Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 3/4 (7/8), 2003
ЭКОНОМИКА И РЕЛИГИЯ
Лукин С. В.
заведующий кафедрой бизнес-менеджмента Высшей школы управления и бизнеса Белорусского государственного экономического университета (г. Минск),
доктор экономических наук


НЕКОТОРЫЕ ЗАМЕТКИ О ХРИСТИАНСКОМ УЧЕНИИ О ПОТРЕБЛЕНИИ

Еще в дохристианские времена достаточно определенно обозначились два противоположных взгляда на потребление человеком материальных благ.
Древнегреческий философ Аристипп, ученик Сократа, основатель киренской, или гедонистической школы, видел цель жизни человека в наслаждении разнообразными земными благами. Сторонниками этих предположений в Новое Время были утилитаристы, прежде всего Иеремия Бентам, а также Джон Стюарт Милль. В наслаждении цель человеческой деятельности видели и идейно близкие им Клод Адриан Гельвеций, а в определенной мере и Адам Смит.
Основателем другого направления экономической этики в целом, этики потребления, в частности, стал Аристотель, опиравшийся на идеи своего учителя Платона. В своих трудах "Политика" и "Никомахова этика" Аристотель выделил два рода "искусства наживать состояние" - экономику и хрематистику. Первая характеризовалась созданием "посредством земледелия" и приобретения (через мелкую торговлю) благ, необходимых для удовлетворения разумных потребностей индивидуума и домохозяйства, вторая - не имеющим ограничений приращением материального богатства, прежде всего, посредством крупной торговли и ростовщичества. Экономика, по мысли Аристотеля, воплощала в себе здоровое экономическое начало, хрематистика - искаженное и неестественное.
Христианское представление о потреблении близко к этим взглядам Аристотеля. Вместе с тем в христианском учении идея самоограничения в потреблении материальных благ обрела полную завершенность в связи с признанием временного характера и несовершенства земного бытия, представляющего лишь подготовку к бытию вечному. Суть христианской этики потребления можно выразить так: ограничение потребления, воздержание от чрезмерного потребления, принесение непотребленной части благ в жертву Богу и ближним. Совершенный христианин, исполненный любовью, должен стремиться пожертвовать им всем, что имеет (и материальными благами, и самой земной жизнью), должен рассматривать потребление сверх минимально необходимых потребностей как нечто отягощающее его, слишком привязывающее к земному и удаляющее от Бога. Самоограничение в потреблении должно быть способом борьбы со своими страстями и проявлением устремленности к "миру горнему".
Бог сотворил человека существом, способным любить и добровольно повиноваться. При этом первой заповедью для сотворенного человек стала заповедь о воздержании, о посте, о добровольном ограничении себя. Потому Ветхозаветный закон прямо предписывал ограничения в потреблении. Часть произведенных благ по заповеди должна была жертвоваться Богу и ближнему. Предусматривались жертвы обязательные и добровольные. Пожертвования людям предписывалось делать в различных формах, например: "Когда будете жать жатву на земле, не дожинай до края поля твоего и оставшегося от жатвы твоей не подбирай, и виноградника твоего не обирай дочиста, и попадавших ягод в винограднике не подбирай; оставь это бедному и пришельцу."1
Последовавший за Христом безоглядно должен сводить свои связи с миром к возможному и в потреблении довольствоваться самым необходимым. В одной из важнейших христианских молитв - прошение о даровании лишь хлеба насущного. Иоанн Златоуст так толкует это прошение: "Спаситель повелел молиться не о богатстве, не об удовольствиях, не о многоцветных одеждах, не о другом чем-либо подобном, но только о хлебе, и притом о хлебе повседневном, так чтобы нам не заботиться о завтрашнем, почему и присовокупил: хлеб насущный, т.е. повседневный. Даже и этим словом не удовлетворился, но присовокупил вслед затем и другое: даждь нам днесь, чтобы нам не сокрушать себя заботою о наступающем дне. В самом деле, если ты не знаешь, увидишь ли завтрашний день, то для чего беспокоишь себя заботой о нем? ... Он хочет, чтобы мы всегда были препоясаны и окрылены верою, и не более уступали природе, чем сколько требует от нас необходимая нужда".2 Христос к такому потребительскому минимуму призывал своих учеников: "Не берите с собою ни золота, ни серебра, ни меди в поясы свои, ни сумы на дорогу, ни двух одежд, ни обуви, ни посоха..."3 и "... В какой дом войдете, сперва говорите: мир дому сему! И если будет там сын мира, то почиет на нем мир ваш; а если нет, то к вам возвратится; в доме же том оставайтесь, ешьте и пейте, что у них есть: ибо трудящийся достоин награды за труды свои. Не переходите из дома в дом. И если придете в какой город, и примут вас, ешьте, что Вам предложат; и исцеляйте находящихся в нем больных, говорите им приблизилось к вам Царствие Божие".4
Такой призыв Спаситель обращает и ко всем, кто желает быть совершенным христианином. "Не ищите, что вам есть или что пить, и не беспокойтесь, потому что всего этого ищут люди мира сего; ваш же Отец знает, что вы имеете нужду в том; наипаче ищите Царствия Божия, и это все приложится вам".5 Христианин должен быть отличен от человека, ограничившего себя земным бытием. Первичные потребности второго являются лишь вторичными потребностями первого. Апостол Иаков говорил: "Откуда у вас вражды и распри? Не отсюда ли, от вожделений ваших, воюющих в членах ваших? Желаете - и не имеете; убиваете и завидуете - и не можете достигнуть; препираетесь и враждуете - и не имеете, потому что не просите. Просите - и не получаете, потому что просите не на добро, а чтобы употребить для ваших вожделений".6
Святитель Игнатий Брянчанинов, наставляя начинающих монашеский путь, так писал об основаниях, на которых должна строиться их жизнь: "... Должно устранить от себя изнеженность и наслаждения плотские, во всех видах. Должно довольствоваться пищею и сном постоянно умеренными, соразмерными с силами и здоровьем, чтобы пища и сон доставляли телу должное подкрепление, не производя непристойных движений, которые являются от излишества, не производя изнеможения, которое является от недостатка. Одежда, жилище и все вообще вещественные принадлежности должны быть скромные, в подражание Христу, в подражание Апостолам Его, в последование духу их, в общение с духом их".7
Христианские сообщества, такие, как первые христианские общины или монастыри, создавали (и создают) малые экономические системы, в которых они стремятся по-христиански реализовать принцип: "От каждого по способностям - каждому по потребностям". Принцип этот реализуем внутри экономической системы лишь при условии добровольного самоограничения в потреблении всех субъектов в нее входящих, которые при этом заботятся о благе ближнего больше, чем о своем, выполняя Божьи заповеди.
В значительной степени он был реализован прежде всего в православных общежительных обителях, получивших большое распространение в России. Попытки же реализовать подобный принцип в коммунах, создававшихся во многих странах, потерпели неудачу, во-первых, в силу неукорененности в вере в вечную жизнь, и, во-вторых, из-за нарушения принципа добровольности принимаемых обетов.
Формирование и развитие "большой экономической системы" (на уровне всего общества) на данном принципе невозможно в силу неготовности всех членов общества быть последовательными верующими в Бога. Но отдельный человек вполне в состоянии потреблять по-божески, в частности, по-христиански. Многие состоятельные люди могут быть (и были) весьма умеренны в потреблении и использовали свои доходы для дела и на благотворительные цели. Подобных примеров в истории российского и не только российского предпринимательства известно немало.
На основе христианской этики потребления в реальных современных условиях может строиться жизнь лишь в отдельных домохозяйствах, малых экономических системах. Только при значительном увеличении таких домохозяйств и малых экономических систем может определенным образом измениться и характер национальной экономической системы.


1 Лев. XIX, 9-10.
2 Св. Иоанн Златоуст. Толкование на святого Матфея Евангелиста // Полное собрание творений Св. Иоанна Златоуста в 12 томах. - Т. VII, Кн. 1. - М.: Златоуст, 2000. - С.224.
3 Мф. Х, 9-10.
4 Лк, Х, 5-9.
5 Лк., XII, 29-31.
6 Иак., IV, 1-3.
7 Святитель Игнатий Брянчанинов. Аскетические опыты. - М.: Правило Веры, 1993. - С.209.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия