Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (35), 2010
ПРОБЛЕМЫ МОДЕРНИЗАЦИИ И ПЕРЕХОДА К ИННОВАЦИОННОЙ ЭКОНОМИКЕ
Кошелева Т. Н.
доцент кафедры экономики предприятия и предпринимательства Санкт-Петербургской академии управления и экономики,
кандидат экономических наук


Малое предпринимательство в системе экономических факторов инновационного роста
В статье рассматривается сущность национальной инновационной системы, исследуются подсистемы управленческого воздействия, анализируются устойчивость и управляемость систем в процессе инновационного роста малого предпринимательства. Выявляются факторы роста малого предпринимательства и предпосылки их формирования в Санкт-Петербурге
Ключевые слова: малое предпринимательство, национальная инновационная система, региональная инновационная система, инновационная инфраструктура, факторы инновационного роста

На сегодняшний день в России существует базисная основа для формирования инновационной экономики, которая в дальнейшем должна послужить основой для формирования национальной инновационной системы. Для того чтобы сформировать надстройки на существующий базис для создания инновационной экономики в виде подсистем, необходимо наличие факторов инновационного роста.
Инновационная экономика является элементом национальной инновационной системы (НИС), формирование которой определяется развитием малого предпринимательства. Развитие малого предпринимательства определяется факторами инновационного роста, а направления и формы инновационного роста обусловливаются управленческим воздействием на процесс развития малого предпринимательства. Факторы инновационного роста формируются благодаря созданию инновационной системы и также с помощью целенаправленного управленческого воздействия.
Управление, с одной стороны, поддерживает институциональные нормы, а с другой — инициирует непрерывные изменения в экономике. Йозеф Шумпетер подчеркивал, что в относительно статичной окружающей среде поведение экономических субъектов во многих аспектах практически сводится к «кругообороту», повторению одних и тех же изменений. Однако повторение все равно когда-нибудь прерывается созданием новшества.
Для анализа поведения экономических субъектов с устоявшимися правилами взаимодействия служит теория общего равновесия (К. Эроу, Ж. Дебре, Л. Вальрас). В трудах представителей шведской школы Г. Мюрдаля, Э. Линдаля, Э. Лундберга и приверженцев австрийской школы Л.Ф. Мизеса и Ф. Хайека были предприняты попытки включить в модель равновесия фактор неопределенности и тем самым перейти к неравновесной динамической модели. Институционалисты придерживаются мнения, что социально-экономическая система нелинейна и для нее характерны кризисные состояния, которые разрешаются либо повышением уровня организации, либо возрастающим хаосом и переходом к самоорганизации [11].
Условия нестабильности развития предпринимательства служат основой к выявлению закономерностей управляемости его инновационным развитием. И. Ансофф разработал так называемую «шкалу нестабильности» [1], в соответствии с которой амплитуда колебаний нестабильности достаточно велика в зависимости от изменений, результат которых можно предвидеть или последствия этих изменений трудно предсказуемы. Нестабильность часто связывают с разрушением или, по крайней мере, с нарушением целостности системы, благодаря которому создается иная институциональная целостность.
Устойчивость определяется некоторым равновесием системы, ее способностью сохранять сбалансированность между образующими ее частями. В самом общем виде под устойчивостью понимается способность экономической системы восстанавливать исходные (или близкие к исходным) условия функционирования при незначительных нарушениях и даже при серьезных нарушениях продолжать свою деятельность, сохраняя качественно прежнее состояние, описываемое системой исходных параметров. Если возникает какое-либо дестабилизирующее управленческое воздействие, то система способна увеличивать или уменьшать устойчивость. Превышение допустимого значения амплитуды нарушает равновесие, что приводит к потере устойчивости, к нестабильности, может изменить систему до неузнаваемости, или преобразовать ее в другую систему.
Устойчивость предполагает сохранение основных системообразующих параметров деятельности, а управляемость — изменения этих параметров в нужном направлении при воздействии на систему. Очевидно, что устойчивость и управляемость есть категории-антагонисты и достижение компромисса или баланса между ними — это важнейшая цель управления в любой системе [10], в том числе и в управлении инновационным ростом малого предпринимательства.
Академик РАН В. Полтерович [8] обосновал важный вывод о том, что системе институциональных норм присуще явление гистерезиса: система не возвращается в исходное состояние, даже после прекращения действия факторов, вызвавших первоначальные изменения устойчивости. Но это же положение можно применить и к изменениям устойчивости экономических систем, т.е. в нашем случае малого предпринимательства в целом.
Термин «управление» разные исследователи характеризуют сильно отличающимися друг от друга понятиями.
Используя идеи Т. Парсонса [7], из общей системы управления можно выделить четыре группы иерархических подсистем управленческого воздействия, в первую очередь государственного воздействия, в зависимости от принадлежности к тому или иному уровню иерархии.
Первая группа — это подсистема управления, связанная с производством определенной продукции, необходимой для других общественных звеньев и для общества в целом. Она составляет «технический», или «первичный» уровень самих малых предприятий. Именно на уровне этой подсистемы управления происходит внедрение инноваций, в первую очередь продуктовых инноваций.
Вторая группа — это подсистема управления, связанная с организацией производства и распределением. На уровне этой подсистемы управления происходит внедрение организационных и управленческих инноваций малыми предприятиями, в основном внутри самого малого предприятия.
Третья группа — это подсистема управления, связанная с институциональным уровнем, который представляет собой координацию между малыми предпринимателями в регионах, а также формирование и управление региональной инфраструктурой.
Четвертая группа — это подсистема управления, определяющая инновационную политику государства. Она составляет высший уровень управления, который, в конечном счете, олицетворяет целостность национальной инновационной системы [2].
Все подсистемы управления воздействуют взаимосвязано, в том числе и на малое предпринимательство, переплетаются и всегда присутствуют как во внутренней, так и во внешней среде предприятий, в том числе и малого предпринимательства. Но в числе представленных Т. Парсонсом [7] подсистем, по мнению автора, отсутствует одна из важнейших подсистем — подсистема проведения исследований и создания инноваций. Автор считает, что она должна быть первой и важнейшей подсистемой в иерархии подсистем управления, но не подчиненной вышестоящим, и именно от нее должны исходить управленческие воздействия ко всем другим подсистемам, дающие необходимые импульсы и обеспечивающие всю систему управления, в том числе и эту «инновационную» подсистему, всем необходимым для ее развития.
Управление, на взгляд автора, — это особый вид деятельности, включающий в себя способность самостоятельно принимать решения в условиях неопределенности, при наличии возможности выбора вариантов при принятии решения, которое будет соответствовать интересам управляющего субъекта и приведет управляемый объект в одно из желательных и возможных для него состояний.
В реальности существенные изменения поведения экономических субъектов подразумевают чередование состояний равновесности и неравновесности, стабильности и нестабильности, устойчивости и неустойчивости. Таким образом, изменяя устоявшиеся правила взаимодействия, с помощью управленческого воздействия можно выводить экономическую систему из состояния устойчивости, т.е. придавать экономической системе новые свойства и качества и таким образом внедрять инновации.
В условиях нестабильности управление инновационным ростом малого предпринимательства представляет собой динамичный процесс создания условий для его постоянного развития. В этих же условиях управляемость выражается в динамическом процессе в виде необходимой и достаточной реакции управленческого воздействия на изменения условий функционирования малого предпринимательства.
Таким образом, управление инновационным ростом малого предпринимательства — это, по мнению автора, формирование таких предпосылок для его развития, которые должны включать, кроме создания соответствующей законодательной базы и инфраструктуры развития, еще и стимулы, способные создать для малого предпринимательства, осуществляющего инновационную деятельность, значительные конкурентные преимущества на рынке.
Однако сами по себе разрозненные экономические факторы инновационного роста малого предпринимательства, не связанные воедино и не образующие систему, не смогут оказать достаточно значительного влияния на инновационное развитие предпринимательства в целом и малого предпринимательства, в частности. И только взаимосвязанная система экономических факторов инновационного роста малого предпринимательства, которая сможет, благодаря синергетическому эффекту, усиливать влияние самих факторов инновационного роста, позволит обеспечить постоянный устойчивый инновационный рост, поступательное развитие и конкурентоспособность малого предпринимательства.
Благодаря синергетическому эффекту, усиливающему влияние факторов инновационного роста, обеспечение устойчивого инновационного роста и повышение конкурентоспособности малого предпринимательства может обеспечить формирование организационно-экономических основ инновационной экономики через концепцию создания национальной инновационной системы (НИС).
Национальная инновационная система страны включает в себя национальную систему образования, отрасли промышленности, научные институты, инновационную инфраструктуру, региональные инновационные системы, отраслевые кластеры, инфраструктуру поддержки малого предпринимательства, глобальные инновационные и информационные сети. Некоторые исследователи считают, что региональные инновационные системы наравне с отраслевыми кластерами составляют национальную инновационную систему [3]. По мнению автора, региональная инновационная система, безусловно, является составляющей национальной инновационной системы, отраслевые же кластеры выступают составными элементами региональных инновационных систем и только как элемент региональных инновационных систем входят в состав национальных инновационных систем.
Региональная инновационная система кроме отраслевых кластеров включает: региональный рынок и потенциал факторов производства региона, инновационный потенциал региона, кадровый и другие потенциалы региона, т.е. инновационную способность экономики региона. В то время как глобальные инновационные и информационные сети объединяют систему создания, распространения и использования знания, а также макроэкономическое окружение предпринимательства в целом. Все эти составляющие обеспечивают конкурентоспособность предпринимательства в целом и малого предпринимательства, в частности.
Инновационная экономика, являющаяся элементом национальной инновационной системы, включает в себя социальную, экологическую и стратегическую составляющие. В рамках общей модели НИС формируются национальные особенности инновационной системы:
— соотношение государства и частного предпринимательства в осуществлении и финансировании инновационной деятельности;
— роль крупных и малых предприятий в инновационном процессе;
— соотношение фундаментальных и прикладных исследований и разработок; отраслевая структура инновационной деятельности;
— динамика организационно-экономического и инновационного развития.
НИС является не просто набором или взаимосвязанным набором отдельных элементов системы, а состоит из взаимодействующих подсистем всех элементов, каждая из которых выполняет свойственную только ей функцию в процессе инновационной деятельности в соответствии с общей структурой НИС, участвуя, таким образом, в ее формировании. Среди таких подсистем в инновационной экономике можно назвать: инновационно-промышленную; инновационно-образовательную (малые инновационные предприятия при ВУЗах, малые инновационные предприятия при научных институтах); научную (академическая, фундаментальные науки); территориально-инновационную (региональные инновационные системы), подсистему глобальных инновационных и информационных сетей.
Для формирования системы экономических факторов инновационного роста малого предпринимательства необходимо создание предпосылок формирования благоприятной инновационно ориентированной окружающей среды. К одной из таких предпосылок относятся желание и возможности государства в целом, регионов и местных властей в частности, формировать инновационную инфраструктуру, которая является базовой составляющей инновационной экономики и основой инновационного потенциала всего общества, а также определяет эффективность инновационной деятельности в целом [12]. Инновационная инфраструктура — это совокупность взаимосвязанных, взаимодополняющих производственно-технических составляющих структур, предприятий, в том числе, малых предприятий и организационно-управляющих составляющих, необходимых и достаточных для эффективного осуществления предпринимательской и инновационной деятельности [12], т.е. для создания и продвижения инноваций. Инновационная инфраструктура предопределяет темпы роста малого предпринимательства и выступает одной из движущих сил его инновационного развития, так как именно она обеспечивает доступ малого предпринимательства к потенциально возможным ресурсам, является цементирующей базой всех подсистем, оказывает услуги участникам инновационной деятельности, стимулируя их инновационную направленность и развитие от идеи до внедрения в производство.
По мнению А. Буздалина, инфраструктура национальной инновационной системы должна состоять из следующих элементов [12]:
— организаций, способствующих созданию и развитию инновационных компаний (бизнес-инкубаторы, технопарки, коучинг-центры, особые экономические зоны);
— консалтинговых организаций, проводящих обзоры рынков, разработку бизнес-планов, стратегии развития, патентные исследования, исследования конкурентных преимуществ, аудит, правое консультирование;
— центров трансфера технологий;
— фондовых бирж высоких технологий.
Анализируя элементы, составляющие инфраструктуру национальной инновационной системы, предлагаемые А. Буздалиным, автор полагает, что не совсем правомерно относить к организациям, осуществляющим инновационную деятельность, одни из основных элементов данной инфраструктуры. Равно как и сами инновационные предприятия не совсем правомерно относить к инновационной инфраструктуре, так как они являются непосредственными участниками и основными исполнителями инновационной деятельности. К тому же, в условиях экономического спада перспектива создания в полном объеме инновационной инфраструктуры малого предпринимательства достаточно проблематична [12].
В связи с этим, автор предлагает выделить следующие основные подсистемы инновационной инфраструктуры малого предпринимательства: производственно-технологическая, финансовая, информационная, кадровая, экспертно-консалтинговая, нормативно-правовая, центры трансфера технологий.
Как и все составляющие инновационной системы, малые предприятия имеют свои факторы роста. Факторы инновационного роста малого предпринимательства — это факторы повышения конкурентоспособности малого предприятия на основе разработки и внедрения инноваций. К ним относятся:
— мобильная, обладающая современными компетенциями рабочая сила;
— производительные инновационные технологии в основе ключевых производственных процессов;
— правовая, транспортно-коммуникационная, торговая интеграция в мировое экономическое пространство;
— инновационное предпринимательство;
— сохранение и усиление своих конкурентных позиций (обладание фирменными, зарекомендовавшими себя брендами, сохранение и развитие партнерских взаимосвязей, совершенствование своих каналов дистрибуции и т.д.) [3];
— самовозрастающие знания, использование которых даже при незначительных усилиях и затратах может принести значительные инновационные результаты и доход [5].
Рассмотрим предпосылки для создания системы экономических факторов инновационного развития малого предпринимательства в Санкт-Петербурге. Одной из наиболее важных предпосылок формирования факторов инновационного развития петербургской промышленности является ее диверсифицированность. В Санкт-Петербурге примерно полтора десятка разных видов промышленного производства. И рост оборота за январь-июль 2008 г. в текстильном производстве составил 135%, в производстве кожаных изделий — 115%, в химическом — 110%, в судостроении — 104%, в производстве и распределении электроэнергии, воды и газа — 105% [9]. Предприниматели нашего города, в том числе и ряд членов Союза предпринимателей Санкт-Петербурга, стараются набирать преимущественно высококвалифицированных сотрудников, что во многом определяет ситуацию на рынке труда и стимулирует инновационную деятельность малого предпринимательства. Иными словами, Санкт-Петербург не моногород.
Еще одной предпосылкой формирования факторов инновационного развития малого предпринимательства в Санкт-Петербурге выступает наличие в нашем городе большого количества научных, конструкторских и проектных организаций, что создает предпосылки для ускоренного инновационного развития. Другими предпосылками формирования факторов инновационного развития являются наличие системы подготовки квалифицированных кадров, а также развитая производственная и социальная инфраструктура нашего города. Все эти предпосылки, в частности, достаточно высоко оцениваются иностранными инвесторами, в результате чего в нашем городе находится значительное количество иностранных производств.
Какие секторы могут стать локомотивами в преодолении кризиса? Преимущественно ресурсные, связанные с первыми переделами сырья: пищевая промышленность, металлургия, обработка древесины. Можно сформулировать вопрос иначе: какие секторы экономики должны быть локомотивами в преодолении настоящего кризиса? Ответ на этот вопрос достаточно ясен — высокотехнологичные и наукоемкие. Электроника, энергетическое машиностроение, судостроение, радиоаппаратостроение. Нужно активно развивать нанотехнологии, биотехнологии, информационные технологии. Все те виды экономической деятельности, которые определяют переход к новому, шестому технологическому укладу. Только этот переход может сохранить и укрепить роль города как центра научно-технического прогресса в стране и в мире [9].
Остановимся отдельно на роли и значении малого предпринимательства и увеличении доли именно малых предприятий, по сравнению с крупными предприятиями, с точки зрения создания благоприятного инновационного климата и формирования инновационной инфраструктуры. Крупное предприятие заинтересовано в своих кадровых инженерах, которые призваны решать поставленную задачу. Оно скорее будет обходиться так называемым «натуральным хозяйством», т.е. генерировать инновации внутри себя, а если и внедрять чужие инновации, то только надежные и апробированные, что с натяжкой можно охарактеризовать как «инновационную деятельность». Что касается так называемых «сырьевых корпораций» (т.е. корпораций, ориентированных и работающих, в основном, в сырьевом секторе экономики), то для их основной деятельности и повышения конкурентоспособности, в принципе, не требуется так уж много инновационных разработок, полагает Н. Иванова, первый заместитель директора Института международной экономики и международных отношений РАН [4].
Какие могут быть у крупных предприятий инновации, когда риски инновационной деятельности настолько велики, норма прибыли под вопросом, а те же самые деньги с гарантированным успехом можно заработать и без осуществления инновационной деятельности — отметил Илья Пономарев, член Комитета Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и связи. В России изначально подошли к созданию инновационной экономики и предпосылок для формирования благоприятной инновационно ориентированной инфраструктуры не с того конца. Государство занимается развитием инновационного предложения, но не уделяет должного внимания развитию инновационного спроса, — поясняет он [4]. Сегодня в России, к сожалению, существует несоответствие спроса на инновации и предложение инноваций: спрос имеет место в тех областях знания, где их в России пока очень мало, а предложение — в невостребованных областях знания. Пока не будет выявлен спрос на результаты инновационной деятельности (на сами инновации), не определятся и потенциальные покупатели. То есть пока не станет понятно, кто собирается покупать производимые в стране инновации, в том числе и технологические, будет достаточно проблематично выяснить, какие направления развития малого предпринимательства — рациональные или нерациональные- используются сегодня и, тем более, определять их эффективность и осуществлять их выбор [4].
У государства есть возможности влиять и стимулировать желание предпринимателей заниматься инновационной деятельностью — с помощью ужесточения требований к предприятиям по части энергоэффективности, экологии и т.д. И государство начинает ими все активнее пользоваться. Но эти рычаги воздействия могут стимулировать только незначительный рост инновационной активности предпринимательства, небольшое увеличение доли новых технологий, что все равно не сможет принести долгосрочного экономического эффекта. Инновационный голод у предпринимательства может возникнуть при одном условии — наличии реальной конкуренции между крупными игроками в каждом отдельно взятом секторе экономики. Многолетняя российская государственная политика по созданию крупных компаний, так называемых «национальных чемпионов», привела к тому, что в большинстве отраслей с потенциально высокой наукоемкостью в России царит конкурентное спокойствие, которое никак не может стимулировать инновационную активность предпринимательства в целом и малого предпринимательства, в частности.
Если проанализировать предпосылки для создания системы экономических факторов инновационного развития малого предпринимательства в целом по России, то можно отметить, что государственные институты инновационного развития на сегодняшний день более или менее сложились и наращивают обороты. Почти все элементы инновационной инфраструктуры развития малого предпринимательства, какие существуют и функционируют в мире — такие как технопарки, технико-внедренческие центры и т. д., за последние десять лет появились и в России (пусть эффективность их использования пока и невелика, как признает О.Фомичев, директор департамента стратегического управления и бюджетирования Минэкономразвития) [4].
Чтобы сформировать предпосылки создания инновационной экономики необходимо, чтобы экономика стала конкурентоспособной. А чтобы экономика стала конкурентоспособной, необходимо было сформировать конкурентные преимущества в ряде отраслей, такие как: наличие ресурсов, инновационного и технологического потенциала численности трудовых ресурсов, которые и должны сформировать предпосылки для повышения конкурентоспособности и трансформирования экономики в инновационную.
Наукоемкие секторы новой экономики занимают значительную долю в общей структуре хозяйств и играют важную роль в экономическом росте высокоразвитых государств. Об этом свидетельствуют данные непрерывного увеличения в мировой торговле доли наукоемкой продукции и высоких технологий, которая по объему превышает оборот рынков сырья, нефти и других природных ресурсов [6]. Основу роста наукоемкого сектора составляет использование технологических, организационных, информационных и иных инноваций, а также формирование экономически, социально, стратегически и экологически обусловленного глобального взаимодействия контролирующих государственных институтов и структур рынка. Глобальные экономические и социальные связи, способствующие быстрому распространению инновационных технологий, материализуются в росте темпов валового продукта, результативности труда, повышении жизненного уровня. На этой взаимосвязанной инновационной основе формируется модель новой инновационной экономики, качественно отличающаяся от индустриальной ступени развития общества.
В странах с развитой рыночной экономикой, основанной на самовозрастающих знаниях, инновации могут дать до 90% прироста валового продукта [6]. По оценкам экономистов США, один доллар, вложенный в научные исследования, обеспечивает 9 долларов прироста ВВП [6].
Решение задачи завоевания «мирового лидерства» в инновационной деятельности, в том числе в нанотехнологиях, по плану должно позволить нашей стране к 2015 г. производить нанотехнологической продукции на 900 млрд руб. в год [4]. Это всего лишь 2,7% от объема российского ВВП 2008 г. [4]. Это подтверждает предположение, что если строить инновационную экономику только под руководством государства и только на государственные ресурсы, — никакого бюджета не хватит. У государства своя специализация — крупные проекты и выбранные с той или иной степенью рациональности «прорывные» направления. Для остальных оно должно создавать благоприятный инновационный климат, в котором тысячи проектов появлялись бы и без его непосредственного участия. Вот тут-то у нас в России в основном и не ладится, причем — на системном уровне.


Литература
1. Ансофф И. Новая корпоративная стратегия. — СПб., 1999. — С.17.
2. Белоус А.Б. Управляемость как фактор инновационного развития экономики // Экономика и управление. — 2007. — № 6(32). — С.40–43.
3. Гусаков М.А., Проскура Д.В. Инновационное обеспечение конкурентоспособности регионов: концепция, понятийный аппарат // Экономика и управление. — 2007. — № 6(32). — С.34–39.
4. Денисов Д. Несварение инноваций // Санкт-Петербургский Бизнес-журнал. — 2009. — № 11(108), ноябрь. — С.32–38.
5. Елисеева И.И. Экономика знаний: условия и факторы развития // Экономика и управление. — 2007. — № 6(32). — С.23–24.
6. Журавлева Г.П., Добрынин А.И. Инновации — основной фактор формирования модели новой экономики // Экономика и управление. — 2007. — № 6(32). — С.30–33.
7. Парсонс Т. Общетеоретические проблемы социологии // Социология сегодня: Проблемы и перспективы. — М., 1965. — С. 26–42.
8. Полтерович В. Институциональная динамика и теория реформ // Эволюционная теория и «мэйнстрим». — М., 2000. — С.41.
9. Рагутин Г. Локомотивом экономики должен стать не тот, кто может, а тот, кто нужен // Новые возможности. Информационно-издательский центр Прав-ва СПб ОАО «Петроцентр», обособленное подразделение «Пушкинская типография». — 2009. — № 2(20). — С.20–21.
10. Системный анализ и принятие решений / Под ред. В.Н. Волковой, В.Н. Козлова. — М., 2004. — С.541.
11. Сухарев О.С. Институциональная теория и экономическая политика: К новой теории передаточного механизма в макроэкономике. Кн.1. Институциональная теория: Методологический эскиз. — М., 2007. — С.16.
12. Шамина Л.К. К вопросу о состоянии современной инновационной инфраструктуры // Глобальный экономический кризис: реалии и пути преодоления: Сб. науч. ст. Вып. 7. / Под общ. ред. В.В. Тумалева. — СПб.: НОУ ВПО. Институт бизнеса и права, 2009. — С.128–131.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия