луи Кюнеман (1842–?). В 1896 он преобразовал дело в торговый дом (товарищество на вере) «Кюнеман, Боде и Ко» с капиталом 275 000 руб. (50 000 руб. принадлежало Л. Кюнеману и Э. Боде, 225 000 руб. — непоименованному вкладчику) [32, с. 253–254].
В С.-Петербурге действовало 5 белильно-красильных фабрик: Гука Л. (Выб. ч., 3-й кв., Наб. р. Невы, собств. д. № 59-61), Дюка А. и Капона К. (Вас. ч., 5-й кв., Кожевенная линия, д. Кусовых № 30), Кремницкого И. (Выб. ч., Охт. кв., Малоохтинский пр., собств. д. № 771), Франке (Выб. ч., 2-ой кв., Малосампсониевский пр., собств. д. № 4-6), Черкаловой О. (Нарвск. ч., 3-й кв., Б. Резвый о-в). На них работали 5 мастеров и 199 рабочих (в среднем по 41 человеку на предприятии). Фабрики выпускали продукцию. (в среднем по 172 300 руб. на каждую) и потребляли на 1500 руб. дров (древесного угля) и на 19 050 руб. каменного угля (кокса). Средняя стоимость топлива на каждой фабрике была равна 4110 руб. Общая мощность паровых машин составляла 90 пар. сил. Однако, основное количество продукции производилось Красильно-белильной фабрикой Гука, на которой работало 148 рабочих, 50 человек из них были грамотными. Фабрика выпускала продукцию на сумму 70 000 руб. и потребляла каменного угля на 15 000 руб., мощность паровых установок была равна 60 пар. сил [28].
На двух газовых заводах Акц. О-ва (Кар. ч., 3-й кв., Б. Царскосельский пр. напротив скотопригонного двора, собств. д. № 54 и Обводный кан., собств. д. № 76, 78, 80) работали 4 мастера и 325 рабочих. Стоимость выпускаемой продукции составляла 738 292 руб., мощность паровых машин — 40 пар. сил.
Также в С.-Петербурге работали 5 косметических фабрик: Герке И. (2-я Адм. ч., 1-й кв., Невский пр. в д. церкви Св. Петра), Мора Г. (2-я Адм. ч., 3-й кв., Вознесенский пр., д. Блюмера; Кельбель), Савина А. (Вас. ч., 3-й кв., наб. М. Невы, д. Савина № 12), Косметических изделий Товарищества (за Московск. заставой, д. Рузанова № 32), Фельдмана Г. (3-я Адм. ч., 1-й кв., Невский пр., д. Сутгофа № 46). На всех фабриках работали 6 мастеров и 30 рабочих, из которых 8 человек были грамотными. Фабрики выпускали продукцию на сумму 136 925 руб. (в среднем по 27 385 руб.) и потребляли дров и древесного угля на сумму 3720 руб. (в среднем на 744 руб. каждая).
На 8 алебастровых заводах (Бальцера — Петерб. ч., 4-й кв., наб. Б. Невки, д. Федорова № 30; Буша Ю. — Кар. ч., 2-й кв., Обводный канн., д. Буша № 32-34; Герике К. — Нарвск. ч., 3-й кв., Наб. Черной речки, собств. д. № 7; Куделина М. — Нарвск. ч., 1-й кв., Измаиловский пр., д. Липина № 20, 22; Липина Д. — Нарвск. ч., 1-й кв., на углу Измаиловского пр. и Обводного кан. д. Липина № 24-121; Пойгина — Кар. ч., 3-й кв., Обводный канн., д. Лаптевой № 90; Сафоновой К. — Московск. ч., 3-й кв., по Звенигородской и Глазовой ул. д. Менгден № 30-21; Шемякина Н. — Кар. ч., 3-й кв., Обводный кан., собств. д. № 54) работали 2 мастера и 99 рабочих, из которых 4 были грамотными. Заводы выпускали продукцию на 162 780 руб. (в среднем на 20 347 руб. каждый) и потребляли дров, древесного угля на 5818 руб. и каменного угля, кокса на 1480 руб. (в среднем на 912 руб. каждый). На трех алебастровых заводах применялись паровые установки: у Бальцера (9 пар. сил), Куделина (4 пар. силы), Липина (2 пар. силы).
Кроме того, в 1862 г. в С.-Петербурге существовало 20 кожевенных заводов. На данных заводах было занято 16 мастеров и 784 рабочих (в среднем по 40 рабочих на каждом). 196 рабочих были грамотными. Заводы производили продукцию на сумму 2 496 640 руб. (в среднем на 124 832 руб. каждый), потребляли на 16 952 руб. дров и на 3890 руб. каменного угля (в среднем на 1042 руб. каждый). На двух заводах работали паровые машины в 6 пар. сил (у Бернардаки Д.) и 15 пар. сил (у Компании Владимирского кожевенного завода). Самыми крупными кожевенными заводами были завод Бернардаки Д., Нарвск. ч., 3-й кв., Гутуевский о-в (132 работающих, 420 000 руб. стоимость продукции), Зверкова А., Вас. ч., 5-й кв., Кожевенная линия, собств. д. № 22 (66 работающих, 320 000 руб. стоимость продукции), Осипова А., Вас. ч., 4-й кв., о-в Голодай, наб. р. Малой Невы д. № 578–717 (79 работающих, 300 000 руб. стоимость продукции), Егорова, Вас. ч., 5-й кв., Кожевенная линия, собств. д. № 33 (43 работающих, 222 500 руб. стоимость продукции), Кусова, Вас. ч., 5-й кв., Кожевенная линия, собств. д. № 27-28 (102 работающих, 221 174 руб. стоимость продукции), Сокова Д., Вас. ч., 5-й кв., Кожевенная линия на берегу Б. Невы собств. д. № 1 (46 работающих, 212000 руб. стоимость продукции), Брусницына Н., Вас. ч., 5-й кв., Кожевенная линия на берегу Б. Невы собств. д. № 29 (76 работающих, 180 000 руб. стоимость продукции).
В этот период в С.-Петербурге продолжал работать Гальванопластический завод Генке, Плеске и Моранд (Нарвск. ч., 4-й кв., по Обводному канн. на углу Эстляндской ул., собств. д. № 17). На Стеклянном заводе Кабинета Его Величества (Кар. ч., 1-й кв., Шлиссельбургский пр.) работали 5 мастеров и 120 рабочих, в том числе 108 грамотных, которые производили продукцию на сумму 85 000 руб. (140 000 штук изделий). Расход топлива (дров) был на 15 000 руб., мощность паровых машин — 40 пар. сил.
На «Мозаической» фабрике при стеклянном заводе Императорской Академии художеств (Кар. ч., 1-й кв., Шлиссельбургский пр.) работали 12 мастеров и 25 рабочих, их которых 20 человек были грамотными. Предприятие выпускало изделия на сумму 60 000 руб. (2000 штук), потребляя дров на сумму 2500 руб. На Фабрике искусственных камней Гюцлава (Петерб. ч., 1-й кв., Б. Гребецкая ул., д. Денисьевского № 13 и Мора № 9) работали15 рабочих, из которых 5 были грамотными, выпускали изделия (ступени, вазы, колонны) на сумму 12 000 руб., при этом потребляли дрова на сумму 2500 руб.
В Акц. О-ве искусственных минеральных вод и шипучего лимонада (Петерб. ч., 2-й кв., Александровский парк № 6) работали 1 мастер и 70 рабочих, выпускали 1 600 000 бутылок ежегодно на сумму 160 000 руб., расход топлива (дров) был на 1300 руб., мощность паровой машины — 2 пар. сил. В С.-Петербурге работала Фабрика зажигательных спичек Диопперона (Нарвск. ч., 4-й кв., за Московск. заставой д. Спиридонова № 3) . Один мастер и 9 рабочих, из которых 2 были грамотными, выпускали 596 ящиков продукции в год на сумму 2496 руб. Потребление дров было на 48 руб.
На Клеенчатой фабрике Зайцева А., Выб. ч., 1-й кв., Мало-Муринская дорога, д. Зайцева № 46 (1 мастер, 8 рабочих, в том числе 5 грамотных) производили 1 500 кусков изделий на сумму 6 000 руб., при расходе топлива (дров) на сумму 150 руб. Завод минерального масла (Нарвск. ч., 4-й кв., Б. Царскосельский пр. за Московск. заставой, д. Мусиной-Пушкиной № 61) имел в штате 1 мастера и 15 рабочих, потребление каменного угля было на сумму 520 руб. за год. На Зеркальной фабрике Женисье и Петижана (Вас. ч., 4-й кв., 16-я линия, д. Шауфельдберга № 89) работали 2 мастера и 4 рабочих. Фабрика потребляла дрова на сумму 1400 руб.
С 1864 г. Статистический комитет начал систематизировать сведения о фабриках и заводах не только по столице, но и по другим городам и уездам губернии: Петербургском, Гдовском, Лужском, Новоладожском , Петергофском, Царскосельском, Шлиссельбургском, Ямбургском. Наиболее подробная статистика по всей губернии представлена в отчете за 1867 (таблица 1) [28].


Литература
1. Гейман В.Г. Мануфактурная промышленность Петербурга Петровского времени // Сб. статей Петр Великий. — Под ред. А.И. Андреева. — М.-Л.: Изд-во АН СССР, 1947. — 434 с.
2. Горлов И. Обозрение экономической статистики России. — СПб.: тип. Имп. Акад. наук, 1849. — 339 с.
3. Лукьянов П.М. История химических промыслов и химической промышленности в России: в 3-х тт. — М.-Л.: Изд-во АН СССР, 1948–1951.
4. Богданов А. Историческое, географическое и топографическое описание Санкт-Петербурга / А. Богданов, В. Рубан. — СПб, 1779. — 551 с.
5. Лукьянов П.М. История химической промышленности СССР / П.М. Лукьянов, А.С. Соловьева. — М.: Изд-во Просвещение, 1966. — 256 с.
6 . Цылов Н.И. Городской указатель или адресная книга ... на 1849 год. — СПб.; тип. Штаба Отд. кор. Внутр. стражи. — 547 с.
7. Рейхель А. Смоляная промышленность // Обзор различных отраслей мануфактурной промышленности России. — Спб.: тип. Департамента внешней торговли, 1863. — Т. 2. — С. 375–444.
8. Девятисильная Д.И. Фабрики и заводы в царствование Императора Петра Великого. Историко-экономическое исследование / под ред. проф. Павлуцкого. — Киев: тип. А.И. Гросман, 1917. — 75 с.
9. Богатырев Э.Д. Для умножения казны государевой. Казенная поташная промышленность России в конце XVII — третьей четверти XVIII века. — Саранск: Изд-во Мордовск. Ун-та, 2005. — 248 с.
10. Бурнашов В. Очерк истории мануфактур в России. — СПб.: тип. Н. Греча, 1833. — 55 с.
11. Лукьянов П.М. Краткая история химической промышленности СССР. — М.: Изд-во АН СССР, 1959. — 464 с.
12. Ломоносов М.В. Собрание сочинений. — Academia, 1934. — Т.6. — С. 111–152.
13. Столпянский П.Н. Жизнь и быт петербургской фабрики за 210 лет ее существования. 1704-1914. — Л.: Ленингр. губ. совет профессион. союзов, 1925. — 166 с.
14. Интернет-ресурс: Сайт архива http:spb.rusarchives.ru/guide/p332.shtml; 31 июля 2008 г.
15. Лещенко Д.И. Химия в промышленности. Популярное изложение начал химической технологии / Д.И. Лещенко. — С.- Петербург: Изд. А.С. Суворина, 1909. — 319 с.: ил.
16. Краткий обзор химического именословия / проф. М.Ф. Соловьев, проф. С.Я. Нечаев, полк. Соболевский, акад. Г.И. Гесс. — Б.М.: Имп. Академия наук, 1835. — 6 с.
17. Безбородов М.А. Дмитрий Иванович Виноградов — создатель русского фарфора / М.А. Безбородов. — М.-Л.: Изд АН СССР, 1950. — 512 с.: ил.
18. Фигуровский Н.А. История химии / Н.А. Фигуровский. — М.: Просвещение, 1979. — С. 48.
19. Люди русской науки. Очерки о выдающихся деятелях естествознания и техники. Математика. Механика. Астрономия. Физика. Химия. — М.: Изд-во физ.-матем. лит-ры, 1961. — 600 с.
20. Платова Е.Э. Экономическая история Невского края. — СПб.: ГУАП, 2003. — 132 с.: ил.
21. Яцунский В.К. Роль Петербурга в промышленном развитии дореволюционной России // Вопросы истории. — 1954. — № 9. — С. 95–103.
22. Корсак А.К. О форме промышленности вообще и о значении домашнего производства (кустарной промышленности) в Западной Европе и России. — М.: тип. Грачева и Ко, 1861. — 315 с.
23. Ведомость о мануфактурах в России за 1812 год. — СПб.: тип. Военного Министерства, 1814. — 174 с.
24. Ведомость о мануфактурах в России за 1813 и 1814 годы. — СПб.: тип. Правительствующего Сената, 1816. — 457 с.
25. Привилегия, данная на производство сооружений из асфальта в Российской Империи. — СПб.: тип. Н. Греча, 1839. — 15 с.
26. Одноралов Н. Гальванотехника в декоративном искусстве. — М.: Искусство, 1952. — 207 с.
27. Покшишевский В.В. Некоторые вопросы экономико-географического положения Ленинграда // Вопросы географии. — М., 1956. — 104–130. Шифр РНБ П19/45
28. Статистические сведения о фабриках и заводах в С.-Петербурге за 1862 г. — СПб. — 1862 — 1867. — Вып. 1–6.
29. Биографический словарь деятелей естествознания и техники / отв. ред. А.А. Зворыкин. — М.: Гос. науч. изд-во БСЭ, 1958. — Т. 1. — С. 182.
30. Османов А.И. Справочная книга петербургской купеческой управы как исторический источник (из опыта изучения столичного делового мира 1860-х годов) // История предпринимательства в России: XIX — начало XX века: тр. Конф. — СПб.: Изд. Дом СПбГУ. — 2005. — С. 267–284.
31. Орлов П.А. Указатель фабрик и заводов Европейской России с Царством Польским и Вел. Кн. Финляндским. Материалы для фабрично-заводской статистики. — СПб: Тип. бр. Пантелеевых, 1881. — С. 657–658. (всего 754 с.)
32. Барышников М.Н. Иностранные предприниматели в Петербурге во второй половине XIX — начале XX века: состав, торговые и промышленные операции, общественная деятельность: коллективная монография. — СПб.: ООО Книжный дом СПбИГО, 2006. — 431 с.
33. Козлов А.И. Химическая промышленность дореволюционной России / А.И. Козлов; под ред. Д.Я. Данкина. — Л.: Ленингр. инж.-эк. ин-т им. т. Молотова, 1940. — 81 с.
34. Некоторые данные относительно учреждения и развития Тентелевского химического завода (Высочайше утвержденного товарищества). — СПб.: Тип. Гоппе, 1896. — 16 с.
35. Марковников В.В. Современная химия и русская химическая промышленность. Речь на торжественном собрании Императорского Московского университета. — М., 1897. — 50 с.
36. Цыпкин М.В. О фабриках, заводах и лабораториях, изготовляющих химические продукты и химико-фармацевтические препараты в России. — М.: Тип. и цинкогр. т./д. Мысль, Н.П. Меснянкин и Ко, 1915. — 13 с.
37. Перов В.П. Список фабрично-заводских промышленных заведений С.-Петербургской губернии, подчиненных надзору фабричной инспекции. — СПб.: Тип. Т-ва Андерсона и Лойцянского, 1909. — 88 стлб.
38. Химическое дело в России. Настольная справочная книга. — Одесса: Индустрия, 1911. — С. XVII.
39. Погожев А.В. Адресная книга фабрично-заводской и ремесленной промышленности всей России. — СПб.: Кальмапсон, 1907. — 1002 с.
40. Эл. ресурс http://www.ooksitt.ru/fulltext/zav/odr/usa/kov/1.htm#l. 20.12.2008.
41. Рубцов П.П. Камерное производство // Энц. Слов. Брокгауза и Эфрона. — СПб., 1895. — Т. XIV (27). — С. 186.
42. Химическое дело в России. Настольная справочная книга. — Одесса: Индустрия, 1911. — 170 c.
43. О парфюмерном производстве. — М.: Печатня С.П. Яковлева, 1872. — 19 с.
44. Винницкая Е.П. 100-летие Ленинградской парфюмерной фабрики «Северное сияние» // Маслобойно-жировая промышленность. — 1961. — № 2. — С. 1-2.
45. Интернет-ресурс http://novostispb.ru/2007/06/26/leningradskie-dukhi-voshli–v-istoriju.html
46. Бовыкин В.И. Французские предприниматели в России // Иностранные предпринимательство и заграничные инвестиции в России: очерки. — М.: РОССПЭН, 1997. — С. 153–154.
47. Орлов П.А. Указатель фабрик и заводов Европейской России. Материалы для фабрично-заводской статистики / П.А. Орлов, С.Г. Будагов. — Изд. 3-е исправл., знач. доп. — СПб: тип. В. Киршбаума, 1894. — С.351. Шифр РНБ С 701-120/О-66а, МФ К1/15238
48. Устав Акционерного Общества под фирмой «С.-Петербургская химическая лаборатория» — СПб.: тип. Тренке и Фюсно, 1890. — 26 с.
49. Устав Акционерного Общества под фирмой «С.-Петербургская химическая лаборатория» — СПб.: тип. Тренке и Фюсно, 1912. — 31 с.
50. Устав Акционерного Общества под фирмой «Петроградская химическая лаборатория», Измаиловский пр., 27. — Пг.: тип. В.Ф. Киршбаума, 1917. — 31 с.
51. Высочайше утвержденное Акционерное Общество под фирмой «С.-Петербургская химическая лаборатория» в С.-Петербурге. Отчет за 12 месяцев с 1 января по 31 декабря 1897 (1898, 1899) г., представленный обыкновенному общему собранию Гг. Акционеров. — СПб.: коммерч. скоропеч. Евгения Тиле, преемн., 1898 (1899, 1900).
52. Петербургская химическая лаборатория: [рекламные объявления] // Нива. — 1896. — № 30. — С. 769; № 38. — С. 962в.
53. Вишняков-Вишневецкий К.К. Иностранцы в структуре Санкт-Петербургского предпринимательства во второй половине XIX — начале XX века. — СПб.: ООО Береста, 2004. — с. 83.
54. Краснов Иван. Не было бы счастья, да несчастье помогло: к 150-летнему юбилею ГУП «Водоканал Санкт-Петербурга» // Газета «Утро Петербурга». — 14–17 авг. 2008. — № 79 (615). — С. 14.
55. Ипатьев В.Н. Химический комитет при Главном Артиллерийском управлении и его деятельность для развития отечественной химической промышленности. — Пг., 1921. — 79 с.
56. Список собственных предприятий Военно-промышленных комитетов. –Пг.: тип. Гершунина, 1917. — 48 с.
57. Журнал мануфактуры и торговли. — СПб.: Воен. тип., 1825. — № 1. — 267 с.
Шифр РНБ 1/132
58. Журнал Записки русского технического общества. — СПб.: тип. Деп. Уделов, 1867. — Вып. 7. — С. 425–427.
59. Журнал Записки Императорского русского технического общества. — СПб.: тип. Шредера, 1914. — Т. 47, № 4. — С. 236.
60 . Производство техно-химических продуктов. Журнал промышленности и торговли. — С.-Петербург, 1913. — № 1. — 12 с.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2017
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия