Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (36), 2010
ВОПРОСЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ. МАКРОЭКОНОМИКА
Хузина Г. Г.
старший преподаватель Института экономики, управления и права (г. Казань),
кандидат экономических наук


Сущность трансформационного процесса в экономической системе
В статье дается характеристика трансформационного процесса в экономической системе. Отражается природа и характер трансформационного процесса. Обсуждается вопрос о необходимости трансформационного процесса. Определяются цель и направления трансформации экономической системы. Выделяются механизмы, воздействующие на трансформационный процесс. Выявляются проблемы становления рыночной экономики и предлагаются возможные методы их решения
Ключевые слова: трансформация, приватизация, разгосударствление, либерализация, интеграция

Минувший век принес много глубоких изменений в жизнь экономической системы. Как бы ни были противоречивы эти изменения, в своей совокупности они привели к тому, что экономическая система достигла новой, качественно более высокой ступени развития.
В основе механизма такого развития лежит трансформационный процесс, позволяющий человечеству осмысливать свою потребность в изменениях общества, периодически ощущать исчерпание потенциала прогресса, находить пути и ресурсы для осуществления перемен. Уже сам факт того, что экономическая система является трансформационной, позволяет выделить наиболее очевидную ее характеристику — противоречие между инерционностью динамики социально-экономических отношений и качественным характером происходящих изменений.
Содержанием трансформационной экономики является преобразование системы социально-экономических отношений. Меняются практически все слагаемые экономики: способ координации и поддержания равновесия, отношения собственности, тип воспроизводства, структура производства, институты и право. В этой связи, представляется крайне ограниченным фактическое сведение трансформационных процессов к трем моментам — либерализации, приватизации и стабилизации, которое типично для многих зарубежных и отечественных исследователей [1].
В качестве трансформационной экономической системы нами рассматривается ситуация, когда индустриальная экономика переходит на постиндустриальную стадию развития. Последней только предстоит начать воспроизводство на собственной основе. Сам же период перехода характеризуется тем, что ни одна из присутствующих социально-экономических систем не способна воспроизводиться самостоятельно. При этом вследствие нелинейности исторического развития человечества появившаяся система может быть более или менее прогрессивной по сравнению со старой структурой.
Пересечение этих двух тенденций образует «трансформационный крест», включающий неравномерное синусоидальное разрушение предыдущей системы и развитие появившейся структуры. В пространстве, где эти системы, в основном, уравновешивают друг друга, образуется поле трансформационной нестабильности [2].
Качественное изменение в экономической системе осуществляется в силу действия экономических закономерностей. Главная закономерность переходного периода — это утрата государством функций единоличного распоряжения ресурсами. Вторая закономерность переходного периода заключается в бюджетном кризисе. Он тесно связан с изменением положения государства в экономике. Третьей закономерностью переходного периода является трансформационный спад. Данный термин был введен в научный оборот Я. Корнаи, который утверждал, что в переходный период экономика переживает глубокий кризис, вызванный отсутствием координации между экономическими агентами. Это связано с тем, что прежние, плановые механизмы координации хозяйственной деятельности, уже разрушены, а новые рыночные механизмы координации еще слабы или отсутствуют вообще.
Раз есть общие для всех переходных экономик формы проявления кризиса, то логично допустить и существование общих направлений преобразования экономических систем, которые можно было бы назвать закономерностями реформирования. Действительно, ученые выделяют три такие закономерности: достижение макроэкономической или финансовой стабилизации, проведение приватизации и осуществление интеграции в мировое хозяйство.
Макроэкономическая или финансовая стабилизация необходима в обстановке стремительной инфляции, так как без твердой денежной единицы экономика обречена на кризис. Второй неотъемлемый элемент трансформации — это приватизация. Без частной собственности рынок невозможен. Рынок требует децентрализованного принятия решений. Для этого нужны независимые собственники, действующие в конкурентной среде и стремящиеся к максимизации прибыли. Наконец, третья закономерность трансформации — это интеграция в мировое хозяйство [3].
Определения закономерностей трансформационного процесса недостаточно для реализации реформ. Путь развития зависит от внутренних и внешних факторов, влияющих на данное развитие, а также национальных особенностей конкретного государства.
Переход от индустриальной к постиндустриальной экономической системе насыщен процессами социально-экономических преобразований, которые радикально меняют структуру экономики. Пытаясь осмыслить эти масштабные перемены, экономисты создали ряд оригинальных концепций, воссоздающих логику развития отечественного производства и определяющих его ближайшие перспективы.
Понятие трансформационного отечественного производства необходимо для того, чтобы обозначить новый этап в становлении и развитии постиндустриальной экономической системы. Предпосылки формирования новой экономической системы вызревают по мере того, как технологический и хозяйственный прогресс в общественном производстве начинает воплощаться не столько в наращивании объемов и разнообразия производимых материальных благ, сколько в изменяющемся отношении человека к самому себе и своему месту в общественном производстве. Материальный прогресс выступает необходимым условием становления новой экономической системы, однако, достаточным условием ее формирования служит изменение ценностных ориентиров человека, приводящее к тому, что главным мотивом его деятельности становятся знания. Процесс формирования ценностных ориентиров сложен и противоречив, он растягивается на десятилетия, так как зависит, не в последнюю очередь, от смены поколений, каждому из которых свойственны определенные стереотипы мировоззрения.
Развитие творчества как наиболее распространенной формы производительной деятельности представляется основной нематериальной составляющей трансформации. В отличие от труда, творчество является более высоким и совершенным типом деятельности. Его побудительный мотив связан с внутренними потребностями личности, стремлением к самореализации, к развитию и умножению своих знаний.
Теория трансформационного общественного производства не переоценивает значения технологических сдвигов, как не переоценивает и самореализацию человека вне его продуктивной деятельности. В понятии трансформационного общественного производства интегрируются все важнейшие элементы глубинных преобразований современной экономической системы.
В теории трансформации получила свое воплощение и развитие научная традиция, восходящая к социальным идеям эпохи Просвещения, которые связывали общественный прогресс с последовательным улучшением условий материальной жизни человека. Ее важнейшие методологические принципы получены в ходе экономических исследований, обозначивших признаки трансформации производственной сферы и положивших в основу периодизации социально-экономического развития технологическую организацию производства, распределение, обмен и потребление общественного продукта. Вычленение трансформации технологической основы экономической системы было впоследствии дополнено идеями представителей институционального направления в экономической теории, разработавших концепцию структуризации секторов общественного производства, которая позволила обнаружить внутренние закономерности трансформационного процесса в экономике.
Синтез различных подходов к анализу трансформации, давший начало теории перехода к постиндустриальной экономической системе, относится к 60-м гг. XX в. К этому моменту были сформированы методологические основы, позволившие рассматривать становление нового общественного производства с позиции прогресса науки и образования, а также исследовать качественное изменение мира и значение знания и информации в общественном производстве.
Становление системы представлений о природе и характере трансформации сопровождалось активными дискуссиями. Например, И.В. Манахова представляет трансформационный процесс в экономике как период, заканчивающийся условным выходом страны на новый уровень устойчивого экономического роста и стабилизацией социально-политических структур, которые коренным образом меняют систему национального хозяйства, темпы развития производства, поведение субъектов и взаимодействие экономических институтов [4].
Исследователь А.В. Мартынов определяет сущность трансформационного процесса как динамичные перемены в макроэкономике, отражающие итоговые результаты экономической деятельности и ее влияния на другие стороны жизни общества, а также структурные экономические преобразования во взаимосвязи с наиболее существенными социальными и институциональными изменениями [5].
Можно привести и другие определения сущности трансформационного процесса, но все они трактуют его как преобразование макроэкономики. Такое понимание трансформации экономики не является полным.
Преобразование макроэкономики не может быть реализовано без трансформации микроэкономики, так как совокупные показатели национальной экономики определяются результатами деятельности отдельных предприятий. Следовательно, процесс трансформации можно рассмотреть с позиции преобразования отечественного производства. Для этого определим непосредственные и опосредованные механизмы воздействия трансформации на отечественное производство.
На наш взгляд, на фоне всех известных определений понятие трансформации общественного производства оказывается наиболее точным. Оно акцентирует внимание на постиндустриальной природе трансформирующейся производственной системы. По мнению автора, именно поэтому данный термин гораздо чаще прочих стал употребляться в экономической литературе. Исследования С.В. Мокичева, А.В. Бузгалина, Т.А. Селишевой, В.Т. Рязанова и многих др. авторов привели к глубокому осознанию радикально изменившегося характера современного общественного производства. Основу этих изменений большинство исследователей видели в повышении роли науки и возникновении беспрецедентных технологических сдвигов. Впоследствии акценты неоднократно смещались, и в центре внимания оказывались иные аспекты трансформации. Так, можно утверждать, что 1980-е гг. прошли под знаком осмысления социально-экономических последствий трансформации общественного производства. В 1990-е гг. появилось множество работ, посвященных трансформации организации производства, изучению инвестиционных и инновационных процессов. Таким образом, концепция структурной трансформации общественного производства и сегодня остается методологическим основанием огромного количества исследований.
Теория структурной трансформации общественного производства сформировалась в результате всестороннего анализа качественно новой экономической ситуации. Именно на обнаружение характерных черт рождающейся постиндустриальной экономической системы и были направлены усилия исследователей. Подавляющее большинство исследователей называют в качестве главных признаков структурной трансформации общественного производства радикальное ускорение технического прогресса, уменьшение доли материального производства в совокупном общественном продукте, развитие сектора услуг и информации, изменение мотивов и характера человеческой деятельности, а также появление нового типа ресурсов.
Исследования показывают, что структурная трансформация экономики — это трансформация сложной социально-экономической системы, отдельные звенья которой пропорциональны друг другу, тесно связаны между собой и образуют иерархическую зависимость. В такой системе микро-, мезо-, макро-, и мегауровни связаны в единое целое с помощью отношений собственности и производственной, рыночной, финансовой, социальной и информационной инфраструктуры. Структурная трансформация приводит к изменению диалектического единства количественных характеристик, то есть пропорций и соотношений между различными звеньями экономики, а также качественных параметров или характера связей между частями экономики.
Процесс трансформации охватывает такие звенья экономики, как 1) добывающие и сырьевые отрасли; 2) обрабатывающие отрасли; 3) торгово-посреднический сектор; 4) сектор услуг материального характера; 5) отрасли услуг нематериального характера; 6) отрасли, связанные с информационно-компьютерными технологиями. Выделение сектора информационных технологий в качестве самостоятельной сферы дает возможность реально оценить степень продвижения национальной экономики к информационной стадии развития. Эволюция экономики от доиндустриального к индустриальному этапам развития и, далее, к постиндустриальной стадии сопровождается ростом числа секторов, а также изменением их значимости.
Структурная трансформация общественного производ­ства — это трансформация сложной социально-экономической системы, в которой приоритеты смещаются в сторону научной организации системы образования и создания экономики знаний. В такой экономике класс технических специалистов становится основной профессиональной группой, а внедрение нововведений во все большей степени зависит от уровня развития теоретического знания.
Анализ логики развития экономической системы способствует укреплению взгляда на современное общественное производство как на постиндустриальную экономику. Становление постиндустриальной экономической системы связано с преобразованием многих аспектов индустриальной экономики. В постиндустриальной системе основным производственным ресурсом становится информация. Производственная деятельность основывается на последовательной обработке, а не изготовлении. В качестве базовых технологий используются наукоемкие методы производства. Именно такая схема позволяет выявить сущность трансформации общественного производства, состоящую в изменении отношений между людьми, которые становятся по-настоящему комплексными, вследствие чего все элементы общественного производства приобретают новые свойства.
Новый тип общественного производства не замещает предшествующую форму, а сосуществует с ней, в результате чего происходит преобразование экономической структуры и появление в ней новых элементов. Становление нового общественного производства обусловлено трансформацией таких аспектов, как формы собственности, человеческий капитал, управление и планирование, ценовая политика, внешнеэкономические отношения, торговые отношения, денежно-кредитная политика, фискально-налоговая политика, государственное регулирование и пр.
Становление концепции трансформационного общественного производства началось с оценки реальных экономических явлений. В трансформационной теории эволюция общественного производства рассматривается сквозь призму прогресса знаний. На современном этапе основой общественного производства выступает высокотехнологичное оборудование и электроника, особенно, компьютеры и информационные технологии. Производственный процесс более не считается решающим фактором перемен, который определяет общественные ценности. Знания, как в марксистской теории труд, способны обеспечивать создание и самовозрастание стоимости. Так как информатизация является быстрым замещением труда знаниями, термин «трансформационное общественное производство» обозначает формирующуюся постиндустриальную экономическую систему.
Теория постиндустриального общества адекватно отражает современный уровень знаний и механизмы воздействия трансформации на общественное воспроизводство. Она корректно воспроизводит процесс становления новой экономической системы, так как, с одной стороны, правильно определяет основное направление трансформации общественного производства, а, с другой стороны, отмечает, что экономика переходит на качественно иной этап развития. Таким образом, в понятии трансформационного общественного производства фиксируется как изменчивость экономической системы, так и преемственность, которая обязательно присутствует между различными стадиями развития экономики.
Теория трансформационного общественного производства существенно обогатила представления о современном этапе общественного прогресса. По мнению автора, наиболее весомым вкладом является анализ роли информации в развитии экономики, благодаря чему информация стала рассматриваться как специфический ресурс, не обладающий большинством характеристик, которые свойственны факторам производства. Распространение информации тождественно ее самовозрастанию, которое исключает использование в отношении этого ресурса понятия редкости. Другими словами, потребление информации не вызывает ее исчерпаемости как производственного ресурса. Теория трансформационного общественного производства пришла к справедливому тезису о том, что в контексте современной экономики надо говорить не о редкости ресурсов, а об их распространенности.
Однако трансформационная теория до сих пор не получила всеобщего признания. Так, В. А. Красильников пишет о том, что после начала информационной революции темпы роста производительности труда в развитых странах существенно замедлились по сравнению с 1950 — началом 1970-х гг. По его мнению, «обрабатывающая промышленность мало что получила от этих технологий» [6]. Напротив, В.И. Кушлин объясняет кризисные ситуации на рынке информационных технологий особенностями протекания научно-технической революции на современном этапе, которые не являются признаками отказа от инновационного типа развития [7].
По мнению академика Д.С. Львова, Россия «за последнее десятилетие снизила и без того низкую долю в мировом наукоемком секторе в 8 раз» [8]. Исходя из складывающихся тенденций, В.Л. Иноземцев, который руководит Центром исследований постиндустриального общества, весьма пессимистично оценивает «шансы России достичь постиндустриальной стадии и успешной интеграции в Европу, по крайней мере, вплоть до середины наступившего века» [9].
С другой стороны, В.И. Кушлин предлагает поменять общий ракурс анализа российской ситуации. По его мнению, анализ внутренних российских научно-инновационных возможностей должен иметь не пессимистический тон, а способствовать мобилизации к решительным действиям. Несмотря на понесенные потери исследовательского, инновационного и производственного потенциалов, у России, по-прежнему, имеется значительный потенциал для того, чтобы войти в группу развитых стран [10].
В теории переходной экономики причины трансформации разделены на две большие группы, в первую из которых включают обстоятельства и противоречия, имеющие место внутри страны, тогда как ко второй группе относят условия и факторы внешнего порядка. Внутренние причины связаны с противоречиями, которые накопились внутри страны и стали препятствовать развитию производительных сил и росту благосостояния нации.
Рассматривая внутренние факторы, особое внимание требуется обратить на социально-экономические противоречия, сложившиеся в связи с устойчивым изоляционизмом России. Такое состояние препятствовало свободе обмена идеями, а также ограничивало мотивацию граждан и субъектов хозяйствования.
Внешние причины экономической трансформации, в свою очередь, можно разделить на две большие группы. В первую группу исследователи включают те движущие силы изменений, которые определяются конкурентным положением страны относительно экономик других стран мира [7]. Вторую группу внешних движущих сил составляют экономические и политические интересы, которые имеются у высокоразвитых стран в отношении России.
По своей природе, трансформационная экономика неустойчива. Последнее свойство обусловливает целый спектр специфических микроэкономических характеристик в системе организации общественного производства, которые определяют направления реформирования производственной деятельности отраслей и предприятий.
В реформировании микроэкономики особую роль играет промышленная политика государства. В теории трансформационной экономики промышленная политика — это последовательная организация работы государственного и частного секторов с целью количественного, качественного и структурного стимулирования развития отечественного производства на основе принятия эффективных производственных и инвестиционных решений, развития инфраструктуры и человеческого капитала, а также формирования благоприятных условий внешней торговли [11].
В нашей стране процесс реформирования отечественного производства основывался на принципе минимального вмешательства государства. Такая политика не способствовала появлению у предпринимателей заинтересованности в технологическом прогрессе. В российском случае, чистая теория явно не соответствует реальной практике.
Показательные данные приводятся в статье Е. Балацкого и В. Лапина. Проанализировав некоторые экономические показатели промышленных предприятий, относящихся к разным формам собственности, в контексте их инновационной активности, они сделали довольно неожиданные выводы. Во-первых, в числе откровенных инновационных аутсайдеров оказались именно частные фирмы. Их инновационная активность была в 11 раз ниже, чем у государственных предприятий. Кроме того, весьма скромная инновационная активность наблюдалась и у иностранных и совместных предприятий, которые по этому параметру заняли четвертое место из шести форм собственности. Таким образом, иностранные предприятия нельзя назвать лидерами в инновационной сфере, хотя именно на фирмы с участием иностранного капитала возлагались большие надежды в ходе наших реформ [7].
Выявленные факты позволяют иначе взглянуть на процесс приватизации. Следует констатировать, что процесс приватизации содействовал подрыву инновационного потенциала страны.
На более позднем этапе развития теории трансформационной экономики, постулат о разгосударствлении был дополнен идеей реформирования системы организации, управления и планирования. При этом на первый план был выдвинут принцип выживания предприятия в конкурентной среде. Так теория и практика пришли к необходимости создания сетевых, многомерных и виртуальных организаций.
В теории трансформационной экономики имеются различные мнения, высказанные зарубежными и отечественными экономистами, по поводу того, как влияют либерализация экономики и глобализация на развитие этих типов организаций.
Ряд исследователей получили результаты, поддерживающие гипотезу о положительном влиянии либерализации на производство. При детальном анализе выяснилось, что вопреки общепринятому мнению, этот эффект выражен сильнее в развивающихся странах, а не в развитых государствах. Анализ показал, что наиболее сильный и значимый положительный эффект наблюдается в группе стран Юго-Восточной Азии. Латинская Америка, наоборот, характеризуется обратной зависимостью темпов роста производительности от степени либерализации экономики. Однако некоторые исследователи пришли к противоположному выводу о том, что приток иностранного капитала в страны Юго-Восточной Азии на протяжении 1990-х гг. был не причиной, а следствием высоких темпов экономического роста в регионе [12].
Либерализация включает:
— снятие ограничений на экспорт готовой продукции при сохранении жестких количественных и качественных тарифных ограничений на вывоз топливно-сырьевых товаров;
— частичную либерализацию валютного курса при установлении особого курса для расчетов с бюджетом и сохранении дотаций по импорту некоторых товаров;
— отмену любых ограничений на импорт [13].
По мнению автора, либерализация является необходимым условием развития производства в трансформационной экономике в условиях глобализации. Однако влияние процесса глобализации на отечественное производство в трансформационной экономике носит дискуссионный характер. Как отмечает В.И. Кушлин, глобализация оказывает свое влияние на тенденции развития хозяйственных систем и управления в различных странах мира, а, значит, и на используемые программы трансформации.
В последнее время, наряду с категорией «мировой рынок», все чаще используется категория «мировое хозяйство», под которым понимается совокупность национальных экономических систем, связанных между собой мобильными факторами производства. С переходом товарного производства от стадии мирового рынка к стадии мирового хозяйства, который произошел в начале ХХ в., международное перемещение не только товаров, но и факторов производства — капитала и рабочей силы, стало повсеместным. В это время появляются транснациональные корпорации. Становление транснациональных корпораций сопровождалось кардинальными изменениями в производстве, а именно, увеличением производительности труда, улучшением организации предприятий и их управления. Производственные мощности и активы стали размещаться там, где достигается наибольшая рентабельность использования факторов. Стремясь к минимизации затрат на оплату труда, который выступает главным экономическим ресурсом, транснациональный капитал стал перемещаться в страны с минимальным уровнем оплаты труда [11, с. 87].
Либерализация и глобализация являются непосредственными механизмами воздействия трансформационного процесса на отечественное производство. Однако механизмы трансформации не могут действовать изолировано друг от друга. Они функционируют всегда во взаимодействии, создавая, таким образом, опосредованные механизмы. Кроме того, степень влияния опосредованных механизмов различается в зависимости от отрасли или сектора промышленности.
В экономической литературе мало внимания уделяется исследованию опосредованных механизмов трансформационного процесса и их воздействия на различные отрасли промышленности. Чтобы восполнить этот пробел, автор намерена рассмотреть воздействие опосредованных механизмов на различные отрасли отечественного производства.
Необходимо отметить, что ключевым элементом трансформации в России явилась приватизация или реформирование отношений собственности. Основой становления новой экономики России является развитие частной собственности. На сегодняшний день, мы имеем следующие формы собственности: 1) индивидуальная частная, 2) партнерская частная, 3) акционерная, 4) государственная, и 5) смешанная. Следует заметить, что наиболее распространенной является индивидуальная частная собственность, однако, с экономической точки зрения, господствующие позиции занимает акционерная собственность. Можно сказать, что этот тип собственности является ведущей формой, которая в наибольшей степени подходит для развития современных производительных сил и технологий.
Это обстоятельство становится решающим при формировании институциональных основ рыночной модели, в которой институт собственности выступает как сочетание различных форм собственности. В свою очередь, формы собственности являются основой для различных типов предпринимательских структур — индивидуальных предприятий, партнерств, акционерных обществ, совместных и других предприятий. Таким образом, по формам собственности и по типам предпринимательства рыночная модель является смешанной, оставаясь, при этом, частнопредпринимательской по сути [14].
Определение экономической модели России как смешанной не вызывает возражений ни с научной точки зрения, ни с практической позиции. Однако автор считает, что реформирование отношений собственности в такой экономике сталкивается с целым рядом проблем. Сохранение государственного регулирования ценообразования, торговых отношений и внешнеэкономической деятельности препятствует приватизации, так как частные предприниматели не заинтересованы в покупке предприятий, контролирующихся государством. Таким образом, процессы приватизации и либерализации взаимосвязаны.
Можно выделить следующие опосредованные механизмы воздействия трансформационного процесса на отечественную промышленность РФ.
1) Приватизация и либерализация цен, торговли, внешнеэкономической деятельности.
2) Трансформация системы организации управления, переход от индустриального производства к постиндустриальной экономике.
3) Приватизация, либерализация и трансформация фискально-налоговой системы.
4) Приватизация и трансформация денежно-кредитной системы.
Проведение приватизации и либерализации привело к исчезновению потребительского дефицита и достижению баланса между товарной и денежной сферами, однако, оно не устранило доминирования монополий и олигополий на многих рынках. В наибольшей степени тенденции монопольного ценообразования проявили себя в добывающих отраслях и в сферах, где используется магистральная инфраструктура.
Фактическим итогом приватизации и либерализации в производственной сфере стало усиление позиции прежних отраслевых монополий, которые проявляют себя в новом качестве. Вновь появившиеся монополии и олигополии поделили между собой многие товарные рынки, на которых они, фактически, устанавливают монопольные цены. Искусственно повышая цены, такие производители просто не заинтересованы в инвестициях, связанных с реструктуризацией производства. Либерализация товарных цен оказала позитивное влияние на проведение структурных изменений в реальной сфере, выражающихся в устранении неэффективных способов производства, прежде всего, технологически устаревших методов. Однако либерализация привела не только к падению спроса на ранее навязанные потребителям товары и услуги, но и к полному замещению на этих рынках отечественных продуктов импортными аналогами. Сказанное, прежде всего, относится к значительной части продукции сельского хозяйства, ряду отраслей легкой, угольной и судостроительной промышленности.
Приватизация и либерализация проводились без учета кризисных тенденций, имевших место в ряде отраслей, в которых сокращались производственные мощности и рабочие места. Как следствие, резко усилившаяся социальная напряженность, особенно, в отдельных регионах, вынудила государство пойти на финансирование избыточных рабочих мест и осуществить ряд других экономически неэффективных мер.
Неоднозначны были последствия либерализации и приватизации кредитно-денежной сферы. Российские реформаторы предполагали, что именно коммерческие банки станут локомотивами рыночного развития. Вместо этого, неограниченная либерализация в кредитно-денежной сфере, ранее бывшей объектом государственной монополии, способствовала длительной финансовой дестабилизации. Либерализация банковского сектора обусловила усиление спроса на краткосрочные финансовые активы. В условиях открытого внутреннего денежного рынка и общеэкономической дестабилизации, коммерческий банковский сектор оказался ориентированным на повышение стоимости краткосрочного кредита, обслуживающего внешнеэкономический оборот в части экспорта первичных ресурсов и импорта потребительских товаров, а также другие высокодоходные сферы деятельности. По сути дела, коммерческие банки занимались выгодными текущими финансовыми операциями и были не заинтересованы в финансировании даже эффективных по международным стандартам производственных инвестиций. В итоге, в структуре банковских активов краткосрочные кредитные вложения практически полностью заместили долгосрочные кредиты.
Тем самым, развитие частных финансовых институтов очень слабо повлияло на трансформационные процессы в реальной сфере, особенно на движение потоков реального капитала.
Переходя к рассмотрению последствий приватизации и либерализации рынка капитала, нельзя не принять во внимание то, что в процессе приватизации обладателями государственной собственности стали представители высших органов власти. Новые владельцы оказались заинтересованными в получении выгод от роста ценности своих акций и старались не допустить на предприятия новых инвесторов. Таким образом, с самого начала приватизации стало ясно, что либерализация фондового рынка и кредитно-банковского сектора не приведет к перемещению избыточного производственного капитала из депрессивных сегментов рынка в сектора, где существует неудовлетворенный платежеспособный спрос.
Результаты приватизации также показали, что лишь немногие из частных акционеров стали настоящими стратегическими инвесторами, которые в дальнейшем осуществляли серьезные производственные капиталовложения. Таким образом, либерализация отношений на рынке капитала не привела к изменению в структуре производственного капитала. Приватизация и либерализация внешнеэкономических связей также не увеличила приток иностранного капитала. Главная причина заключалась в отсутствии возможностей для осуществления иностранными производителями выгодных инвестиций.
Проделанный анализ позволяет автору сформулировать следующий вывод. Переход к постиндустриальной стадии развития экономики сопряжен с кардинальными структурными изменениями. Достижение устойчивых темпов роста может быть достигнуто путем увеличения доли перерабатывающих отраслей промышленности, кардинального повышения роли высокотехнологичных сфер деятельности, становления новых инфраструктурных отраслей, постепенного снижения доли добывающей промышленности и существенного ослабления зависимости от экспорта сырья.
К основным характеристикам постиндустриальной экономики автор относит:
а) рациональное сочетание крупных, средних и мелких промышленных предприятий;
б) постоянное повышение производительности труда за счет оптимального сочетания материало-, энерго-, и трудосберегающих технологий;
в) создание новых продуктов и улучшение ранее выпускаемых товаров с целью увеличения разнообразия ассортимента выпускаемой продукции и повышения ее качества при одновременном создании новых рабочих мест;
г) оптимальное приспособление к неустойчивости спроса с помощью диверсификации производства и выхода на новые рынки;
д) постоянный рост объема и эффективности затрат на НИОКР.


Литература
1. Сакс Дж. Рыночная экономика и Россия. — М., 1994; Гайдар Е.Т. Экономика переходного периода. — М., 1998.
2. Мокичев С.В. Трансформационная экономика России — М, 2006. — 327 с.
3. Чепурин М., Киселев Е. Экономическая теория. — Москва ТЕИС, 2004. — 783 с.
4. Манахова И.В. К вопросу о построении модели устойчивого развития национальной экономики // В кн: Формирование российской модели рыночной экономики: противоречия и перспективы. — Ч. 2. — М., 2003. — 324 с.
5. Мартынов А. В. Структурная трансформация российской экономики. — М., 1999. — 244 с.
6. Мировая экономка и международные отношения. — 2001. — № 3. — С. 37.
7. Кушлин В.И. Траектории экономических трансформаций. — Экономика, 2004. — С.309.
8. Львов Д. Пора ходить с козырей // Российская газета. — 2003. — 15 января. Приложение «Научная газета». — № 1.
9. Мировая экономика и международные отношения. — 2002. — № 2. — С. 15.
10. Эксперт. — 2001. — № 5. — С. 41.
11. Карлосон Р. Что знают экономисты. Основы экономической политики на 1990-е годы в перспективе: Пер. с англ. М.: СП «КВАДРАТ», 1993. — 213 с.
12. Воронина В.В. Либерализация капитальных потоков (уровень открытости) и экономический рост — теория и опыт // В кн: Модернизация экономики России. — М., 2004. — 570 с.
13. Переходная экономика: реалии России и мировой опыт — М., 2001 — 83 с.
14. Пороховский А.А. О российской модели рыночной экономики // Вестн. Моск. ун-та. — 2005. — № 1. — С. 165.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия