Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (35), 2010
ИЗ ИСТОРИИ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ МЫСЛИ И НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА
Богомазов Г. Г.
заведующий кафедрой истории экономики и экономической мысли
Санкт-Петербургского государственного университета,
заслуженный работник высшей школы РФ, доктор экономических наук, профессор

Благих И. А.
профессор кафедры истории экономики и экономической мысли экономического факультета
Санкт-Петербургского государственного университета,
доктор экономических наук, профессор

Мельник Д. В.
доцент кафедры истории экономики и экономической мысли Санкт-Петербургского государственного университета,
кандидат экономических наук


Экономическая наука Ленинграда — Санкт-Петербурга в 1950–1990-е годы
Статья посвящена исследованию социальных, политических и экономических аспектов развития науки в 1950-1990 гг. В процессе изучения проблемы авторами использованы материалы (статистические, отчетные, периодической печати) научных учреждений Ленинграда. Авторы пришли к выводу, что в этот период происходила модернизация промышленности и сельского хозяйства СССР. Накопленный в этот период экономический потенциал используется до настоящего времени
Ключевые слова: экономическая наука, Ленинград, Санкт-Петербург, Санкт-Петербургский государственный университет, история экономической науки

1950-е гг. явились противоречивым и переломным периодом в социальной истории экономической науки Ленинграда. Война и блокада нанесли огромный урон научному и кадровому потенциалу города, который был еще более усугублен политическими репрессиями, развернувшимся с 1949 г. в рамках «ленинградского дела». Оно затронуло все научно-образовательные центры, но в эпицентре оказался Ленинградский государственный университет. К 1950-м гг. на экономическом факультете на трех кафедрах осталось всего семь доцентов и ни одного профессора * (незадолго до этого, в 1947/48 уч. г., на факультете обучалось 347 чел. *) Для обеспечения учебного процесса пришлось широко привлекать совместителей и почасовиков, квалификация которых не всегда была соответствующей. Жертвами репрессий стали многие яркие представители дореволюционной и послереволюционной науки — ученые среднего и старшего возраста, традиционно формирующие направления научно-исследовательской и преподавательской работы и обеспечивающие преемственность поколений. Однако урон ленинградской экономической школе был нанесен не только самим фактом потери научных кадров, но и усилившейся боязнью проведения самостоятельных научных исследований. Следует помнить и о длительности кампании — преследования продолжались и после арестов и расстрела крупных партийных и государственных деятелей, выходцев из Ленинграда, в 1949–50 гг. С июня 1950 г. по июнь 1952 г. было изгнано 18 ректоров и 29 заведующих кафедрами в области социально-экономических дисциплин. Из ЛГУ было уволено около 300 человек *. Последствия не замедлили сказаться не только в области научно-исследовательской и преподавательской работы, они отразились на поведении студенчества. К 1954 г. «в вузах города создалось просто тревожное положение — не только ослабление дисциплины, а распространение пьянства с драками и т.п.» *
Временем возрождения экономической науки как в стране в целом, так и в городе стала вторая половина 50-х гг. Было бы неверно рассматривать его исключительно в рамках наступившей после смерти И.В. Сталина «оттепели». Многие процессы, разворачивавшиеся в тот период отечественной истории, который традиционно связывается с правлением Н.С. Хрущева, берут свое начало в предшествующем периоде — не только как его отрицание, но и в качестве прямого продолжения заложенных в сталинский период тенденций. Это относится и к ситуации в области экономической науки. Начавшаяся в 1951 г. дискуссия по макету учебника политической экономии ознаменовала переворот в отношении к месту экономической науки в советском обществе. Данная дискуссия не получила еще всесторонней оценки в современной экономической науке, до сих пор не введена в широкий научный оборот значительная часть из относящихся к ней материалов. Существенно затрудняет ее оценку и ставший весьма расхожим в последнее время образ «репрессированной науки» *. Такой образ, концентрирующий внимание на потерях понесенной советской экономической наукой в результате репрессий, противопоставляет жестокий тоталитарный режим, навязывающий свои догмы, и научное сообщество. В этот образ, в частности, нередко пытаются вписать и указанную дискуссию, что препятствует пониманию ее содержания. Между тем, взаимодействие научного сообщества и власти имело гораздо более глубокий и сложный характер. Его понимание вряд ли может быть облегчено путем выискивания задним числом отдельных «смельчаков», будто бы бросавших вызов всемогущей системе.
К дискуссии привел поступивший группе специалистов заказ на подготовку первого учебника политической экономии для вузов и возрастающая неудовлетворенность партийного руководства, прежде всего самого советского лидера, результатами работ по выполнению этого заказа. Повышенное внимание к его выполнению объяснялось осознанием важности подготовки дидактически выверенного руководства, предоставляющую четкую и не противоречащую реалиям картину социалистической экономики. При этом, как подчеркивалось самим заказчиком, «учебник имеет мировое значение, его авторитет должен быть очень высоким» *. Данное утверждение было далеко небеспочвенным в условиях, когда СССР из единственного в мире социалистического государства превратился мировую державу, в лидера социалистического лагеря, когда его экономическая политика в области индустриализации и модернизации становилась образцом для изучения и подражания в развивающихся государствах. Подготовка специалистов, как в стране, так и за рубежом требовала не просто идеологических деклараций о преимуществах социализма перед капитализмом, а универсальных теоретических основ для выработки конкретных мер, ведущих к экономическому росту.
В результате было принято решение представить подготовленные к тому времени варианты учебника для широкого обсуждения среди экономистов. Им предстояло решить действительно непростую задачу. При этом существенным препятствием для ее решения являлся не низкий теоретический уровень советских экономистов (хотя высказывания ряда участников дискуссии демонстрируют, насколько далеко зашла идеологическая зашоренность), а стремление многих из них, в особенности наиболее опытных и дальновидных, избегать «острых углов». В самом деле, кто из экономистов, памятуя о руководимом самим Сталиным разгроме попыток сбалансированного планирования в период, предшествующий первой пятилетке, мог бы решиться на следующее высказывание: «Существует разница между законом планомерного развития народного хозяйства и планированием. Планы могут не учитывать того, что надо было учесть в соответствии с этим законом, с его требованиями. [...] В этих случаях закон планомерного, пропорционального развития народного хозяйства серьезно дает себя знать. Когда его не нарушают, он сидит спокойно и адрес его неизвестен, он везде, и он нигде. Вообще все законы дают себя знать, когда их нарушают, и это не проходит безнаказанно. Закон планомерного развития народного хозяйства выявляет несоответствие между отраслями. Он требует, чтобы все элементы народного хозяйства находились во взаимном соответствии, развивались в соответствии друг с другом, пропорционально»? *
В 1954 г. учебник политической экономии для вузов был издан. В отличие от его первоначальных вариантов (1938, 1939, 1940, 1951 гг.) учебник четко постулировал наличие в условиях социалистического производства объективных экономических законов, признавал сложную структуру сложившихся экономических связей, допускающую, в том числе, и проявление категорий, характерных для товарного производства. С современной точки зрения многие теоретико-методологические положения, содержащиеся в нем, могут показаться пустой схоластикой. Но в тот период они существенно расширяли возможности для проведения экономического анализа. Учет достижений экономической науки признавался важнейшим элементом для выработки социально-экономической политики. Вместе с тем, фундаментальной, так и не преодоленной проблемой стало противоречие между идеологической и научно-практической функциями политической экономии. Лишь в рамках весьма схематичной картины исторического прошлого может показаться парадоксальным то, что именно новый лидер страны, с именем которого часто ассоциируются «либеральные реформы», стал на хорошо знакомый еще с 20-х — 30-х гг. путь «штурмовщины», «творчества» если не масс, то их лидера в определении путей развития страны *. Однако, снятие Н.С. Хрущева со всех постов в 1964 г. на Пленуме ЦК с формулировками, среди которых фигурировали «субъективизм» и «волюнтаризм», вряд ли было бы возможным не только без относительной демократизации политического режима, проведенной под его руководством, но и без инициированного в конце правления его предшественника четкого признания «объективности» экономических законов.
На интерес к нахождению и обоснованию законов функционирования социалистической экономики влиял целый комплекс социальных, политических и экономических факторов. Завершение периода послевоенного восстановления делало неотложной в глазах, как общественного мнения, так и самого руководства страны задачу переориентации экономики на удовлетворение потребностей населения, развитие легкой и пищевой промышленности, сельского хозяйства. Роль СССР в качестве одной из двух мировых держав требовала успешного функционирования не только уже созданных к тому времени отраслей тяжелой промышленности и производства вооружений, но и опережающего развития новых, высокотехнологичных отраслей. Советское руководство с готовностью бросало вызов ведущим индустриальным странам не только в достижении военного превосходства, но и в области экономической эффективности. Поэтому неизбежно возникали проблемы, которые нельзя было уже решать опробованными методами. Достаточно указать в связи с этим на проблемы в области планирования. В годы индустриализации, Великой Отечественной войны и послевоенного восстановления хозяйства планирование велось на базе согласования довольно узкого набора контрольных цифр и нормативных показателей. Но этот набор неизбежно и довольно быстро расширялся, особенно с учетом взаимосвязи различных отраслей, с учетом упомянутого выше «закона планомерного развития». Уже к 1953 г. только для колхозов плановые задания состояли из 200–250 показателей по продукции земледелия и животноводства *. «К 1953 г. экономика стала такой запутанной, что, казалось, она бросила вызов человеческим возможностям управления и планирования» *. В этих условиях власть готова была обращать внимание на разработки экономистов и поощрять их. Не случайно, например, на состоявшемся в июле 1955 г. пленуме ЦК КПСС, среди выступлений по проблемам промышленности, прозвучало мнение А.И. Микояна о том, что «все самые интересные и нужные экономистам» статистические данные являются закрытыми. Он предлагал «пересмотреть этот странный порядок и за исключением того действительно секретного, что нужно не оглашать в интересах обороны страны, все остальное дать экономистам на изучение, как это мы делали до войны» *.
Помимо общих для экономической науки страны факторов, на возрождение экономических исследований в Ленинграде повлияло обновление кадрового состава. Репрессированные в конце 40-х гг. преподаватели успели передать многое из своего опыта и знаний студентам и аспирантам, пришедшим в университет сразу после окончания войны. Среди них были Н.Д. Колесов, В.А. Пешехонов, А.Н. Малафеев *, В.С. Торкановский, В.Я. Ельмеев, А.А. Маркин и другие исследователи и преподаватели, плодотворно работавшие в послевоенный период не только в Ленинградском университете, но и в других учебных заведениях города. Так формировалось новое поколение ленинградских экономистов. Кадровый состав был пополнен и представителями более старших поколений, прошедшими войну, имевшими богатый жизненный опыт, в частности, С.И. Тюльпановым, Д.К. Трифоновым, И.В. Котовым, С.Ф. Михеевой, В.А. Воротиловым, П.Г. Заостровцевым, Н.А. Архиповым, В.М. Раудом, М.Д. Плинером. Как молодые, так и более опытные ученые стали активно разрабатывать новые направления исследований, под их руководством формировалось следующее поколение экономистов, занявших студенческие скамьи с конца 1950-х гг.
На развитие экономических исследований в городе повлияли и другие факторы. Еще с 30-х гг. в Ленинграде активно развивалось сотрудничество производства и науки в форме, которая позднее приобретет обобщенное название «хоздоговорных отношений». Такие отношения носили не эпизодический и инициативный, а планомерный характер, они предусматривались самой структурой организации и управления научными исследованиями, складывавшейся в СССР в период индустриализации. Естественно, что подобная форма организации связи между наукой и производством могла приводить и приводила к появлению значительного количества формальных работ выполняемых «для отписки». Но она давала и весьма значимые результаты. Достаточно упомянуть в связи с этим заказ на решение задачи об оптимальной загрузке лущильных станков для фанерного треста, поступивший Л.В. Канторовичу в 1938 г. и давший начало исследованиям в области линейного программирования.
Ленинград оставался одним из крупнейших промышленных центров Союза. Промышленная база становилась мощной основой для проведения экономических исследований. При этом предприятия города интересовались не только исследованиями сугубо прикладного характера. Так, в 1945 г. деканом политико-экономического факультета ЛГУ профессором В.В. Рейхардтом была выполнена консультационная работа для завода «Электросила» о процентах с капитала *. В 1951 г. (то есть в период политических преследований в Ленинграде) ЛГУ было заключено около 200 договоров творческого сотрудничества, проведено свыше 4000 консультаций и экспертиз. Комплексный характер носило сотрудничество с районами области по проблемам сельского хозяйства *. Нельзя, конечно, обойти тот факт, что под нажимом «сверху» это сотрудничество начинало приобретать искаженные формы. Особенно это относилось к области сельского хозяйства, попытки реформирования которого стали одним из излюбленных коньков советского руководства после 1953 г. Получает широкое распространение печально известная практика выездов «на картошку». Так, «в 1954 г. по решению обкома партии на уборочные работы в Волосовский и Кингисеппский районы Ленинградской области было направлено 2500 студентов» *. Студенты проводили в подшефных колхозах от 10 до 30 дней. Производились также эксперименты по отправке сотрудников ЛГУ «по разнарядке» на работу в колхозы в качестве председателей (после чего в колхозах происходило падение дисциплины, а новоиспеченные председатели, как правило, всеми силами пытались откреститься от полученных постов) *.
Вместе с тем, некоторые из проводимых преобразований, изначально основанные на здравых идеях, оказывали и положительный эффект. Попытка децентрализации планирования и управления в рамках кратковременного введения совнархозовской системы в 1962 г. привела к тому, что местные партийно-хозяйственные органы стали активнее опираться на вузовскую науку. Как известно, новая система была вскоре отменена. Однако и позднее Ленинград занимал лидирующие позиции в разработке региональных экономических программ.
В целом, на протяжении 1950–1960-х гг. происходит окончательное формирование структуры экономической науки Ленинграда. Центрами развития научных экономических школ стали вузы города. В них проводились передовые научные исследования и готовились кадры по перспективным для экономики страны и города направлениям. Наибольших успехов ленинградские научные школы достигли в экономико-математическом, теоретико-методологическом, историко-экономическом, военно-экономическом, регионально-экономическом направлениях, в области экономики науки. В период, предшествующий началу рыночных реформ, научные экономические школы Ленинграда накопили значительный научный, образовательный, кадровый потенциал. Следует отметить, что он широко использовался в рамках существовавшей экономической системы при разработке программ и планов социально-экономического развития, для подготовки специалистов в области не только исследования и преподавания, но и управления.
Экономико-математическое направление
На первой в СССР кафедре и учебном отделении экономико-математических расчетов экономического факультета ЛГУ проводились исследования и готовились специалисты в областях экономической кибернетики, разработки программного обеспечения, использования компьютерной техники в управлении и планировании. Полученные результаты находили широкое применение, в том числе, в инновационных отраслях народного хозяйства страны: атомной энергетике, аэрокосмической, электроэнергетической, транспортной и коммуникационной. Кафедрой и функционирующей при ней лабораторией экономико-математических методов регулярно издавались межвузовские сборники научных трудов «Применение математики в экономике». Она выступала общегородским учебно-методическим центром, объединяющим ученых тех вузов городов, где экономико-математическое направление не имело самостоятельных структурных подразделений. Выпускники кафедры пополняли научно-исследовательские институты и вузы не только Ленинграда, но и других городов страны.
Теоретико-методологическое направление
Ленинградские научные экономические школы традиционно отличались единством теоретико-методологических взглядов и подходов при исследовании социально-экономических процессов. Методологические вопросы экономической науки, при их кажущейся «оторванности» от практики, в действительности оказывали определяющее влияние на постановку и пути решения проблем экономического развития. В частности, в предшествующий началу рыночных реформ период в СССР и странах социалистического лагеря шли активные дискуссии об особенностях функционирования плановой экономики, о возможности сочетания плановых и рыночных регуляторов, о роли государственных органов и органов местного самоуправления в управлении экономической системой. На всех уровнях ставилась задача интенсификации производства, стимулирования научно-технического прогресса, перехода к инновационным путям экономического развития. В данных условиях ленинградские ученые-экономисты исходили из принципа приоритета товарного производства и связанных с ним стимулов в организации планирования и управления. При этом, однако, они указывали на необходимость координирования экономических планов на государственном уровне и выступали за совершенствование механизмов сбора и анализа информации для повышения эффективности государственных программ управления экономическим развитием. Таким образом, был создан теоретико-методологический задел, который может быть использован для развития теории и практики государственного управления и прогнозирования в условиях смешанной экономики, для мониторинга реализации федеральных и региональных проектов и программ.
На экономическом факультете ЛГУ разрабатывались теоретико-методологические вопросы форм собственности, их сочетания, влияния структуры собственности на экономическую эффективность. Проведение теоретико-методологических исследований оказало непосредственное влияние на обоснование структуры производственных объединений и агропромышленных комплексов. Несмотря на противодействие со стороны ряда исследователей и партийных руководителей из центра, ленинградские экономисты выступали за повышение роли материального стимулирования труда, большую самостоятельность хозяйствующих субъектов, наделение их правами самостоятельного определения объемов и форм использования основных производственных фондов. Значительный вклад в разработку указанного комплекса проблем был сделан Н.Д. Колесовым, В.А. Пешехоновым, В.А. Медведевым, А.А. Маркиным, П.Г. Заостровцевым, Л.С. Бляхманом. Исследования в данной области проводились и в других научно-образовательных центрах, в частности, в Лаборатории систем экономических оценок Ленинградского отделения Центрального экономико-математического института АН СССР, возглавляемой лауреатом Ленинской премии В.В. Новожиловым, коллективом под руководством И.М. Сыроежина (Финансово-экономический институт), коллективом под руководством А.Н. Малафеева (объединявшего сотрудников Инженерно-экономического института и других вузов города).
Историко-экономическое направление
Успешное развитие теоретико-методологической базы экономического анализа, возможности по разработке комплексных программ планирования и управления ленинградскими научными школами основывалась на фундаментальных исследованиях в области истории народного хозяйства и экономической науки. Ленинградская историко-экономическая школа занимала передовые позиции в изучении периода новой экономической политики, в анализе экономических реформ, проходивших в нашей стране. Поэтому экономические школы города обладали значительным потенциалом в исследовании переходных процессов в экономике на отечественном материале. В области истории экономической науки был сделан большой вклад в разработку вопросов взаимодействия теории и практики и особенностей анализа развития и взаимодействия различных экономических систем.
Исследованиями переходных процессов в экономике советского периода и их отражением в экономической науке плодотворно занимались Д.К. Трифонов, Л.Д. Широкорад, Г.Г. Богомазов, Е.И. Вяткина (экономический факультет ЛГУ), Ю.А. Лавриков, Э.Б. Корицкий, Г.В. Нинциева (Финансово-экономический институт), И.П. Павлова (Институт авиаприборостроения), Е.А. Владимирский (Архитектурно-строительный институт) и др. Методическим центром в области историко-экономических исследований для города и Северо-Западного региона стала кафедра истории экономики и экономической мысли ЛГУ под руководством Г.Г. Богомазова. На базе кафедры проводились конференции, выпускались межвузовские сборники.
Был создан задел в исследованиях отдельных процессов и институциональных структур: ценообразования, хозрасчета, планирования, кредитно-финансового механизма, денежного обращения. Исследования в области истории зарубежной экономики и сравнительного анализа экономических систем проводили, в частности, С.И. Тюльпанов (под его руководством на экономическом факультете ЛГУ была создана кафедра экономики современного капитализма), А.А. Демин, Н.В. Расков, Н.С. Бабинцева.
Военно-экономическое направление
Особенности развития военно-экономических исследований в предшествующий началу рыночных реформ период определялись необходимостью решения задач повышения эффективности взаимодействия оборонных и гражданских предприятий и организаций, структурной перестройки оборонно-промышленного комплекса, его переориентации на разработку современных средств обороны и ведения боевых действий. С этой целью расширялась подготовка специалистов в области теории военной экономики и в различных направлениях практической деятельности: приемка военной продукции, экономика военного судостроения и судоремонта, финансово-экономическая деятельность в войсках. О значительном потенциале ленинградской школы военной экономики свидетельствовал устойчивый интерес к обучению в военных академиях города офицеров иностранных армий. Например, на специальном факультете Военно-морской академии обучались слушатели из более чем 60 стран мира.
Направление экономики исследований и разработок
Экономическая наука Ленинграда демонстрировала высокий инновационный потенциал. Подтверждением этому служит разработка проблем организации научных исследований и обеспечения их эффективности. Кафедра исследований и разработок ЛГУ стала первым подобным вузовским структурным подразделением во всем СССР (под руководством сначала В.Я. Ельмеева, затем С.В. Валдайцева). Наряду с ней исследования в данной области проводились, в частности, учеными Ленинградского отдела экономики научных исследований и опытных работ (ЛОЭНИОР) под руководством В.С. Соминского.
К началу рыночных реформ в Ленинграде насчитывалось около 800 НИИ, КБ, ОКБ, занимающихся исследованиями и разработками в интересах не только региональных органов управления, предприятий и организаций, но и союзных и республиканских министерств и ведомств. В области экономических исследований и разработок в Ленинграде функционировали созданные, главным образом в 1970-е гг., научные центры, работающие в области региональной экономики, методологии и методики комплексного территориального экономического и социального планирования: Ленинградское отделение Научного совета по комплексной проблеме «Оптимальное планирование и управление народным хозяйством» Президиума АН СССР, Северо-Западный филиал Центрального экономического НИИ при Госплане РСФСР (Экономический институт), Ленинградское отделение Центрального НИИ экономики и организации управления материально-техническим снабжением (с 1985 г. — оптовой торговли средствами производства) Госснаба СССР, Институт социально-экономических проблем АН СССР, Ленинградский филиал Всесоюзного НИИ экономики торговли и систем управления Министерства торговли СССР, НИИ экономики и организации сельскохозяйственного производства нечерноземной зоны РСФСР ВАСХНИЛ, Лаборатория региональных экономических исследований при Ленинградском финансово-экономическом институте им. Н.А. Вознесенского, Научно-исследовательский институт комплексных социальных исследований при ЛГУ (НИИКСИ). Перечисленные научные центры работали в области комплексного социально-экономического планирования, согласования территориальных и отраслевых программ, их разработки активно использовались плановыми органами других республик, краев, областей, городов. За первый в истории СССР комплексный план территориального и социально-экономического развития Ленинграда и Ленинградской области, разработанный Экономическим институтом совместно с НИИКСИ, группе разработчиков была присуждена Государственная премия СССР за 1980 г. Занимавшимся разработкой указанных проблем ленинградским ученым принадлежит приоритет в новых направлениях исследований. Научно-теоретический вклад А.С. Пашкова, М.В. Борщевского, А.И. Добрынина, Е.Д. Клименко, B.C. Кулибанова, О.П. Литовки, Е.П. Муравьева, Ф.Ф. Рыбакова, А.И. Попова, Б.Р. Рященко, В.Я. Ельмеева, И.И. Сигова, С.В. Успенского, В.Я. Феодоритова, Л.С. Бляхмана, О.И. Шкаратана и других в значительной мере определили перспективы и направления развития регионалистики в СССР. На этой основе в настоящее время активно развиваются такие научные направления как «региональная экономика», «экономика города».
Наряду с разработками в области комплексных социально-экономических исследований и экономического прогнозирования, на базе отраслевых НИИ, научно-производственных объединений проводились прикладные экономические исследования. Отраслевая наука производственного звена была в основном интегрирована с производством. На предприятиях трудились экономисты-плановики, инженеры-экономисты, занимавшиеся проблемами динамики производительности труда, снижения себестоимости продукции, эффективности использования основных производственных фондов, экономии сырья и фондов заработной платы. Наличие в ленинградской промышленности квалифицированных инженерно-экономических и плановых кадров было важным фактором становления городского промышленного комплекса как одного из самых высокотехнологичных в СССР. Следует заметить, что готовились эти специалисты в отраслевых и специализированных вузах города: Инженерно-экономическом институте, Финансово-экономическом институте, на инженерно-экономических факультетах и кафедрах Политехнического, Технологического, Кораблестроительного, Горного, Электротехнического и других институтов.
Не менее важным, пусть и не столь заметным, был вклад ленинградских научных центров в разработку проблем управления и организации оборонно-промышленным комплексом. Соответствующие исследования и разработки проводили ЦНИИ им. акад. Крылова, НПО «Ленинец», ЦКБ «Рубин»; военные академии: тыла и транспорта, связи, военно-морская, артиллерийская, другие организации и учебные заведения Министерства обороны.
Начальный период рыночных преобразований сопровождался резким сокращением, а в ряде случаев — и полным прекращением финансирования научных исследований и разработок. В плачевном положении оказалась фундаментальная наука. На грань выживания были поставлены вузы. Ряд нововведений, призванных повысить эффективность научных исследований и образовательной деятельности, на деле привел к противоположным результатам. Например, правительственное решение о переходе к программно-целевому финансированию исследований и разработок не учитывало, как показала практика, особенностей классических университетов. С переходом к акционированию предприятий находившиеся на балансе бывших научно-производственных объединений НИИ и КБ стали рассматриваться как ненужный балласт, использоваться преимущественно для сдачи имевшихся у них помещений в аренду. Многие специалисты, особенно младшего и среднего возраста покинули сферу науки, ушли в бизнес-структуры. Научно-образовательные центры столкнулись с проблемой старения кадров.
Процесс перехода к рынку на рубеже 1980-х–1990-х гг. ознаменовался разрушением устоявшихся экономических и институциональных связей между наукой и производством, наукой и системой государственного управления. Был нанесен удар по условиям воспроизводства научных школ — нарушилась преемственность поколений, стала наблюдаться тенденция к старению научных и преподавательских кадров. Особенно существенно на начальном периоде рыночной трансформации была ослаблена устойчивость научных коллективов НИИ и КБ города. В некоторых случаях можно констатировать не нарушение преемственности в рамках научных школ, а их распад. В условиях восстановления научно-исследовательских коллективов как центров инновационной инфраструктуры следует иметь ввиду, в том числе и при определении направленности финансирования исследований и разработок, что должен произойти процесс формирования новых научных коллективов, что практически неизбежен в этих условиях этап аморфности и институциональной неустойчивости.
Тем не менее, устойчивые научные экономические школы сохранились в ряде вузов города: в Санкт-Петербургском государственном университете, Университете экономики и финансов, Инженерно-экономическом университете, Политехническом университете и в некоторых других. Во многом это стало результатом более быстрой и успешной переориентации вузов, по сравнению с НИИ, в рыночных условиях — за счет подготовки и переподготовки специалистов на внебюджетной основе. Но практика показала, что одного увеличения внебюджетных источников финансирования (формирующихся преимущественно за счет оплаты образовательных услуг) недостаточно для сохранения и развития научно-образовательного и кадрового потенциала. Для этого необходимо сохранение фундаментальной, теоретико-методологической базы в рамках традиционно сложившейся специализации вузов. Без этого нарушается механизм воспроизводства кадров, происходит экстенсивное расширение направлений подготовки и специализации, распыляются учебные курсы, снижается уровень научной работы.
Санкт-Петербург, как всероссийский научный центр, оказался невостребованным в условиях проявления тенденции к хозяйственной автаркии и замкнутости в результате распада единого экономического пространства. Достаточно сказать, что в самом городе звучали предложения об отделении Санкт-Петербурга и Ленинградской области от Российской Федерации, перебазировании промышленных предприятий из города, превращении его в центр мирового туризма.
Потенциал научных экономических центров города проявился в этот период в противостоянии политическому популизму и демагогии. Несмотря на кризис, который переживала отраслевая, вузовская и академическая наука, наряду со всеми предприятиями и организациями, экономисты продолжали выполнять исследования и разработки для нужд города. Так, в 1993–95 гг. они отстояли точку зрения о необходимости тесного экономического сотрудничества города и области. На основе постоянно действующей конференции ученых и администраторов Санкт-Петербурга и Ленобласти, в которой с 1994 г. стали участвовать представители Белоруссии, возник Петербургский экономический форум стран СНГ, внесший значительный вклад в восстановление хозяйственных и кооперационных связей на основе использования рыночных механизмов в торговле. Вскоре этот форум приобрел более широкий статус. К участию в его работе сегодня присоединяются главы государств и правительств, экономические лидеры и эксперты со всего мира.
Несмотря на имеющиеся неблагоприятные тенденции, Санкт-Петербургу удалось сохранить позиции одного из центров отечественного экономического образования. Продолжают развиваться исследования и подготовка специалистов в области экономико-математических методов, методологии и истории экономической науки, экономической истории, в военно-экономической области. Особый импульс получило развитие имеющегося потенциала в области региональных экономических исследований. Наряду с существовавшими на начало рыночных реформ центрами возникли и стали развиваться новые. Среди них следует указать на Институт социально-экономических проблем РАН, Центр стратегических исследований РАН, Институт региональной экономики РАН, Международный центр социально-экономических исследований «Леонтьевский центр». Они проводят системные исследования и разрабатывают прогнозы и программы социально-экономического развития Санкт-Петербурга и Ленобласти. Их наработки востребованы и в других регионах. При их участии был разработаны Стратегический план Санкт-Петербурга, Программа стабилизации и дальнейшего развития экономики Санкт-Петербурга в 1996–2000 гг. Санкт-Петербург стал первым регионом России, в котором система планирования, включающая в себя как краткосрочную, так и стратегическую перспективы была подкреплена статусом закона.
Проблемы управления городской и муниципальной собственностью в новых условиях привели к задействованию имеющегося потенциала в области исследований региональной экономики в проведении инвентаризации городского имущества и постановке его на баланс, к разработке проблем местного самоуправления, доверительного управления имуществом, находящимся в федеральной собственности. На этой основе развиваются новые направления научных исследований, касающиеся оценки объектов недвижимости, кадастровых работ. Исследования в данных областях проводятся на кафедре экономики и менеджмента недвижимости Инженерно-экономического университета (зав. каф. С.Н. Максимов), в Институте права Финансово-экономического университета (А.А. Ливеровский М.Н. Бродский, М.Н. Толстой, А.И. Худяков).
Однако, можно констатировать, что на современном этапе потенциал научных экономических школ города используется далеко не в полной мере. Утрачена комплексность исследований. Это во многом стало результатом разрозненности и фрагментарности финансирования научных исследований и разработок. Проводимые исследования, как на уровне отдельных ученых, так и их коллективов, носят преимущественно инициативный характер или вынужденно подстраиваются под существующие программы грантового финансирования, структура которых не в полной мере отвечает задачам проведения фундаментальных экономических исследований. Самих же возможностей финансирования посредством грантов и программ пока еще недостаточно для проведения систематических комплексных исследований научными коллективами.
Проведение научных исследований и разработок пострадало от разрушения вертикально-отраслевой и территориальной интеграции. Развитие экономики города в инновационном направлении требует восстановления кооперационных связей экономических научных центров и производства. Данный процесс замедляется сохраняющейся региональной разобщенностью, слабой увязкой планирования и финансирования научных исследований и программ экономического развития.
В отличие от потенциала НИИ, потенциал сектора высшего образования более быстро и успешно стал приспосабливаться к новым условиям. В учебных заведениях стали разрабатываться новые курсы, учебные планы и программы, ориентированные на текущий спрос на рынке образовательных услуг. Система высшего образования стала активно расширяться в направлении предоставления коммерческих образовательных продуктов. Наиболее востребованными среди них оказались специальности с финансово-кредитной сферой, управлением предприятиями, бухгалтерским учетом и аудитом, международными экономическими отношениями. В настоящее время вузы города осуществляют подготовку специалистов экономического профиля по всему перечню, предусмотренному ГОСом: экономическая теория, мировая экономика, национальная и региональная экономика, математические методы в экономике, экономика и управление на предприятии (по отраслям), государственное и муниципальное управление, управление персоналом, антикризисное управление, коммерция (торговое дело), статистика, экономика труда, финансы и кредит, банковское дело, страхование, бухгалтерский учет, анализ и аудит, налогообложение, менеджмент, маркетинг, логистика, экономика и управление транспортными системами.
Еще одним направлением реструктурирования системы высшего экономического образования стала переподготовка специалистов. Перевод экономики на рыночные формы хозяйствования привел к высвобождению большого числа работников из секторов экономики, невостребованных в условиях рынка. Наряду с этим, возникла потребность в переподготовке государственных служащих и управленческих кадров. В 90-е гг. вузами города была осуществлена переподготовка более 3000 работников административно-управленческого звена. Кроме того, новым профессиям были обучены военнослужащие, уволенные по сокращению армии, рабочие и служащие оборонных отраслей, предприятий, чье производство перепрофилировалось под выпуск новой продукции.
Возникшая на рынке труда потребность в бухгалтерах, работниках финансовой сферы, менеджерах была значительной степени удовлетворена. О потенциале ведущих вузов в данной области свидетельствует, например, создание в 2006 г. правительственным решением на базе факультета менеджмента СПбГУ Высшей школы менеджмента, перед которой стоит задача заменить в ближайшем будущем менеджмент крупнейших корпораций (иностранные кадры — на отечественные).
В то же время следует отметить, что расширение сферы высшего экономического образования во многом носило искусственный и экстенсивный характер, а развитие «прибыльных» специальностей производилось в ущерб устоявшимся направлениям подготовки специалистов. В частности, вузы, осуществлявшие ранее подготовку инженеров-экономистов для той или иной отрасли промышленности, стали переходить на подготовку по широкому спектру специальностей экономического и гуманитарного профиля. В результате, в настоящее время существует угроза потери преемственности в подготовке квалифицированных инженерно-экономических кадров. Экономические факультеты появились также в непрофильных вузах. Расширение спектра экономического образование стало происходить и за счет появления негосударственных образовательных учреждений, которые не имеют собственной кадровой, научно-исследовательской, а зачастую и надлежащей материально-технической базы. Уже сейчас заметным становится перепроизводство специалистов экономического профиля, налицо снижение их квалификации. Проблемой является отсутствие механизмов сбалансирования структуры спроса и предложения на образовательном рынке и рынке труда.
Существенной проблемой, связанной с невниманием к фундаментальной экономической науке, является пробел в подготовке квалифицированных преподавательских кадров. На сегодняшний день система высшего образования во многом функционирует за счет кадрового потенциала, накопленного в советский период. Показателем этого является наблюдающееся старение профессорско-преподавательского состава. Вместе с тем, ведущим научно-образовательным центрам удалось сохранить кадровый потенциал. Так, на экономическом факультете СПбГУ работают более 70 докторов и около 140 кандидатов наук. Однако, комплексный механизм стимулирования научной деятельности пока еще не создан. Преподаватели все еще вынуждены покрывать недостаточность оплаты труда по основному направлению своей деятельности за счет совместительства и другой деятельностью, не связанной с исследованиями и разработками. Существующие же механизмы дополнительного финансирования за счет грантов в большей степени ориентированы на естественные науки и ограниченный сектор общественных наук. Как представляется, это стало результатом распространившегося нигилистического отношения к экономической науке, в особенности к фундаментальным теоретико-методологическим исследованиям. Прикладная наука не может развиваться в интересах национальной экономики без целостного видения современных социально-экономических вопросов и их динамики.


Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ, проект 08-03-95385а/П

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2021
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия