Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (35), 2010
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ РЕГИОНОВ И ОТРАСЛЕВЫХ КОМПЛЕКСОВ
Котов А. В.
аспирант Московского государственного университета геодезии и картографии

Постиндустриальная трансформация: есть ли шанс у северных регионов России?
В статье рассмотрены проблемы постиндустриальной трансформации на примере северных регионов. На основе экономико-математических исследований выявлены факторы, препятствующие инновационному развитию. Рассматриваются направления перспективных структурных преобразований на Севере с учетом зарубежного опыта. Показана необходимость взаимосвязанных процессов постиндустриальной модернизации региональных экономических систем и активизации инновационной деятельности
Ключевые слова: постиндустриальная трансформация, северный регион

В настоящее время имеется значительное количество работ, посвященных тематике, связанной со становлением постиндустриального общества и инновационной экономики в России. И все же мы пока мало знаем о закономерностях эволюции структуры народного хозяйства в переходном периоде к наукоемкой модели хозяйствования. В научной и общественной среде продолжают идти дискуссии, посвященные как формированию общей системы понятий, так и методам и инструментам, позволяющим ее развивать.
В нашем исследовании сделана попытка рассмотреть лишь некоторые фрагменты из всего спектра научных направлений, посвященных инновационной тематике. По нашему мнению, особого внимания заслуживает разработка моделей инновационного регионального развития на периферийных территориях, которым уделяется недостаточное внимание в отечественной экономической науке. На примере северной периферии целесообразно рассмотреть те многообразные возможности, которые может дать постиндустриальная трансформация на основе совершенствования структуры региональных экономик. Необходимо сбалансировано исследовать и применить формальные и неформальные методы регионального анализа, чтобы получить более полное представление о совокупном потенциале регионального развития и условиях формирования «новой» экономики, в которой основная добавленная стоимость создается за счет использования новых знаний.
Следует отметить, что постиндустриальная трансформация является сложным многофакторным социально-экономическим процессом, взаимосвязанным на межрегиональном, региональном и внутрирегиональном уровнях. Обеспечение условий для хода таких структурных преобразований представляет важную сторону региональной политики, направленной на первоочередной рост и развитие конкретных секторов промышленности, стимулирование процессов реструктуризации и усиление инновационной активности предприятий, выравнивание межрегиональных территориально-хозяйственных диспропорций.
На наш взгляд, случай северных регионов представляется особым. Он отличается от большинства других следующими важными чертами: специфичным экономико-географическим положением, наиболее проблемными стартовыми условиями для развития элементов инновационной экономики, и в то же время, наличием особенных конкурентных преимуществ для развития секторов новой экономики (новые источники природных ресурсов, и основанные на них обрабатывающие производства, потенциал туристско-рекреационных комплексов и др.) [1].
Рассмотрим более подробно направления структурных преобразований, на которых следует сконцентрироваться, чтобы преодолеть излишнюю сырьевую зависимость монопродуктовых экономик северных регионов в целях обеспечения успешной постиндустриальной трансформации региональных промышленных комплексов.
В качестве исходных данных для предлагаемого нами инструмента регионального мониторинга были использованы материалы официальных ежегодников Росстата «Регионы России. Cоциально-экономические показатели» и данные Интернет-портала «Россия в цифрах и картах» [2,3]. Учитывая отставание официальных публикаций Росстата на два года и переход отраслевого статистического учета на классификацию по видам экономической деятельности, были ограничены временные рамки исследования 2005–2007 гг. В качестве первичных показателей по регионам, полностью отнесенным к зоне Севера, мы отобрали и сгруппировали следующие показатели, характеризующие структурные преобразования в промышленности и элементы новой экономики:
1) объем промышленной продукции (млн руб.) и число занятых (тыс. чел.) по видам экономической деятельности (добыча полезных ископаемых, обрабатывающие производства, производство и распределение электроэнергии, газа и воды);
2) затраты на науку и затраты на инновации (тыс. руб.);
3)объем отгруженной инновационной продукции (млн руб.), число использованных передовых технологий и число организаций, использующих специальное программное обеспечение для решения экономических задач, доступ к глобальным сетям (тыс. чел.). Следующим шагом стало линейное масштабирование выбранных показателей по формуле:
где Xi — исходный показатель i-го региона; Xmin и Xmax — минимальный и максимальный показатели среди всех регионов в данном временном периоде.
Исходя из целей нашего исследования, удобно считать вычисленные индексы (x1, x2, ... , x6) количественными характеристиками вектора-региона R в некотором векторном пространстве. Отсюда следует, что расчет агрегированных индексов в региональном разрезе допустимо вычислить как модуль вектора:
где n — число отобранных нами показателей.
Полученные результаты по ряду северных регионов представлены в табл. 1.
Таблица 1
Итоговые значения показателей (агрегированных индексов) северных регионов по уровню промышленного развития и степени формирования элементов постиндустриального развития
с 2005 г. — муниципальные районы Красноярского края
Вне всякого сомнения, лидерами в обозначенном временном промежутке выступили субъекты федерации, связанные с добычей углеводородного сырья. Именно у Ханты-Мансийского и Ямало-Ненецкого автономных округов наиболее высокие значения потенциалов развития, обусловленные ресурсами нефтегазовой промышленности и деятельностью крупных компаний-субъектов освоения ресурсов, вкладывающих средства в поддержание уровня добычи полезных ископаемых и технологическое перевооружение.
Вторую группу составили старопромышленные и опорные российские регионы — Республики Карелия, Коми, Саха, Мурманская и Архангельская области. Перспективы развития этих регионов связываются с более интенсивным внедрением ресурсо- и энергосберегающих технологий в базовые отрасли промышленности и увеличение доли сектора услуг, в частности туристско-рекреационных комплексов.
Магаданская область, Камчатский край и Чукотский автономный округ заслуживают особого внимания. В процессе постиндустриальной трансформации они способны повысить свое геополитическое влияние в интересах всей страны вследствие более интенсивной ориентации на регион Азиатско-Тихоокеанского сотрудничества [4].
В Магаданской области ключевая роль в проведении структурных преобразований будет принадлежать региональной столице. Отвечая на постиндустриальные вызовы, Магадан постепенно превращается в сервисный центр. Больше двух третей населения города занято в сфере разнообразных услуг. Промышленные структуры области имеют возможность выносить на аутсорсинг областному центру наукоемкие услуги по оценке месторождений полезных ископаемых. Появляется новая закономерность размещения производительных сил: повышение роли сектора услуг, и в первую очередь, производственных.
Перспективы развития Камчатского края связаны с развитием рыбопромышленного комплекса, горнодобывающей промышленности, энергетики. Экономический потенциал Камчатского края локализован главным образом в трех зонах опережающего экономического роста — авачинской агломерации, Западно-Камчатской зоне и Корякской горнодобывающей зоне. Реализация крупных инвестиционных проектов в этих зонах позволит диверсифицировать структуру экономики края. Северные территории имеют дополнительную возможность привлечения собственных эндогенных факторов в интересах обеспечения устойчивого развития. В этой связи перспективы Камчатского края связываются с использованием туристско-рекреационного потенциала.
Рассматривая северо-восточные регионы, нельзя не отметить, что они являются территорией, на которой проживают малочисленные народы. Поэтому, например, в Чукотском АО, вместе с развитием горнодобывающей промышленности (добыча золота, серебра, каменного и бурого углей) значительное внимание следует уделить перспективам северного оленеводства, наряду с морским зверобойным промыслом, которые являются основными традиционными отраслями природопользования коренных малочисленных народов Чукотского автономного округа.
Необходимо учитывать, что совместное действие классических и современных факторов размещения производительных сил способны, по нашему мнению, дать синергетический эффект и повлиять на интенсификацию экономического развития.
Особым образом, с нашей точки зрения, выглядит ситуация в бывших Эвенкийском и Таймырском автономных округах с одной стороны и Ненецком — с другой. Если шансы в постиндустриальной трансформации первых двух регионов связываются, во многом, с развитием компетенций местных сообществ, а в производственной сфере — с поддержкой местной промышленности региональным центром, то Ненецкий АО представляет модель региона интенсивного промышленного освоения с наиболее сильными интересами и ожиданиями иностранных инвесторов от его освоения. Такие перспективы появились благодаря участию Ненецкого автономного округа в международных проектах Баренц-региона. Тем не менее, следует помнить не только об исключительно сырьевом характере развития. Главное, по нашему мнению, состоит в том, чтобы найти оптимальное сочетание интересов, прежде всего, государственных и региональных в этом регионе, а также обеспечить институциональный климат для деятельности отечественных хозяйствующих субъектов с привлечением долей иностранного капитала.
Выход на проблемы согласования интересов всех участников «северной экономики» в период постиндустриальной модернизации выдвигает аргументы в пользу необходимости комплексного отображения взаимовлияния всех перечисленных выше экономических показателей в целом по зоне Севера. Для того, чтобы лучше увидеть эту взаимозависимость, предлагается построить эконометрическими методами модель, объединяющую совокупный индекс развития исследуемых регионов и структурные изменения в промышленности Севера и инновационном секторе. Наша гипотеза основывается на предположении, что существует агрегированный показатель, объясняющий динамику объемов промышленной продукции и занятости (1-я группа показателей), затраты и результаты «нарастания» элементов новой экономики, усиливающих Развитие экономической структуры (группы показателей 2, 3). Табл.2 суммирует эконометрические результаты, полученные в соответствии с указанной идеей. Графическое отображение представлено на рис. 1.
Таблица 2
Результаты эконометрического моделирования в программе Statistica 6.0. по агрегированным показателям северных регионов
Основой для понимания индекса R является мнение, что его возможно интерпретировать как вектор, модуль которого изменяется в промежутке [0; 1]. В обобщенном виде он показывает достигнутый уровень социально-экономического развития. Вместе с тем, на наш взгляд, решающее значение связано с индексом T, показывающим степень интенсивности постиндустриальной трансформации. При более тщательном рассмотрении мы интерпретируем его как тангенс угла наклона индекса-вектора R относительно базовой линии. При условии введения ряда упрощающих допущений, как свидетельствует рис. 1, мы получили полярные координаты — факторы для анализа региональных изменений.
Рис.1. Взаимосвязь полученных индексов
Отметим существенное значение полученных выводов, которые в целом подтверждают эффект развития и дают дополнительные аргументы в поддержку интенсификации экономического роста, внедрения важнейших технологий, обеспечивающих конкурентное развитие территорий, а также снижение энерго- и трудоемкости продукции, производящейся в регионах Севера. В свою очередь дальнейшее развитие требует расширения инновационной деятельности. Основная причина замедленной «дифузии инноваций» кроется, как нам представляется, в недостаточной развитости институциональной среды.
Для инновационного развития северных территорий критическое значение имеют создание благоприятного инвестиционного климата, скорость внедрения инноваций и освоение новых технологий. В этом аспекте необходимо вмешательство государства для формирования институтов, стимулирующих инновационную активность бизнеса. Развитие масштабов и механизмов государственно-частного партнерства, привлечение иностранных инвестиций, способно сформировать новые региональные промышленные структуры с гибкой системой управления. В силу значительного разнообразия и социально-экономического неравенства регионов модели институциональных преобразований будут адаптироваться на каждой территории в соответствии с ее исключительными условиями.
Развитием данных положений может послужить идея о необходимости институциональных преобразований в качестве обеспечения условий для полноценного формирования региональных промышленных кластеров на Севере. Постиндустриальная трансформация рыночных связей на Севере сама вызывает оформление сети горизонтальных контрактов между экономическими агентами и необходимость преобразования старых экономических связей на новом качественном уровне. Последнее позволит стимулировать появление конкурентоспособных локализованных территориальных структур.
Большую роль в постиндустриальной трансформации Севера призвано сыграть увеличение объемов научных работ применительно к хозяйственной деятельности в условиях высоких широт. Развитие фундаментальных и прикладных научных исследований не только укрепит ведущую роль и место России в макрорегионе, но и даст возможность решить многие прикладные задачи. Среди них эффективная защита национальных экономических интересов, научное обеспечение перехода экономического и социального развития субъектов федерации на инновационную траекторию, сохранение исторически объективно сложившихся лидирующих позиций в изучении и освоении Севера, определяемых исключительным ресурсным и геополитическим значением зоны Севера в обеспечении устойчивого социально-экономического развития страны.
Для подтверждения вышеперечисленных положений представляется правомерным кратко обратиться к зарубежному опыту. Это представляется тем более важным, поскольку трансформированный зарубежный опыт может способствовать преодолению северными регионами последствий финансово-экономического кризиса 2008–2009 гг.
Так, например, для Норвегии, развитие полярных территорий (Тромсе, Финнмарк, Нурланд, Свальбард-Шпицберген) было позиционировано, как стратегическое и стало приоритетной частью региональной стратегии. В этой скандинавской стране сохраняется особая политика государственного протекционизма с учетом национальной безопасности полярных регионов. Подобный подход, основанный на представлении экономики не как монолитной структуры, а взаимосвязанной системе регионов и дифференцированной политики, представляется верным, поскольку реализация государственных задач в региональном измерении есть первоочередной национальный вклад в вопросы обеспечения качества жизни людей, экономики, образования, культуры [5].
Знаковым моментом норвежской политики природопользования остается сочетание активного государственного вмешательства, интенсивных научных исследований и международного сотрудничества. На государственном, региональном, местном уровне жестко регулируется ответственность недропользователей за сохранение окружающей среды не только как среды пребывания человека, но и как среды, в которой осуществляются многообразные виды хозяйственной деятельности. Итогом подобной концепции, например, стала новая позиция в промышленной политике: рассматривать территории прибрежного рыболовства как пространства комплексного хозяйства, эксплуатирующего весь спектр ресурсов.
Правительство Канады, в условиях падения финансовых рынков, выбрало стратегическим направлением своей деятельности на северных территориях диверсификацию экономик на основе разработки долгосрочных стратегий. Для того чтобы вырастить в посткризисное время диверсифицированную экономику, территориальные власти наращивают строительство социального жилья, увеличивают число рабочих мест на общественных работах. Цели роста в ряде традиционных секторов экономики, таких как горнодобывающая промышленность, добыча и использование нефти и газа, рыболовство сформулированы таким образом, чтобы обеспечить их развитие наряду с сохранением традиционного образа жизни коренных народов. В целом, в период кризиса правительство Канады демонстрирует приверженность идеям устойчивого развития в отношении северных территорий [6].
Аналогичные цели ставило американское правительство на Аляске. В этом американском штате поиск экономических возможностей для территориальных сообществ на основе концепции «саморазвития» стал наиболее важной задачей. При сохранении сильного государственного влияния территории самостоятельно ищут источники пополнения местных бюджетов на основе индивидуальных программ или планов действий [7].
Таким образом, правительства циркумполярных стран, решая в государственном ключе проблемы северных регионов, принимали во внимание и постиндустриальный фактор развития (постепенное сокращение доли добывающих производств в территориально-отраслевой структуре), и необходимость диверсификации структуры базовых отраслей специализации (горная, лесная промышленность, добыча углеводородного сырья).
Результаты развития северных территорий зарубежных стран дают основания для трансформации подобного опыта применительно к запаздывающим в развитии северным регионам России. Самые негативные сценарии для этих регионов могут реализоваться, если упустить данное историческое время на постиндустриальную модернизацию. Такой ход событий способен привести к утрате северными регионами даже тех конкурентных преимуществ, которые они имеют в настоящее время, и даже к тяжелым последствиям социально-экономического и геополитического характера.
Многие отечественные работы, а также уроки зарубежного современного освоения Севера показывают, что северные регионы способны устойчиво развиваться и продвигаться в деле построения инновационной экономики и постиндустриального общества. Выход из сложившейся ситуации видится в коренном переустройстве северной экономики, организации промышленного производства на принципиально новых технологических началах, в широком привлечении институциональных факторов.
Проиллюстрированные уроки опыта освоения зарубежного Севера еще раз показали, что Север — это отнюдь не неподъемное бремя для российской экономики, пытающейся идти по рыночной модели развития. Вполне целесообразно продолжение его освоения на основе модернизации экономики, направленной на формирование нового технологического уклада и достойного качества жизни населения северных регионов России.
Таким образом, новая, основанная на постиндустриальной трансформации, пространственная структура северных регионов складывается под действием новых производственных, институциональных факторов и современных положений теории размещения. Это вызывает к жизни формирование новые формы пространственной организации и сетей конкурентоспособных кластеров. Особенностью северной экономики является то обстоятельство, что интенсивные структурные преобразования на инновационной основе требуют последовательной государственной поддержки и поощрения местных сил саморазвития.
Проведенное нами исследование показало ограничители инновационного развития на Севере, и вероятные направления преобразований — точки роста северной экономики. Предложенная методика расчета индивидуальных региональных показателей социально-экономического развития с учетом инновационной составляющей полезна ее практической применимостью. Это позволило разработать агрегированный индекс постиндустриальной трансформации. На наш взгляд, его применение не ограничивается только северными территориями. Целесообразно его использовать в качестве дополнительного инструмента регионального мониторинга. В процессе исследования обнаружилась связь этого индекса с интегральным индексом развития северных регионов, что помогло сформировать наглядную картину протекающих социально-экономических процессов в виде полярных координат.
Инновационное развитие экономики, исключительно важных и стратегических для нашей страны северных территорий требует дальнейших глубоких исследованиям в области изучения периферийных регионов, развитие которых не может быть эффективным без серьезного научного сопровождения.


Литература
1. Пилясов А.Н. И последние станут первыми: Северная периферия на пути к экономике знания. — М.: Либроком, 2009.
2. Регионы России. Социально-экономические показатели. http://www.gks.ru/wps/portal/PUB_CAT
3. Россия в картах и цифрах. http://www.sci.aha.ru/map/rus/index.htm.
4. Социальный атлас российских регионов показатели. http://atlas.socpol.ru/index.shtml
5. Стратегия Норвегии в северных регионах. http://www.regjeringen.no/upload/kilde/ud/rap/2006/0185/ddd/pdfv/30292nstrategi06ru.pdf
6. Budget Adress 2006-2010 of Nunavut. http://www.gov.nu.ca/finance/mainbudgets/2009.shtml.
7. Информационная система Alaska Economic Information System (AEIS). http://www.dced.state.ak.us/cbd/AEIS/AEIS_Home.htm

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2021
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия