Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (35), 2010
ВОПРОСЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ. МАКРОЭКОНОМИКА
Сидорова О. В.
доцент кафедры экономической теории и экономической политики Башкирской Академии государственной службы и управления при Президенте Республики Башкортостан (г. Уфа),
кандидат экономических наук


Развитие сетевых форм экономических отношений
В статье рассматриваются особенности становления сетевой экономики, ее место в сложившейся многоукладной экономической системе, а также анализируются возможные модели развития российских сетевых экономических отношений в связи с перспективами развития страны
Ключевые слова: сетевая экономика, электронная коммерция, интернет-технологии, информационное взаимодействие, виртуализация экономических отношений, интерактивный бизнес, информационная экономика

Компьютеризация всех сфер общественной деятельности и повседневной жизни человека является, пожалуй, самым впечатляющим феноменом последней четверти XX века. Этот процесс вызывает повышенный интерес экономистов и интерпретируется в моделях трансформации общества как одна из ключевых тенденций современности. Революции в области информационно-коммуникационных технологий происходили и раньше, например, возникли системы дорог и судоходства, появились книги, радио, телефона и т. п. Однако особенность современного периода заключается в том, что информационные взаимодействия стали возможны в таких масштабах и с такой интенсивностью, которые не встречались ранее в истории человечества. К началу 2007 г. во всем мире насчитывалось более 1 млрд пользователей сети Интернет, 1,27 млрд абонентов фиксированных линий связи и 2,68 млрд абонентов подвижной связи. Эти цифры станут еще более впечатляющими, если включить в них данные, касающиеся рынков Китая и Индии, которые растут самыми высокими темпами. В первом квартале 2007 г. в этих странах зарегистрировано дополнительно почти 200 млн новых абонентов, из которых 87 млн приходится на Китай и около 110 млн — на Индию. [1, 93] Число пользователей информационных технологий, конечно, уступает количеству потребителей таких культовых товаров XX века, как автомобиль и телевизор, но темпы распространения компьютеров гораздо выше. С момента появления персонального компьютера на массовом рынке прошло примерно двадцать пять лет. Для достижения того же уровня распространенности, какой к началу XXI в. имеет компьютер, телевизору и автомобилю потребовалось в свое время около сорока и семидесяти лет соответственно.
К концу прошлого столетия достаточно ясно определились некоторые характеристики, которые, по всей видимости, станут доминирующими признаками экономики ХХI века. В настоящее время новые возможности информационных взаимодействий стали базой для реальных социальных инноваций. Появление новейших технологий, формирование глобальной информационных сетей и систем создают не только технические возможности, но и открывают новые экономические перспективы. Современные достижения в развитии глобальных информационных и коммуникационных технологий привели к формированию глобальной электронной среды для экономической деятельности, которая, в свою очередь, создала новые возможности для организационного и институционального дизайна в бизнесе и других сферах социально-экономической деятельности человека.
Одно из самых распространенных названий этой новой среды — сетевая экономика (networked economy). В докладе «Конвергенция телекоммуникационных, вещательных и информационных технологий: европейский подход», сделанном Европейской Комиссией в 1997 г., дается одно из первых определений глобальной сетевой экономики как среды, в которой любая компания или индивидуум, находящиеся в любой точке экономической системы, могут с помощью сети Интернет с минимальными затратами взаимодействовать с любой другой компанией или индивидуумом по поводу совместной работы, торговли, обмена идеями и ноу-хау, или просто для удовольствия. С понятием сетевой экономики также связывают создание и модернизацию программного обеспечения, компьютерных чипов, мобильной связи и т. п. Таким образом, сетевая экономика охватывает те виды деятельности человека, которые относятся к техническому прогрессу в области информационных технологий.
Интернет-революция настолько изменила условия для информационных взаимодействий между людьми, что возникли предпосылки для преобразования институциональной структуры общества, в том числе, экономики. Термин «виртуальность» осваивается разного рода аналитиками современного общества — от философов и экономистов, до политиков и журналистов. Сетевая экономика постепенно расширяет и укрепляет свои позиции в обществе, в первую очередь, за счет переноса людьми своей социально-экономической деятельности в виртуальное пространство сети Интернет.
Сегодня уже нет необходимости специально доказывать, что развитие сети Интернет может иметь очень серьезные социально-экономические последствия не только для отдельных стран, но и в глобальном масштабе. Как это часто бывает с технологическими новшествами, позитивные последствия появления сети Интернет могут соседствовать с неясными до конца негативными последствиями.
Сами по себе Интернет-технологии позволяют придать экономическим отношениям и процессу создания нематериальных благ электронную форму существования. Такая форма экономических отношений отличается наличием сетевой структуры, низкой себестоимостью и мгновенностью происходящих событий. Эти обстоятельства открывают новые экономические перспективы. При такой форме отношений деловые операции могут совершаться мгновенно. Становится возможным более дешевое и гибкое производство, которое в максимальной степени рассредоточено между внешними исполнителями. Интернет-технологии дают практически неограниченную свободу перемещения нематериальных активов. Они даже позволяют выпускать собственные деньги. Примером радикального нововведения может служить появление Интернет-доступа к валютному рынку Forex, дающее физическим лицам немыслимую ранее возможность торговать мировыми валютами наравне с финансовыми структурами. Человек по силе воздействия уравнивается с организационной структурой. [2, 14]
Процессы, происходящие в последние годы в обществе под влиянием Интернет-технологий, привлекают пристальное внимание исследователей. Несмотря на то, что сфера Интернет-экономики продолжает оставаться пока малоизученной, в том числе, из-за использования в ней новейших технологий, сегодня уже доступна литература, в которой предпринимаются попытки сформулировать главные особенности влияния сети Интернет на экономику. В этих публикациях экономика ближайшего будущего обозначается терминами
— сетевая экономика (Network Economy или Networked Economy),
— новая экономика (New Economy),
— цифровая экономика (Digital Economy),
— следующая экономика (Next Economy),
— высокотехнологичная экономика (Hi-Tech Gift Economy),
— экономика внимания (Attention Economy),
— е-кономика (E-conomy).
В данной статье, в основном, используется термин сетевая экономика, так как он является самым распространенным в научной литературе и наиболее точно характеризует анализируемые социально-экономические явления. Следует отметить, что этот термин также не совсем точен, поскольку любая экономика, по сути, является сетевой, так как основывается на совокупности связей между ее субъектами. Возможно, со временем будет найдено новое более удачное определение, которое заменит словосочетание сетевая экономика.
Многие важные компоненты сетевой экономики и, следовательно, она сама пока еще находятся в зачаточном состоянии. Социально-экономические последствия внедрения Интернет-технологий выглядят многообещающе, но их природа и движущие силы пока мало изучены. Расширение возможностей для информационных взаимодействий уже оказывает положительное влияние на социально-экономическую сферу. Ожидается, что в будущем этот эффект увеличится. Однако те же процессы могут иметь негативные и дестабилизирующие последствия для общества. Позитивным моментом является ускорение прогресса. К негативным последствиям относится появление новых способов распространения информации, которые могут ослабить традиционные механизмы поддержания стабильности в обществе и создать угрозу для социально-экономического порядка. Например, известны случаи использования Интернета террористическими организациями. В этой ситуации уместно вспомнить предостережение А. Маршалла, который в начале XX в. писал: «...мы не можем двигаться безопасно, если мы движемся так быстро, что наши новые жизненные планы полностью обгоняют наши инстинкты». [3, 182]
Сетевая экономика включает следующие явления.
1) Массовый перенос людьми их информационной активности и взаимодействий в онлайн и, как следствие, формирование онлайновых сообществa.
2) Возникновение или перенос различных организационных образований внутрь онлайновых сообществ, распространение сетевых организаций, имеющих целью управление совместной деятельностью групп людей.
3) Создание в виртуальном пространстве сети Интернет необходимых условий для взаимодействия сетевых организаций и членов онлайновых сообществ, включая адекватные новым условиям институциональные структуры, соответствующую сетевую инфраструктуру и сетевой механизм координации.
Именно эти три процесса не только наполняют сетевую экономику реальным содержанием, но и определяют главное направление современного развития информационного общества в целом. Анализ этих процессов позволяет лучше понять смысл и место возникающих новых социально-экономических явлений, включая отличия сетевой экономики от «новой» экономики.
В российских публикациях сетевая экономика упоминается преимущественно в связи с развитием информационных технологий, дающих толчок эволюции современной экономической системы, развитию нерыночных механизмов регулирования и сетевых организационных структур. [4]
Одной из основных отраслей хозяйственной деятельности в условиях сетевой экономики является электронная коммерция. В наиболее общем виде этот термин используется для обозначения коммерческой активности в сети Интернет. Эта деятельность обеспечивает возможность осуществления покупок, продаж, сервисного обслуживания, проведения маркетинговых мероприятий путем использования компьютерных сетей.
Зарождающийся рынок электронной коммерции в России характеризуется рядом особенностей. В западных странах этот вид деятельности развивался, главным образом, путем замещения уже существующих форм дистанционной торговли. Информационные веб-сайты, или веб-витрины, вытеснили печатные каталоги товаров. Электронная почта и экранные формы пришли на смену бумажным бланкам заказов. Платежные системы заменили посылку чеков или факсов с номерами карточек. Интернет-технологии заняли свою нишу даже в доставке материальной продукции, предоставляя системы слежения за прохождением товаров. Согласно докладу Клинтона-Гора «Структурные основы электронной коммерции» (1998), процесс перевода традиционного бизнеса в сферу электронной коммерции приобрел в США общенациональные масштабы. [5, 76]
Наступление сетевой экономики выглядит как неизбежность, так как в некоторых областях она более эффективна, чем другие известные формы организации управления. Для того чтобы создать эффективную стратегию управления, требуется дальнейшее изучение свойств сетевой экономики и процессов глобализации информационно-экономических систем, которое позволит выявить ожидаемые экономические и социальные преимущества, а также предусмотреть потери.
В России рынок электронной коммерции только начинает свое становление из-за отсутствия потребительской культуры дистанционной торговли, а также коммерческого и управленческого опыта в этой сфере. Однако положительным моментом является то, что не надо преодолевать инерцию сложившейся системы. В частности, пока неизвестно, какая из форм платежных систем в сетевой экономике окажется оптимальной, поэтому отсутствие развитых традиций использования пластиковых карт может оказаться стимулом к использованию более перспективных технологий.
Конкретные проявления виртуализации экономики России имеют, как и любые другие общественные явления, свои положительные и отрицательные стороны. Нетрудно заметить, что положительные явления, связанные с виртуализацией, — компьютеризация экономики, внедрение Интернет-технологий, использование Интернета в домашних хозяйствах и научных исследованиях, обмен культурными ценностями, — имеют большое значение для страны и требуют ускоренного внедрения, так как только в этом случае Россия приобретет имидж прогрессивной державы. Вместе с тем отрицательные стороны виртуализации, в частности, разрыв между составляющими хозяйственного комплекса, особенно, между финансовым рынком и реальным сектором, необходимо преодолевать.
Кроме того, проблемой является недостаточная развитость инфраструктуры, необходимой для сетевой коммерческой деятельности. Отсутствие инфраструктуры означает, что полномасштабное развитие сетевой экономики в России возможно только тогда, когда число хозяйствующих субъектов, действующих в сфере электронной коммерции, достигнет некоторого критического значения.
Сетевые отношения в нашей стране могут развиваться в соответствии со следующими тремя сценариями.
Первым сценарием является создание национальной сетевой экономики. Суть ее заключается в продаже товаров и услуг на отечественном рынке. Составляющими элементами такой экономики являются компьютерная коммерция, софтверный бизнес, ориентированный на внутренний рынок, и Интернет-компании в области новых технологий массовой информации и электронной торговли. У российских компаний в рамках данной стратегии есть несколько существенных конкурентных преимуществ. Например, знание отечественной специфики. Зарубежные информационные продукты, незначительно выходящие за рамки родовых технологических платформ, в большинстве случаев требуют серьезной предпродажной доработки и, зачастую, не пригодны для российского потребительского рынка. Еще одним преимуществом является достаточно быстро развивающееся сообщество эмигрантов из России, которое сможет обеспечить национальным компаниям платежеспособный спрос за пределами страны.
Однако у стратегии национальной сетевой экономики существуют естественные ограничения. По сути, она ограничена внутрироссийским рынком. При всех масштабах нашей страны, емкость этого рынка относительно невелика. Необходимо отметить и определенные проблемы с соблюдением законодательства в сфере интеллектуальной собственности, которые тоже не способствует ускоренному росту производства в этой области. Если около 95% программного обеспечения в стране распространяется нелегально, то трудно рассчитывать на высокие заработки от реализации программного обеспечения на внутреннем рынке.
Израильско-скандинавский сценарий заключается в экспорте готовых продуктов и решений на внешний международный рынок. Эта стратегия основана, прежде всего, на экспорте новых технологий, который ведет к прямой конкуренции с США. Израиль не единственная страна, пошедшая по этому пути. Подобную стратегию реализует Финляндия, в которой происходит настоящий бум в области разработки технологий мобильной связи на базе опыта и кадров, воспитанных в компании Nokia. Этот же сценарий применяется в Швеции, в которой роль лидера играет компания Ericsson. К странам, использующим этот вариант развития, также относится Исландия, специализирующаяся на проектах в области биотехнологий, Норвегия, делающая ставку на потенциал Тронхеймского института технологии, Шотландия, в которой роль технопарков выполняют университеты г. Глазго и г. Эдинбурга, сборочные заводы фирмы Intel и др. компаний, и еще ряд стран. Тем не менее, пример Израиля стал классическим. По количеству национальных компаний, акции которых продаются на бирже NASDAQ,b Израиль занимает третье место после США и Канады.
Небольшие компании, производящие высокотехнологичную оборонную продукцию, за считанные годы расширили объем операций настолько, что превратились в главную отрасль национальной промышленности Израиля. С одной стороны, этому помогли конверсия и государственная поддержка, оказываемая армии. С другой стороны, положительную роль сыграло наличие Техниона в Хайфе, из которого поставлялись кадры. Кроме того, начатая в 1993 г. правительственная программа безвозвратных кредитов начинающим предпринимателям и приток эмигрантов последней волны из России способствовали тому, что сейчас треть сотрудников израильских компаний, работающих в сфере высоких технологий, составляют выходцы из бывшего СССР.
В настоящее время Израиль экспортирует готовые технологические продукты, которые дают большую часть экспортных поступлений страны. Более того, из-за недостаточной обеспеченности квалифицированными техническими кадрами Израиль уже сам вынужден прибегать к услугам оффшорных программистов.
Израильская сетевая экономика по своей структуре очень отличается от своего американского аналога. В ней преобладают не сервисные фирмы и СМИ, а технологические и инфраструктурные компании, так как специализацией Израиля являются оптические технологии и компьютерная безопасность.
Условия, в которых начала развиваться сетевая экономика в Израиле, очень похожи на нынешнюю российскую ситуацию: в свое время израильтяне также сталкивались с утечкой мозгов, нехваткой менеджеров, бюрократизмом, высокими налогами.
Использование израильской стратегии для развития России дает потенциальную возможность достижения лидерства, которого невозможно достичь, если следовать другим сценариям. Компаниям, создающим новые технологии, не нужно следовать за рынком, так как они будут сами создавать его, формируя новые потребности и удовлетворяя их.
Израильская схема позволяет применять национальный интеллектуальный потенциал наиболее эффективным способом, воплощая его в максимальной добавленной стоимости. Большое количество рабочей силы даст возможность экономить на масштабах производства. Можно ожидать, что при реализации израильской стратегии возникнут такие же сложности, какие появятся при осуществлении индийского сценария. Кроме того, израильский сценарий потребует значительных затрат на маркетинг, так как продукцию нужно будет выводить на мировые рынки.
Третий сценарий развития сетевой экономики характерен для ряда азиатских стран и, в первую очередь, для Индии. Бизнес оффшорного программирования опирается на потребности в значительном объеме нерегулярных, разовых или специальных программных работ и на нехватку специалистов инженерно-технического профиля в ряде развитых стран. Именно на этом строят свой бизнес многие азиатские оффшорные программисты. Основными сферами, в которых их труд пользуется стабильным спросом, являются IT-услуги по реконструкции устаревших сетей и созданию новых систем, их техническая поддержка, Web-дизайн и разработка программных продуктов, в том числе, обеспечение электронного бизнеса.
Необходимо отметить, что считать такую модель построения бизнеса чисто индийской можно с некоторой натяжкой, поскольку мощные центры оффшорного программирования есть, например, на Тайване, в Сингапуре, Малайзии, Ирландии и Бразилии. Однако именно в Индии этот бизнес сформировался в целый сектор экономики, который сами индийцы называют контрактным программированием. Этот сектор обеспечен сопутствующей инфраструктурой, специальными мерами государственного регулирования, развернутой системой частного и государственного профессионально-технического образования и, даже, своим черным рынком фирм-однодневок. Хотя меры государственного регулирования во многом способствовали становлению отрасли, главным двигателем ее развития была доступность значительного количества квалифицированной рабочей силы. По емкости рынка трудовых ресурсов, занятых в компьютерном бизнесе, Индия в настоящее время уступает только США.
В условиях хронического дефицита торгового баланса страны, правительство Индии предприняло серьезные шаги для создания экспортной некапиталоемкой отрасли, которая могла бы развиваться без масштабного импорта, создавать рабочие места и поднять уровень образования в стране. С этой целью правительство допустило существенную либерализацию внешней торговли, создало технопарки и реализовало ряд других мер по развитию оффшорного программирования. В то же время, иностранные компании внесли огромный вклад в развитие отрасли, воспользовавшись благоприятными условиями индийского рынка.
На протяжении последнего десятилетия отрасль стабильно демонстрирует темпы роста, превышающие 50% в год. В настоящее время в отрасли занято около 250000 человек. Предприятия сектора выпускают программное обеспечение по широкому спектру номенклатуры, однако наиболее быстро растет число заказов, связанных с развитием сети Интернет, созданием информационных сайтов и расширением систем электронной торговли. Индия уже сейчас считается наиболее значительной в мире зоной оффшорного программирования.
Использование индийской стратегии позволит получить России целый ряд преимуществ: задействует инженерные кадры, даст возможность использовать опыт и разработки других стран, расширит рынок.
Однако нельзя не отметить ряд препятствий, с которыми неизбежно столкнутся российские компании в случае выхода на мировой рынок оффшорного программирования. Индийские компании по производству программного обеспечения были с самого начала ориентированы на экспорт, в то время как российские производители программных продуктов, в известной степени, ориентированы на освоение внутреннего рынка. Экспортные цены могут оказаться недоступными для многих отечественных потребителей программной продукции. В значительной степени, успех программы будет зависеть от макроэкономической политики. В частности, благотворный эффект будет иметь осуществление прогнозируемой политики курса рубля в длительном периоде, которая позволит сохранить ценовые преимущества России.
В свое время в Индии лидерами преобразований стали бизнесмены. России также необходимо научиться формулировать промышленную политику на языке бизнеса, а не правительственных ориентиров. С этой целью необходимо создать государственный орган и наделить его полномочиями, которые бы позволили координировать усилия правительства и бизнеса, осуществлять мониторинг развития отрасли, обеспечивать все необходимое для ее устойчивого развития. До сих пор отсутствие единства в проведении политики и административно-бюрократические барьеры оказывали негативное влияние на деловой климат, о состоянии которого можно судить по скудным иностранным прямым инвестициям и жалобам бизнесменов. Для достижения успеха России необходимо в кратчайшие сроки выработать долгосрочную программу развития информационных технологий.


Литература
1. Trends in Telecommunication Reform 2007: The Road to NGN (8th edition). Executive Summary, International Telecommunication Union, Geneva, — 2007.
2. Давыдов А.В. Сеть как основная форма грядущей экономической организации общества //Аналитический вестник Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации. — 2002. — № 17(173)
3. Маршалл А. Принципы политической экономии. Т.3. — М. Прогресс, 1984. — 182 с.
4. Паринов С.И. К теории сетевой экономики. — Новосибирск: ИЭОПП СО РАН, 2002. — 168 с.
5. Law and Internet. A Framework for Electronic Commerce / Ed. by L.Edwards, C.Waelde. — Oxford: Hart Publishing. — 2000.
6. О концепции развития рынка телекоммуникационных услуг в Российской Федерации [Электронный ресурс]. — М., 2008. — Режим доступа: http://www.government.ru/content.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2021
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия