Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (35), 2010
СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНОЕ РАЗВИТИЕ ГОСУДАРСТВ ЕВРАЗИИ
Коваленко В. Н.
соискатель кафедры мировой экономики экономического факультета Санкт-Петербургского государственного университета

Гонконг и Шанхай: конкуренция за место главного финансового центра в КНР и одного из основных в мире
В cтатье рассматривается роль Гонконга и Шанхая в экономике КНР на различных исторических этапах, проводится сравнительный анализ конкурентоспособности Гонконга и Шанхая в качестве международного финансового центра на современном этапе
Ключевые слова: КНР, Гонконг, Шанхай, мировой финансовый центр, финансовая система, валютное управление, мировой финансовый кризис

Исторический аспект изменения роли Гонконга и Шанхая в экономике Китая.
Современный рывок Китая в глобальной экономике наиболее ярко находит свое отражение в трансформации самого космополитичного города КНР — Шанхая. С начала 1990-х гг. руководство Китая рассматривает Шанхай в качестве моста, связывающего Китай с глобальной экономикой. Шанхай уже успел приобрести известность не только в качестве мегаполиса с суперсовременной архитектурой, но и благодаря бурному развитию банковско-финансовой сферы, а также из-за своих планов по превращению в международный финансовый центр. Успехи Шанхая поставили вопрос относительного будущего Гонконга в качестве международного финансового центра.
В 1980-е и 1990-е гг. бурно развивавшийся финансовый сектор Гонконга, позволил создать устойчивую связь между Китаем и мировым рынком капитала. Но первое десятилетие XXI в. ознаменовалось растущими претензиями Шанхая на лидерство в финансовой области. Заявление Государственного Совета КНР, сделанное 25.03.09 г. о превращении Шанхая в финансовую столицу КНР к 2020 г. и одновременно о превращении Шанхайского порта в важнейший транспортный узел вызвало общественные дискуссии и озабоченность в Гонконге. В настоящее время Гонконг является одним из ведущих финансовых центров мира. Это второй по размерам в Азии (после Японии) рынок акций, шестой в мире валютный рынок, один из четырех крупнейших в мире рынков золота, второй по величине в Азии центр управления финансовыми активами *.
Гонконг, основанный в Х1Х веке британскими колонизаторами в качестве «торгового склада» на пути товаров с Запада в Китай, на протяжении всей своей истории успешно извлекал выгоду из своего уникального географического месторасположения. Тем не менее, в начале ХХ века, не Гонконг, а Шанхай доминировал в международных финансах на Дальнем Востоке, однако революция, экономический хаос в Китае в 1930–1940- х гг. привели к смене ролей и Гонконг выдвинулся вперед в качестве регионального торгово-финансового центра. Как замечает Катрин Шенк *, «местный банковский сектор (в Гонконге) процветал во время хаоса в Китае, получая выгоды от притока политических и экономических беженцев, от передислокации штаб-квартир западных компаний из Шанхая, а также массированного притока капитала вследствие китайской гиперинфляции в 1947–1949 гг. Потери Шанхая стали приобретением Гонконга. Колония приобрела массу уникальных специалистов из числа китайских эмигрантов, которые принесли с собой в Гонконг социальные и деловые контакты и что в итоге привело к появлению банковского сообщества с широкими связями и контактами» *. В послевоенный период быстрое промышленное развитие Гонконга вкупе со значительным ростом торгово-посреднических операций привело к значительному росту спроса на финансовые услуги и соответственно стимулировали бурное развитие сектора финансовых услуг. В 1954 г., например, в Гонконге работало 94 банка, имевших лицензию, в том числе 19 иностранных банков, а в период между 1954 г. и 1972 г. совокупный объем депозитов в коммерческих банках вырос с 1,068 млн HKD до 24,613 млн HKD *. Необходимо отметить, что единственным конкурентным преимуществом Гонконга в качестве финансового центра в период с 1940-х до начала 1970-х гг. был относительно свободный валютный рынок *. В этот период международная финансовая система функционировала на основе Бреттонвудских соглашений с ограничением свободной конвертации валют и привязкой национальной валюты к якорной валюте. Гонконг, как британская колония, обладал правом полного доступа к «стерлинговой зоне», которая включала в свой состав страны Британского Содружества (кроме Канады) и в качестве «якорной валюты» использовала британский фунт стерлингов. Арбитраж от обслуживания данного рынка вместе с быстро растущим спросом на иностранную валюту вследст­вие развития международной торговли, привели к созданию параллельного валютного рынка, связанного с конвертацией в фунт стерлингов и доллар США. Гонконг стал особым анклавом внутри Бреттонвудской системы, где финансы и торговля стали основой существования.
С началом либерализации в КНР в 1979 г. Гонконг вновь попал под влияние процессов, проходящих в континентальном Китае таких как: спрос на публичное размещение облигаций, эмиссия акций и IPO, приватизация государственных предприятий и пр., что в конечном итоге способствовало значительному росту спроса на финансовые услуги, предлагаемые Гонконгом. В результате к настоящему времени в Гонконге работает 202 местных кредитно-депозитных организации (банки имеющих полную или ограниченную лицензию и депозитные компании), а также 145 филиалов иностранных банков, имеющих полную лицензию. Среди 100 крупнейших мировых банков 69 ведут операционную деятельность в Гонконге, а 82 иностранных банка имеют представительства в городе *. Общепризнано, что финансовые услуги в современном Гонконге являются основой его экономики.
Развитие же Шанхая происходило в совершенно ином контексте по сравнению с Гонконгом. В 1949 г. Шанхай являлся лидирующим азиатским финансовым центром, в котором располагалось 24 государственных банка, около 200 частных кредитных учреждений, трастовых компаний и множество прочих финансовых учреждений. Шанхай являлся третьим в мире рынком акций после Нью-Йорка и Лондона *. В течение 100 лет, начиная с Нанкинского договора, заключенного в августе 1842 г. с Великобританией, когда Шанхай оказался в числе пяти китайских городов открытых для внешнего мира, Шанхай фактически был наиболее модернизированной частью Китая. Успех и зажиточность, которые принесла международная торговля и финансовые операции Шанхаю на этом историческом этапе, стали его проклятием после 1949 г., поскольку Шанхай непременно ассоциировался с «язвами капитализма» и позором полуколониального прошлого Китая. Когда в конце 1970-х гг. Шанхай начал открываться вновь, он представлял лишь жалкую тень своего прошлого величия.
Реальные перемены в судьбе Шанхая начались только в конце 1980-х гг. В этот период политическим руководством КНР было принято решение об ускоренной интеграции Китая в глобальную экономику с признанием особой роли, которую должен играть Шанхай в недалеком будущем. Шанхаю вновь отводилась роль окна Китая во внешний мир. Ранее, еще в 1984 г. Шанхай попал в число 14-ти открытых городов. Замечание Дэн Сяопина о том, что «в прошлом Шанхай был финансовым центром, где происходила свободная конвертация валюты» и что «в будущем Шанхай должен стать тем, чем был раньше *, стало отражением той новой роли Шанхая, которая ему отводилась Пекином в рамках политики реформ. На 14-м съезде КПК данное видение было провозглашено официально. План 11-й пятилетки четко определил будущие приоритеты развития Шанхая в качестве ключевого центра в следующих областях: торговля, финансы и транспорт. На первом этапе проходило становление Шанхая как национального финансового центра, а также в качестве транспортных ворот в северный Китай — места проживания 800 млн граждан. Для того чтобы обеспечить заявленные приоритеты, было принято решение о создании необходимой инфраструктуры. Как следствие, на территории Пудун было создано четыре особые зоны: особая зона со специализацией в области финансов и торговли; производственная зона, зона свободной торговли и технопарк. Власти оказывали сильнейшую поддержку переменам, начиная c упрощения бюрократических процедур, заканчивая усилиями по привлечению финансовых компаний и транснациональных корпораций в город. Власти делали все, чтобы укрепить позиции Шанхая в качестве финансового центра, поскольку было запланировано превратить Шанхай в китайский Уолл-Стрит.
В отличие от Гонконга, в Шанхае развитие финансово-банковского сектора во всех сферах, начиная с институционального и заканчивая нормотворчеством, шло с чистого листа. Начало было положено созданием в 1990 г. Шанхайской биржи ценных бумаг (на тот момент второй в КНР, первая располагалась в Шеньжене), которая функционировала по очень строгим правилам, что ограничивало ее возможности по привлечению значительного объема частного капитала. Для решения этой проблемы власти КНР в 1991 г. пошли на создание двух типов акций «А» и «В», что позволило госпредприятиям и предприятиям с иной формой собственности привлекать частных инвесторов, выпуская акции типа «В» (максимум 49% от общей суммы уставного капитала), одновременно сохраняя управленческий контроль и преобладающее влияние китайских инвесторов в обществе. Тем не менее, все эти меры не привели в 1990-е годы к быстрому развитию финансового сектора в Шанхае. К концу последнего десятилетия 20 века Шанхай смог привлечь в город лишь 42 важнейших международных банка и 119 финансовых фирм, однако после вступления КНР в ВТО в 2001 г. движение ускорилось, т.к. для финансового сектора Китая был согласован график либерализации при одновременно скачкообразном внутреннем росте спроса к сложным финансовым инструментам. Руководство страны пошло на создание в Шанхае валютно-обменного центра, центра по торговле облигациями, деноминированными в юанях, межбанковского кредитного центра, а также золотой и фьючерсной бирж. После появления необходимой финансовой инфраструктуры Шанхай вступил в период беспрецедентного в своей истории роста. Например, в 2007 г. число финансовых организаций, работающих в городе, достигло 563, в т.ч. 105 крупнейших иностранных банка, численность предприятий с иностранными инвестициями достигла 25000 *, против 3635. в 1992 г. На фоне столь впечатляющих успехов, а также заявлений официальных властей о том, что к 2020 г. Шанхай станет международным финансовым центром в полном смысле этого слова, многие начинают верить, что именно так все и произойдет, однако на этом пути Шанхаю придется решить фундаментальные корпоративные проблемы, связанные с недостоверной информацией и корпоративными скандалами, которые несвойственны Гонконгу.
Несмотря на все успехи Шанхая, Гонконг не только продолжает подтверждать свой статус международного финансового центра, но и укрепляет свои позиции. Например, в последние десять лет Китай разместил на рынке Гонконга облигации на общую сумму более 23 трлн. долларов США, т.е. более 80% всех средств, привлеченных КНР на внешних рынках. Гонконг является крупнейшим иностранным инвестором в Шанхае, а также одним из основных поставщиков знаний и ноу-хау КНР. В 1949 г. предприниматели из Шанхая, бежавшие в Гонконг, делились своими знаниями с гонконгскими коллегами, а в настоящее время компании из Гонконга распространяют свой опыт в отношении финансовых услуг, инфраструктуры, недвижимости, торговли среди шанхайских коллег. Из приведенных выше фактов трудно прийти к однозначному заключению относительной будущей роли мегаполисов. Для получения более объективной картины о динамике реальной конкурентоспособности двух мегаполисов необходимо осуществить сравнительный анализ на основе четких и объективных критериев. Для чего, далее, воспользуемся опытом консалтинговой компанией Z/Yen Consulting Group, которая провела исследование Лондона как международного финансового центра (анализ производился на основе основных факторов конкурентоспособности) *.

Сравнительный анализ конкурентоспособности Гонконга и Шанхая в качестве международного финансового центра на современном этапе.
1) Наличие квалифицированного персонала. Известно, что 3,65 миллионная армия рабочей силы Гонконга испытывает недостаток в высокообразованных сотрудниках. Местные и международные компании жалуются на недостаток креатива и высокую стоимость рабочей силы. Главной проблемой для Гонконга являются низкая безработица и одновременно низкий прирост населения, поэтому недостаток квалифицированных специалистов закономерен. Гонконг также сталкивается с проблемой старения населения, которая не может быть полностью решена путем миграции. Частично открытая граница между Гонконгом и КНР дает возможность мигрировать в основном низко квалифицированным гражданам КНР, однако это не тот поток рабочий силы, который нужен Гонконгу.
Шанхай в этом отношении имеет естественное преимущество перед Гонконгом, потому что обладает неограниченным доступом к рынку труда КНР, вследствие чего не испытывает трудностей в привлечении персонала любого уровня квалификации, а также в необходимости увеличения оплаты его труда. Стоимость рабочей силы в Шанхае ниже чем в Гонконге. Высокий спрос на высококвалифицированную рабочую силу в Шанхае привел к тому, что лучшие университеты Китая с целью резкого улучшения качества преподавания, устанавливают прямые связи с западными институтами и компаниями и начинают целенаправленно готовить студентов к работе в высокотехнологичных отраслях экономики. Таким образом, Шанхай имеет неоспоримое преимущество перед Гонконгом по данному фактору.
2) Правовая среда. Как известно, гонконгская экономика в своей основе является экономикой laissez fare и функционирует на основе британского права, свободного обмена информацией, широкого спектра антикоррупционных мер и обладает давно сформированным правовым полем. Кроме того, Гонконг обладает собственной свободно конвертируемой валютой, которая в рамках режима валютного управления привязана к доллару США и находится под контролем Управления финансовыми рынками Гонконга (HKMA) — финансового органа, который независим от центрального правительства в Пекине. Шанхай в отличие от Гонконга не обладает и долей автономии, которая присуща Гонконгу и находится полностью в рамках политики, определяемой центром. Централизованный контроль за информацией и распределением ресурсов, осуществляемый государственными органами, повышает транзакционные издержки в финансовой системе, не исключая при этом случаи коррупции. Негативным примером этого служит коррупционный скандал в Шанхае, когда партийный босс Chen Liangyu был арестован за незаконное использование средств государственного пенсионного фонда путем предоставления займов частному бизнесу на общую сумму около 400 млн долл. США *. Слабость институционально-правовой среды очень хорошо иллюстрируется эмпирическими данными, которые предоставляет команда специалистов Мирового банка в рамках проекта по мониторингу степени регулирования деловой активности в разных странах мира «Doing business (measuring business regulation)». Сайт www.doingbusiness.org производит ежегодный обзор по ранжированию 178 экономик мира по степени сложности организации бизнеса (первое место — лучшие условия). Интегрированный показатель, лежащий в основе рейтинга, рассчитывается на основе десяти разных индексов. Рейтинг Doing Business 2010 г. показывает явное превосходство Гонконга над Шанхаем. Согласно данного обзора *, Гонконг занимает 3 интегрированное место в рейтинге, а также: 4 место по степени легкости получения кредита, 3 по защите инвесторов, 18 по легкости начала бизнеса, 1 в отношении получения разрешений на строительство, 6 в отношении занятости, 75 в отношении регистрации собственности, 3- в вопросах налогообложения, 2 в отношении международной торговли, 3 в вопросах выполнения контрактов и 13 в вопросах закрытия бизнеса.
КНР в целом находится на 89 месте в рейтинге, а также занимает: 61 место по степени легкости получения кредита, 93 по защите инвесторов, 151 по легкости начала бизнеса, 180 в отношении получения разрешений на строительство, 140 в отношении занятости, 32 в отношении регистрации собственности, 125 в вопросах налогообложения, 44 в отношении международной торговли, 18 в вопросах выполнения контрактов и 65 в вопросах закрытия бизнеса. Несмотря на то, что в городах Китая достаточно разные условия ведения бизнеса, тем не менее, нет никаких сомнений в том, что Шанхай пока не сопоставим с Гонконгом в этом отношении.
3) Доступ к международным финансовым рынкам. Вопрос доступа к международным финансовым рынкам далее будет рассматриваться в следующем аспекте: деятельность коммерческих банков, рынок акций и рынок облигаций. Кроме того, необходимо отметить, что в основе свободного доступа к международным финансовым рынкам лежит свободная конвертируемость национальной валюты. Гонконгский доллар является свободно конвертируемой валютой, а юань свободно обратим в ведущие мировые валюты только в рамках текущих валютных операций, конвертируемость же по капитальным операциям регулируется государством, что в свою очередь снижает конкурентоспособность Шанхая по отношению к Гонконгу в вопросе доступа к международным финансовым рынкам. Именно достижение свободной конвертации юаня по капитальным операциям является одним из главных условий превращения Шанхая в международный финансовый центр. Глобальный экономический кризис, начавшийся в 2008 г., поставил под сомнения незыблемость прежней мировой валютно-финансовой системы, основанной на долларе США и одновременно повысил значимость юаня. В 2009 г. произошел ряд знаковых событий, формирующих основные направления движения Китая в валютно-денежной сфере на ближайшие 10 лет.
25 марта 2009 г.– Госсовет КНР принял решение превратить Шанхай к 2020 г. в международный финансовый центр.
29 марта 2009 г. — Народный Банк Китая подписал шесть соглашений о валютных свопах на сумму 650 млрд юаней (с Аргентиной, Беларусью, Гонконгом, Индонезией, Малайзией и Южной Кореей).
2 апреля 2009 г. — Председатель КНР на саммите G20 в Лондоне поднял вопросы о роли доллара в качестве международной резервной валюты.
8 апреля 2009 г.- Государственный Совет КНР объявил о пилотной программе по использованию юаня в качестве клиринговой валюты для международной торговли.
4 сентября 2009 г. — при покупке облигаций МВФ на сумму 50 млрд USD Китаем были использованы не доллары США, а юани.
11 сентября 2009 г. — объем международной торговли с расчетами в юанях достиг 70 млн
28 сентября 2009 г. — впервые в своей истории Правительство КНР начало размещение в Гонконге государственных облигаций, номинированных в юанях.
Сделав эти шаги, руководство КНР дало всем ясно понять, что принципиальное решение принято, но движение к полной обратимости юаня будет плавным и постепенным. Валютный контроль по капитальным операциям будет снят только после того как власти КНР создадут адекватный механизм регулирования финансовых рынков, а экономика Китая будет в полной мере готова к работе в новых условиях.
Коммерческие банки.
Таблица 1
Депозиты и займы финансовых институтов в Гонконге и Шанхае 2005 г. и 2008 г.,
млрд долларов США
http://www.bis.org/repofficepubl/arpresearch_fs_200803.01.pdf?noframes=1
Shanhai Statistical Yearbook 2009 http://www.stats-sh.gov.cn/2004shtj/tjnj/tjnj2009E.htm
Из таблицы 10 видно, что Гонконг пока продолжает сохранять лидирующие позиции в области коммерческого кредитования по сравнению с Шанхаем, однако разрыв сокращается.

Рынок акций
Гонконг и Шанхай являются крупнейшими рынками акций c рыночной капитализацией более одного триллиона долларов США каждый. Тем не менее, Гонконг является эффективным рынком, а Шанхай нет, поскольку государство играет ведущую роль и, кроме того, значительная часть акций принадлежит государству и не обращается на рынке.

Рынок облигаций
Гонконг является признанным международным центром, в котором происходит размещение заимствований правительствами разных стран мира. Например, в 2005 г. общий объем обращающихся на рынке облигационных заимствований, деноминированных в гонконгских долларах, составлял 38% от ВВП Гонконга, тогда как общий объем облигационных заимствований в канадских долларах составил 14% от ВВП Канады, в австралийских долларах 21% от ВВП Австралии и в Новой Зеландии 35% от ВВП. В то же время Гонконг имеет относительно небольшой по размерам рынок корпоративных облигаций, на котором они торгуются в небольших объемах. Что касается Шанхая, то здесь основную роль играет купля-продажа государственных облигаций, деноминированных в юанях. В целом, и Гонконг, и Шанхай не имеют развитых рынков корпоративных облигаций.
4) Обеспеченность инфраструктурой. Правительство Гонконга в ближайшие годы планирует осуществить ряд крупных инфраструктурных проектов, в том числе проект дальнейшего развития Гонконгского метро. Данный проект предполагает значительное увеличение протяженности линий метро и открытие новых станций. Руководство аэропорта Гонконга, являющегося одним из лучших в мире, также продолжает работы, направленные на совершенствование его инфраструктуры. Главной целью реконструкции аэропорта являются: увеличение его возможностей в части обслуживания пассажиров и обработки грузов, а также развитие транспортных связей между аэропортом и населенными пунктами, находящимися в дельте реки Чжузян. Кроме того, правительства Гуанчжоу, Гонконга и Макао ведут подготовку к началу строительства моста Гонконг –Чжухай — Макао. Несмотря на то, что ведется поиск инвестора, все три правительства выразили готовность финансового участия в проекте.
Шанхай также усиленно осуществляет инвестиции в инфраструктуру Особое внимание уделяется развитию Шанхай­ского порта, начато сооружение глубоководного порта вокруг Яньшанских островов, предполагается, что проект будет завершен в 2020 г. В 2007 г, обогнав Гонконг, Шанхай стал вторым в мире контейнерным портом по объему грузооборота. Несмотря на значительные усилия, которые вкладывает Шанхай в развитие материальной инфраструктуры, он все еще отстает от Гонконга в части развития информационной и телекоммуникационной инфраструктуры. Агентство EIU (Economist Intelligence Unit) проводит рейтинги стран в отношении уровня развития в них информационных и телекоммуникационных технологий, а также способностей бизнеса использовать их в своей деятельности. Согласно результатам обзора 2007 г., Гонконг улучшил свой рейтинг, поднявшись с 10 на 4 позицию, в то время как КНР (данные по Шанхаю отсутствуют) занимал 56 позицию, поднявшись на одну позицию *. Таким образом, в настоящее время Гонконг продолжает лидировать в части обеспеченности инфраструктурой, однако нет никаких сомнений, что в этом вопросе у Шанхая есть реальная возможность обогнать Гонконг в самом недалеком будущем.
5) Честные и справедливые правила игры для всех. Второй из упомянутых факторов базируется на качестве правового поля. Как уже упоминалось в разделе «правовая среда», Гонконг является одной из самых свободных экономик мира, основывающейся на верховенстве закона. Шанхай также демонстрирует успехи в вопросах формирования основ «правового государства», но в конечном итоге последнее слово остается за центральным правительством, поэтому сомнительно, что в ближайшей и среднесрочной перспективе у Шанхая есть шансы составить конкуренцию Гонконгу.
6) Ответственность правительства. Как уже упоминалось ранее, правовая система Гонконга базируется на Британском праве с системой судов и верховенством закона. Шанхай, также как и Китай в целом, в значительной мере привержен традиционному подходу «гуанси», где личные связи играют значительную роль. Довольно длительное время Шанхай пользовался значительной автономией от Пекина, однако коррупционный скандал, главным действующим лицом которого стал первый секретарь Шанхайского горкома КПК, впоследствии арестованный, изменил статус Шанхая. Перед арестом, «никто не мог трогать Шанхай, а сейчас может всякий. Ху (Председатель КНР) разрушил Шанхайское табу» *. Данный арест, а также избрание на этот пост Xi Jinping, сторонника рыночных реформ, рассматривается многими как начало нового этапа в развитии Шанхая. В силу специфики сложившейся ситуации, у Шанхая в отличие от Гонконга отсутствует Правительство, обладающее реальной автономией, поэтому в этом вопросе преимущество Гонконга неоспоримо.
7) Система корпоративного налогообложения. Гонконг обладает простым и понятным налоговым режимом — все юридические лица облагаются налогом на прибыль по ставке 17,5%, что делает Гонконг юрисдикцией, притягивающей инвесторов, желающих открыть свой бизнес. До 01.01.2008 г. налог на прибыль в КНР составлял 33%, что в полной мере относилось и к Шанхаю, однако для иностранных инвесторов существовал ряд льгот. С 01.01.2008 г. произошла унификация налогообложения для резидентов и нерезидентов, а величина налога на прибыль стала составлять 25%. Новая система налогообложения вводится постепенно на протяжении 5 лет. Компании, которые платили до реформы налог на уровне 15%, в 2008 г. уже платили 18%, в 2009 г. — 20%, в 2010 г. — 22%, 2011 г. — 24%, в 2012 г. — 25%. Целью данного закона является повышение конкурентоспособности национальных компаний, однако повышение уровня налогообложения иностранных компаний снизит желание иностранных компаний открывать свои филиалы в Шанхае. Понимая это, центральное правительство решило сохранить и после 01.01.08 г. все налоговые льготы для высокотехнологичных компаний, зарегистрированных в специальных экономических зонах, в т.ч. в Shanhai Pudong New Area. Эти компании в течение первых двух лет из пяти будут платить по старой ставке, а третьего по пятый годы — 12,5%. В целом, позиции Гонконга в вопросах налогообложения юридических лиц с точки зрения иностранных инвесторов выглядят предпочтительней.
8) Доступ к высококлассным профессиональным услугам. Развитие производственной экономики в дельте реки Чжуцзян в 1980 гг. привело к трансформации экономики Гонконга в экономику сервисного типа. В основе роста гонконгской экономики лежит увеличение объема оказываемых услуг, но не потребительских, а производственных. Производственные услуги включают в себя следующее: банковские услуги, бухгалтерский учет, правовые, логистические и управленческие. Все виды перечисленных услуг тесным образом связаны с производственной базой Гонконга в провинции Гуандун.
Шанхай, в свою очередь, также играет аналогичную роль для предприятий, расположенных в дельте реки Янцзы. В 2004 г. доля услуг в ВВП Гонконга составляла 86,5%, в Шанхае более 50,7%. Преимущество Гонконга в вопросах предоставления услуг для поддержки производства в Китае — неоспоримо.
Преимущество Гонконга в вопросах обеспечения производственными услугами предприятий на юге Китая является очень сильной конкурентной позицией, т.к. очень часто используется следующая схема: материнская компания из Гонконга оказывает услуги своим дочерним компаниям и субподрядчикам в КНР. Главное отличие между Гонконгом и Шанхаем состоит в том, что гонконгским компаниям принадлежит львиная доля предприятий в дельте реки Чжуцзян, в то время как про шанхайские компании в отношении предприятий в дельте реки Янцзы подобное сказать нельзя.
Таким образом, Гонконг имеет возможность в полном объеме использовать профессиональный опыт и предпринимательские таланты жителей юга КНР, что является серьезным драйвером экономического развития экономики в дельте реки Чжуцзян. Шанхай же, в свою очередь, для развития своего региона не может полагаться на местные кадры, так как их недостаточно и вынужден привлекать предпринимателей из других регионов. Однако в силе Гонконга также заключены и зерна его слабости по отношению к Шанхаю, т.к. Гонконг ограничен в возможности привлекать кадры извне, в то время как Шанхай имеет неограниченные возможности. В случае если Шанхай не будет усиливать сервисную составляющую своей экономики, то в среднесрочной перспективе у Гонконгских компаний имеется реальная возможность не только сохранять, но и продолжать усиливать свои позиции на рынке услуг Шанхая. Это позволит Гонконгу использовать в свою пользу экономическое развитие Шанхая и предприятий в дельте реки Янцзы.
9) Качество жизни. Для получения объективной информации по данному вопросу обратимся к исследованию компании Mercer HR относительно качества жизни в 215 городах мира. Данный рейтинг базируется на 39 ключевых показателях. Согласно данного рейтинга в 2007 г. *Гонконг занимал 70 место, а Шанхай 100 место. В отчете отмечалось, что Шанхай на подъеме «и в ближайшие годы произойдет значительное улучшение в качестве жизни главным образом, благодаря иностранным инвестициям, которых привлекает низкая стоимость достаточно квалифицированной рабочей силы». В отношении здравоохранения и санитарно-бытовых условий разрыв между городами не столь значителен. Гонконг занимает 117 место, а Шанхай 134. Модернизация медицинской инфраструктуры улучшила стандарты жизни в Шанхае и других китайских городах, однако загрязнение воздуха, неадекватная система очистки сточных вод серьезно ухудшают качество жизни.
Тем не менее, на самом деле Гонконг страдает от загрязнения окружающей среды не меньше чем Шанхай. Гонконг находится к югу от большого промышленного района, расположенного в дельте реки Чжуцзян, поэтому проблема предотвращения загрязнения окружающей среды является для Гонконга ключевой в отношении повышения качества жизни граждан. По оценкам экспертов, потери Гонконга в 2006 г. только по причине роста расходов на госпитализацию граждан и потери производительности труда составили 2,7 млрд долларов США *. Шанхай, в свою очередь, страдает еще сильнее чем Гонконг, 66 микрограмм загрязнения на миллиграмм в Гонконге, в сравнении с 99 в Шанхае *. В целом, несмотря на некоторое преимущество Гонконга в данном вопросе в настоящее время, в будущем должно произойти постепенное выравнивание качества жизни в обоих городах.
10) Язык. Одно из главных преимуществ Гонконга — использование английского языка в качестве официального. Поскольку в последние десятилетия идет постепенное усиление роли английского как языка международного бизнеса, Гонконг обладает всеми преимуществами, необходимыми для того, чтобы выполнять функции мирового города. Шанхай в этом отношении очень сильно отстает от Гонконга и только подошел к этапу массового изучения английского языка. Гонконг обладает сильным конкурентным преимуществом в отношении данного фактора перед Шанхаем, несмотря на то, что в будущем значение этого фактора явно снизится.

11) Качество и наличие коммерческой недвижимости. В начале 2010 г. известный мировой эксперт в области коммерческой недвижимости компания Cushman & Wakefield * выпустила исследование, касающееся текущего состояния и перспектив офисной недвижимости по всему миру. Согласно данному обзору в Гонконге стоимость аренды 1 кв. фута коммерческой недвижимости в год составила 142,52 USD, что значительно выше, чем стоимость аренды в Шанхае, которая составила 46,76 USD. Согласно того же исследования, общая сумма годовых расходов на использование 1 кв. м офисной площади в год в Гонконге составляет 1207 евро, в Шанхае 407 евро.
Как видно из приведенного обзора, Шанхай предлагает более привлекательные ставки по аренде офисной недвижимости, чем Гонконг, что является существенным положительным моментом для иностранных компаний при выборе места своей штаб-квартиры.
12) Налогообложение физических лиц. В Гонконге действует прогрессивная шкала налогообложения доходов со следующей величиной ставок. В Шанхае также действует прогрессивная шкала налогообложения доходов со следующей величиной ставок (см. табл. 2).
Как видно из приведенной выше таблицы, Гонконг обладает очень привлекательной системой налогообложения для физических лиц по сравнению с КНР, т.е. с точки зрения иностранных инвесторов Гонконг более предпочтительная юрисдикция, чем КНР.
Проведенный выше сравнительный анализ показывает, что в настоящее время по 10 позициям из 12 Гонконг выигрывает у Шанхая. Тем не менее, учитывая решимость руководства КНР превратить Шанхай в международный финансовый центр, у Шанхая имеется объективная возможность выйти на уровень Гонконга или превзойти его по всем позициям, кроме двух — «Доступ к мировым рынкам» и «Правовая среда». Шанхай не в праве иметь собственную валютно-финансовую и правовую систему, поэтому правила игры для инвесторов и кредиторов в Шанхае не могут серьезно отличаться от общих правил, принятых в КНР. Китай в отличие от многих государств обладает «роскошью» самостоятельно принимать выгодные для собственной экономики решения без оглядки на «мировое сообщество», благодаря существующим «шлюзам» в виде валютного контроля и национально ориентированного законодательства. Растущая в мире неопределенность относительно будущего существующей международной валютно-финансовой системы является серьезным препятствием на пути «открытия шлюзов» и соответственно превращения Шанхая в международный финансовый центр в среднесрочной перспективе. Таким образом, наиболее вероятным сценарием в среднесрочной перспективе станет взаимодополняющее сосуществование Гонконга и Шанхая, первого в качестве международного финансового центра и оффшорного центра юаня, а второго в качестве главного финансового центра КНР, частично выполняющего функции международного финансового центра.
Таблица 2
Шкала налогообложения в Гонконге и КНР

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2021
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия