Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (35), 2010
ВОПРОСЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ. МАКРОЭКОНОМИКА
Малахов Р. Г.
доцент кафедры экономики предпринимательства и маркетинга
Алтайского государственного университета (г. Барнаул),
кандидат экономических наук


Общественный процесс присвоения
В статье рассматриваются подходы к пониманию понятия присвоения, выделяются основные противоречия в его трактовках. Анализируется общественный процесс присвоения, в котором автором выделяются четыре этапа: целевое, ментальное, кондициональное и дистрибутивное присвоение. Рассматривается соотношение таких категорий, как ценность и присвоение, стоимость и отчуждение
Ключевые слова: присвоение, отчуждение, стоимость, ценность, собственность

Собственность является сложным феноменом, который понимают по-разному. Ученые, принадлежащие к разным научным школам, в ходе анализа категории собственности используют термин «присвоение». Хотя собственность объясняется с помощью категории присвоения, авторы не дают определения этому понятию, поэтому возникает ощущение, что оно является отправным пунктом в размышлениях о собственности. Термин «присвоение» традиционно используют марксисты, [3, 9, 11] эта категория встречается у институционалистов, [1] а также у представителей австрийской экономической школы [13]. Однозначного понимания этого термина не существует. Многие ученые сходятся во мнении, что категория присвоения, наряду с понятием отчуждения, являются первичными по отношению к понятию собственности (см. рис. 1). [1, 9, 11]
Рис. 1. Соотношение понятий собственности, присвоения и отчуждения.
В соответствии с таким пониманием, основой отношений собственности является двуединый процесс присвоения-отчуждения. Данный процесс становится двуединым только в обществе, в котором также появляются и отношения собственности. [11] Основная проблема в определении понятия присвоения состоит в том, что непонятно, возможно ли присвоение вне общества, то есть в ситуации, когда присвоение не сопровождается отчуждением. На этот вопрос имеется два противоположных ответа, раскрывающих противоречивость подходов к пониманию этого понятия.
Основные противоречия в понимании категории присвоения представлены на рис. 2.
Противоречия в трактовке понятия присвоения вытекают из полисемии, заложенной в корне данного слова. Понять сущность противоречий можно с помощью семантического анализа. Местоимение «свой» можно понимать как антоним слову «чужой». В этом случае, несомненно, предполагается наличие как минимум двух субъектов, в результате чего возникает общественное взаимодействие. В свою очередь, взаимодействие между субъектами предполагает возникновение конкуренции. Таким образом, присвоение можно понимать как отношение между субъектами.
Второе понимание местоимения «свой» предполагает включенность в сферу жизнедеятельности субъекта, что может подразумевать физическое, химическое или биологическое взаимодействие. В такой трактовке присвоение предстает как внеобщественный процесс. Автор считает, что различные трактовки данного термина возникают из-за акцентирования той или иной семы.
Рис. 2. Основные противоречия в трактовках понятия присвоения.
Автор понимает под присвоением процесс включения материальных объектов и нематериальных явлений в сферу жизнедеятельности конкретного человека или группы людей, в результате которого данным человеком или группой людей ощущаются исключительные возможности притязания на данные объекты и использования их полезных функций в целях обеспечения своей жизни или развития.
Рассматривая общественный процесс присвоения, исследователь не может игнорировать его оборотную сторону — отчуждение, под которым понимается исключение объекта или явления из сферы жизнедеятельности конкретного организма, ведущее к потере возможности использования объекта или явления. Изучая собственность, исследователь должен учитывать, что отношения собственности носят общественный характер, а понимание понятия присвоения должно отражать отношения, возникающие между субъектами.
По мнению автора, интересным является вопрос о том, как протекает процесс присвоения в обществе. Учеными из РГГУ была предложена трехзвенная модель циклического протекания общественного процесса присвоения, которая включает рефлексивное присвоение, фактическое присвоение и конечное присвоение. [2, 9; 12] Под рефлексивным присвоением понимается формирование рабочей силы работника, в процессе которого работник создает свою рабочую силу с помощью внутреннего труда. Затем он реализует свою рабочую силу в процессе внешнего труда, в ходе которого осуществляется фактическое присвоение в сфере материального производства. Наконец, конечное присвоение происходит в рамках распределительных и перераспределительных отношений. [10, с. 68–69] Такой взгляд на присвоение представлен на рис. 3.
Рис. 3 показывает, что трехзвенное представление процесса присвоения в целом соответствует взгляду на экономический процесс, который присутствовал в классической экономической теории, однако, имеются и отличия. Основной стадией присвоения считается потребление и развитие. Необходимо отметить, что в классической теории не упоминается о развитии, представляющее собой внутренний труд, без которого невозможен внешний труд или материальное производство. В предлагаемой концепции присвоения изменена последовательность этапов. В российской экономике постсоветского периода сферой, которая приносила максимальный доход тем, кто в ней функционировал, стала именно сфера конечного, а не фактического присвоения. Фактическое присвоение существенно снизилось. В сочетании со снижением совокупного присвоения в стране, рост конечного присвоения способствовал увеличению личного богатства небольшой группы людей и обнищанию большинства граждан.
Рис. 3. Трехзвенная структура процесса присвоения.
Автор имеет другую точку зрения на общественный процесс присвоения. Согласно позиции автора, основной целью присвоения является продолжение жизни. Такой взгляд соответствует марксистской исследовательской программе. Вторичными целями присвоения является максимизация полезности и увеличение комфортности жизни, поэтому присвоение, осуществляемое для продолжения жизни, входит в общественный цикл присвоения. Такое присвоение мы предлагаем назвать целевым. При рассмотрении целевого присвоения можно выделить два этапа — этап воспроизводства собственной жизни через потребление благ [5, с. 181–182] и этап воспроизводства человеческого рода и увековечивания себя в потомстве. [5, с. 182]
Все остальные этапы присвоения являются стадиями, на которых создаются условия для жизни. Отправной точкой в анализе является формирование собственной рабочей силы, которое требует определенных затрат [5, с. 182], а также идеальная актуализация своей рабочей силы или создание образа будущего продукта [5, с. 189]. Автор считает, что вторую стадию присвоения можно назвать ментальной, так как на этой стадии происходит формирование образцов мышления — «метасознания» и «метазнаний», [8] при использовании которых возможно создание мысленного образа блага. Такое присвоение можно отнести к внутренне-трудовому присвоению, согласно терминологии ученых из РГГУ. [10]
Экстернализация проекта происходит при помощи производственно-трудовой деятельности, называемой внешним трудом. В результате внешнего труда создаются материальные условия для достижения цели воспроизводства жизни. Такое присвоение мы предлагаем назвать кондициональным. Создание материальных условий для воспроизводства жизни не возможно без использования вещества природы, поэтому в кондициональном присвоении можно выделить этап захвата вещества природы [5, с. 189] и этап преобразования вещества в продукт, способный удовлетворить жизненно-важные и социальные потребности [5, с. 192].
Создание материальных условий недостаточно для воспроизводства жизни, поскольку в обществе со значительным разделением труда воспроизводство жизни возможно при помощи распределения произведенных продуктов. При современном уровне разделения труда невозможно удовлетворить жизненно-важные потребности, не используя распределение того или иного типа — стохастического, осуществляющегося с помощью рынка, или планового, основанного на командном механизме. В дистрибутивном присвоении можно выделить две стадии. На первой стадии происходит микрораспределение [4, с. 141] или распределение между непосредственными контрагентами. На второй стадии осуществляется макрораспределение, [6, с. 164] обусловленное существующими в обществе институтами, совокупными результатами принимаемых экономическими агентами решений и природными явлениями. Важным моментом в предлагаемой нами схеме является обмен. Обмен опосредует переход от одной стадии присвоения к другой. Кроме того, обмен опосредует и само производственное присвоение, так как товары переходят от одного производителя к другому и проходят через этапы общественного процесса производства посредством обмена. Описанная схема процесса присвоения представлена на рис. 4.
Рис. 4. Общественный процесс присвоения.
Выделенные автором этапы общественного процесса присвоения характеризуются следующими свойствами: 1) параллельное протекание различных этапов присвоения в обществе; 2) существование различных способов реализации на каждом из этапов присвоения; 3) доминирование на каждом из этапов разных общественных институтов. Так, переход от целевого присвоения к присвоению ментальному происходит посредством обмена (покупки образовательных услуг), в то время как преобразование идеального присвоения в кондициональную форму происходит посредством найма рабочей силы на рынке труда. Переход от кондиционального присвоения к дистрибутивной форме происходит с помощью обмена труда на его денежный эквивалент, тогда как преобразование дистрибутивного присвоения в целевую форму осуществляется посредством обмена полученного дохода на желаемые или необходимые блага на рынке товаров и услуг.
Целевое присвоение осуществляется преимущественно внутри домохозяйств, в то время как ментальное присвоение осуществляется как внутри домохозяйств, так и на предприятиях и в государственной сфере. Кондициональное присвоение и первый этап дистрибутивного осуществляется преимущественно внутри фирм и организаций. Вынужденное распределение осуществляется в значительной степени в сфере государственной деятельности. Фактическое присвоение может осуществляться в домохозяйствах, например, в процессе работы на дому, а целевое потребление возможно в учреждениях общественного питания. Рассмотрение присвоения в связи со сферами хозяйствования носит достаточно условный характер. Например, присвоение рабочей силы осуществляется, в значительной степени, в образовательных учреждениях, учреждениях здравоохранения и культуры.
Как выше уже говорилось, присвоение невозможно без его оборотной стороны — отчуждения. Если мы говорим о кондициональном присвоении, то его обратной стороной будет отчуждение труда от носителя рабочей силы. Дистрибутивное присвоение предполагает отчуждение результатов труда от носителя труда, в то время как целевое присвоение ассоциируется с отчуждением человека от общества для воспроизводства своей жизни. Присвоение и отчуждение составляют двойственную основу собственности.
Отчуждение и присвоение могут быть объяснены с помощью двух категорий экономической теории. Для рассмотрения отчуждения могут использоваться затраты, а для объяснения присвоения — ценность. Производитель продает, то есть отчуждает некоторый товар, который является для него носителем стоимости и материализованным выражением издержек. Продав его, производитель получает денежную сумму, которая является ценностью, поскольку позволяет удовлетворить определенные потребности. Но затем эти денежные суммы отчуждаются с целью получения ресурсов, обладающих ценностью для производителя. Полезность вновь присваиваемых ресурсов состоит в том, что они могут обеспечить нормальный ход производственного процесса, а значит, получение нового дохода и продолжение развития.
В свою очередь, потребитель присваивает товар, который является носителем ценности для него и позволяет удовлетворить определенную потребность. Отчуждает потребитель те денежные или иные средства, которые были получены в виде дохода, то есть в свое время были ценностью для потребителя. В процессе обращения происходит постоянное превращение стоимости в ценность и обратно.
Автор считает, что для объяснения как превращения стоимости в ценность, так и обратного процесса лучше всего использовать марксовскую концепцию метаморфоз. Согласно позиции автора, в ходе метаморфоз стоимость отчуждается, в то время как ценность присваивается. Объяснить такой подход можно тем, что стоимость является понятием объективным, в то время как ценность имеет, в значительной степени, субъективный характер. Экономический агент присваивает блага, исходя из собственной мотивации и личного отношения к данным благам. В то же время, при отчуждении благ агент относится к ним, в значительной степени, как к объективным явлениям, находящимся за границами его личности. Суть метаморфозы зависит от того, для чего используется ресурс, то есть основополагающим признаком является намерение, которое имеет человек или общество в отношении того или иного объекта. В этом состоят общие принципы реализации процессов присвоения и отчуждения в экономике (см. рис. 5).
Рис. 5. Соотношение стоимости и ценности в экономике.
Примечание: c — стоимость; p — денежные средства; v — ценность.
На рис. 5 показано, что производитель отчуждает в производстве некоторое количество ресурсов, имеющих стоимость с, а присваивает в результате реализации произведенных товаров такое количество денежных средств р, какое было отчуждено покупателем в ходе приобретения товара. Потребитель присваивает некоторую ценность v. Естественным поведением рационально мыслящего производителя является стремление снизить количество затрачиваемых ресурсов и увеличить цену реализации своих продуктов. Следовательно, производитель желает увеличить разницу между ценой и стоимостью, то есть он стремится присваивать больше, а отчуждать меньше. Это отражено на рис. 5 при помощи стрелок. Ситуация расширенного воспроизводства возможна только тогда, когда отношение цены к стоимости больше единицы, то есть когда объем присвоенных благ больше количества отчужденных продуктов.
В то же время, покупатель стремится приобрести товар по минимальной цене, получая при этом максимальную ценность. Исключение составляет эффект Веблена, который состоит, на взгляд автора, в том, что отчуждение больших денежных средств само по себе представляет ценность. Точнее, отчуждение существенных средств на функционально малозначимые товары не является способом приобретения товаров, а представляет собой метод привлечения общественного внимания к своей персоне. Товар, приобретаемый по высоким ценам, используется для демонстрации такого отчуждения.
Можно утверждать, что реализация товара будет идти тем эффективнее, чем больше отношение ценности к стоимости. Для увеличения ценности и цены используется маркетинг и брендинг — продвижение товаров, тогда как технологическое развитие является способом снижения стоимости. Отношение ценности к стоимости может сильно изменяться, достигая десяти и более раз. Умелое использование маркетинга может приводить к значительному росту отношения ценности к затратам. Такая ситуация возможна только в новых отраслях или в случае производства необычных товаров. По мере старения отрасли и привыкания к товару у него появляются заменители, поэтому происходит снижение ценности товара, ведущее либо к снижению цены, либо к уменьшению объемов сбыта. Несмотря на значительную иррациональность в поведении потребителей, со временем происходит снижение субъективного ощущения ценности товара, поэтому различия между величиной ценности и стоимости стираются. К подобному выводу приходит М. Портер, рассматривая признаки отраслевой зрелости, к которым он относит снижение прибыльности. [7]
Особенным случаем является спекулятивный рынок. Рассматривая его с точки зрения предложенной модели, мы можем увидеть, что спекулятивный сектор экономики характеризуется особыми целями деятельности. Если рассмотреть задачи агентов, действующих на этом рынке, то мы обнаружим, что они совпадают, так как на этом рынке активы покупаются не для удовлетворения личных или производственных потребностей, а для перераспределения потока доходов в свою пользу. Следовательно, схема, изображенная на рис. 5, приобретает следующий вид (см. рис. 6)
Рис. 6. Соотношение стоимости и ценности в спекулятивном секторе экономики.
Примечание: c — стоимость; p — денежные средства; v — ценность.
На таком рынке основным залогом перераспределения потока доходов в свою пользу является рост цены на приобретаемые спекулятивные активы, которые в определенный период рассматриваются как самые надежные способы сохранения ценности. Эта ситуация определяется как финансовая пирамида, однако, бесконечный рост цен невозможен, поэтому после достижения их максимума происходит резкое падение, в некоторых случаях близкое к коллапсу.
Таким образом, в экономике существуют два сектора с принципиально отличающимися принципами присвоения. Если рассмотреть последний финансовый кризис, то можно увидеть, что активами, которые использовались для создания пирамиды, были производные финансовые инструменты и недвижимость. Спекулянты были готовы покупать такие активы по любой стоимости, так как цены на них постоянно и очень быстро росли.
Возникает вопрос, что способствует формированию спекулятивной пирамиды? На наш взгляд, большую роль в этом играют маркетинговые приемы, которые являются очень мощным инструментом формирования иллюзий о том, что в рыночной экономике существуют активы, обладающие абсолютной ценностью. Автор рассматривает маркетинг как ключевой способ формирования разрыва между ценой и стоимостью. Когда маркетинг используется повсеместно, то он превращается из микроэкономического явления в макроэкономический феномен. Автор считает, что маркетинг — это не просто концепция управления предприятием, но мощное средство формирования массовых иллюзий и манипулирования макроэкономическими переменными. Особое значение такое средство манипулирования общественным сознанием приобрело в сфере политики и финансов. Например, рост финансовых рынков, в значительной степени, может быть вызван иллюзиями инвесторов о том, что возможно получение продолжительной сверхприбыли от спекулятивных инвестиций. В свою очередь, рыночный спад может объясняться исчерпанием ресурсов маркетингового воздействия. Кроме того, значительные спады создают отрицательные иллюзии, играющие роль противоядия, защищающего от действия маркетинговых приемов.


Литература
1. Губарь А.И. Институты и механизмы экономического развития: Монография. — Барнаул: Изд-во ААЭП, 2006. — 204 с.
2. Ежова Н.Н. Рентоориентированное присвоение как фактор развития среднего класса в России: Дисс. канд. экон. наук. — М.: РГГУ, 2002. 106 с.
3. Лоскутов В.И. Экономические отношения собственности и политическое будущее России. [Электронный ресурс]. Заглавие с экрана. Режим доступа: http://loskutov.murmansk.ru/work-02-A/work-02-001.html
4. Маркс К. Заработная плата, цена и прибыль //Маркс К. Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 16. — М.: Госполитиздат, 1960. — С. 101–155.
5. Маркс К. Капитал: Критика политической экономии. Т.1. / К. Маркс. — М.: Политиздат, 1988. — 891 с.
6. Маркс К. Теории прибавочной стоимости (IV том капитала). Ч.2. // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 26. Ч.II. — М.: Госполитиздат, 1963. — 704 с.
7. Портер М., Куинн Дж., Гошал С. Переход к отраслевой зрелости // Минцберг Г. Стратегический процесс. — СПб.: Питер, 2001. — С. 469–473.
8. Растова Ю.И. Инвестиционная экспертиза. — Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 2004. — 281 с.
9. Салихов Б.В., Коршунов В.В. Диалектика собственности в современной экономике. — Электронный ресурс. Режим доступа: http://loskutov.murmansk.ru/lmperson-01/lmperson-01-003.html (317)
10. Собственность в системе социально-экономических отношений: Теоретико-методологические и институциональные аспекты / Под ред. В.И. Жукова. — М.: РГСУ, 2005. — 408 с.
11. Черкасов Г.И. Общая теория собственности: Учеб. пособие для вузов. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2003. — 263 с.
12. Юшкевич В.П. Трансформация собственности в современной российской промышленности: Дисс. канд. экон. наук. — М.: РГГУ, 2000.
13. Hulsmann J. The A Priori Foundations of Property Economics // Quarterly Journal of Austrian Economics. — 2004. — Vol. 7. — №4. — P. 41–68.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия