Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (35), 2010
ВОПРОСЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ. МАКРОЭКОНОМИКА
Кушнарев А. А.
начальник отдела проектирования а/д Москва — Санкт-Петербург
ФГУ «Дороги России» (г. Санкт-Петербург)


Структурные преобразования экономики как особый объект управления
В статье рассматривается понятие организационно-правовых форм управления структурными преобразованиями, их типология, основные проблемы, особенности и перспективы управления в России, подходы к управлению структурными преобразованиями в России и за рубежом, создание финансово-промышленных групп
Ключевые слова: структурные преобразования в экономике, типология видов структурных преобразований, показатели экономической структуры

Структурные преобразования в экономике можно определить как существенное изменение количественных соотношений между различными секторами, отраслями, регионами, типами предприятий, технологическими укладами и другими характеристиками экономической системы, которое вызывает рост или снижение экономической эффективности и конкурентоспособности на национальном и мировом рынках. Структурные преобразования сопровождаются изменением отраслевой, региональной и технологической структур, вариацией рыночных долей, которые занимают крупные, средние, малые и мелкие предприятия на глобальном, национальном, региональных и товарных рынках.
Предметом исследования данной работы являются структурные преобразования, происходящие на мезо- и микроуровне. Следует отметить, что особое значение отраслевая структура экономики имела в индустриальную эпоху. Отрасли классифицировались по производственным признакам, то есть по типу используемого сырья, материалов, технологии, оборудования, номенклатуре выпускаемой продукции. В инновационной и постиндустриальной экономике доминирующее значение имеет классификация по секторам экономики. Характерной особенностью секторов является то, что они различаются по потребительскому назначению и состоят, как правило, из нескольких отраслей. Примерами секторов служат добыча и экспорт сырья, инвестиционный, агропромышленный, потребительский, оборонно-промышленный, дорожно-транспортный и другие комплексы.
Эффективность промышленности и экономики в целом определяется уровнем развития инфраструктуры, которая создает условия для хозяйствования, обеспечивает целостность экономики, эффективность функционирования и устойчивость экономической системы. Инфраструктура представляет собой, во-первых, совокупность организаций, относящихся к различным отраслям, которые оказывают всем экономическим субъектам транспортно-логистические, коммуникационные, информационные, образовательно-инновационные, экологические и др. общехозяйственные услуги.
Во-вторых, инфраструктура включает информационные, финансовые, трудовые и другие неприродные ресурсы, которые используются коллективно.
В-третьих, под инфраструктурой понимается система взаимодействия и партнерства федеральных, региональных и местных органов власти, негосударственных предприятий, занимающихся коммерческой или некоммерческой деятельностью, и населения. Это партнерство обеспечивает антимонопольное регулирование и правовую защиту хозяйственной деятельности, прежде всего собственности, привлечение и эффективное использование инвестиций, информационных и кадровых ресурсов, согласование частных и общественных интересов, снижение и страхование системных рисков.
Классическая и неоклассическая школы экономической мысли исходили из того, что рыночная экономика является саморегулирующейся системой, в которой равновесие достигается с помощью работы ценового механизма. Хозяйственные субъекты получают всю необходимую информацию о спросе и предложении через колебания цен и, исходя из имеющихся у них рациональных ожиданий, изменяют предложение товаров, либо выпускают новые продукты. Таким образом, структурные преобразования не являются предметом исследования в классическом и неоклассическом направлениях экономической науки.
Однако глобальный финансово-экономический кризис 2008 г. показал, что в постиндустриальной экономике неоклассический механизм саморегулирования уже не действует. Это понимают экономисты различной ориентации. Либеральный экономист Е. Т. Гайдар [1] сторонники государственного вмешательства в экономику М. Г. Делягин [2] и С. Ю. Глазьев [3] согласны в том, что экономика после кризиса 2008 г. должна базироваться на новых принципах.
Институциональная теория экономической динамики рассматривает неравновесные состояния, к которым относится и кризис, как нормальную и неизбежную фазу развития социальных институтов и экономической системы. [4] Согласно этой теории, структурные преобразования являются важнейшим этапом развития экономической системы, который должен находиться под контролем власти, общества и бизнеса.
Принципы преобразования индустриальной экономики в постиндустриальную экономическую систему обоснованы в работах Дж. Аттали, [5] Д. Белла [6] и др. исследователей. В ряде публикаций обобщен опыт структурных преобразований в России, [7, 8] выделено воздействие глобализации и информатизации мировой экономики на эти преобразования. [9, 10]
Особо следует выделить работы, в которых с разных позиций исследуется кризис сложившейся в России модели капитализма [11, 12, 13] и обосновываются перспективы дальнейшего развития ее экономики. [14, 15, 16] Например, исследователь Ю. В. Яременко еще в 1970–90-х гг. определил приоритеты структурной политики России. [17] Ряд работ был посвящен выявлению тех изменений в экономической политике и экономической доктрине, которые необходимы для проведения структурных преобразований. [18, 19] Большую ценность представляют работы зарубежных авторов по теории структурных преобразований [20, 21] и ее применению в России. [22] В трудах экономистов обобщен опыт Китая, [23] Ю. Кореи [24] и др. стран, которые в исторически короткий срок провели стратегические реформы в экономике.
При составлении российского бюджета на 2010–2012 гг. приоритетным считалось удовлетворение социальных и общегосударственных нужд, а не финансирование структурных и инфраструктурных изменений. Однако структура российской экономики остается нерациональной. Не может быть признана оптимальной стоимостная структура ВВП, в которой около 30% составляет экспорт, 22% инвестиции и импорт, и лишь немногим более 40% — товары и услуги, потребляемые населением. В составе себестоимости промышленной продукции России 50% приходится на долю сырья и материалов. Это намного выше, чем в развитых зарубежных странах. В то же время, лишь 20% себестоимости отечественного производства составляет добавленную стоимость. Доля заработной платы в себестоимости продукции обрабатывающей промышленности России находится на уровне менее 30%, тогда как в развитых зарубежных странах этот показатель превышает 50%.
Важным структурным показателем, свидетельствуюим о низкой конкурентоспособности продукции отечественной промышленности, является доля машиностроения в общем объеме промышленного производства. По данным Росстата, в 2000–2006 гг. она сократилась с 16,3% до 13,7%, причем ведущую роль в машиностроении играло производство транспортных средств. Доля машин и оборудования составляла всего 3,5% объема промышленного производства, в то время как на производство электротехнического, электронного и оптического оборудования приходилось 3,9% этой величины. Доля машиностроения в общей сумме инвестиций снизилась с 6,9% до 5%, в том числе, производство машин и оборудования уменьшилось с 1,9% до 1,6%, выпуск электротехнического, электронного и оптического оборудования сократился с 1,5% до 1,1%. При таких показателях ни о какой модернизации экономики не может быть и речи.
Первым в истории нашей страны планом структурных преобразований был план ГОЭЛРО, разработанный под руководством Г.М. Кржижановского. План предусматривал увеличение объема промышленной продукции более чем в 10 раз. Великий фантаст Г. Уэльс [25] заявлял в беседе с В.И. Лениным, что этот план невыполним в стране, где живут безграмотные крестьяне, отсутствуют квалифицированные специалисты, угасает торговля и промышленность. Однако план ГОЭЛРО были не только выполнен, но и перевыполнен. Экономист В. В. Леонтьев, который участвовал в разработке первого в истории межотраслевого баланса, связанного с планом ГОЭЛРО, получил впо­следствии Нобелевскую премию за работы в этой области.
На протяжении последних 20 лет все страны БРИК, за исключением России, провели структурные реформы. Так, в 1994 г. выпуск автомобилей в России и Бразилии был примерно одинаков, составляя 1030 тыс. и 1130 тыс. единиц соответственно, а в 2009 г. Россия отставала по этому показателю в 4,5 раза, причем 94% бразильских машин оснащались экономичным двигателем, работающем на биотопливе. В 1996–1997 гг. каждая из стран выпускала по 5–10 самолетов в год. В 2009 г. Россия выпустила 14 самолетов, а Бразилия — 244 аппарата, заняв по этому показателю 4-е место в мире после США, ЕС и Канады. В 2009 г. 81% оборудования в Бразилии было произведено на отечественных предприятиях, в то время как в России эта цифра не достигает и 40%. Доля сырья и продуктов его первичной переработки в российском экспорте в 2009 г. составила примерно 63%, тогда как в структуре бразильского экспорта эта величина равняется 40,5%. Бразилия превзошла Россию по доле затрат на науку в ВВП, которая в настоящее время превышает 1%, а в перспективе составит 2%, в то время как в нашей стране аналогичный показатель составляет 0,4%. Бразильская государственная компания «Петробрас» и 50 частных фирм освоили добычу нефти на шельфе на глубинах до 7000 м. Россия не имеет таких технологий и не может самостоятельно добывать ресурсы в Баренцевом море на глубине всего лишь 300 м.
Вывод о необходимости проведения структурных преобразований на мезоуровне можно подтвердить результатами исследований в области сельскохозяйственного машиностроения. [26] Для производства 100 млн т зерна и обработки 90 млн га пашни России необходимо 820 000 тракторов в возрасте не старше 10–13 лет. Между тем, в 1990–2008 гг. производство тракторов по данным Росстата сократилось в 19 раз, кормоуборочных комбайнов — в 14 раз, зерноуборочных комбайнов — в 9,4 раза, доильных установок — в 50 раз. В США на один трактор приходится 38 га пашни, во Франции — 14 га, тогда как в России — 198 га. Значительная доля (80%) российского тракторного парка имеет срок службы более 10 лет. Российские тратора потребляют гораздо больше горючего и имеют производительность до 10 раз ниже. В 2008 г. было списано 4,1–10,7% машин, тогда как пополнение составило лишь 1,4–4,1% парка.
Исследования показывают, что оборудование сельскохозяйственного машиностроения изношено на 65–70%, а моральный износ равняется 90%. Отрасль потеряла научные и конструкторско-технологические кадры. В результате в 2008 г. из 36 тыс. проданных в Росии тракторов 25 тыс. составила импортная техника. Объем продаж зарубежной техники, равный 88 млрд руб., существенно превысил выручку отечественного бизнеса, составившую 65 млрд руб. Продукция зарубежного машиностроения доминирует в секторе тракторов с мощностью двигателей более 250 л.с., производство которых в России отсутствует.
Для восстановления комплекса, имеющего стратегическое значение, необходима разработка и освоение производства новых дизельных двигателей, топливных систем, редукторов, трансмиссий, гидравлического оборудования и т.п. Структурные преобразования невозможно осуществить с помощью сборочных заводов ведущих зарубежных компаний, которых планируется допустить в Россию. В этом случае интеллектуальная собственность будет принадлежать нерезидентам, а спрос на российскую научно-техническую продукцию еще более сократится. Принятая в 2006 г. стратегия развития транспортного и сельскохозяйственного машиностроения предусматривает, что и к 2015 г. доля импортной техники будет составлять 63,5%. По инициативе В. В. Путина в 2010 г. приняты меры по снижению цен на горюче-смазочные материалы для села, но это нельзя считать выходом из положения. Проблемы нельзя решить без организации массового выпуска отечественной экономичной и эффективной техники.
Важное значение для управления структурными сдвигами имеет анализ спектра ВВП [18, т. 1, с. 697]. Под спектром ВВП имеется в виду разделение секторов ВВП по валовой добавленной стоимости с учетом их распределения по рентабельности, эффективности инвестиций и производительности труда. В анализе учитывается, что производственные ресурсы ограничены, добыча сырья создает предпосылки для его удорожания, а смена технологических укладов уменьшает относительную ценность этого сырья по сравнению с интеллектуальной собственностью. Также принимается, что нефть и ряд других видов сырья в условиях глобализации теряет свойства продукта промышленности, превращаясь в фондовый товар, динамика цен которого зависит не от соотношения спроса и предложения, а, в первую очередь, от валютных курсов и финансовых рисков. В этих условиях, эффективность национальной экономики определяется как отношение валовой добавленной стоимости к затратам ресурсов. При этом учитывается производительность труда, фондоотдача, эффективности инвестиций и, особенно, использование интеллектуальной собственности, связанной с нанотехнологиями, биоинженерией, информационными и другими передовыми разработками.
Рис. 1. Типология видов структурных преобразований
Выделяют следующие критерии эффективности экономической структуры.
1) Величина добавленной стоимости в расчете на единицу продукции и невоспроизводимых природных ресурсов.
2) Наукоемкость производства или доля прибыли, направляемой на развитие.
3) Бюджетная эффективность или величина налоговых поступлений в расчете на единицу продукции невоспроизводимых природных ресурсов и прибыли.
4) Доля продукции, реализуемой за пределами региона, в котором она была произведена.
5) Социальная эффективность или доля занятых в данном секторе, в том числе, квалифицированным трудом, в общей численности занятых.
6) Экологическая эффективность или объем выбросов в окружающую среду в расчете на единицу добываемых ресурсов, в том числе, количество выбросов углерода.
Экономико-статистические методы позволяют разрабатывать модели роста экономики. Однако развитие экономики, ее переориентация с добычи и экспорта сырья на производство высокотехнологичной продукции с высокой добавленной стоимостью и положительным внешним социально-экологическим эффектом требует учета как качественных изменений в самом объекте роста, так и сдвигов в составе и структуре экономики. Для этого необходима классификация и обоснование типологии секторально-отраслевых и региональных объектов (см. рис. 1).
Структурные преобразования в экономике различаются по своему масштабу, виду инноваций и целевому объекту преобразований. В зависимости от масштаба, преобразования могут осуществляться на уровне мега-, макро-, мезо- или микроэкономики. По виду инноваций реформы могут быть радикальные и эволюционные. Радикальные преобразования связаны с созданием и развитием новых высокотехнологичных секторов экономики, в которых формируется новый технологический уклад. В современной России выделяется пять секторов, где все еще сохраняются условия для конкурентоспособного производства. К ним относятся атомная энергетика, информатика, медицинская и космическая техника, нано- и биотехнологии. Радикальные изменения создают базу для эволюционных качественных преобразований, связанных с выпуском новой продукции, освоением новых технологий, использованием передовых форм организации производства, труда и управления.
По целевому объекту преобразования выделяется четыре основных вида структурных реформ. К ним относятся, во-первых, преобразования в материально-техническом базисе, касающиеся средств и предметов труда, а также источников энергии. Во-вторых, объектом преобразования может выступать экономическая структура, то есть секторально-производственные пропорции, взаимосвязи между хозяйственными единицами, распределение доходов между экономическими субъектами и социальными группами. В-третьих, преобразования могут быть направлены на изменение институциональной структуры, то есть на обновление законодательства, форм собственности, делового и инвестиционного климата. В-четвертых, важным объектом реформирования являются различные виды инфраструктуры.


Литература
1. Гайдар Е.Т. Кризис и Россия. // Экономическая политика. — 2009. — №6. — С. 6–19.
2. Делягин М.Г. Антикризисная программа модернизации страны //Рос. экон. журнал. — 2008. — №9–10. — С. 25–34.
3. Глазьев С.Ю. Об антикризисной стратегии России //Российский экономический журнал. — 2009. — №6. — С. 3–36.
4. Шаститко А.Е. Новая институциональная экономическая теория. — М., 2003.
5. Аттали Ж. На пороге нового тысячелетия. Победители и проигравшие наступающего мирового порядка. — М., 1999.
6. Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество. — М., 1995.
7. Опыт российских модернизаций. — М., 2000.
8. Гайдар Е.Т. Гибель империи. Уроки для современной России. — М., 2006.
9. Постиндустриальный мир и Россия. — М., 2001.
10. Мировая экономика: прогноз до 2020 г. / Под ред. А.А. Дынкина. — М., 2007.
11. Лужков Ю. Кризис транскапитализма и Россия // Экономист. — 2009. — № 5. С. 12–28.
12. Лексин В. Россия во время и после глобального кризиса // Рос. экон. журнал. — 2009. — № 7–8. — С. 3–34.
13. Воронцов А.В. и др. Мировой кризис и его социально-экономические последствия для России. — СПб.: Союз, 2009.
14. Рязанов В.Т. Мировой финансовый кризис и Россия: точка разворота? // Вестник СПбГУ. Сер. 5. — 2009. — №1. — С. 3–21.
15. Белоусов А.В. Концепция модернизации промышленности в политике антикризисного развития. — 2009. — №1. — С. 94–119.
16. Бляхман Л.С. Уроки кризиса, перспективы модернизации и экономическая наука // Проблемы современной экономики. — 2010. — №2.
17. Яременко Ю.В. Приоритеты структурной политики и опыт реформ. Избранные труды. В 3 кн. — М.: Наука, 1999. — С. 127–130.
18. Государственная экономическая политика и экономическая доктрина России. К умной и нравственной экономике. В 5 т. Научный эксперт, 2008, т.1, с. 18–33, 38–40, 86–94; т.2, с. 1585–1616, 1731–1871.
19. Якунин В.И., Багдасарян В.Э., Сулакшин C.C. Идеология экономической политики: проблема российского выбора. — М.: Научный эксперт, 2008.
20. Тоффлер Э. Шок будущего. — М., 2002.
21. Сапир Ж.К экономической теории неоднородных систем: опыт исследования децентрализованной экономики. — М., 2001.
22. Стиглиц Дж. Макро и микроэкономические стратегии для России. // Бюллетень ЭКААР. — 2000.
23. Селищев А.С., Селищев Н.А. Китайская экономика в XXI веке. — СПб., 2004.
24. Суслина С.А. Государственное регулирование экономики: опыт Республики Корея // Пробл. теории и практики управления. — 2003. — № 4.
25. Уэльс Г. Россия во мгле. — М., 1970. — С. 105–106.
26. Вестник Совета Федерации. — 2010. — №1/2. — С. 71–73.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2021
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия