Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 1 (37), 2011
ВОПРОСЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ. МАКРОЭКОНОМИКА
Гизятов И. И.
соискатель кафедры общего менеджмента Казанского государственного финансово-экономического института

Ресурсосбережение и проблемы транспарентности экономики в контексте институциональной парадигмы
В статье рассматривается институциональные аспекты проблемы ресурсо,- и энергосбережения. Доказывается, что без формирования системы институтов защиты собственности на производственные ресурсы эффективное ресурсосбережение невозможно. Автор показывает, что важный фактор институционального порядка, а именно, транспарентность экономики является объективным условием снижения уровня энергоемкости ВВП
Ключевые слова: ресурсосбережение, энергоемкость, институционализм, трансакционные издержки, транспарентность, коррупция

Сокращение ресурсоемкости ВВП является важнейшей целью политики ресурсосбережения на различных уровнях управления промышленностью. По мнению автора, данная цель не может быть достигнута без формирования системы рыночных институтов, одним из которых является институт транспарентности, или информационной прозрачности, экономических отношений.
В целом, институциональная и неоинституциональная экономическая теория значительно расширяют по сравнению с традиционным неоклассическим подходом набор инструментов, которые можно использовать для решения проблемы ресурсосбережения во всех секторах экономики.
В институциональной теории принимается, что возможными участниками взаимоотношений, устанавливаемых в процессе формирования и использования производственных ресурсов, могут выступать следующие группы экономических субъектов. [1]
1) Владельцы различных производственных ресурсов: рабочие, собственники капитала, банкиры и т. п. Диалектика их экономических интересов заключается в том, что, с одной стороны, каждая группа заинтересована в максимизации стоимости собственного ресурса, но, с другой стороны, никто не заинтересован в том, чтобы потенциальный конфликт интересов разрушил предприятие как единую систему.
2) Различные группы лиц, имеющие отношение к предприятию — акционеры, кредиторы, менеджмент, уполномоченные государственные органы и др., которые также контролируют некоторые виды ресурсов. Их взаимодействие и достижение баланса интересов может быть как формальным, так и неформальным.
3) Государство и отраслевые ассоциации товаропроизводителей, экологические организации, местные власти и т.п., которые могут взаимодействовать на мезо- и макроуровне управления ресурсосбережением.
Для изучения поведения субъектов, которые вступают в соглашения, касающиеся использования ресурсов, в институциональной теории применяют понятия равновесия по Парето и по Нэшу.
Равновесием по Парето является такое состояние, при котором ни один из субъектов взаимодействия не может улучшить свое состояние, не ухудшив при этом состояние других участников [2]. Применение субъектами критерия Парето-оптимальности в процессе формирования и развития отношений по поводу использования производственных ресурсов является идеальным вариантом развития событий, так как это обеспечивает взаимную ответственность всех участников, исключает их некорректные действия в отношении друг друга, например, целенаправленное неисполнение договорных обязательств, забастовки, чрезмерную эксплуатацию и т.п.
Под равновесием по Нэшу понимается такое состояние, при котором ни один из участников взаимодействия не может улучшить свое положение в одностороннем порядке. Равновесие по Нэшу в краткосрочном периоде может быть даже более выгодным, чем равновесие по Парето, однако оно не является устойчивым. По мнению автора, использование концепции равновесия по Нэшу не позволяет получить удовлетворительного решения проблемы рационального использования ресурсов, так как для эффективной организации ресурсосбережения необходимо достижение именно длительного, устойчивого компромисса, или консенсуса, между участниками.
Как следует из теории игр, для превращения равновесия по Нэшу в равновесие по Парето, то есть, для формирования отношений в сфере использования ограниченных производственных ресурсов на долгосрочной взаимовыгодной основе необходимо введение некоей нормы или института. В качестве такого рода института может выступать государственное регулирование.
По сути, государство, либо некие негосударственные промышленные ассоциации, могут создавать условия для формирования максимально эффективных отношений в сфере использования ресурсов. Такого рода институтами могут являться товарная биржа, биржа труда, институт действенной судебной защиты собственников производственных ресурсов, институт корпоративного управления и др. В этих и подобных случаях устанавливается равновесие по Парето, то есть, отношения по рациональному ресурсопользованию приобретают долгосрочный, устойчивый и взаимно-корректный характер.
Формирование и прогрессивное развитие систем ресурсосбережения требует, чтобы государство выступало именно как объективный и независимый субъект, создающий институциональные, инфраструктурные и иные условия. В случае если отдельные представители государства преследуют свои частные, эгоистические интересы, Парето-оптимальное состояние не может быть достигнуто.
Другим важным подходом в неоинституциональной экономической теории является теория трансакционных издержек. Под трансакционными издержками традиционно понимаются все затраты, связанные с обменом и защитой правомочий [3]. В их состав, в частности, входят расходы на поиск и обработку информации, судебные издержки, страховые взносы и т. п. При поиске и использовании дефицитных промышленных ресурсов собственники средств производства также вынуждены нести трансакционные издержки, которые иногда бывают высоки. Примерами такого рода издержек могут выступать:
— затраты на подбор высококвалифицированной рабочей силы: опытных представителей рабочих профессий, высококлассных специалистов в сфере IT-технологий, комплексного экономического анализа и т.п.;
— взятки за доступ к государственным контрактам, которые в нормальной ситуации распределяются на конкурентной основе;
— затраты на защиту производственных ресурсов от хищений, а самого предприятия — от рейдерских захватов.
Важнейшим условием минимизации трансакционных издержек, связанных с использованием ресурсов, является создание действенной системы рыночных институтов. Сэкономленные в результате сокращения трансакционных издержек средства предприятия могут направить на внедрение энерго- и материалосберегающих технологий, природоохранные мероприятия, найм квалифицированных трудовых ресурсов и т.п.
Основные черты сходства и различия между неоклассическим пониманием проблемы рационального использования ресурсов, с одной стороны, и институциональной и неоинституциональной парадигмой — с другой, систематизированы в табл. 1.

Таблица 1
Общее и особенное в исследовании проблем ресурсосбережения в рамках неоклассической, институциональной и неоинституциональной парадигм
Аспекты теории ресурсосбереженияНеоклассическое направление экономической мыслиИнституциональное и неоинституциональное направления экономической мысли
1. Понимание сущности ресурсов.Эволюционное развитие понимания ресурсов и факторов производства от триады Ж.-Б. Сэя «труд-земля-капитал» до современной трактовки, включающей в состав ресурсов информацию и достижения НТП.Дополнение понимания традиционных видов ресурсов новыми типами ресурсов, оказывающими существенное влияние на процессы использования ресурсов как на макро-, так и на микроуровне функционирования экономических систем: политическим, административным, силовым факторами и др.
2. Характер платы за ресурсыИсследование производственных затрат на ресурсы, их оптимальности и взаимозаменя-емости.Анализ не только производственных затрат, но и трансакционных издержек.
3. Основные методы исследования производственных ресур-сов и ресурсосбережения.Эмпирический анализ, классический финансово-экономический анализ, теория производственной функции, анализ эластичности и взаимозаменяемости ресурсов, эконометрические методы и др.Социологические методы, экспертные методики, анализ состава, структуры и динамики трансакционных издержек, методы социально-политического анализа, в частности, исследование вопросов распределения контроля над ресурсами между различными группами элиты, теория игр, теория очередей и др.**
4. Наиболее актуальные направления ре-сурсосбережения.Оптимизация платы за ресурсы за счет наиболее рационального их сочетания в производственном процессе, экономии ресурсов на всех стадиях производственного процесса, качественного долгосрочного планирования потребности в ресурсах и их эффективности.Минимизация трансакционных издержек, связанных с использованием конкретных видов ресурсов, обеспечение долгосрочного устойчивого баланса между интересами различных групп, связанных с управлением ресурсами.
5. Основные направления государственного стимулирования ресурсосбережения на микро- и мезоуровне.Крайне широкий диапазон мнений — от рыночного либерализма до признания ключевой роли государства в части распределения ресурсов в период кризиса. Наиболее распространенным является подход, в соответствии с которым следует стремиться к заключению государственно-частного партнерства в сфере рационального использования ресурсов.Государство играет принципиальную роль в формировании рыночных институтов, обеспечивающих возможность эффективного доступа субъектов хозяйствования к различным видам производственных ресурсов. Государство обязано обеспечить эффективную защиту собственности на ресурсы.
Составлено автором
** Указанные методы представители неоинституционального направления экономической науки применяют в дополнение к традиционным неоклассическим методам исследования эффективности использования ресурсов и ресурсосбережения

В принципе, неоклассическая и институциональная парадигмы теоретического анализа ресурсосбережения не противоречат друг другу. Однако в рамках институционализма и неоинституционализма возможно гораздо более широкое и комплексное рассмотрение исследуемой нами категории.
Следует отметить, что в рамках как неоклассической, так и институциональной и неоинституциональной парадигм существенное внимание уделяется проблеме рационализации использования производственных ресурсов, в том числе, топлива и энергии. Действительно, важнейшим направлением ресурсосбережения в современных условиях является минимизация уровня ресурсоемкости ВВП. Так, исследователи И.Ш. Фардиев, Ю.А. Васильев, В.С. Нигметзянов, В.М. Меер рассматривают энергосбережение в качестве важного стратегического фактора развития промышленности [4]. О.Н. Вишнякова и А.В. Абрамова полагают, что «разработка систем экономического стимулирования развития производственных предприятий энергетического кластера на основе внедрения и использования энергосберегающих экологически безопасных технологий» является одной из важнейших целевых задач государственного регулирования [5].
Наиболее общим индикатором энергоэффективности социально-экономического развития является энергоемкость ВВП, измеряемая как отношение затрат энергии к величине ВВП. При этом затраты энергии, необходимые для производства ВВП, измеряются обычно в тоннах условного топлива, то есть, различные по мощности энергоносители выражаются в единых единицах измерения. При проведении межстрановых сопоставлений уровня энергоемкости показатель ВВП обычно корректируется с учетом паритета покупательной способности.
Энергоемкость ВВП зависит от множества разнообразных взаимосвязанных факторов, таких как инвестиционная активность в энергетике, наличие государственных программ стимулирования внедрения энергосберегающих технологий предприятиями различных форм собственности и видов экономической деятельности и т. п. Исследователи П. Безруких и В. Малахов, в частности, в качестве ключевой причины относительно высокой энергоемкости ВВП Российской Федерации считают «несоответствие производственного потенциала ТЭК и энергоемких отраслей мировому научно-техническому уровню» [6, с.3].
Следует отметить, что в течение 2001–2009 гг. энергоемкость ВВП России медленно снижалась. Это было вызвано не столько модернизацией экономики и реализацией мер государственной политики энергосбережения, сколько высокими мировыми ценами на нефть и связанным с этим увеличением размера ВВП РФ в стоимостном выражении. Тем не менее, в настоящее время энергоемкость основных видов российской продукции, работ и услуг превышает энергоемкость продукции зарубежных стран на 40 %, а иногда, и более чем на 100 %. Основной причиной является изношенность оборудования и использование устаревших технологий. Данные об энергоемкости ВВП некоторых государств мира приведены в табл. 2.
По нашему мнению, институциональные факторы оказывают существенное влияние на уровень энергоемкости ВВП. Одним из факторов такого рода является уровень транспарентности, или информационной прозрачности, функционирования экономики, который обычно измеряется индексом TI, рассчитываемым авторитетной международной организацией «Трансперенси Интернешнл». Большое значение индекса TI соответствует высокому уровню транспарентности экономики и степени развития конкурентного механизма. Напротив, низкий уровень индекса свидетельствует о высоком уровне коррумпированности государства, о наличии существенных административных барьеров для развития предпринимательства, а также о чрезмерном развитии бюрократии. Как известно, по уровню коррумпированности Россия устойчиво находится на одной ступени с развивающимися государствами Африки. Этот тезис подтверждает динамика российского индекса TI. В 2001–2009 гг. он находился в диапазоне 2,0–2,5. Можно отметить, что средний уровень данного показателя в государствах Западной Европы превышает 7,0 [7].
Для оценки характера влияния уровня транспарентности экономики на энергоемкость ВВП автор оценил экономико-статистическую модель на базе данных, представленных в табл. 2. Результаты оценки представлены на рис. 1. Модель имеет средний уровень статистической устойчивости, тем не менее, она является репрезентативной, так как значение коэффициента парной корреляции R превышает минимально допустимое значение, равное 0,7.
Рис. 1. Экономико-статистическая модель влияния уровня транспарентности экономики на энергоемкость ВВП
Коэффициент детерминации R2 экономико-статистической модели влияния уровня транспарентности экономики на энергоемкость ВВП составил 0,54. Это означает, что на 54% энергоемкость ВВП зависит от уровня транспарентности экономики, который определяется такими факторами, как распространенность коррупции, наличие и степень монополизма крупных, аффилированных с властью корпораций, уровень административных барьеров для развития предпринимательства и пр. Таким образом, влияние перечисленных выше институциональных факторов на энергоемкость является весьма существенным.

Таблица 2
Энергоемкость ВВП и транспарентность экономики некоторых стран, 2008 г.
СтраныЭнергоемкость ВВП, тонн условного топлива/тыс. долл.Индекс TI (по шкале от 0 до 10)
Италия0,204,8
Япония0,227,3
Германия0,237,9
Великобритания0,227,7
Китай0,323,6
США0,377,3
Канада0,438,7
Беларусь0,492,0
Казахстан0,722,2
Украина1,112,5
Россия0,792,1
Источники: [7; 8]

Функция, представленная на рис. 1, является убывающей. Таким образом, связь между транспарентностью экономики и энергоемкостью валового продукта является обратной, что обусловливается следующими взаимосвязанными причинами.
а) В экономических системах с низким уровнем транспарентности и высокой коррумпированностью заинтересованным предприятиям крайне сложно получить долгосрочный банковский кредит на внедрение прогрессивных технологий ресурсо- и энергосбережения, а тем более, добиться целевого безвозмездного бюджетного финансирования на эти цели.
б) Тотальная коррупция создает условия для возникновения ситуаций, при которых в производство внедряются псевдоэнергосберегающие технологии, не дающие существенного сбережения энергии. Так как низкий уровень транспарентности, как правило, сочетается с отсутствием гражданского общества, независимой судебной системы и объективных средств массовой информации, разоблачить такой подлог, связанный, в первую очередь, с расхищением бюджетных средств, очень трудно.
в) Высокая коррупция порождает и низкую степень фактической защиты частной собственности, поэтому владельцы предприятий, которые не защищены от рейдерских захватов, от произвола чиновников и иных неблагоприятных факторов, часто не заинтересованы в долгосрочном инвестировании вообще и в рисковом инвестировании в энергосберегающие технологии в особенности.
г) В условиях высокой коррупции наиболее талантливые выпускники средних школ часто не могут поступить в престижные вузы, в том числе, готовящие высококвалифицированных инженеров и изобретателей. В то же время, заработная плата в профильных НИИ не стимулирует ученых к качественному производительному труду и к изобретению оригинальных технологий энергосбережения. Так, в Российской Федерации только 10,3% внедряемых технологических инноваций созданы внутри страны. Для сравнения, этот показатель в Германии составляет 47,2%, в Норвегии — 61,0%, во Франции — 68,9%. При этом 56,7% технологических инноваций представляют собой приобретаемые готовые машины, оборудование и программные средства, и лишь 1,8% — приобретаемые технологии в виде патентов, лицензий и т.п. [4]
д) Низкая транспарентность увеличивает неэффективность самой энергетической системы и, как следствие, цену поставляемой энергии. В РФ вплоть до 2007 г. энергетическая система была крайне «непрозрачной», громоздкой и экономически не эффективной естественной монополией. После реструктуризации РАО ЕЭС существенного роста эффективности отечественной энергетики пока не произошло.
Таким образом, задача устойчивого снижения энергоемкости и, в целом, ресурсоемкости ВВП Российской Федерации может быть решена только в случае принципиального решения проблемы коррумпированности социально-экономических отношений. По мнению автора, минимально допустимый уровень транспарентности для России составляет 4–4,5 баллов по шкале TI.
Подводя итог, можно сказать, что наличие в стране ряда институтов является необходимым условием активного внедрения ресурсосберегающих технологий. В свою очередь, без повышения уровня транспарентности экономики и снижения уровня коррупции прогрессивное развитие системы институтов — независимого суда, корпоративного управления, независимых средств массовой информации и т.п. — вряд ли возможно.


Литература
1. Анциферов А. Н. Теория экономического развития: тренды и концепции. — М.: Академический центр, 2007. — С.179.
2. Олейник А.Н. Институциональная экономика. — М.: Инфра-М, 2005. — С. 77.
3. Багриновский К.А. Современные методы управления технологическим развитием. — М.: Росспэн, 2001. — С.82.
4. Фардиев И.Ш., Васильев Ю.А., Нигметзянов В.С., Меер В.М. О потерях электроэнергии в свете требований Федерального Закона «Об энергосбережении и о повышении энергетической эффективности» // Энергетика Татарстана. — 2010. — №2. — С.5.
5. Вишнякова О.Н., Абрамова А.В. Структура энергетического кластера: организационно-управленческий аспект // Энергетика Татарстана. — 2010. — №1. — С.67.
6. Безруких П., Малахов В. Энергоэффективность и энергоемкость российской экономики // Ваш профессиональный консультант. — 2008. — №2. — C.3.
7. Россия и страны мира — 2008. — М.: Федеральная служба государственной статистики, 2009. — С.313.
8. www.transparency.org.ru // Официальный русскоязычный портал Центра антикоррупционных исследований и инициатив «Трансперенси Интернешнл».

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия