Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 3/4 (7/8), 2003
МОЛОДЫЕ СПЕЦИАЛИСТЫ
Газизуллин Т. Н.
ведущий советник отдела науки и инновационной деятельности Министерства образования и науки Республики Татарстан (г. Казань),
кандидат экономических наук


РАВНОВЕСНОЕ КАЧЕСТВО ЭКОЛОГО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ КАК УСЛОВИЕ ФОРМИРОВАНИЯ ЭФФЕКТИВНОЙ СИСТЕМЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ЭКОНОМИКИ

Осознание современным человечеством себя как нового и неоднозначного фактора биосферы, обретение и биосферой нового социально-экономического характера - неизбежный результат цивилизационного развития. Считавшиеся далекими от производственных процессов области естественно-научного и философского знания об эволюции жизни на Земле раскрывают в современных условиях свои созидательные потенции.
В этой связи представляется важным выделить два момента.
Во-первых, развертывание экологических кризисных фаз формирует природные аномалии, в которых не соблюдается принцип Ле Шателье-Брауна, согласно которому любая система, находящаяся в термодинамическом равновесии, стремится ослабить любое внешнее воздействие, выводящее ее из равновесия. Человечество подошло к порогу ауторегуляторных возможностей биосферы. Экологическая катастрофа становится более очевидной, чем ядерная война. Это обязывают признать жизненную необходимость научного прогнозирования и строжайшего учета последствий производственно-технологического вмешательства в природные процессы.
Во-вторых, в понятии "биосфера" традиционно обращается внимание на ее биологическое качество. Чисто психологически это порождает понимание биосферы только как феномена биологического. Это противоречит идеям В.И.Вернадского о биосфере как динамичном единстве биотического и абиотического, как явлении геологическом, сложившемся в процессе эволюционно усложняющегося взаимодействия живого и косного вещества. Живое, будучи результатом долгого исторического развития лито-, гидро- и атмосферы, само есть мощная геохимическая сила планетарного масштаба. Четыре геосферы составляют единый природный комплекс, пребывающий в сложной экологической взаимосвязи с космическим окружением. Динамика биосферных процессов зависит и от состояния геологических формаций, почвенного покрова и колебаний геомагнитного поля, от циркуляций в воздушном и водном бассейнах, от интенсивности потока космической энергии и т.д. Возрастающий техногенный пресс на окружающую биосферу неизбежно сказывается на жизнедеятельности организмов, популяций, биоценозов, экосистем, всей живой оболочки планеты.
Трагизм технократического дилетантизма заключается в том, что конструкторы, проектировщики в своих разработках, субъективно не помышляя об ущербе жизни, в итоге объективно придают производственной деятельности разрушительную тенденцию. Последствия оказываются противоположными благим намерениям. Таково проявление диалектики стихийного и сознательного в историческом процессе, к сожалению, с преобладанием стихийного. Соответственно велением времени становятся всесторонне проработанные комплексные экономические программы, отражающие новые экологические реалии при выборе приоритетов локального, регионального и глобального экономического развития.
Необходимость перехода эколого-экономических отношений в состояние равновесного развития, ставит в новую практическую плоскость вопросы нового мирового и национального переустройства, делает важнейшей научной задачей разработку новой модели эколого-экономического развития общества.
Глобальный характер современных экологических проблем означает, что вопрос о выживаемости человечества приобретает приоритет как над государственными, так и над классовыми интересами. Логикой жизни подтверждается фундаментальность идей В.И.Вернадского, его биосферно-ноосферный концепции как парадигмы науки ХX1 столетия. "Человек, - писал В.И.Вернадский, - впервые реально понял, что он житель планеты, и может - должен мыслить и действовать в новом аспекте, не только в аспекте отдельной личности, семьи или рода, государств или их союзов, но и в планетном аспекте. Он, как и все живое, может мыслить и действовать в планетном аспекте только в области жизни - в биосфере, в определенной земной оболочке, с которой он неразрывно, закономерно связан и уйти из которой он не может. Его существование есть ее функция. Он несет ее с собой всюду. И он неизбежно, закономерно непрерывно ее изменяет"1 Вместе с тем, современный экологический кризис обусловлен двумя фазами развития - постиндустриальной (в развитых странах) и вторично-промышленной (в развивающихся). Эта вторая фаза чревата более тяжелыми экологическими катастрофами, чем первая. К тому же происходит их взаимная адаптация, что выдвигает задачу организации планетарного эколого-экономического регулирования как важнейшую задачу развития цивилизации.
Изменения планетарного характера приводят к новому пониманию взаимосвязей глобальной экономики и глобальной экологии. Если сравнительно недавно общество тревожило в основном лишь негативное воздействие развивающейся экономики на окружающую среду, то ныне беспокойство вызывает разрушение экосистем и его влияние на перспективы развития мировой экономики. Каких-то 20-30 лет назад человечество встало перед фактом резко возросшей экономической взаимозависимости стран. Сегодня оно стоит перед фактом глобальной экологической взаимозависимости.
Под воздействием экологических факторов происходят существенные изменения в структуре современной экономики и экономических отношениях, как в международном масштабе, так и в рамках отдельных государств: углубляется общественное разделение труда, изменяются традиционное содержание издержек производства и представления о конкурентоспособности предприятий, формируются новые направления материального производства с соответствующей инфраструктурой.
Правительство Германии, например, к середине 2010 году запланировало ввести систематический статистический обсчета ВНП с учетом всех экологических издержек. Многие западные фирмы, уловив перспективы прибыльного бизнеса в связи с ужесточением ограничений в области складирования отходов, ростом стоимости страховки при экологическом регулировании экономики, сосредоточивают усилия на рециклировании вторичного сырья, доводя эту предпринимательскую деятельность до транснациональных масштабов. В частности, в деятельности германской фирмы "Барцелиус Умвельт сервис", специализирующейся на вторичной переработке металлосодержащих отходов производства, участвуют предприниматели из США, Испании, Австралии, Италии и других стран. Вследствие намеченного к середине 90-х годов увеличения ежегодного объема переработки отходов производства с 500 тыс. до 1 млн. т годовой текущий оборот этой фирмы может возрасти со 150 млн. до 500 млн. марок.
Результаты анализа аналогичной хозяйственной деятельности 200 французских фирм показали, что взяв на вооружение политику сокращения отходов, 51% из них сократили потребление энергии, 47 % - сырья и 40% резко улучшили условия производства.
Существенное влияние на структурные сдвиги в мировом производстве могут оказывать экологические нормы отдельных государств, благодаря активному воздействию на международную торговлю и миграцию капиталов.
Претерпевает значительные изменения традиционный взгляд на содержание долгосрочной социально-экономической эффективности производства, которая оказывается ущербной, если в стратегии развития не учитывается необходимость поддержания эколого-экономического равновесия.
В этом отношении поучителен опыт Южной Кореи и Тайваня, которые, стремясь поддерживать высокие темпы экономического развития любой ценой, не учли их экологические последствия и в настоящее время сталкиваются со значительными экологическими проблемами, подрывающими условия жизнедеятельности и угрожающими снижением темпов экономического роста.
В современном мире происходит постепенный отход от одномерного понимания соотношения развития экономики и экологии только в плоскости обратной их зависимости. Начинают оцениваться возможности их "пропорционального" развития. Характерными становятся не запреты, а поиск и внедрение гибких и эффективных экономических методов регулирования и контроля, опирающихся на долгосрочные прогнозы и программно-целевые методы устойчивого развития, на принципы общественного предвидения и согласования результатов производственной деятельности с экологическими требованиями. В экологической политике и государственном регулировании экономики развитых стран центральным звеном уже стала эффективно действующая система государственного воздействия, подчиняющая иерархию экономических интересов субъектов хозяйствования более высокой интегральной общественной ценности - сохранению и оздоровлению природной среды.
Опыт развитых стран показывает, что защитить природу на основе одних рыночных механизмов без государственного экологического регулирования экономики невозможно. Этому во многом способствовала и многолетняя дискуссия между неоклассической и институциональной школами по проблемам охраны природы. В практическом плане это находит выражение в том, что активное сочетание государственных законов, контроля, субсидий и координации природоохранной деятельности с рыночными механизмами воздействия на экономические интересы предприятий стало стержнем сбалансированности эколого-экономического развития стран, целых регионов, крупных сфер общественного производства, корпораций, средних и мелких фирм.2
В развитых странах государство не только финансирует (от 25% в США и до 90% и более в Японии) программы по охране окружающей среды, но и держит их выполнение под жестким контролем. Благодаря этому в значительно большей степени, чем в России, осуществляется общественное присвоение природных благ и ресурсов, поскольку в результате государственного регулирования частные интересы подчиняются общественным посредством целенаправленного воздействия на собственника как экономическими, так и административными средствами.
Интересна в этой связи и оценка экономической "свободы" в современных условиях, данная бывшим французским премьер-министром М.Рокаром в беседе с всемирно известным ученым-экологом Ж.И.Кусто: "Чем больше расширяется свобода, тем больше становится риск того, что более сильные используют ее во вред более слабым. Чем больше мы стремимся обеспечить равенство, тем больше приходится ограничивать свободу каждого, а значит, и свободу вообще. Усиление борьбы за охрану окружающей среды исключит, по крайней мере, одну разновидность свободы - делать все что угодно".3
Создание условий, обеспечивающих достойный уровень эколого-экономической жизни в нашем обществе, ставит в повестку дня задачу разработки на основе исторической преемственности и уже имеющегося опыта широкомасштабных программ по предотвращению деградации природной среды и последовательному ее оздоровлению.


1 Вернадский В.И. Философские мысли натуралиста. -М., 1988. - С.35.
2 Малышков Г.Б. Экологически ответственное предпринимательство (теоретико-институциональный анализ): Автореф. дисс. СПбГУ, 2003. - С.8-17.
3 Как спасти планету //За рубежом. - 1989. - N 152. - С.20.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия