Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (35), 2010
ВОПРОСЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ. МАКРОЭКОНОМИКА
Владимиров С. А.
профессор кафедры управления предприятиями городского хозяйства Выборгского филиала Санкт-Петербургского государственного инженерно-экономического университета,
кандидат экономических наук


О структурной эффективности макроэкономики и величине налогового бремени
В статье предложена экономическая модель, в которой с системных позиций научно обоснованы основные направления целостной макроэкономической (в т.ч. налоговой) политики. Модель позволяет оценить современное и спрогнозировать будущее состояния сбалансированной открытой экономики. Сформулированы направления дальнейшего развития модели
Ключевые слова: модель П.Самуэльсона, эффективность, налог, государство, макроэкономика, политика, качество

«Пусть только наша идея будет правильной, и тогда,
несмотря на наличие препятствий, стоящих на пути
к ее осуществлению, она не будет невозможной».
И. Кант [1]

Более шестидесяти лет в экономической науке и преподавании доминирует модель экономического выбора «экономиста всех времен и всех народов» П. Самуэльсона. [3]. Общеизвестно, что Самуэльсон был убежденным центристом, либералом «золотой середины», избегал крайних идеологических позиций при выборе между рынком или бюрократией, частной или государственной формами, кейнсианством или монетаризмом. Можно также утверждать, что Самуэльсон тяготел к институционализму. По этой причине его учебник «Экономика. Вводный курс» (1948), который стал широко известен по всему миру, выдержал более 20-ти изданий на 12-ти языках общим тиражом более пяти миллионов экземпляров и сыграл решающую роль в распространении кейнсианства после Второй мировой войны. Учебник с 1964 года получил признание в СССР и по сей день используется в условиях новой «переходной» России.
В модели Самуэльсона в табличной и графической форме рассматриваются производственные возможности и экономический выбор между такими макроэкономическими показателями (МЭП), как выпуск средств производства и выпуск предметов потребления. При этом в модели не рассматривается, как влияет выбор на эффективность общественного производства и на то, какой вариант развития (роста) макроэкономической системы — экстенсивный или интенсивный — осуществится. В модели не учитываются проблемы, связанные с обоснованием и изменением (в том числе во взаимно противоположных направлениях) норм потребления, налогового бремени, государственных расходов и инвестиций, темпов экономического роста. Также не рассматривается влияние структуры сальдо платежного баланса на качество соответствующей макроэкономической (в том числе, налоговой) политики и на сбалансированность макроэкономической системы в целом.
Из модели следует, что существует прямая и однозначная связь между большими объемами накоплений и соответствующим уровнем потребления, действуют законы роста предельных затрат, убывающей производительности, экономии на масштабе производства и др. Однако изучение новейшей истории развивающихся и развитых стран зачастую обнаруживает факты, которые противоречат этой модели экономического выбора.
Нам представляется, что экономика современного развитого государства должна характеризоваться положительными темпами экономического роста, экономической независимостью, интегрированностью в систему международного разделения труда, управляемостью в плане постоянного обеспечения народнохозяйственного баланса между доходами и расходами. При этом стратегия эффективного социально-экономического развития и соответствующих преобразований должна исходить из понимания целостности материально-вещественных, социально-психологических, социально-экономических, денежно-финансовых, информационных и др. процессов, составляющих общественное воспроизводство. Такая стратегия должна базироваться на исследовании общих принципов построения механизма оценки и анализа рационального функционирования экономики. Недопустимо выделение какого-то одного регулятора, например, монетарного [11].
Устойчивое развитие в течение неограниченно длительного периода времени, не нарушающее единство системы «природа — человек», должно сохранять у будущих поколений возможность удовлетворять свои потребности. Такое развитие достигается, когда имеет место а) эффективность экономики, б) экологическая стабильность, в) социальная справедливость. [10] Важнейшей составляющей современной концепции целостного подхода к социально-экономической эффективности является статистико-экономический анализ взаимосвязей между производительностью труда, эффективностью производства и экономическим ростом.
Общественное развитие находит свое конкретное выражение в статистических (в том числе макроэкономических) показателях, без установления и измерения численных значений которых невозможно управление. Показатели уровня и темпов экономического и социального развития, в частности показатели уровня жизни, являются важнейшими критериями оценки эффективности проводимой в стране экономической политики и, в конечном счете, существующего в ней общественного строя. В то же время, высокие темпы экономического развития не всегда сопровождаются соответствующим ростом уровня жизни населения. Например, при высоких темпах роста советской экономики жизненный уровень населения был низким. В такой ситуации экономический рост возможен просто за счет роста цен, а постоянное стремление к поддержанию более высоких темпов развития сдерживает структурные преобразования и противодействует таким важным составляющим технического прогресса, как переход к использованию принципиально новых видов ресурсов и удовлетворение экологических требований. В ходе подлинного экономического роста происходит инновационное обновление производственного капитала страны, устаревшее оборудование заменяется новым, с лучшими качественными характеристиками, так что степень износа основных фондов в целом по экономике, по меньшей мере, не увеличивается [5].
Автор полагает, что модель Самуэльсона является частным случаем предложенной им обобщенной (целостной) макроэкономической модели, имеющей более строгие требования к определению интенсивного и экстенсивного путей экономического развития. Предлагаемое автором определение типов роста основано на конкретных соотношениях численных значений МЭП, которые находятся в строгой взаимной зависимости, а также имеют иерархический порядок и «прозрачный геометрический смысл» [4].
Автор исходит из того, что норма потребления в идеальной сбалансированной открытой экономике (СОЭ), обладающей нулевым сальдо платежного баланса, одновременно находится в следующих взаимоотношениях с другими МЭП.
а) Уменьшение общей суммы государственных расходов и инвестиций, при прочих равных условиях, сопровождается ростом нормы потребления в обществе. И наоборот, увеличение общей суммы государственных расходов и инвестиций, безусловно, снижает общественную норму потребления.
б) Сокращение средней налоговой нагрузки (общего налогового бремени) позволяет повысить норму потребления. Также верно и обратное.
в) Снижение темпов экономического роста обязательно ведет к росту нормы потребления и, наоборот, при повышении темпов экономического роста норма потребления в обществе снижается. Автор утверждает, что в СОЭ невозможна ситуация, при которой норма потребления меньше темпов экономического роста. Этот вывод следует из того, что главной причиной производства является потребление, следовательно, прирост валового внутреннего продукта в СОЭ не может быть меньше роста потребления. Исключением являются периоды кризисов, сопровождающихся отрицательными темпами экономического роста и «проеданием» накопленных запасов.
В то же время, средняя налоговая нагрузка в идеальной СОЭ также находится во взаимосвязи с вышеперечисленными МЭП, при этом
а) чем больше норма потребления в обществе, тем меньше должна быть средняя налоговая нагрузка и наоборот;
б) средняя налоговая нагрузка при увеличении темпа экономического роста в СОЭ также должна увеличиваться, а при его снижении — уменьшаться. Эта закономерность кажется парадоксальной, однако таковой она представляется только на первый взгляд.
в) снижение суммы государственных расходов и инвестиций должно сопровождаться соответствующим снижением средней налоговой нагрузки.
При этом в соответствии с историческим опытом и культурными традициями средняя норма налогового бремени в макроэкономических системах не может снижаться ниже десяти процентов — «библейской десятины», при которой общество, по мнению автора, близко к анархии. В то же время, ни при каких обстоятельствах средняя налоговая нагрузка не может превышать своего максимального значения, которого она достигает в административно-командной экономической системе АКЭС. Примером АКЭС может служить СССР, в котором государственная собственность была доминирующей, охватывая более 98% совокупных активов, а инвестиции (капитальные вложения) являлись государственными расходами.
Автор считает, что нет никаких теоретических и практических оснований априорно устанавливать границы для максимального темпа экономического роста АКЭС, так как экономический потенциал любого общества определяется не формой собственности, а уровнем организации, качеством управления и эффективностью перераспределения валового продукта. [12] Известно, что в СССР до 1980-х гг. не менее 40% ВВП составляли государственные расходы в форме капитальных вложений. Эта величина приблизительно соответствует оптимальной норме инвестиций, обеспечивающей развитие при нулевом сальдо платежного баланса. Действительно, темпы экономического роста СССР, который в значительной степени находился в состоянии экономической изоляции, намного превышали соответствующие показатели развитых капиталистических стран. Такое положение было особенно характерным для периода 1930–39 и 1950–70 гг. Тем не менее, необходимо признать, что потребление советских людей находилось на уровне прожиточного минимума. В конце семидесятых годов из-за прогрессирующего отставания в высокотехнологической сфере, возникшего в значительной степени по идеологическим причинам, в СССР стали развиваться застойные явления, для объяснения которых использовались теории падающей экономической эффективности. В то же время, несмотря на обещания грядущего глобального процветания, кризисы чуть ли не ежегодно потрясали капиталистические страны, которые следовали в фарватере идей рыночного фундаментализма. Особенно серьезные последствия имел мировой финансовый кризис 2008 г., который по своим масштабам был эквивалентен Великой депрессии 1929 г.
Важно также иметь ввиду, что средняя налоговая нагрузка в идеальной СОЭ должна быть равна корню квадратному из численного значения экономического роста. [4] В целостном единстве с основными МЭП в идеальной СОЭ находится и идеальный темп экономического роста, под которым понимается максимально возможное с теоретической точки зрения значение темпа роста. Можно утверждать, что в идеальной СОЭ
а) увеличение, например, суммы государственных расходов и инвестиций в два раза сопровождается ростом темпа экономического роста в четыре раза и наоборот;
б) рост темпа экономического роста до максимально возможного значения обязательно потребует повышения средней налоговой нагрузки. Этот вывод является парадоксальным и идеологически неприятным, но справедливым. Наоборот, снижение темпа экономического роста должно сопровождаться уменьшением средней налоговой нагрузки.
в) в идеальной СОЭ достижение максимально возможного темпа экономического роста возможно только за счет снижения общественной нормы потребления. Данный вывод также идеологически неприятный, но справедливый. Естественно, что при снижении темпа экономического роста должна повышаться норма потребления.
Естественное единство между основными МЭП в идеальной СОЭ подтверждается взаимным равенством норм государственных расходов, инвестиций и их общественных эффективностей, а также существование устойчивых взаимосвязей между ними и остальными МЭП. Так, можно утверждать, что
а) снижение/повышение суммы государственных расходов и инвестиций должно приводить к соответствующему снижению/повышению темпа экономического роста;
б) повышение/снижение суммы государственных расходов и инвестиций должно приводить к соответствующему повышению/снижению средней налоговой нагрузки;
в) снижение нормы потребления должно приводить к росту сумм государственных расходов и инвестиций. Соответственно, рост нормы потребления неизбежно приводит в СОЭ к снижению суммы инвестиций и государственных расходов.
г) идеальное состояние СОЭ возможно при условии, что нормы государственных расходов, инвестиций и их общественных эффективностей одновременно равны корню квадратному из прогнозируемого темпа экономического роста. [4]
Любое отклонение от последнего значения делает невозможным достижение СОЭ идеального состояния.
Решения государственных органов могут по-разному повлиять на развитие макросистемы. Развитие экономики является
а) близким к идеальному (наилучшему с теоретической точки зрения), если оно характеризуется повышением темпов экономического роста и нормы потребления, снижением суммы норм государственных расходов и средней налоговой нагрузки, а также сбалансированностью основных макроэкономических параметров;
б) неидеальным, а реальным, если оно соответствует материальному, интеллектуальному, культурному и историческому потенциалу, имеющегося у данного общества;
в) заведомо неэффективным для общества, если оно характеризуется снижением темпов экономического роста и нормы потребления, ростом суммы норм государственных расходов и инвестиций, увеличением средней налоговой нагрузки, несбалансированностью основных макроэкономических параметров.
В обществе эффективного потребления имеет место высокая норма потребления, значительная общественная эффективность государственных расходов, высокая норма инвестирования, незначительное бремя налогов и государственных расходов, достаточно высокая общественная эффективность инвестиций.
В период общественных катаклизмов, таких как войны или крупные социально-экономические реформы, требующих эффективного государственного управления, присутствуют высокие нормы налогового бремени и государственных расходов, низкие нормы потребления и общественной эффективности государственных расходов. Норма потребления в этом случае меняется от максимально возможного значения до минимально допустимой величины или биологического прожиточного минимума.
Несмотря на кажущуюся парадоксальность, предлагаемая модель, по мнению автора, может использоваться для описания развития экономики США в период 1879–1897 гг. после введения золотого стандарта. Феноменальный подъем американской промышленности и экономики в целом сопровождался увеличением национального дохода, темп роста которого составлял 3,7% в год или 1,5% годовых при расчете на душу населения. При этом он происходил на фоне снижения цен ежегодно на 1%, что теоретически должно было сопровождаться глубокой депрессией. Однако денежная масса в стране увеличивалась с такими темпами, которые были достаточны для обеспечения беспрецедентного экономического роста. В основе развития лежал опережающий рост инвестиций в основной капитал, объем которых в течение 1880–1890 гг. удвоился. Это привело к быстрому росту производительности труда и значительному повышению реальной заработной платы. Рост был выгоден и для банков, так как реальная процентная ставка измерялась тогда двузначными цифрами. В результате США вышли на первое место в мире по объему ВВП и промышленного производства и заняли лидирующие позиции в мировой экономике. [9] Авторская модель хорошо подходит для объяснения периодов бурного экономического роста, который испытывали такие страны, как СССР, Германия, Япония, Южная Корея и Китай.
Особенностью рассматриваемой модели является то, что в ней учитывается проблема сбалансированности макроэкономических состояний, описываемых основными МЭП, рассматриваются условия достижения сбалансированности и объясняются причины несбалансированности макроэкономической системы. При этом, несбалансированность экономической системы может быть вызвана объективными условиями — войной, крупной социально-экономической реформой, катаклизмом. Несбалансированность может быть случайной или преднамеренной. В последнем случае она будет выгодна определенным группам влияния, как правило, находящимся во власти, оппозиции или относящимся к теневым структурам, но, безусловно, невыгодна для общества в целом. Ярким примером деятельности, направленной на преднамеренное создание макроэкономической несбалансированности, является проведение легендарным А. Меллоном — министром финансов США в период с 1921 по 1932 гг. — налоговой реформы, основные принципы которой позднее были использованы в политике Р. Рейгана и Дж. Буша в 1981 и 2001–2003 гг. соответственно. Созданная Меллоном финансовая система в сочетании с минимальными размерами государственного сектора явилась основным фактором генезиса биржевого краха 1929 г. и Великой депрессии в целом. [9]
Достижение равновесия в реальной макроэкономической системе является труднейшей финансово-политическая задачей, для решения которой приходится использовать выпуск государственных займов, ужесточение налогообложения, эмиссию денег. В одних странах, например, скандинавского региона высокий уровень налогов уживается с низким уровнем коррупции, в то время как в других, со значительно более низким уровнем налогообложения, уровень коррупции относительно высок. Неоконсервативным идеологам и политикам в ряде развитых стран удалось разжечь конфликт между гражданами со средним уровнем дохода и малоимущей частью населения. Для этого использовались демагогические заявления, из которых следовало, что неимущие, получая социальную помощь, «проедают» налоговые поступления граждан со средним уровнем благосостояния.
Несбалансированность макроэкономической системы является следствием нарушения иерархичности отношений между МЭП в СОЭ, возникновения несбалансированности между финансовыми требованиями государства и интересами налогоплательщиков, воздействия чрезвычайных обстоятельств, например, войн, или некомпетентных действий правительства. Неравновесность макроэкономической системы выступает в качестве безусловной причиной инфляции.
Например, ситуация несбалансированности возникнет, если при заданном правительством темпе экономического роста норма государственных расходов, имеющих низкую общественную эффективность, будет больше нормы налогового бремени. Также причиной несбалансированности может быть ситуация, при которой норма инвестиций и их общественная эффективность одновременно меньше корня квадратного из темпа экономического роста. Последнее будет свидетельствовать о недопустимо низкой эффективности государственной инвестиционной политики, а также о том, что утвержденный правительством темп экономического роста заведомо завышен. Гиперинфляция, низкая норма потребления, неудовлетворительная собираемость налогов, отрицательный темп экономического роста будут являться симптомами того, что макроэкономическая система находится в катастрофическом состоянии или приближается к нему.
Пространство выбора численного значения налогового бремени заключено между следующими двумя величинами.
а) Минимально возможная величина налогового бремени. По мнению автора, в социально организованной группе людей значение нормы налоговой нагрузки не может быть меньше 0,10.
б) Максимально возможная величина налоговой нагрузки, которая может иметь месть в административно-командных экономиках с господством государственной собственности. [4]
Автор считает, что оптимальное значение средней налоговой нагрузки в типичной экономике равно 31%. Эта цифра близка к норме среднего налогового бремени в США и Японии, которая приблизительно равна 30%. По мнению автора, приведенные величины макроэкономических показателей определяют целевые значения типичной налоговой политики.
Безусловно, состояние платежного баланса страны оказывает сильное влияние на ее макроэкономическое положение. Например, положительное сальдо свидетельствует об эффективности макроэкономической политики, в то время как отрицательное сальдо говорит об обратном. При этом особое значение приобретает товарная структура экспорта и импорта. Очевидно, что ситуация, когда в структуре экспорта преобладают природные ресурсы, а в структуре импорта ведущее место занимают продовольствие и невысокотехнологичная продукция, является неперспективной. Соответствующие пояснения приведены в [4].
Авторская модель дает наглядные геометрические интерпретации изучаемым экономическим явлениям, она позволяет объединить важнейшие макроэкономические показатели математическими зависимостями. Предлагаемый подход дает возможность анализировать качественные аспекты макроэкономической политики страны, группы стран или мировой экономики в целом. Модель объясняет причины роста или стагнации стран, необъяснимые с точки зрения общепринятой экономической теории.
Автор полностью сознает основные ограничения своей модели, которая не может абсолютно точно соответствовать реальности. Человеческая деятельность развивается во времени, которое необратимо. Общественный прогресс и развитие человека не эквивалентны увеличению денежных доходов или приумножению материального богатства. Измерение народно-хозяйственного эффекта затрудняется тем, что он определяется суммой разнородных элементов, которые часто являются несоизмеримыми друг с другом. Вследствие этого результат нельзя выразить числом. Также существует проблема взаимозависимости между затратами в различных сферах производства, из-за которой совместное осуществление проектов, обеспечивающих в отдельности минимизацию затрат в своей сфере, не позволяет минимизировать затраты в масштабах народного хозяйства в целом. Можно утверждать, что денежные затраты, особенно в сфере природопользования, не являются точным отражением затрат общественного труда. [2]
Например, из-за отсутствия общепризнанной теории человеческого капитала, определяющей критерии оценки этого важнейшего ресурса любого государства, ученые не могут точно измерить состояние человеческого потенциала, который постоянно изменяется так же, как меняется количество денежного капитала. Проблемы, которые возникают при этом, носят идеологический характер. Ученые спорят, должна ли деятельность человека оцениваться по труду или по имеющемуся у него капиталу? Может ли государство вмешиваться в социально-экономические процессы или требуется либерализация экономики? Что предпочтительнее: снижение уровня бедности и безработицы или капитализация человеческого капитала? Проблема усугубляется тем, что невозможно создать идеальную систему мотивации из-за существования неравенства между людьми. Несовершенство людей и их отношений делает значимым фактор случайности и неопределенности.
Следовательно, количественные оценки эффективности макроэкономической политики никогда не могут дать абсолютно точной информации для безошибочного принятия решений, но могут служить первичным материалом для содержательного анализа в процессе принятия решений государственными органами и общественными организациями.



Литература
1. Краткая философская энциклопедия. — М.: «Энциклопедия», 1994. — С. 171.
2. Экономико-математический энциклопедический словарь / Под ред. В.И. Данилова-Данильяна. — М.: ИНФРА-М, 2003. — С. 367.
3. Блауг М. Методология экономической науки, или как экономисты объясняют / Пер. с англ. — М.: НП «Журнал Вопросы экономики», 2004. — С. 129.
4. Владимиров С.А. Идеальная экономика. Принципиально новый подход к анализу и оценке эффективности макроэкономических состояний. — СПб: Изд-во СПГУЭФ, 2006.
5. Губанов С. Рост без развития и его пределы // Экономист. — 2006. — № 4, 2006.
6. Иноземцев В.Л. «Постамериканский мир»: мечта дилетантов и непростая реальность // Мировая экономика и международные отношения. — 2008. — № 5. — С. 67.
7. Пушкарева В.М. История финансовой мысли и политики налогов. — М.: Финансы и статистика, 2005. — С. 99.
8. Самуэльсон П. Экономика. Вводный курс. — М.: Экономика, 1964. — С. 14–16.
9. Травкина Н.М. США: партии, бюджет, политика / Ин-т США и Канады РАН. — М.: Наука, 2008. — С. 50.
10. Овсиенко Ю.В. и др. Устойчивое развитие: концепция и стратегические ориентиры // Экономика и математические методы. — 2007. — Т. 43. — №4. — С. 71.
11. Федоренко Н.П. Россия на рубеже веков. — М.: ИНФРА-М, 2003. — С. 31.
12. Форд Г. Моя жизнь, мои достижения. — М.: Госиздат, 1924. — С. 12.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия