Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (35), 2010
ПРОБЛЕМЫ НАУКИ И ОБРАЗОВАНИЯ
Пашкус Н. А.
заведующий кафедрой маркетинга и стратегического планирования факультета экономики Российского государственного педагогического университета им. А.И.Герцена,
доктор экономических наук

Пашкус В. Ю.
доцент кафедры экономической теории и экономической политики Санкт-Петербургского государственного университета,
кандидат экономических наук


Ценностные изменения профессиональных приоритетов в России под воздействием внедрения инструмента образовательного кредитования
Статья посвящена применению концепции ценностно-ориентированного управления при внедрении инструмента образовательного кредитования и изменения структуры рынка труда в современной России
Ключевые слова: ценностно-ориентированное управление, образовательный кредит, приверженность ценностям, рынок труда

В настоящее время в российском обществе сформировалась определенная система профессиональных приоритетов населения, связанная с периодом становления рыночных отношений в России, что определенным образом отразилось на структуре приоритетных с точки зрения населения специальностей и направлений профессиональной подготовки. В этот период в обществе возникло предубеждение против инженерных и естественно-научных направлений, как наиболее дискредитировавших себя в период экономического спада, предшествующего экономическим реформам в России конца XX века. В период экономического подъема интерес со стороны работодателей к этим специальностям постепенно увеличивался, но не столь высокими темпами, чтобы преодолеть уже сложившееся в сознании населения негативное отношение к данным профессиональным направлениям.
В результате устойчиво сохраняющихся профессиональных приоритетов населения, с одной стороны, неадекватной кадровой политики и политики государства в сфере образования, с другой стороны, возникли серьезные диспропорции в структуре предложения и спроса на рынке труда. Эти диспропорции постоянно усиливаются осуществляемыми сегодня мерами государственной политики, так как государство открыто заявляет о приоритете инженерных и естественно-научных профессиональных направлений, и особенно о низкой потребности рынка в кадрах экономической и юридической квалификации, что не подтверждается реальными тенденциями рынка. Тем самым, в настоящий период наблюдаемую структуру рынка труда формируют три противоречивых тенденции: 1)реальные потребности отраслей и предприятий в кадрах; 2)сложившиеся приоритеты населения, отражающиеся на структуре предлагаемых образовательных программ; 3)основные направления государственной политики в области образования и рынка труда. Пока цели каждой заинтересованной группы будут прямо противоположны, сформировать адекватную реальным потребностям экономики России структуру рынка труда невозможно.
Следовательно, необходимо подойти к процессу формирования современной структуры рынка труда и соответствующей ему структуры образовательных программ профессиональной подготовки с точки зрения тех ценностных ориентиров, которые существуют в обществе и которые поддаются активному формированию на основе концепции ценностно-ориентированного управления. Рассмотрим основные положения данной концепции.
Ценности, выявляемые, формируемые и продвигаемые в обществе, могут быть присущи как отдельным силам и личностям, реализующим свой человеческий капитал и свои базовые ценности в процессе управления изменениями в сфере профессиональных ориентаций, так и отдельным институтам или обществу в целом. Как утверждает Е.С. Яхонтова, под «ценностью можно понимать то, что обладает особой важностью для человека, и то, что он готов оберегать и защищать от посягательств и разрушения со стороны других людей» [7]. Ценность, присущая конкретному общественному институту, важна для обеспечения ее целостности и выполнения основных функций. Следовательно, институт (например, система образования, рынок труда), как и отдельный индивид, стремится сохранять и оберегать свои ценностные императивы. Такие институциональные или общественные ценности, которые могут быть использованы для направленного повышения эффективности функционирования института или формирования благоприятной социально-экономической ситуации в обществе, повышения качества жизни и роста богатства общества являются инструментальными. Если ценности всех индивидов, чьи интересы непосредственно связаны с целевыми ориентирами развития института, и институциональные ценности совпадают или, по крайне мере, близки, то возможно формирование единой институциональной культуры поведения, способной повлиять на ценностные мотивации и создание новых элементов ценностей, заинтересованных индивидов, что принесет конкретную пользу данному институту.
Личностные ценности формируются у каждого человека в процессе его жизни, обучения и самореализации, они группируются в комплекс его базовых ценностей. Некоторые из этих ценностей являются уникальными и могут быть присущи только конкретной личности. При высокой важности этих ценностей для института и общества данный индивид становится ключевым фактором успеха процесса ценностных изменений, а его личность может выступить «цементирующим» началом. В данном случае продвижение ценностей может быть осуществлено только по средствам трансферта лидерских качеств данного индивида. В результате этого процесса базовые ценности конкретной личности распространяются в обществе и принимаются всеми ее членами, то есть становятся базовыми ценностями.
Профессор Милтон Рокич, являющийся одним из признанных лидеров в области изучения ценностей, предложил следующее определение «ценности» и «системы ценностей»: «Ценность — устойчивое убеждение в том, что определенный способ поведения или конечная цель существования предпочтительнее с личной или социальной точек зрения, чем противоположный или обратный способ поведения, либо конечная цель существования. Система ценностей — устойчивая система убеждений о предпочтительных методах поведения или конечной цели существования» [2, c.62].
Эти определения впоследствии стали классическими. Причем определение ценности, предложенное М. Рокичем, представляет собой определение базовой ценности, так как инструментальные ценности предполагают деятельностное начало, направленное на изменение существующей системы ценностей и использующееся для повышения эффективности функционирования института и повышения качества жизни в обществе. В результате закрепления инструментальных ценностей создается новая система базовых ценностей общества.
Ценности, присущие личностям, организациям и институтам общества, можно классифицировать по трем основным категориям:
1. Этико-социальные ценности — убеждения о способах поведения;
2. Экономико-прагматические ценности — направленность на эффективность, конкурентоспособность, соблюдение стандартов и дисциплины;
3. Эмоционально-развивающие ценности — мотивация к самореализации.
Этико-социальная категория ценностей определяет предпочтительный выбор, наиболее благоприятный для совместной жизни в социуме. Формирование этико-социальных ценностей происходит под воздействием осознанной человеческой свободы. В рамках социума или выделенной его части свободы отдельного человека сталкиваются со свободами других людей, следовательно, человек вынужден сталкиваться с осуществлением стратегического выбора (с учетом средне- или долгосрочной перспективы) и принимать конкретное решение о предпочтении определенного поведения, необходимого для успеха или выживания определенной системы. Выбранный тип поведения должен быть наиболее приемлем в конкретной социальной группе, и обеспечивать реализацию целей, поставленных перед данной группой. Однако надо учитывать, что выбор в пользу конкретного типа поведения на основе свободного выбора может быть осуществлен только при признании выбранных целевых ориентиров.
Если обществом, его отдельным институтом или органом государственного управления ценностными изменениями декларируются одни ценности, а на практике поддерживаются иные, то происходит разрушение этико-социальных ценностей, так как, сталкиваясь с типичным противоречием, личная свобода выбора человека направляет его в сторону соблюдения собственных интересов и несоблюдения фальшивых ценностей. Убежденного в фальшивости декларируемых ценностей человека очень трудно убедить следовать еще одной заявленной обществом или выделенной социальной группой ценности.
Такая среда разрушительно влияет на продвижение любых инициатив, способствует апатии и имитации результата, затрудняет продвижение инструментальных ценностей и снижает интерес к инновационным процессам.
Именно такая ситуация в настоящее время наблюдается в системе образовательного кредитования. Государство уже неоднократно заявляло о начале экспериментальных программ, не решая основных проблем, связанных с согласованием интересов заинтересованных сторон. Тем самым, этот проект дискредитировал себя еще на стадии повторяющихся экспериментов. Более того, внедрение текущей программы образовательного кредитования также началось с деградации базовых ценностей, на которые должна ориентироваться данная программа. Так, программа была запущена с 1 сентября 2009 года, когда реальный прием в вузы был уже завершен, и, следовательно, абитуриенты, поступающие на платную форму обучения, должны уже были осуществить оплату или предоставить гарантии ее осуществления. Кроме того, структура реализации программы не была рассчитана на учет изменений в приеме абитуриентов в вузы страны, связанный с повсеместной отменой вступительных испытаний и зачисление волнами. Более того, долгое время не был определен список приоритетных специальностей и направлений профессиональной подготовки, по которым должно осуществляться кредитование, и до сих пор не определен точно список вузов страны, которые будут принимать участие в программе. Все вышеизложенное сделало программу фактически непригодной для реализации, и способствовало дальнейшему падению имиджа провозглашаемых Министерством науки и образования РФ инструментальных ценностей, направленных на закрепление системы образовательного кредитования.
В основе экономико-прагматических ценностей лежит стоимость. Ценность можно рассматривать и как оценку значимости или важности чего-либо. Тем самым, ценности могут рассматриваться в качестве критерия оценки конкретных идей, проектов или концепций, выявляя степень их пригодности, реализуемости и потенциальной эффективности и результативности. Этот критерий позволит оценить, как потенциальные выгоды и достоинства проекта или решения, так и его недостатки. Следовательно, можно оценить ценность, например, взаимного доверия, творческого подхода или умения принимать коллективные решения, как составляющих, способствующих эффективности институтов, повышению качества жизни и увеличению богатства общества. Таким образом, можно говорить о ценности финансовых активов, механизмов и технологий.
В частности, с этой точки зрения можно подходить к инструменту образовательного кредитования, как механизму, преобразующему общественное сознание и способному повысить уровень доступности высшего образования, что является одной из составляющих качества жизни. С этой точки зрения можно подойти к ценностным изменениям в обществе, происходящим под воздействием реализации политики государства в сфере образования и внедрения системы образовательного кредитования, т. е. с точки зрения потенциальных затрат и выгод, которые может принести закрепление новой системы ценностей.
В ходе ценностных изменений должна реализоваться «цепочка ценностей», которая, в свою очередь, за счет взаимосвязанных действий может добавить или уменьшить стоимость государственной политики в сфере образования. Следовательно, для обеспечения высокой эффективности экономико-прагматической категории ценностей необходимо выявить слабейшие звенья программ государственной политики в сфере образования и проанализировать, как они влияют на ценность образования как института и эффективность рынка труда, с точки зрения обеспечения всех отраслей экономики высокомобильными, креативными кадрами с высоким инновационным потенциалом.
Третья категория ценностей — эмоционально-развивающая направлена на самореализацию людей и институтов. Стремлению к личному счастью и самореализации во всем мире придается большое значение. В рамках ценностно-ориентированного подхода к управлению организацией эмоционально-развивающие ценности связываются с доверием, свободой и счастьем, а в более широком контексте — с самореализацией. Эту категорию ценностей разные авторы трактуют по-разному, но все придерживаются при этом общего принципа — создания условий для достойной жизни. Присутствие в ценностной стратегии эмоционально-развивающих ориентиров необходимо, так как именно эти ценности позволяют создать самообучающуюся структуру принципиально нового типа, которая будет руководствоваться динамическим комплексом целей и адаптироваться к условиям среды. Члены такой структуры смогут участвовать во всех процессах осознанно под воздействием собственного выбора, а не по принуждению.
Однако, сделать выбор в пользу собственных эмоционально-развивающих ценностей бывает достаточно сложно, так как это требует определенной смелости, честности, а иногда и значительного риска инакомыслия. Иногда человек может принять за собственную цель, то, что принесет ему сиюминутный успех, отказавшись при этом от более значимых личных целей. В ряде случаев достижение мнимых целей может оказаться более привлекательным по ряду параметров (например, приносит большее признание или обеспечивает большую прибыль), но только достижение истинной цели позволит человеку обрести уверенность в себе и достичь личного счастья.
В современных динамических социально-экономических условиях особое значение в процессе ценностных изменений приобретает согласованность интересов. В случае внедрения инструмента образовательного кредитования речь идет о согласовании интересов: населения, государства, института образования и финансовых институтов, принимающих участие в программе. Работодатели в реализуемой программе образовательного кредитования фактически не задействованы. При этом, с одной стороны, население является пассивной стороной, которая не может оказывать влияние на формирование основных положений программы, но, с другой стороны, объединенные представления населения о структуре приоритетных профессиональных направлений, объективном уровне платности высшего образования в России, и структуре рынка труда, оказывают непосредственное воздействие на формирование приверженности инструментальным ценностям, поддерживаемым данной программой. Активным участником ценностных изменений в данном случае является только государство, реализующее определенную политику в сфере образования и регулирования рынка труда. Следовательно, оно берет на себя роль менеджера ценностных изменений. При этом надо отметить, что стратегия, направленная на изменения в сфере образования лишь номинально связана с политикой, направленной на формирование современной структуры рынка труда и приоритет определенных направлений экономического развития. Институт образования, с одной стороны, является зависимым от реализуемой политики государства, но, с другой стороны, сам активно формирует список образовательных программ и выделяет среди них приоритетные с точки зрения перспектив собственного развития и получения максимального экономического эффекта. Роль финансовых институтов (в данном случае главным образом банков), принимающих участие в программе, также пассивна. Но они могут игнорировать участие в программе, в случае нарушения их целевых приоритетов, непосредственно связанных с финансовой эффективностью данной формы кредитования, т.е. в случае, когда инструментальные ценности программы противоречат их миссии и системе базовых ценностей.
Тем самым, основную роль по разработке и реализации механизмов реализации инструмента образовательного кредитования берет на себя государство, оно же должно осуществлять мероприятия, направленные на согласование интересов участников, и проводить ценностные изменения с целью повышения результативности программы, эффективности функционирования института образования и рынка труда, а качества жизни населения. [4] Однако, в настоящее время наблюдаются следующие парадоксальные тенденции. Государство пытается перекладывать обязанности по разработке и реализации механизмов образовательного кредитования на систему высшего образования, как якобы наиболее заинтересованную в этом сторону, но при этом законодательной свободы этим инициативам не предоставляя. Такая ситуация также дискредитирует инструментальные ценности государства в системе образования и снижает ценностный потенциал инструмента образовательного кредитования. Таким образом, необходимо констатировать, что в низкой эффективности программы образовательного кредитования в России виновато главным образом государство, неадекватно реализующее управляющую роль в ценностных изменениях.
В процессе ценностных изменений действительно необходимо привлекать к участию все заинтересованные стороны, но совершенно недопустимо перекладывать обязанности по управлению ценностными изменениями на одну или несколько зависимых сторон. Участники ценностных изменений итак вынуждены идти на риск, связанный с внедрением инноваций и новых концептуальных подходов (в частности, системы образовательного кредитования), следовательно, им необходимо разъяснить их задачи и помочь в реализации конкретных мероприятий, не нарушая их базовых ценностей, не вызывая глубокого стресса, связанного с конфликтом ценностей.
В то же время, инновационный тип мышления, креативность, внедрение новых технологий участниками ценностных изменений (прежде всего, институтом образования) становятся основными факторами, способствующими закреплению инструментальных ценностей и формированию итоговых ценностей, которые по прошествии определенного периода превращаются в базовые ценности каждого индивида и общества в целом. Итоговые ценности (их еще называют конечными или абсолютными) являются переходной формой между приложением инструментальных ценностей, направленных на достижение конкретных (в основном экономико-прагматических результатов), и базовыми ценностями.
Следовательно, формирование адекватной ценностной стратегии невозможно без исследования сложившейся системы ценностей на уровне всех субъектов образовательного кредитования и адекватного управления процессом ценностных изменений. Необходимо отказаться от попыток реализации быстрых ценностных изменений за счет внедрения заведомо ложных приоритетов, к которым, например, относится утверждение о низкой потребности рынка в профессиональных компетенциях экономиста и юриста. Формирование этих профессиональных приоритетов происходило в процессе всего периода формирования современной рыночной экономики России, а жизненный опыт населения этого периода подсказывает, что именно эти профессиональные компетенции обеспечивают наивысший карьерный рост и приемлемую заработную плату по окончании вуза. Более того, реалии рынка труда прямо не подтверждают тезис государственной политики о том, что инженерные и естественно-научные профессиональные компетенции действительно высоко востребованы. Такая тенденция есть, но она требует от соискателя дополнительных профессиональных компетенций, не формируемых вузами, т.е. не гарантирует адекватного трудоустройства после окончания вуза и получения приемлемой заработной платы. В этом отношении образовательный кредит может быть качественным инструментом ценностных изменений, формирующим престиж образовательных программ данной группы и изменяющим сложившуюся структуру рынка труда. Но это возможно только в случае адекватного ценностно-ориентированного управления процессом самой программы образовательного кредитования.
Ценностные изменения происходят всегда медленно, нельзя ждать их быстрых изменений. Поэтому наилучшим образом происходит формирование тех ценностей, которые близки всем заинтересованным участникам программы. Следовательно, наиболее успешными будут те механизмы образовательного кредитования, которые позволят населению достичь своих приоритетов в получении востребованной рынком труда и адекватно оплачиваемой профессии, институту образования — реализовать свою миссию при сохранении целостности и финансовой эффективности, финансовым институтам — получить новый вид востребованной финансовой услуги. При этом надо помнить о том, что существуют реально востребованные рынком труда профессиональные компетенции и убежденность людей в восстребованности отдельных профессиональных компетенций.
В заключение, следует отметить, что весь предшествующий негативный опыт внедрения системы образовательного кредитования может быть преодолен путем умелой мер государственной политики, построенной на основных постулатах ценностно-ориентированного управления. Для этого необходимо, чтобы государство не отказывалось от своей ведущей роли в этом процессе, а приняло на себя реальные обязательства по руководству требуемыми изменениями. Важно, чтобы все участники процесса почувствовали свою роль в этих изменениях и реализации их результата.


Литература
1. Tichy N. The Leadership Engine. Harper Business: N.-Y., 1997.
2. Долан С., Гарсия С. Управление на основе ценностей. — М.: Претекст, 2008.
3. Куини Дж. Бр. Управление профессиональным интеллектом // Управление знаниями. — М.: Альпина Бизнес Букс, 2006.
4. Пашкус Н.А., Сиваков В.Л. Образовательный кредит как инновация в сфере финансирования образования //Результаты анализа применения систем показателей распределения финансовых потоков в ВУЗах: Сб. научн. Трудов. — СПб, 2006.
5. Сенге П. Пятая дисциплина: искусство и практика самообучающейся организации. — М., 2003.
6. Харский К.В. Принципы ценностного управления — [Электронный документ] — http://www.ippnou.ru/article.php?idarticle=003076
7. Яхонтова Е.С. Управление ценностями как элемент управления человеческими ресурсами компании // Менеджмент в России и за рубежом. — 2003. — №4.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия