Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (35), 2010
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ РЕГИОНОВ И ОТРАСЛЕВЫХ КОМПЛЕКСОВ
Паникарова С. В.
доцент кафедры менеджмента Хакасского государственного университета им. Н.Ф. Катанова (г. Абакан),
кандидат экономических наук

Анжиганова Л. В.
профессор кафедры культурологи Хакасского государственного университета им Н.Ф. Катанова (г. Абакан),
доктор философских наук


Структурно-функциональная конфигурация этнокультурного потенциала региона
В статье исследуются проблемы формирования устойчивых конкурентных преимуществ региона. Рассматривается потенциал этнической культуры в качестве эндогенного фактора регионального развития. Анализируется содержание категории «этнокультурный потенциал», предлагается его структура и классификация. Показаны возможные подходы к оценке этнокультурного потенциала и его реализации
Ключевые слова: конкурентоспособность региона, конкурентный потенциал, культура, этнокультурный потенциал

Переход к постиндустриальной экономике предполагает смену подходов к повышению региональной конкурентоспособности. Если раньше основным достоинством региона признавалась способность привлекать новые инвестиции и предприятия на свою территорию, а региональная политика сводилась к определению того, какие объекты и где следует размещать, то сейчас акцент делается на актуализацию внутреннего конкурентного потенциала региона, формирование устойчивых конкурентных преимуществ, строящихся на существующих скрытых ресурсах местного сообщества.
Для ряда регионов, не располагающих значительным промышленным или аграрным потенциалом, реальной возможностью социально-экономического подъема становится ориентация на культурное богатство. В постиндустриальную эпоху возвышаются ценности культурного разнообразия, самобытности, творчества, традиционного знания, ремесла. Они становятся фактором экономического развития, саморазвития местных сообществ *. Культурное своеобразие формирует устойчивый интерес к культурному наследию и спрос на культурные услуги, что обеспечивает приток финансовых ресурсов для развития территорий; реализация потенциала этнической культуры становится одним из эндогенных факторов развития, способных перерасти в устойчивое конкурентное региональное преимущество. Углубленный анализ сущности и содержания категории «этнокультурный потенциал» целесообразно осуществлять, опираясь на следующую цепь взаимосвязанных и взаимообусловленных терминов: «потенциал», «конкуренция» и «конкурентный потенциал», «культура» и «культурный потенциал», «этническая культура» и «этнокультурный потенциал».
Большой экономический словарь под редакцией А.Н. Азрилиана термин «потенциал» (от лат. potentia — сила, мощь) определяет как совокупность имеющихся средств, возможностей в какой-либо области *. В более широком смысле потенциал — это совокупность факторов, имеющихся в наличии, которые могут быть использованы и приведены в действие для достижения определенной цели, результата. Важно подчеркнуть, что понятие «потенциал» по определению представляет собой абсолютные, а не реально используемые средства и возможности. Кроме того, само по себе это понятие ничего не говорит о степени эффективности их использования *.
Социально-экономический потенциал региона как система включает: природно-ресурсный; экономический, социально-экологический; социально-демографический; научно-технический; производственный; аграрный; трудовой; научный; рекреационный; информационный; социальный; этнокультурный и организационный потенциалы. Социально-экономический потенциал, задействованный в приращении конкурентных преимуществ, повышении конкурентоспособности региона *, можно определить как конкурентный потенциал.
Конкурентный потенциал представляет собой совокупность располагаемых ресурсов, средств и источников различного свойства, которыми обладает территория и которые могут быть вовлечены в воспроизводственный процесс для достижения целей развития территории и, в первую очередь, для улучшения условий жизни населения *. Б.М Гринчель под конкурентным потенциалом региона понимает количественно определенную меру экономических или социальных благ или условий жизнедеятельности, которые привлекательны или предпочтительны для экономических и социальных субъектов (предпринимателей, жителей, инвесторов, туристов и т.д.) *. Основой конкурентного потенциала являются конкурентные ресурсы — материальные и нематериальные ресурсы территории, которые обладают рыночной ценностью или способствуют привлечению внимания целевых потребителей к территории, повышению спроса на другие элементы территории и могут использоваться в конкурентной борьбе *. Г. Бережнов подчеркивает то, что сущность конкурентного потенциала заключается в его способности концентрировать исключительные рыночные ценности и превращать уникальные потенциалы в конкурентное преимущество *.
В последние десятилетия во всем мире, в том числе и в России, заметно меняются представления о том, какова роль культуры в региональном развитии. Новое понимание этой роли и осознание необходимости сохранения культурного многообразия расширяет перспективы использования культурного наследия как фактора социально-экономического развития.
В научной литературе приводится множество дефиниций такого многоаспектного явления как культура. Приведем несколько примеров определений «культуры», в которых, на наш взгляд, в большей степени раскрывается сущность термина «культурный потенциал» как экономической категории. Во-первых, культура, по определению известного социолога и антрополога Эрнеста Геллнера есть «особый способ вести дела (doing things), который характеризует данное сообщество» *. Для Дугласа Норта культура служит фундаментом «правил игры» в том или ином обществе и обеспечивает «неформальные ограничители человеческого взаимодействия», которые в мире ограниченных вычислительных возможностей и информации снижают издержки такого взаимодействия *. Таким образом, культура, как некий свод правил, представляет собой механизм приспособления социальных и экономических агентов к окружающей среде, благодаря которому они «не обманываются в своих ожиданиях», то есть, такое состояние общества и экономики, которое экономисты называют равновесием *.
Во-вторых, достаточно часто применение термина «культура» связано с противопоставлением материального и духовного. Например, культура — духовная жизнь общества, принимаемая как сторона социального бытия (Л.Е. Кертман); культура — совокупность всех идей, воспринятых и осознанных людьми (Р. Осгуд) *. По мнению многих авторитетных зарубежных и отечественных ученых, ценности культуры имеют значение и оказывают влияние на социально-экономическое развитие *, а культурным потенциалом в этом случае выступает совокупность ценностных приоритетов, способствующих развитию экономики.
В-третьих, культура часто рассматривается как творческая деятельность и ее результаты. В этом случае культурный потенциал — это либо сумма творческих потенциалов отдельных индивидуумов, либо потенциал культурного комплекса *. И то и другое, в свою очередь, — это элементы системы экономических отношений по поводу производства, распределения, обмена и потребления культурных продуктов (товаров и услуг).
В-четвертых, культура рассматривается как совокупность результатов общественной человеческой деятельности. Возникновение и развитие культуры совпадает с процессом зарождения человеческого общества, когда культурой становится все то, что создано человеком в отличие от природы; с другой стороны, сама природа как «вмещающий ландшафт», «родина» становится тем первичным пространством, в котором разворачивается культурная, собственно человеческая деятельность. Поэтому, в генетическом аспекте культурой принято считать все созданное самим человеком из природного материала, сопровождающееся процессом нарастающего господства над природой и осмысления мира и самого себя *. Такой подход включает в состав культурного потенциала объекты историко-культурного наследия в единстве с окружающим их ландшафтом.
По мере выделения человека из природы все больше проявляются собственно социальные характеристики общностей, исторические процессы оказывают решающее воздействие на формирующиеся и развивающиеся этнические культуры *, которые выполняют этноидентифицирующие, этнодифференцирующие и этностабилизирующие функции. В силу этих причин в этнических культурах делается акцент на избранности, самобытности, неповторимости каждого народа во времени и пространстве.
Стремление сохранить и возродить этническую культуру актуализируется в условиях глобализации. Усиление внимания к этнической культуре объясняется тем, что в глобализирующемся мире идентичность, или своеобразие, оценивается очень высоко и привлекает интерес, в том числе, коммерческий. По мнению А.В. Костиной «возрождение этнических культур является сопротивлением, наступающим всеобщим стандартам, продуктивной попыткой сохранить свою самобытность» *.
Рис. 1. Компоненты этнокультурного потенциала региона
Потенциал этнической культуры включает множество компонентов, составляющих его структуру и выполняющих определенные функции. Структурная и функциональная конфигурация этнокультурного потенциала будет меняться в зависимости от объекта анализа. Различным будет и характер дивидендов, получаемых в процессе реализации этнокультурного потенциала. Базовыми структурными элементами этнокультурного потенциала (рис. 1) выступают:
1) элементы культурного наследия, используемые в качестве экономических ресурсов, либо способные участвовать в создании экстерналий, в том числе: а) объекты материального наследия (памятники археологии, памятники истории, музеи и музеи-заповедники, этнографические деревни, архитектурные памятники, предметы народного быта и костюма и др.); б) объекты нематериального наследия (произведения устного народного творчества и художественной литературы, искусства и религии и др.);
2) институции, участвующие в реализации экономических функций этнической культуры, в том числе: а) неформальные правила, передаваемые через культуру (обычаи, обряды и празднества; устные традиции и формы их выражения; традиционные и старинные технологии; виды и формы хозяйствования, быта и природопользования; знания и навыки, связанные с традиционными ремеслами; религиозные культы и верования; виды и формы традиционного образования, медицины и спорта и др.); б) формальные правила (например, закрепленные в правовых нормах преференции для национально-территориальных образований или меры по государственной поддержке коренных малочисленных народов и др.);
3) институты, обеспечивающие включение обозначенных институций в социально-экономические отношения: а) органы государственной власти и местного самоуправления (министерства культуры, регионального развития, администрации территориальных органов управления) б) экономические институты (например, организации общественного питания, специализирующиеся на национальной кухне; организации по продаже сувенирной продукции, туристические организации и др.); в) социальные институты (например, центры развития традиционных ремесел, фольклорные коллективы и др.); г) институты гражданского общества (например, национальные общественные объединения и культурные автономии, общины, роды и др.).
В повышении конкурентоспособности ряда регионов, в условиях глобализации и становления постиндустриального общества, этнокультурный потенциал можно рассматривать как экономический ресурс, который выступает в материальной и нематериальной форме и создает условия для социально-экономического развития регионов и повышения качества жизни населения.
Этнокультурный потенциал территории может по-разному проявляться на разных уровнях экономики. На миниуровне — этнокультурное наследие народа является ресурсом самореализации личности как в его повседневной, так и общественной жизни, принося, помимо прочего, существенные доходы. Художники, музыканты, ученые и пр. реализуют результаты своей деятельности не только на региональном уровне, но и представляют их в более широком контексте, в том числе, международном. На микроуровне — в неосязаемых активах экономических субъектов: этнокультурный потенциал населения реализуется в продукции и услугах, способствует росту их конкурентоспособности. Кроме того, элементы этнокультурного потенциала, выступая предметами, средствами и продуктами труда, включаются в экономические отношения, цель которых — увеличение прибыли. На мезоуровне этнокультурное наследие придает специфический облик территории. Оно воплощается в специфике экономической деятельности, в характеристиках территории, ее привлекательности, конкурентоспособности. Реализация этнокультурного потенциала позволяет обеспечить коммуникацию между активными субъектами местного сообщества. Этот процесс может стать пространством согласования разнородных интересов, по разному устроенных картин мира, а не полем конфликтов и конфронтации (происходящих в случае, если этому вопросу должного внимания не уделяется). На макроуровне этнокультурное наследие повышает конкурентоспособность экономики страны через ресурс мультикультурности, участвуя в построении международных связей.
Экономическую сущность потенциала этнической культуры (этнокультурного потенциала) можно раскрыть как совокупность экономических ресурсов этнической культуры, которыми располагает региональное сообщество, способных выступать в качестве возможностей, средств и источников достижения целей социально-экономического развития региона, в первую очередь повышения его конкурентоспособности.
Таблица 1
Функции этнокультурного потенциала региона
Компоненты, составляющие структуру этнокультурного потенциала, выполняют определенные функции, и, как следствие, могут приносить те или иные выгоды региону в процессе реализации * (табл. 1):
получение первоначальных преференций при построении взаимоотношений с центром (например, повышение расходов на решение вопросов, связанных с развитием этнических групп или предоставление большей свободы в решении вопросов развития культурного своеобразия);
использование этнической близости (а также культурной, лингвистической, религиозной) в международных контактах и развитии межрегиональных связей; создание благоприятного имиджа на туристском рынке (в основном речь идет о таких направлениях туризма, как этнографический, этноэкологический, аборигенный, событийный);
развитие сферы культуры (коммерческий интерес к культурному своеобразию, заметный в последние десятилетия во всем мире, стимулирует развитие как профессиональных организаций и учреждений культуры с этнической спецификой, так и коллективов художественной самодеятельности);
повышение регионального самосознания жителей (историко-культурная самобытность вносит существенный вклад в формирование региональной идентичности, что, в свою очередь, ориентирует местное сообщество на включение в процесс устойчивого развития территории и, следовательно, делает регион более привлекательным для инвесторов);
использование традиционных знаний коренных народов (в науке, медицине, спорте, этноэкономике и др.).
Можно выделить следующие функции этнокультурного потенциала: системообразующая (дополняя друг друга, структурные элементы этнокультурного потенциала связаны и взаимозависимы); интегрирующая (создается целостное региональное сообщество, поликультурность способствует возникновению синергетического эффекта); распределяющая (информация и знание передаются и, как экономический ресурс, приносят выгоды носителям); инновационная (формируются неотрадиционалистские формы социокультурной деятельности, привлекательные для различных групп потребителей (акторов национального возрождения и туристов своей «новизной»).
Разработка региональными органами политики повышения конкурентоспособности и эффективность ее реализации во многом определяются тем, насколько полно учитываются основные характеристики и возможности территории, для которой создаются конкурентные преимущества. Следовательно, оценка этнокультурного потенциала регионов и локальных территорий — важная составляющая социально-экономической региональной политики. Ее основная задача — информационное обеспечение принятия органами власти на региональном и муниципальном уровнях решений в области формирования и реализации политики повышения конкурентоспособности.
Оценка этнокультурного потенциала предполагает решение следующих исследовательских задач *:
● разработка методов и формирование инструментариев, позволяющих оценивать этнокультурный потенциал;
● анализ направлений использования этнокультурного потенциала в основной части производительных сил экономики региона;
● определение вклада этнокультурного потенциала в формирование конкурентных преимуществ региона;
● выявление перспектив использования этнокультурного потенциала для роста конкурентоспособности региона.
Изучение этнокультурного потенциала, как экономического ресурса, представляет собой весьма непростую методологическую проблему, в частности исследование затрудняют следующие проблемы:
● с одной стороны, культура человечества есть единый, естественноисторический процесс, поэтому в основе этнических культур лежат изначальные ментальные универсалии, с другой стороны, каждая этническая культура стремится отстоять собственную уникальность;
● на этническую культуру с неизбежностью влияют объективные общецивилизационные процессы, размывающие ее своеобразие, что ставит вопрос об аутентичности культур;
● в силу особенностей исторического развития и собственного состояния культуры оказываются под угрозой насильственного уничтожения (что и произошло со многими культурами в истории), ассимиляции, модификации; «встречным процессом» становится появление неотрадиционалистских тенденций в культуре;
● несмотря на то, что функционирование культуры — процесс объективный (и это определяет устойчивость, преемственность, инерцию историко-культурного процесса), значение активности субъективного фактора в социокультурном процессе особенно велико (культурно-историческая деятельность пророков, гениев, общественных лидеров и пр.), что требует индивидуального, «точечного» взаимодействия с ними;
● ни одна этническая культура не повторяет строгого набора признаков, характерных для другой культуры, что определяет специфику формирования перечня частных показателей оценки материальных и нематериальных составляющих этнокультурного потенциала;
● этническая культура в силу сложности, многогранности и многомерности не совпадает с географией этносов, тем более не вписывается в административные границы;
● культура коренных этносов не всегда является доминирующей, что требует дополнительных усилий по ее сохранению и развитию;
● возникает необходимость учета множественности целевого использования этнокультурного потенциала как социально-экономического ресурса;
● наконец, фиксируется неполнота существующего в настоящее время информационного обеспечения данной проблемы.
Кроме того, при оценке этнокультурного потенциала необходимо учитывать такие дополнительные факторы как уровень хозяйственной освоенности территории, специализацию и концентрацию хозяйственной деятельности, территориальную привязку локальной территории к тому или иному субъекту Российской Федерации. Влияние перечисленных факторов является своего рода «внешним фоном», который может, как ускорить, так и затормозить реализацию этнокультурного потенциала.
Подходы к оценке этнокультурного потенциала региона и оценке эффективности его использования различны. Оценку этнокультурного потенциала целесообразно осуществлять не с традиционных позиций как фактическую способность факторов производства производить определенное количество продукции (работ, услуг), а, учитывая наличие дополнительных возможностей, которые могут возникнуть вследствие вовлечения ресурсов территории в хозяйственную деятельность. Оценка этнокультурного потенциала территории предполагает количественно определенную меру тех или иных экономических преимуществ, которые получают экономические и социальные субъекты, реализуя этнокультурный потенциал по определенным направлениям и используя различные его компоненты и их сочетания. Субъектами рассматриваемых отношений являются органы государственного управления федерального и регионального уровней, органы местного самоуправления, общественные организации, организации и учреждения сферы культуры, науки, образования, местный бизнес и внешние инвесторы, туристы и жители территории. Для каждого из субъектов обозначенных отношений и каждого из направлений реализации нужны адекватные целям и задачам методы оценки.
Оценка эффективности использования этнокультурного потенциала лежит в плоскости оценки этнокультурной политики. С ростом этнокультурных потребностей населения усложняется процесс их государственного обеспечения и регулирования. Меняется содержание этнокультурной политики: она перестает быть одним из направлений этнонациональной политики государства (наряду с национальной, миграционной, этноконфессиональной), и наполняется собственными целями и средствами их достижения. Основным инструментом практической реализации этнокультурной политики в субъектах РФ являются целевые программы. Сейчас экономическое обоснование программ этнокультурного развития ведется фактически только со стороны потребностей и необходимых объемов финансирования. По существу они трактуются как затратные мероприятия, не смотря на то, что являются также и значительным источником экономического эффекта.
Говоря об экономическом обосновании, нужно, прежде всего, разделять понятия «эффективность» и «результативность» целевых программ. Под эффективностью программы понимается «цена» реализации, мера соответствия затрат с результатами, либо затраты на единицу результата. Результативность программы — мера соответствия ее ожидаемых результатов поставленной цели; степень приближения к последней.
На практике, оценка результативности программ довольно часто осуществляется с использованием таких показателей как уровень исполнения запланированного объема финансирования или уровень достижения целевых индикаторов (например, количество музеефицированных объектов культурного наследия, доля мероприятий, направленных на сохранение и развитие нематериального культурного наследия народов России в общем количестве мероприятий и т.п.). В большинстве случаев такой подход может быть частью мониторинга или аудита программы, но не ее оценки, поскольку оценка предполагает выявление воздействия программы на факторы (изменения в социуме), ради которых данная программа разрабатывалась.
В первую очередь, результатом реализации программ этнокультурного развития является максимальное приближение к достижению конечной цели этнокультурной политики — обеспечению интересов и прав граждан, связанных с их этнокультурными запросами *. Учет и обеспечение этих запросов предполагает взаимоувязку национальных, культурных, социальных и экономических целей и ориентиров. Поэтому степень результативности программ может оцениваться по тому, насколько полно решены следующие задачи:
● в сфере межнациональных отношений: формирование толерантного общества;
● в сфере культуры: сохранение культурного наследия; создание, распространение и популяризация этнокультурной продукции; сохранение самобытных культур; культурное и духовное обогащение регионального сообщества; стимулирование народного творчества и развитие культурно-досуговой деятельности; развитие науки об этнической культуре;
● в социальной сфере: повышение качества жизни коренного населения; решение проблем малых национальных сел; стимулирование создания и деятельности национальных общественных объединений и национальных культурных автономий; создание условий для сохранения и развития языков; обеспечение доступности этнообразования;
● в сфере экономики: реализация этнокультурного потенциала, а именно: потенциала культурного наследия (материальной и нематериальной его составляющей); потенциала этнических сообществ; творческого потенциала граждан и организаций — носителей этнической культуры; политического; хозяйственного (потенциала этноэкономики); научного (потенциала традиционных знаний) и др.
Осложняет оценку то, что результаты программ этнокультурного развития проявляются с определенным временным лагом. Кроме того, достижение поставленных в программах целей требует не столько проведения разовых (многоразовых) мероприятий, сколько создания новых институтов и механизмов.
Оценку эффективности целевых программ можно выразить либо сравнивая действительные результаты программы с возможными результатами развития без реализации программы, либо соизмеряя результаты с затратами. В первом случае эффект от реализации программы определяется как разница действительных социально-экономических показателей и гипотетических показателей, которые могли бы быть получены при отсутствии целевой программы. Важный момент реализации такого подхода — прогноз последствий непринятия программы (прямой и косвенный экономический ущерб от межэтнической напряженности, проявлений ксенофобии и экстремизма, снижения инвестиционной привлекательности регионов). При этом надлежит учитывать и потери, которые имели место к моменту разработки программы, и вероятность увеличения ущерба в будущем. В этом случае учитывается тот факт, что рано или поздно необходимость соответствующей компенсации ущерба станет неизбежна.
Во втором случае, полезно использование отдельных элементов методов экономического соизмерения затрат и результатов (Cost-Benefit Analysis), который позволяет учесть такие важные аспекты как альтернативные варианты решения проблемы, соответствие мероприятий целям и задачам программы, долгосрочный экономический эффект, внешние эффекты. Определение критериев эффективности программ этнокультурного развития связано со специфичностью развития региона. Очевидно, в наиболее общем виде эти критерии должны определяться в зависимости от целей и задач этнокультурной политики, которые, в свою очередь, детерминируются с целями регионального социально-экономического развития.
Таким образом, изучение этнокультурного потенциала позволяет более обоснованно подходить к определению стратегий и тактик регионального развития, поскольку стратегия регионального развития должна в полной мере учитывать социальные, культурные, в частности, этнокультурные характеристики населения, особенно в «этнических» регионах. Результаты исследования этнокультурного потенциала могут стать информационной базой для формирования основ региональной этнокультурной политики и принятия всесторонне обоснованных решений по включению культурного наследия в экономику региона. Оценка этнокультурного потенциала человеческого ресурса региона, как основной части производительных сил, позволит конкретизировать его вклад в формирование региональных конкурентных преимуществ и обозначить перспективные направления его использования. Решение этих задач, в свою очередь, будет способствовать созданию пространственных предпосылок для формирования дополнительных конкурентных преимуществ, базирующихся на внутренних ресурсах самого сообщества, что особенно важно на фоне неблагоприятной структуры других факторов и отсутствия очевидных выгод.


Исследование осуществлено при поддержке Федеральной целевой программы «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России» на 2009–2013 гг. (государственный контракт № 02.740.11.0585)

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия