Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 1 (37), 2011
ПРОБЛЕМЫ МОДЕРНИЗАЦИИ И ПЕРЕХОДА К ИННОВАЦИОННОЙ ЭКОНОМИКЕ
Шалынин В. Д.
доцент кафедры экономики и предпринимательства Санкт-Петербургского института машиностроения (ЛМЗ-ВТУЗ),
соискатель кафедры экономики и управления на автомобильном транспорте Саратовского государственного технического университета,
кандидат технических наук


Проблемные аспекты взаимосвязи ответственности эксперта-оценщика объектов интеллектуальной собственности с методическим обеспечением процедуры оценки
В статье обосновывается необходимость реализации новой концепции методического и информационного обеспечения процедуры оценки объектов интеллектуальной собственности, позволяющей формализовать нечеткий характер экспертных данных
Ключевые слова: интеллектуальная собственность, стоимостная оценка, нематериальные активы, ответственность оценщика

В инновационной экономике интеллектуальная собственность становится самым важным активом предприятия. По данным американских экспертов нематериальные активы составляют до 75% полной рыночной стоимости 500 компаний индекса Standard and Poor`s. Предприятия, которые не обозначили интеллектуальную собственность в качестве одного из своих приоритетов, в лучшем случае рискуют утратить конкурентные преимущества; в худшем — им угрожает несостоятельность.
Объекты интеллектуальной собственности (ОИС), как и любые другие экономические активы, имеют стоимость. Поэтому формирование рынка интеллектуальной собственности (ИС) обостряет проблему объективной оценки реализуемой ИС в виде самих объектов или прав на их использование.
Достоверная стоимостная оценка принадлежащих предприятию прав на объекты интеллектуальной собственности и включение их в состав нематериальных активов (НМА) могут существенным образом отразиться на стоимости предприятия, как имущественного комплекса, и на рыночной капитализации компании. В настоящее время значительная часть ИС, находящейся в распоряжении предприятий и учреждений, не учтена и не оценена в полном объеме.
Учитывая тот факт, что оценочная деятельность — это единый вид деятельности, который должен регулироваться по единым правилам, был принят закон РФ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации» от 29.07.1998, №135-ФЗ. Первая попытка реализации положений закона в виде методических рекомендаций была предпринята Министерством имущественных отношений в 2002 году. С учетом зарубежного опыта (Стандарты МКСОИ) были разработаны «Методические рекомендации по определению рыночной стоимости интеллектуальной собственности» (Утверждены Министерством имущественных отношений РФ 26.11.2002, №СК-4/21297). Изучение положений Рекомендации позволило автору сделать следующие выводы:
1. Все объекты ОИС — уникальны. Например, для патентов этот факт подтверждается проверкой на патентную чистоту. В этих условиях рынок ОИС — монопольный. И разработчик (владелец) ОИС реализует свое монопольное право с помощью правовой защиты (патент, лицензия, договор). Это дает ему возможность устанавливать свою ценовую политику на основе договорных цен. Поэтому применительно к ОИС использование понятия «рыночная стоимость», в строгом смысле этого слова, едва ли правомерно.
2. Во втором разделе рекомендаций подчеркивается уникальный (т.е. не имеющий аналогов) характер ОИС. Поэтому возможность использования сравнительного подхода, требующего «наличия достоверной и достаточной информации об аналогах объекта оценки», а также «информации о ценах сделок, предложении и спросе», является сомнительной.
3. В третьем разделе рекомендаций указывается на обязанность оценщика использовать доходный, сравнительный и затратный подходы к оценке. При этом не указано, какие конкретные методы оценки (модели) оценщик вправе и обязан применять в рамках каждого из подходов.
4. Сама оценка ОИС имеет прогнозный характер и может быть представлена вероятностной величиной или нечетким числом. Поэтому для расчета величины стоимости ОИС могут применяться только вероятностные методы и модели или аппарат теории нечетких множеств. Исходя из этого, положение о «единой (фиксированной) величине» стоимости объекта оценки является неправомерным.
5. В рекомендациях не рассматривается влияние рисков на величину стоимости оцениваемого ОИС, что влечет за собой существенное снижение точности и достоверности самой величины стоимости ОИС.
6. Положения Методики не регламентируют значения, определяющие характеристики прогнозной оценки стоимости НМА — точности и достоверности прогноза.
7. Методика акцентирует внимание на том, что адекватному пониманию оценки будет способствовать подтверждение легитимности выполненной оценки с вложением копий лицензии на право ведения оценочной деятельности, страхового полиса и образовательных документов оценщика. Но подтверждение легитимности оценщика не противоречит требованиям Стандартов МКСОИ-2 (п. 6.1.2.) «Оценщик обязан определить, обладает ли он достаточными знаниями и опытом для выполнения работы в соответствие с настоящими Стандартами» [10].
Таким образом, рекомендации создают определенную методологическую базу для проведения оценки ОИС. Но отсутствие описания процедур (методик) обоснования подхода, метода оценки и выбора модели для прогнозных расчетов стоимости ОИС не позволяет использовать методические рекомендации для практического применения.
В 2006 году в Закон «Об оценочной деятельности в Россий­ской Федерации» были внесены соответствующие изменения («О внесении изменений в Федеральный закон «Об оценочной деятельности в Российской Федерации» от 27.07.2006 №157-ФЗ).
В целях реализации положений Федерального закона от 27.07.2006 №157-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об оценочной деятельности в Российской федерации» Министерство экономического развития и торговли разработало и утвердило пакет Федеральных стандартов оценки (ФСО №1, ФСО №2, ФСО №3) (Приказ Минэкономразвития от 20.07.2007 №256).
Эксперты Минэкономразвития считают, «что введение новых стандартов необходимо, так как сегодня единая система стандартов отсутствует, кроме того, существуют пробелы в методологии, все это тормозит профессиональное развитие российских оценщиков и ведет к снижению качества услуг по независимой оценке» [9]. Заместитель главы Госдумы по промышленности, бывший президент Московской ТПП Леонид Говоров предлагает вновь переписать правила игры на рынке оценки ИС. Им внесены поправки к закону «Об оценочной деятельности в Российской Федерации», согласно которым «субъектами оценочной деятельности являются только оценщики — юридические лица».
Если данные поправки вступят в силу, основными игроками на рынке оценки ИС станут компании, которые специализируются на оценке. То есть ответственность за достоверность оценки перейдет на них.
В настоящее время субъектами оценочной деятельности выступают физические лица, застраховавшие свою деятельность и являющиеся членами одной из саморегулируемых организаций оценщиков.
По предположению Леонида Говорова, минимальная сумма, на которую оценщик обязан застраховать свою профессиональную ответственность, должна возрасти в 100 раз — с 30 000 руб. до 30 000 000 руб. Размер страхового взноса — с 30 000 руб. до 60 000 руб. Общественная палата поддержала это предложение.
В заключении Общественной палаты говорится о том, что закрепленная в действующем законе «конструкция ответственности за результаты оценки физического лица, находящегося в трудовых отношениях с юридическим лицом, заключившим договор на проведение оценки, является неправильной».
Председатель комитета по собственности Госдумы Виктор Плескачевский утверждает, что «достоверность оценок имущества в России составляет около 60–70%». На практике действует неписанное правило о допустимой погрешности оценки (±20%), Данное правило подкрепляется ссылкой на Налоговый кодекс Российской Федерации.
По мнению автора, причиной такого низкого качества оценки является не только несовершенство «конструкции ответственности за результаты оценки физического лица (оценщика)», но и недопустимо низкий уровень методического и аналитического обеспечения процедуры оценки интеллектуальной собственности. Данной проблеме посвящено достаточно много работ. Наиболее значимыми, по мнению автора, являются исследования Л.А. Лейфера, С.В. Вожик, А.В. Дубовкина, Г.И. Микерина, А.Л. Артеменкова, Б.Е. Лужанского.
В работе профессора Л.А. Лейфера «Точность результатов оценки и пределы ответственности оценщика» автор однозначно обозначает свою позицию к результатам оценки — «защитить пользователя Отчета от чрезмерно прямолинейного понимания оценки...» [7]. С этой целью оценщик «должен внятно и недвусмысленно заявить, что оценка является вероятностной (неопределенной) величиной, что она не может рассматриваться как точное значение рыночной стоимости». Это «позволит пользователю Отчета адекватно оценивать свои риски, принимая решения...». В качестве теоретического обоснования своей позиции Л.А. Лейфер предлагает ввести в Отчет количественную меру неопределенности результата оценки — интервал неопределенности, который, по мнению автора, «характеризует степень доверия к оценке рыночной стоимости» [7]. Далее, по тексту работы, «в случае вероятностной природы исходных данных интервал неопределенности может рассчитываться как доверительный интервал».
Общеизвестно, что оценка доверительного интервала прогноза определяется при заданной доверительной вероятности его осуществления (используется как характеристика точности прогноза), т.е. доверительный интервал рассчитывается под заданный закон распределения и заданную доверительную вероятность. Упоминаний о порядке выбора этих обязательных параметров статистического моделирования в статье не обнаружено.
Представляется, что отождествление понятий «вероятность» и «неопределенность» недопустимо, т.к. теория вероятностей является частным случаем теории неопределенности. И с этой точки зрения, попытка теоретического обоснования способа оценки неопределенности методами математической статистики некорректна.
На это обращает внимание и Л.А. Лейфер: «Важно отметить, что нестатистическая природа всех источников неопределенности не позволяет использовать вероятностные модели». Поэтому, опираясь на положения международного руководства Guide to the Expression of Uncertainty in Measurement, исследователь предлагает проводить оценку неопределенности по типу В другими методами: «Предлагается уровень неопределенности, присущей оценке, характеризовать интервалом неопределенности, который определяет диапазон цен, в котором, по мнению Оценщика, с большой степенью уверенности можно утверждать, что должны находиться оценки, выполненные независимыми оценщиками, при условии, что оценки выполнялись корректно с опорой на корректные исходные данные». Что означает «большая степень уверенности» и на основании чего она формализуется у Оценщика, в работе не определено. Далее, автор работы вновь возвращается к варианту, когда исходные данные имеют вероятностную природу и интервал неопределенности может рассчитываться как доверительный интервал.
Детальное изучение содержания работы действительно наводит на мысль о том, что Заказчика пытаются «защитить от чрезмерно прямолинейного понимания результата оценки». Т.е., с одной стороны, автор работы убеждает в необходимости достоверного и обоснованного согласования величины стоимости объекта оценки, а с другой стороны, утверждает, что согласование цены основывается на субъективном мнении и профессиональном опыте оценщика.
Тем не менее, нельзя не признать резонность суждения Л.А. Лейфера: «Может ли оценщик, собрав все возможные материалы, используя рекомендуемую методологию, выполнив все необходимые расчеты, не нарушив требования Стандартов, утверждать, что итоговая оценка, полученная в Отчете, является достоверным значением рыночной стоимости оцениваемого объекта? Не только теория, но и здравый смысл не позволяют положительно ответить на этот вопрос» [7].
В процессе формирования цены возникают и действуют множество неконтролируемых субъективных и объективных факторов (случайные продавцы, случайные покупатели, непредсказуемый механизм формирования цен, ожидание рынка и т.п.). Все это неизбежно приводит к тому, что оценка рыночной стоимости, какими бы методами ее бы не получили, не может рассматриваться как точное значение рыночной стоимости. Ситуация усугубляется тем, что во многих случаях процесс оценки объекта не может быть ассоциирован с рынком, который хотя бы отдаленно напоминал конкурентную модель.
В соответствие с положениями Стандартов оценки ОПЕО (СТО 04.31 Оценка стоимости НМА и ИС п.81), «оценка стоимости интеллектуальной собственности является специфической и уникальной, с индивидуальными исходными данными и программами» [11]. Специфичность проведения оценки проявляется в первую очередь через «практически полное отсутствие информации о складывающемся рынке ИС, затрудняющей процесс оценки» (п.8.3) [11]. Другими словами, стандарт констатирует наличие высокой информационной неопределенности исходных данных при проведении стоимостной оценки ИС. Одновременно стандарт предъявляет жесткие требования к уровню рисков и величине допустимой погрешности оценки: «Оценка стоимости ИС должна включать факторы стабилизации влияния различных рисков и иметь допустимый уровень погрешности» (п.8.5) [11].
По нашему мнению, «включение факторов стабилизации влияния различных рисков» на фоне «практически полного отсутствия информации» означает необходимость формализации неопределенности экспертных данных и суждений и определения уровня рисков стоимостной оценки ИС. В таком контексте само понятие «рыночная стоимость» носит условный характер. Международный стандарт оценки 2 (МКСОИ) предусматривает этот случай: «Некоторые ситуации требуют применения баз оценки, отличных от рыночной стоимости. Оценщик, как и те, кто пользуются результатами оценки, должны ясно понимать отличие оценки, основанной на рыночной стоимости, от оценки, основанной на нерыночных методах расчета стоимости» (п. 1.2) [10].
Таким образом, при оценке «в условиях неразвитого рынка и, тем более, при оценке в условиях депрессивного рынка итоговая оценка не может рассматриваться как значение оцениваемой величины рыночной стоимости» [7]. Отсюда следует, что процесс оценки стоимости объекта ИС неразрывно связан с понятием «точность оценки». Тема точности оценки ОИС также рассматривалась многими авторами [1, 2, 3, 4, 5, 7, 8].
Однако в вопросе, каким образом определять и интерпретировать точность оценки, мнения авторов разделяются.
Ряд исследователей придерживается традиционного метрологического подхода. В частности, профессор Лужанский Б.Е. обоснованно считает, что «оценка объектов интеллектуальной собственности является одним из разделов эконометрики, изучающей количественные взаимосвязи экономических объектов и процессов. Следовательно, каждая методика оценки ИС по существу является инструментом, предназначенным для измерения стоимости, и как любой инструмент, должна иметь характеристику точности измерения» [8]. В данном случае точность должна характеризовать расхождение между полученной ценой и истиной величиной рыночной стоимости объекта. По этому поводу профессор Л.А. Лейфер справедливо замечает: «Такое традиционное для измерительного процесса понимание точности оценки неприменимо к практике оценки стоимости объектов, т.к. невозможно установить истинную величину рыночной стоимости (действительного значения в прогнозных расчетах). Цены свершившихся сделок не могут быть приняты в качестве истиной (действительной) цены, т.к. условия сделок отличны» [7].
Тем более спорным представляется принятие в качестве истинного (действительного) значения оцениваемой величины ИС наиболее вероятного значения некоторого вероятностного распределения, ассоциируемого с множеством сделок с аналогичными объектами. Таким образом, в отличие от традиционного подхода к процессу измерения, который предполагает существования некоторой истиной (действительно) величины, с которой можно сравнить полученное значение, при оценке рыночной (или другой) стоимости объекта «такая возможность отсутствует даже в гипотетическом варианте» [7].
Поэтому формальное перенесение базовых понятий из традиционной теории измерений на область оценки стоимости ОИС, по меньшей мере, некорректно, т.к. измеряются параметры, относительно которых понятие «истинная величина» не имеет содержательного смысла. Констатация того, что не существует способов определения истиной (действительной) величины стоимости ОИС, не означает, что следует отказаться от поиска способов оценки точностных характеристик процесса оценки.
Новейшая концепция способа оценки ИС, изложенная в международных стандартах ISO 5725/1-6 “Accuracy of measurement methods and results” так же мало приемлема, т.к. предполагает статистическую природу рынка.
Таким образом, по мнению автора, несовершенство существующей конструкции ответственности эксперта-оценщика обусловлено противоречием между высокими (объективными) требованиями к достоверности и точности результатов оценки и недопустимо низким уровнем методического и аналитического обеспечения процедур оценки ОИС, «ведущих к снижению качества услуг по независимой оценке».
Необходима принципиально новая концепция методического и аналитического обеспечения процесса моделирования оценки стоимости ОИС, которая должна отражать основные специфические условия реальной процедуры оценки ОИС, а именно:
● процесс оценки стоимости объектов ИС — прогнозный процесс;
● результат оценки стоимости объекта ИС — результат прогнозного моделирования;
● исходные данные для прогнозного моделирования носят преимущественно нестатистический, неопределенный (нечеткий) характер;
● процесс моделирования стоимостной оценки объектов является нелинейным (независимо от вида выбранной аналитической зависимости), т.к. исходные данные носят нечеткий характер;
● исходные данные для моделирования должны интерпретироваться экспертом (оценщиком), владеющим теорией модальности суждений.
● прогнозное моделирование стоимости ИС должно осуществляться без дефазификации суждений эксперта-оценщика.
● результат прогнозного моделирования должен иметь опосредованную оценку точности прогноза — риск оценки. Таким образом, заказчику Отчета должна предоставляться возможность оценки уровня риска при удалении от конкретного прогнозного значения порога стоимости ОИС.
Реализация предлагаемой концепции методического и аналитического обеспечения обусловливает необходимость применения к моделированию подходов, отличных от традиционных, позволяющих формализовать и отразить в процессе моделирования нечеткий характер экспертных данных, нелинейность самого процесса моделирования.
По мнению автора, наиболее совершенным и практически апробированным математическим аппаратом, позволяющим учесть основные специфические условия реальной процедуры оценки ОИС, является аппарат теории нечетких мер и множеств. Но в этом случае значительно повышается уровень требований к профессиональной подготовке экспертов-оценщиков. Они должны профессионально владеть построением лингвистических конструкций экспертных суждений, отражающих весь спектр необходимых модальностей [6]. Подобные конструкции могут служить исходным материалом для дальнейшего аналитического моделирования в нечетких системах Тагаки-Суджено [6].
Как мы полагаем, только такой подход к методическому и аналитическому обеспечению процедуры оценки ОИС позволяет аргументировано изменить конструкцию ответственности за результаты оценки экспертов-оценщиков.


Литература
1. Грибовский С.В. Оценка доходной недвижимости. — СПб.: Питер, 2001. — 415 с.
2. Артеменков А.И. О необходимости разделения профессиональной оценки на третейскую и целесообразную (письмо в редакцию) / А.И. Артеменков, И.Л. Артеменков, В.Б. Михайлец // Вопросы оценки. — 2007. — №4. — С.30–41.
3. Артеменков А.И. О различии между профессиональной стоимостной и инвестиционно-финансовой оценкой / А.И. Артеменков, Г.И. Микерин // Вопросы оценки. — 2007. — №2. — С.116–128.
4. Вожик С.В. Практика использования имитационного моделирования для прогнозирования денежных потоков предприятия и анализа рисков при оценке бизнеса / С.В. Вожик, А.В. Дубовкин, Л.А. Лейфер // Имущественные отношения в Российской Федерации. — 2003. — №4. — С.97–106.
5. Лейфер Л.А. Оценка компании. Анализ методов оценки компании при использовании доходного подхода // Имущественные отношения в Российской Федерации. — 2003. — №12. — С.51–70.
6. Шалынин В.Д. Разработка алгоритма формализации неопределенности экспертного суждения на основе аппарата нечетких мер // Труды Михайловской военной артиллерийской академии. — 2009. — №35. — С. 296–303.
7. Лейфер Л.А. Точность результатов оценки и пределы ответственности оценщика [Электронный ресурс] // Audit-it.ru. — 2009. — Режим доступа: http://www.audit-it.ru/articles/apparaisal/a109/184268.html
8. Лужанский Б.Е. Оценка стоимости с учетом погрешности и неопределенности исходной информации. Доходный подход [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.valyer.ru/files/bel/StPogrDoch.doc
9. Комзолова Ю. Оценка с евростандартов [Электронный ресурс], Российская Бизнес-Газета. — Режим доступа: http://www.rg.ru/2007/09/04/ocenka.html
10. Международные стандарты оценки (МКСОИ-2) [Электронный ресурс] / Центр Экономического Анализа и Экспертизы. — Режим доступа: http://www.ceae.ru/law25.htm
11. Стандарты оценки ОПЕО [Электронный ресурс] / Стандарт СТО 04.31 Оценка стоимости нематериальных активов и интеллектуальной собственности. — Режим доступа: http://www.cko-info.ru/main31/?r724_id=46

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2021
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия