Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (36), 2010
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ РЕГИОНОВ И ОТРАСЛЕВЫХ КОМПЛЕКСОВ
Волков Н. А.
аспирант кафедры мировой и национальной экономики Всероссийской академии внешней торговли (г. Москва)

Вопросы модернизации российской угольной промышленности в процессе ее вхождения в мировой топливно-энергетический комплекс
Статья посвящена исследованию способов комплексного решения проблемы развития энергетики с помощью энергосбережения в российской угольной промышленности
Ключевые слова: мировой топливно-энергетический комплекс, российский угольный рынок, угольная промышленность, модернизация, энергосбережение, энергетическая безопасность

Анализ современного состояния российского угольного рынка, а также процесса вхождения его в мировой топливно-энергетический комплекс показывает необходимость модернизации российской угольной промышленности. Предлагаемые меры по ее реализации представлены в нашем исследовании.
В концепции модернизации экономики России, выдвинутой Президентом России Медведевым Д.А., отмечены пять основных направлений, одним из которых является развитие энергетики с помощью энергосбережения. Эта задача полностью согласуется со стратегическими целями российской экономики:
политикой энергетической безопасности и обеспечения топливом и энергией как собственно России, так и стран-импортеров российского угля;
необходимостью максимального поднятия и упрочения роли угольной промышленности России во внутристрановом и международном производстве и потреблении угля.
Для этого российскому государству, Правительству России, Минпромэнерго, а также всем взаимодействующим с ним министерствам и ведомствам следует оказать максимально возможную финансовую и административную поддержку российскому угольному комплексу.
На протяжении XXI в. уголь лишь временно будет исполнять роль «переходного» топлива, которую он постепенно утратит, передав в следующем веке лидерство другим источникам энергии. Поэтому всем компетентным российским органам, как на государственном, так и на отраслевом уровне следует максимально сконцентрировать свои усилия не столько на процессе добычи и торговли углем, сколько на вопросах технологий его конечной переработки и превращения в трансформированную готовую продукцию и торговлю ей как на внутреннем, так и, в особенности, на внешнем рынке. Это следует сделать, прежде всего, в силу того, что уголь представляет собой не только разновидность топлива, сколько сырья, из которого можно получить около 80 видов химической и энергетической продукции.
Решение этих задач требует от российского предпринимательского сектора, а также заинтересованных государственных структур угольной отрасли возобновления и продолжения исследовательских работ по вопросам производства, транспортировки и использования водоугольного топлива (ВУТ) в энергетике и в транспортной сфере [1]. О целесообразности и выгодности продолжения таких изысканий и воплощения их в жизнь свидетельствует как отечественный, так и зарубежный успешный опыт (исследования и действующие в промышленных масштабах установки в Японии, США и т.д.) [2]. Так, например, ВУТ из высокодеминерализованного угля является перспективным для двигателей внутреннего сгорания при условии разработки рентабельной технологии сверхтонкого измельчения и деминерализации угля. ВУТ взамен мазута имеет перспективу при достаточно высоких относительно угля ценах на мазут, например, в северных и восточных районах России [3].
Компетентным российским угольным структурам, то есть министерству промышленности, конкретным угольным компаниям целесообразно, опираясь как на положительный отечественный, так и на зарубежный опыт, использовать часть своей экспортной выручки от торговли углем на возобновление строительства и эксплуатацию в промышленных масштабах угольных гидротрубопроводов из Кузбасса на Урал и в Европейскую часть страны. Для этого требуется разработка научно — исследовательскими институтами и создание промышленных гидротрубопроводов с оптимальным диаметром 0,5 м по оптимизированной технологии приготовления ВУТ или использование успешного американского опыта, позволяющего транспортировать угольную взвесь по трубопроводу диаметром 4,6 м [4].
В течение более чем полувекового периода среди угольных технологий возникло инновационное направление — нетрадиционные конверсионные технологии или «геотехнологии», среди которых особо следует выделить метод подземной газификации угля в массиве, скважинную гидродобычу и т.д. [5]. В настоящее время формируется новое производственно-технологическое направление — интегрированные технологии добычи и использования угля в энергетике на базе конверсионных технологий — чистых угольных технологий. Достижения в области чистых угольных технологий позволяют обеспечивать экологически безопасные и экономически эффективные способы использования угля. Наблюдается тенденция объединения угледобывающих предприятий с энергогенерирующими. В настоящее время рождается принципиально новое направление в большой углеэнергетике — угольно-водородные энергетические технологии. Ожидается, что широкое промышленное применение чистых угольных технологий приведет к повышению эффективности использования угля на 20% по сравнению с существующим уровнем эффективности [6].
Особенную актуальность для российской углеэнергетики имеют интегрированные системы с внутрицикловой углегазификацией и парогазотурбинными установками комбинированного цикла. Это связано со следующими причинами. Во-первых, около 80% основных фондов электрогенерирующих мощностей ТЭС в ЕЭС России практически выработали свой ресурс и требуют их восполнения путем строительства новых или реконструкции действующих на более высоком технико-технологическом уровне. Во-вторых, потому, что действующие угольные ТЭС характеризуются низкой эффективностью в экономическом и экологическом отношениях. Есть основания ожидать, что в углеэнергетике на ближайшие 2–3 десятилетия такая интеграция горного производства с энерговырабатывающими предприятиями будет широко использоваться [7].
По мнению специалистов, создание автономных систем энергоснабжения на основе технологии «уголь — газ — электричество» в виде локальных углегазоэнергетических комплексов мощностью 5–10 МВт с использованием местных ресурсов угля для северных, восточных и северо-восточных регионов России, удаленных от нефтегазовых месторождений, окажется особенно эффективным направлением [8].
Переход к водородной экономике вообще и к водородной углеэнергетике в частности, будет способствовать существенному повышению экономической эффективности всего углеэнергетического производства. Это позволит сократить выбросы в атмосферу парниковых газов и особенно техногенные выбросы СО2. В связи с этим в ближайшей и долговременной перспективе научные исследования и опытно-конструкторские разработки должны быть направлены на создание полностью интегрированных в технологическом и административно-организационном отношении угледобывающих и энергогенерирующих комплексов с высокой энергетической эффективностью на водородном топливе. Эти разработки должны исключить выброс парниковых газов в атмосферу, включая полное улавливание СО2..
Российскому государству и представителям угольной отрасли следует кардинально улучшить использование имеющегося потенциала угольного комплекса. Так, наряду с улучшением качества подземных работ в Донецком, Печорском и Кузнецком угольных бассейнах, следует эффективно осваивать и увеличивать добычу на новых угольных месторождениях. Это касается Южно-Якутского, Ленского, Зыряновского угольных бассейнов. Следует реанимировать месторождения и добычу Южно-Уральского, Нижнезейского и Иркутского бассейнов, эффективнее осваивать месторождения Чукотки и Сахалина. Развитие этих направлений напрямую связано с внедрением современных энергосберегающих и экологичных технологий, более эффективным и рациональным использованием экспортного потенциала угля.
В течение ближайших трех — пяти лет России следует максимально упрочить свою позицию страны-экспортера угля на мировом угольном рынке, поскольку в последние десять — пятнадцать лет произошло резкое возрастание роли развивающихся стран в мировом производстве и потреблении угля (Китая, Индии, Индонезии, Венесуэлы и Колумбии) и развитых — ЮАР и Австралии [9]. Для этого потребуется:
детальная и пострановая сегментация рынков стран-импортеров российского энергетического и коксующегося углей;
перенос акцента силы тяжести экспорта на азиатское направление (в силу объективного возрастания энергетических потребностей стран восточноазиатского и юго-восточноазиатского направления в угле);
проведение на государственном уровне крайне осторожной и глубоко взвешенной энергетической политики реставрации положения России как ведущей страны–экспортера угля на европейском рынке, разумно и долговременно оттеснив с этого направления существующих и перспективных конкурентов.
В противном случае Россия может потерять европейский сегмент мирового угольного рынка (с точки зрения экспорта энергетических и коксующихся углей) в самом скором времени. Риски в развитии российской угольной отрасли связаны с выходом на мировой рынок крупных стран-производителей с большими запасами и низкими издержками производства угля (Китая, Индонезии, Малайзии и ЮАР) [10].
России следует сделать максимальный акцент в усилении своей экспортной политики на мировом угольном рынке, максимизируя свои внешнеторговые поставки угля в течение ближайших десяти — двадцати лет в связи со следующими причинами:
дефицитом угля в целом ряде стран;
устойчивыми сложившимися внешнеторговыми отношениями России в области экспорта угля с рядом государств;
сформировавшимся лидерством в области импорта энергетических углей (Япония, Франция, Тайвань, Нидерланды, Италия и Дания, а в последнее время — Германия, Корея и США), а также в области импорта коксующихся углей (Япония, Корея, Италия, Тайвань, Индия, Великобритания, Германия, Франция и Испания) [11].
В перечне перспективных рынков следует рассматривать: Ирландию, Бельгию, Норвегию, Швецию, Финляндию, Исландию, Германию (основной внешнеторговый партнер России), Австрию, Швейцарию, Португалию, Грецию; Израиль, Турцию; Лаос, Малайзию, Таиланд, Филиппины, Сингапур, Тайвань. В далекой перспективе можно рассматривать Бразилию, Аргентину, Чили, Парагвай, Уругвай.
Особое внимание следует обратить на Китай. Основой для этого является снижение объемов добычи и доступности большинства месторождений в этой стране в будущем, колоссальный рост потребности страны в угле из-за скачкообразного развития производства, географическая близость и дешевизна поставок российских и казахских углей в западные и северо-восточные районы Китая. С Китаем России нужно вести очень осторожную внешнеторговую политику, постепенно подчиняя себе западный и северо-восточный сегменты китайского угольного рынка и вытесняя с него полностью США.
России в сложившихся обстоятельствах следует тонко специфицировать свою политику экспорта угля по отдельным странам. Следует в обязательном порядке максимизировать свои поставки угля в Японию, возможно снизив несколько отпускные цены на уголь и, главное, оттеснив Колумбию, Канаду и, возможно, США, а в перспективе и Китай с этого рынка. По остальным конкурентам на японском рынке это вряд ли возможно. Ту же политику следует проводить в отношении Кореи, вытесняя США и Канаду. России следует начать поставки угля на рынок Германии, в котором она не участвует, вытесняя США, Канаду и Китай, а при грамотной внешнеторговой политике в перспективе Колумбию и возможно Индонезию. На рынке Великобритании конкурентами являются США, Канада, Китай. На рынке Испании — США. В поставках угля в Индию Россия не участвует. Их следовало бы давно начать, опираясь как на давние успешные внешнеполитические и внешнеторговые отношения, так и на индийский угледефицит, а также географическую близость стран. На рынке Нидерландов России следует поднять долю своего участия, оттеснив США, Канаду и Китай. Это же касается и рынка Италии. России стоит попытаться в ближайшей перспективе выйти на рынок угля Канады, хотя это очень сложно. России в силу давних дружеских внешнеполитических и внешнеэкономических отношений следует увеличить свою долю поставок угля на рынок Франции, превосходя США, Канаду и в перспективе Китай. В силу ряда внешнеполитических причин рынок угля США Россия вряд ли сможет завоевать, хотя дефицит угля в промышленном секторе свойственен этой стране уже более двух десятков лет. На угольный рынок Бразилии Россия сможет выйти только в перспективе, в том числе в силу экономико-географических характеристик стран, тем более, что этому способствуют сложившиеся устойчивые внешнеэкономические связи. Рынки Израиля и Турции также могут быть направлениями активного экспорта. На рынке угля Бельгии России следует поднять долю своего участия, возможно, несколько потеснив Канаду, США и Китай. То же следует сказать о рынке Дании. Рынок угля Финляндии вообще должен быть полностью подчинен России как в силу исторических, так и экономико-географических характеристик стран, при этом тяжело будет вытеснить дешевые поставки угля из Австралии, ЮАР и Колумбии. На рынке угля Марокко России следует несколько увеличить долю своего участия, возможно вытеснив США, а впоследствии Польшу и Китай. В угольном рынке Малайзии России будет крайне трудно принимать участие в силу географической близости и дешевизны поставок угля из Австралии, ЮАР, Индонезии и Китая. Угольный рынок Словакии давно уже должен быть русским: осталось вытеснить с него Польшу, хотя в силу дешевизны и близости поставок польского угля сделать это будет нелегко. И, наконец, в Болгарии, России следует полностью подчинить себе угольный рынок, попытавшись вытеснить конкурентов, в частности США.
В целом российскому государству, а также компетентным министерствам и ведомствам в целях повышения эффективности внешнеэкономического потенциала отрасли и повышения конкурентоспособности необходимо системно укреплять свои позиции, как на внутреннем, так и на мировом угольном рынках. Для этого необходимо: увеличить и диверсифицировать экспортные угольные потоки, усилить их восточное направление, создать возможность эффективного внутрирегионального сотрудничества постсоветских стран в угольной отрасли, использовать возможности региональных интеграционных объединений в рамках СНГ, ЕЭП, ЕврАзЭС, ШОС.


Литература
1. Зайденварг В.Е., Трубецкой К.Н., Мурко В.И., Нехороший И.Х. Производство и использование водоугольного топлива. — М., Изд-во Академии Горных наук, 2001.
2. Coal-oil Pipeline Could Cross CANADA. — Coal, September, 1990; Silverman Arnold J. Energy Future of the United States: Coal development. — Proc. workshop in Colorado and Wyoming. Vol. 1, 1983.
3. Ходоков Г.С., Горлов Е.Г., Головин Г.С. Водоугольное топливо. Техноэкономические перспективы промышленного использования в период высоких цен на энергоносители // Уголь. — 2006. — № 10.
4. Ходоков Г.С., Горлов Е.Г., Головин Г.С. Водоугольное топливо. Перспективы трубопроводного транспортирования // Уголь. — 2007. — № 6.
5. Васючков М.Ю. Разработка способа получения энергоносителя на основе подземного сжигания и газификации угля: Канд. дисс. — М., МГГУ, 2002.
6. Васючков Ю.Ф., Воробьев Б.М. Концепция ресурсосберегающей технологии бесшахтной разработки угольных месторождений // Материалы Симпозиума «Современное горное дело: образование, наука, промышленность». Неделя Горняка–96. — М.: Изд-во МГГУ, 1996.
7. Пучков Л.А., Воробьев Б.М., Васючков Ю.Ф. Углеэнергетические комплексы будущего. — М.: МГГУ, 2007; Пучков Л.Л., Воробьев Б.М., Васючков Ю.Ф. Технологическая схема локального углеэнергетического комплекса на базе карьерной гидродобычи угля, внутрицикловой углегазификации при генерировании электроэнергии по двойному пароводородному комбинированному циклу. Заявка на патент РФ от 10 января 2005.
8 Воробьев С.Б. Формирование организационно-технологических схем экологически чистых ресурсосберегающих комплексов «Углегаз-электричество»: Канд. дисс. — М., МГГУ, 1999.
9. Лунев А.В. Угольная промышленность России в мировом энергообеспечении. Канд. диссертация. — М.: ВНИИВС, 2007.
10. Воробьев Б.М. Уголь мира. — М.: Изд-во «Горная книга», Изд-во МГГУ, 2007.
11. Energy Statistics Yearbook. United Nations. 1997–2007. — New York, 1999–2009; Energy Information Administration, USA, 1994–2008.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия