Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 1 (37), 2011
НАУЧНЫЕ СООБЩЕНИЯ
Хорьков Ю. А.
декан юридического факультета Нижнекамского филиала Московского государственного энергетического института,
кандидат юридических наук


Феномен малого предпринимательства: институционально-экономический аспект анализа
В статье анализируются вопросы экономической природы малого предпринимательства, особенностей его внутренней институциональной среды и характера взаимодействия с институционально-правовым окружением применительно к российским условиям
Ключевые слова: малое предпринимательство, экономические системы, институциональная среда, государственное регулирование

Экономические и институционально-правовые аспекты малого предпринимательства исследуются в многочисленных работах российских экономистов и правоведов. Но проблема малого предпринимательства, — его экономической природы, внутренней и внешней институциональной структуры, определяющей его специфическое место в экономической системе, — далеко не исчерпана.
Исторически феномен малого бизнеса восходит к деятельности мелких производителей в докапиталистическом товарном хозяйстве. Как бы ни отличались современные малые предприятия от крестьянского и ремесленного хозяйства эпохи средневековья и раннего капитализма по техническому оснащению, способам организации и т.д., им присущи некоторые общие черты, подтверждающие непрерывность эволюционной линии малого предпринимательства. Так, Маркс отмечал характерное для мелкого (простого) товарного производства единство труда и собственности. Впоследствии капитализм трансформировал это свойство малых предприятий в единство капитала-функции и капитала-собственности, что предполагает личное участие собственника (собственников) в производственном процессе, включая функции организации и управления, а также право на получение остаточного дохода. Это характерно для небольших частнопредпринимательских фирм, индивидуальных предприятий, для производственных кооперативов, а также некоторых видов партнерств с ограниченным числом участников. В крупных компаниях корпоративного типа функции собственности и управления разорваны, а сами собственники (акционеры) несут ответственность только в пределах своего вклада.
Возрождение мелкого предпринимательства — знаковое явление современной экономики, основанной на информации и знаниях. Имея, в общем, значительно более низкое техническое строение по сравнению с крупными предприятиями, мелкое производство в эпоху промышленного переворота пришло в упадок, пережив полосу массовых разорений. Но в постиндустриальной экономике, где ключевым активом становится интеллектуальный и человеческий капитал, а решающее значение приобретает творческая активность личности, — в этих условиях насыщенность живым трудом становится стратегическим преимуществом малого бизнеса.
Сравнительно узкий круг общения, характерный для небольших предприятий, придает производственным взаимодействиям его участников преимущественно личностный характер, стимулируя действие механизмов взаимопонимания и кооперативных эффектов. Вместе с тем существенно «укороченные», по сравнению с крупным производством, связи между индивидуальными трудовыми затратами и коллективными результатами обусловливают высокий уровень информационной прозрачности экономических процессов, усиливая общую заинтересованность в результатах совместной деятельности.
Указанные особенности в значительной мере блокируют оппортунистическое поведение экономических агентов, включая сокрытие или искажение информации, «эффект безбилетника» и т.п. Преследование, по Уильямсону, особого личного интереса с использованием коварства, наталкивается, во-первых, на объективно действующую в малых группах тенденцию выравнивания информационной асимметрии, во-вторых, на характерный для этих форм доверительный характер отношений, основанный на доминировании общего интереса, и, наконец, на реальную возможность коллективного остракизма по отношению к оппортунистически действующему агенту. Разумеется, перечисленные факторы отражают идеализированный тип взаимодействия агентов в малых организациях. На практике последние могут демонстрировать различные отклонения от теоретической модели. Но в принципе, очевидное для малых производственных организаций преобладание кооперативных образцов поведения способствует более полному раскрытию творческого потенциала отдельных работников и организации в целом, что объясняет высокий уровень адаптируемости малых предприятий даже в неблагоприятной институционально-экономической среде.
В широком историческом контексте это объясняется своеобразным субкультурным характером мелкого предпринимательства в различных экономических системах. Малые формы экономической активности населения никогда не определяли специфических черт этих систем, но всегда служили своего рода экономическим амортизатором, компенсирующим или смягчающим наиболее жесткие проявления доминирующих социально-экономических структур. Это обстоятельство, с одной стороны, обрекало малое предпринимательство на подчиненное положение, а с другой — способствовало формированию особых структурных характеристик, отличающих его от прочих хозяйственных форм.
Критически важной чертой малого бизнеса является крайне высокая восприимчивость к институциональному влиянию, — будь то стимулирующее или угнетающее воздействие. У мелких предпринимателей нет той защитной финансово-бюрократической оболочки, которая имеется у крупных компаний. Чувствительность к промонополистической политике государства в тарифной сфере в виде «ножниц цен», дискриминационные проявления в отношениях малых предприятий с крупными компаниями [1], уязвимость перед криминальными группами и коррупционно ориентированным поведением чиновников и т.д. — только отчасти характеризуют силу и масштабы давления на малый бизнес.
Что касается российского опыта, то приходится признать, что в обществе сложилась неэффективная система господдержки и финансирования малых предприятий. Последние остро нуждаются в финансовых ресурсах (потребности предприятий в кредитах удовлетворяются лишь на 25%), а российская банковская система не ориентирована на нужды реального сектора вообще и малого бизнеса — в частности. Региональные фонды поддержки предпринимательства вносят свой вклад в развитие малого бизнеса, но они зачастую демонстрируют неравный доступ различных хозяйствующих субъектов к капиталу. Вместе с тем беспримерная живучесть этой формы предпринимательства (на фоне административно-бюрократического и криминального давления) свидетельствует о том, что малые организации сами обладают внутренним институциональным запасом прочности, который придает им определенную устойчивость и гибкость. И хотя вклад малого бизнеса в ВВП не превышает 10–15%, все же около 20 млн. россиян полностью или частично живут на доходы, полученные в этой сфере занятости [2].
Выделение предприятий малого бизнеса в самостоятельную категорию хозяйствующих субъектов в разных странах осуществляется по разным основаниям. Наиболее распространенным критерием отнесения предприятия к сфере малого бизнеса является численность персонала — от 30 до 100 человек, обычно дифференцированная по отраслям. В США, Великобритании и Франции для более дифференцированной характеристики малого бизнеса применяются понятия мельчайших (до 19 чел.) и мелких (от 19 до 50 чел.) [3]. Многие страны используют дополнительные критерии, чаще всего результирующие финансовые показатели: в Великобритании — величина годового оборота и активов, в Японии — уставный капитал, в США — величина годового оборота и прибыли.
Согласно российскому законодательству (Федеральный Закон от 14 июня 1995 г. «О государственной поддержке малого предпринимательства в Российской Федерации»), субъектами малого предпринимательства признаются, во-первых, коммерческие организации — юридические лица, в уставном капитале которых доля государственной собственности не превышает 25%, во-вторых, фермерские хозяйства и, в-третьих, физические лица, занимающиеся предпринимательской деятельностью без образования юридического лица.
При этом средняя численность работников не должна превышать в промышленности, строительстве и на транспорте — 100 человек, в сельском хозяйстве и научно-технической сфере — 60 человек, в розничной торговле и бытовом обслуживании — 30 человек, в остальных отраслях и при осуществлении других видов деятельности — 50 человек. Таким образом, в правовом определении этого явления преобладают сугубо количественные характеристики, связанные с количеством занятых, оборотом капитала, величиной активов и т.д. В качестве инструмента государственного регулирования (определение претендентов на предоставление налоговых льгот, финансовой поддержки и т.д.) такой подход вполне приемлем и необходим. Но он явно недостаточен для разработки глубоко дифференцированной, эффективной политики государства в данной сфере.
Вклад малого предпринимательства в социально-экономическое развитие страны трудно переоценить. Исследования, проводимые в рамках ОЭСР, показали, что с 1990 г. половина всех важнейших изобретений в мире приходится на долю малых предприятий, на них реализуется около половины всех научно-технических инноваций, они играют все возрастающую роль в торговле лицензиями, ноу-хау, результатами собственных научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ. Опыт самых разных стран показывает, что как только в силу тех или иных причин сокращается число мелких предприятий, немедленно сужаются возможности экономического маневра, снижается восприимчивость экономики к достижениям научно-технического прогресса. По степени развития этого сектора многие аналитики судят о жизнеспособности экономической системы.
Малое предпринимательство выступает одновременно целью и инструментом развития рыночной экономики. Его двойственная роль определяется двумя группами функций, выполняемых в системе экономических и социальных отношений:
К «целевым» функциям отнесены массовое репродуцирование субъектами малого предпринимательства рабочих мест с наименьшими затратами, инновационное проектирование и экспериментальное внедрение инноваций, обеспечение социально-политической стабильности в обществе. К «инструментальным» функциям можно отнести использование малого предпринимательства в целях ограничения тенденций монополизации экономики, содействие формированию среднего класса, заполнение малоэффективных для крупного бизнеса экономических «ниш».
Развитие малого предпринимательства придает рынку труда необходимую гибкость, что позволяет решить двуединую задачу: обеспечить рост эффективности производства и существенно смягчить напряженность на рынке рабочей силы. Концепция гибкого рынка труда предполагает формирование многообразных и гибких форм взаимоотношений между государством, предпринимателями, профсоюзами и работниками. Выход российской экономики из затяжного кризиса невозможен без позитивных изменений в области занятости, внедрения в сферу трудовых отношений основополагающих принципов гибкой занятости, в том числе и самозанятости (предприятия без наемных работников, чаще всего индивидуальные или семейные предприятия). К самостоятельным работникам относятся те, кто работает за свой счет, сам организует свою работу, владеет средствами производства и отвечает за произведенную продукцию. Сфера самозанятости является, с одной стороны, нормальной формой занятости, а с другой — средством выживания или дополнительного заработка для многих лиц, нуждающихся в работе. Следует заметить, что стартовый капитал для создания индивидуального предприятия, т.е. создания одного рабочего места, чрезвычайно мал, и в среднем оставляет 500–700 долл. США.
Наконец, малое предпринимательство в силу своей доступности и легкости образования предприятий способно содействовать занятости наиболее уязвимых групп трудящихся, таких как молодежь, женщины, инвалиды и другие социально не защищенные группы населения.
В целом, процветание малого бизнеса является ярким признаком экономического и социального здоровья общества. Это означает, что не только малое предпринимательство должно адаптироваться к господствующим экономическим структурам, но и сами структуры должны быть адаптированы — при активной поддержке государства — к интересам развития малых форм экономической самодеятельности населения.


Литература
1. Мочерный С.В., Некрасова В.В. Основы организации предпринимательской деятельности. — М.: «Приор-издат», 2004. — С.108.
2. См.: Маньков В.С. Институциональные аспекты в государственном регулировании малого бизнеса // Вестн. Моск. ун-та, Сер.6. Экономика. — 2004. — №2. — С.21.
3. См.: Попов Е.Н. Совершенствование финансового механизма регулирования деятельности малого бизнеса. — Астрахань, 2001. — С.5.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия