Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 2 (38), 2011
ПРОБЛЕМЫ МОДЕРНИЗАЦИИ И ПЕРЕХОДА К ИННОВАЦИОННОЙ ЭКОНОМИКЕ
Блинов А. О.
профессор кафедры менеджмента Всероссийского заочного финансово-экономического института (г. Москва),
доктор экономических наук, профессор


Концептуальный подход к проблеме модернизации российской промышленности
В статье предпринята попытка оценить инновационно-технологический потенциал российской промышленности. Проанализированы ключевые технологические индикаторы России в контексте развитых стран мира. Обоснована необходимость разработки и реализации промышленной политики РФ
Ключевые слова: модернизация, промышленная политика, институт, технологии, инновации, Россия
УДК 330.322; ББК 65.01

Россия – одна из богатейших стран мира. По объёму и многообразию природных ресурсов ей практически нет равных. В России живет всего 2,4% населения нашей планеты, а её территория составляет 10% общей территории. При этом здесь сосредоточено 45% мирового запаса природного газа, 13% – нефти, 23% – угля. На одного жителя России приходится 0,9 га пахотной земли – на 80% больше, чем в Финляндии, на 30% больше чем в США [4]. Велик кадровый и научный потенциал. Больше трети всех открытий в ХХ века сделано в России. В стране на десять тысяч человек приходится 37 учёных и инженеров, — столько же, сколько в США, и в полтора раза больше, чем в Германии [3]. Однако не менее очевидной является бедность России по ряду важнейших социально-экономических параметров относительно ведущих экономик мира.
Мнения исследователей и специалистов в оценке текущего состояния и перспектив конкурентоспособности российской экономики расходятся. Одни считают, что Россия снова превращается в великую державу с хорошими перспективами построения инновационной экономики и освоения мирового рынка. Другие полагают, что Россия безнадежно утратила позиции великой державы в мировой политике, и в дальнейшем она будет играть роль сырьевого придатка для развитых стран. Это делает весьма актуальным анализ реального состояния промышленного и, прежде всего, технологического потенциала РФ и конкурентных перспектив страны в мировой экономике.
Диагностика инновационно-технологического потенциала российской промышленности предполагает оценку ключевых технологических индикаторов России в сравнении с развитыми странами мира. Для уяснения истинного состояния российской экономики представляется целесообразным использование некоторых принципов.
Первый принцип состоит в том, что сегодня необходимо соотносить развитие национальной экономики с внешним миром. Бесполезно сравнивать страну саму с собой, т.к. это не дает понимания места страны в мировой экономической системе. В условиях глобализации, когда взаимозависимость стран невероятно возросла, следует ориентироваться на мировых лидеров. Все страны мира сегодня жестко разделены на лидеров и аутсайдеров. И если рассматриваемая национальная экономика, например, российская, растет, но при этом попадает в разряд стран-аутсайдеров, то говорить о ее экономических успехах можно лишь весьма условно. Сопоставление экономических параметров России с аналогичными характеристиками развитых стран мира позволит определить место России в мировой технологической иерархии, объективно оценить её конкурентные позиции.
Второй принцип состоит в оценке существующего разрыва в экономическом развитии России и стран-лидеров. Простая констатация перепада в различных технологических характеристиках сейчас уже является недостаточной. Помимо этого необходимо понять, каково отставание России — либо это «естественный проигрыш» лидеру, либо это цивилизационный разрыв. В последнем случае отставание, как правило, нельзя преодолеть в сжатые сроки.
Третий принцип состоит в переводе существующего разрыва в экономическом развитии России и стран-лидеров во временную плоскость. Иными словами необходимо не только зафиксировать технологический разрыв и дать ему оценку, но и хотя бы ориентировочно определить время, в течение которого Россия сможет преодолеть свое отставание от стран-лидеров. Оценка сроков отставания позволит прояснить вопрос о степени технологических различий, а предстоящий «забег» за лидером в несколько десятилетий уже сам по себе может служить в качестве элементарного прогноза событий.
Четвертый принцип состоит в том, чтобы совместить анализ технологической и институциональной составляющей экономики России и экономики стран-лидеров. Это связано с тем, что сегодня любая страна-лидер сочетает в себе превосходство одновременно по двум направлениям: технологическому и институциональному. Высокоэффективная институциональная среда, как правило, инициирует технологические инновации, а высокотехнологичная экономика требует прогрессивных институциональных изменений. Понимание связи между двумя составляющими национальной экономики позволяет выявить болевые точки и направления приложения основных усилий государства.
В настоящее время принято оценивать инновационно-технологический уровень страны по широкому спектру экономических показателей. Однако такой подход затрудняет проведение диагностики истинного положения государства в мировой экономике. В связи с этим воспользуемся иным подходом, предполагающим рассмотрение только трех ключевых индикаторов, дающих агрегированную и в то же время комплексную характеристику технологического уровня российской экономики: производительность труда, энергоотдача и экологичность производства.
Мировая система состоит из технологических лидеров и технологических аутсайдеров с небольшой прослойкой «середняков». В связи с этим достижения любой страны должны соотноситься с достижениями технологического лидера. Соответственно, второй шаг анализа состоит в соотнесении трех ключевых технологических индикаторов России и страны-лидера, каковым традиционно выступают США. Это позволит определить место России в мировой экономике и ее относительный уровень технологического развития.
Здесь следует остановиться на таком важном моменте, как определение допустимого отставания России от страны-лидера. Какой же разрыв считать большим, а какой — допустимым? Важным моментом является динамический аспект, когда фиксируемый разрыв меняется во времени. В этом случае формируется определенный вектор технологического развития страны: она либо сокращает свое отставание, либо увеличивает его.
В силу ограниченности статистических данных рассмотрим указанные показатели только за два года: 2004 г. и 2008 г. Анализ по всем трем технологическим показателям показывает, что Россия может быть причислена к разряду стран-аутсайдеров. Из табл.1 видно, что производительность труда в России по сравнению с США ниже в 4,2 раза, энергоотдача — в 2,4 раза, а экологичность производства — в 2,3 раза. Таким образом, по трем важнейшим позициям Россия в разы отстает от мирового лидера. Россия относится к разряду стран с самым «грязным» ВВП, самой высокой энергоемкостью экономики и самым бездарным использованием трудового потенциала.
Таблица 1
Соотношение ключевых технологических показателей России и США
Рассчитано автором по данным Федерального агентства по статистике РФ и Мирового банка [5]
Самое сильное отставание России наблюдается в сфере использования трудовых ресурсов, где наиболее ярко и зримо воплощаются результаты научно-технологического прогресса. Немного лучше дело обстоит с двумя другими показателями, однако это принципиально не меняет положения дел.
По всем трем технологическим индикаторам проявляется позитивная тенденция сокращения отставания России от США. Данный факт позволяет надеяться, что нашей стране все же удастся со временем выйти на удовлетворительный уровень технологического развития. Однако оценка сроков, которые потребуются для полного выравнивания российских технологических индикаторов с американскими, дает обескураживающие результаты (табл. 1). Даже 48-летнее отставание по показателю экологичности производства означает почти бесконечность, т.к. за такой срок происходит полная смена доминирующего технологического уклада и выстраивается новая цивилизационная конфигурация. Если даже сложившиеся позитивные тенденции сохранятся на столь длительный срок, то догнать развитый мир России, скорее всего, не удастся.
Оценка периода отставания России от страны-лидера, на мой взгляд, максимально ярко демонстрирует цивилизационный разрыв между ними. Отставание на несколько десятилетий в современных условиях равносильно отставанию навсегда. Теоретически ликвидировать такой разрыв, конечно, можно, однако это требует колоссальных экономических ресурсов, высокой институциональной гибкости и наличия творческого персонала. Если ресурсами Россия располагает, то второй и третий фактор практически отсутствуют. Полученные результаты позволяют совершенно беспристрастно взглянуть на те научно-технические и инновационные программы, которые проводятся в последние годы российским правительством. Можно сделать неутешительный вывод о том, что многие программы и мероприятия совершенно неэффективны с точки зрения их конечных результатов, происходит разбазаривание финансовых ресурсов. Единственный выход из этой патовой ситуации – политическая воля власти, способной совместно с бизнесом и научным сообществом разработать программы по технологическому развитию отечественной промышленности. Однако прогнозные и программные документы не оперируют указанными показателями и не ставят задачи сокращения технологического разрыва с развитыми странами мира. Между тем данные табл. 1 убедительно говорят о том, что такая задача не только назрела, но и требует ускоренного решения. В противном случае Россия, проводя многочисленные точечные мероприятия по стимулированию инноваций, будет и дальше оставаться технологически отсталой страной.
Весьма негативная картина наблюдается в уровне физического износа и морального износа основных фондов. В российской практике не редки и такие ситуации, когда значение морального износа объектов основных средств выше их физического износа. Работать на таком оборудовании в принципе можно, но эффективность этой работы будет далека от современных стандартов, что, в конечном счете, выразится в низкой производительности труда, высоком энергопотреблении и нанесении окружающей среде большого экологического ущерба.
В российской экономике не созданы гибкие механизмы запуска технологических преобразований предприятий в рыночных условиях, создания предпосылок для устойчивого роста. Потому что и преобразованием, и развитием необходимо заниматься одновременно. В такой ситуации в системе управления трансформацией экономики ведущую роль играет государство. Рынок сам по себе может быть свободным только в том случае, когда он становится зрелым и безупречным. Но это идеальная модель. Обратившись к истории, можно заметить, что рынки во всех странах складывались при прямой поддержке государства, они конструировались в соответствии с интересами государства (стратегией его экономического развития). России предстоит создать тип рыночной системы, ориентированной на развитие и обеспечивающей устойчивый экономический рост в российских условиях. Основная цель, стоящая перед российской экономикой — обретение нового качества развития, обеспечивающего повышение эффективности и конкурентоспособности материального и интеллектуального производства, высокие и устойчивые темпы роста. Достижение этой масштабной, но реальной цели требует кардинальных перемен в социально-экономическом развитии на основе целеустремлённой национальной стратегии, опирающейся на программу технологической модернизации России.
Важнейшей проблемой, требующей активных действий государства, является национальная конкурентоспособность, представляющая собой интегрированное свойство всей экономической системы. В разработке стратегии повышения национальной конкурентоспособности целесообразна опора на позиции с конкурентными преимуществами России, к которым можно отнести: достаточно образованную, квалифицированную и относительно недорогую по мировым меркам рабочую силу, богатые природные ресурсы, накопленный научно-технический потенциал, транзитный потенциал и реальные транспортные возможности, относительно ёмкий внутренний рынок. Однако эти конкурентные преимущества пока не только не используются и не развиваются, но и стремительно деградируют.
Сложившаяся ситуация требует разработки и реализации целеустремлённой промышленной политики. Промышленная политика предполагает наличие чётких государственных приоритетов развития и активных действий по их реализации. Она разрабатывается и осуществляется с целью изменить «естественный ход событий» под воздействием «невидимой руки рынка», который представляется неприемлемым государству. Необходимость разработки и реализации промышленной политики определяется неспособностью устранения рыночными механизмами «глобальных» дисбалансов и необходимостью применения специальных нерыночных мер.
Промышленная политика позволяет сконцентрировать национальные усилия на важнейших направлениях технологического прорыва и экономического роста, реализации крупномасштабных проектов, развитии высокотехнологичных отраслей промышленности и наукоёмких предприятий, обеспечении защиты жизненно важных секторов производства и укреплении стратегических позиций национальной экономики на мировых рынках. Острая потребность российской экономики отмечается как в модернизации её «традиционных» отраслей (транспорт), так и в создании «постиндустриальной» инфраструктуры (современные телекоммуникации, информационные сети, мобильная и спутниковая связь, электронная торговля и услуги) и институтов инновационной деятельности.
Для России возможен как сценарий конструктивного включения в новую кооперацию постиндустриального мира, так и угроза её превращения в страну-аутсайдера, что актуализирует проблему технологической модернизации. Активизация инновационной деятельности должна осуществляться по всему «технологическому коридору» – от научной идеи до рыночной реализации в соответствии с «заказом» промышленности и конкретными требованиями к технико-экономическим характеристикам новых технологий, материалов, систем машин и оборудования. Перевод экономики России на инновационный путь развития требует также целеустремлённых государственных усилий по вовлечению в хозяйственный оборот результатов научно-технической деятельности.
К задачам модернизации российской промышленности относится развитие «высоких технологий» за счёт коммерциализации результатов исследований, создающих предпосылки для базовых технологий и производства конкурентоспособных продуктов, использования научно-технических заделов с невостребованным и/или невыявленным коммерческим потенциалом, разработки и реализации проектов с высокими показателями экономической эффективности. Однако имеющийся в России интеллектуальный и созидательно-творческий потенциал пока обеспечивает инновационное развитие мировых технологических лидеров, но не работает на экономику страны и её движение к «обществу знаний».
Особую роль в технологической модернизации должны сыграть специальные институты инновационной экономики. Создание «тела новшества» всегда было сильной стороной российской науки, а коммерческая реализация инноваций либо отсутствовала вовсе, либо была крайне несовершенной. Россия имеет хороший интеллектуальный потенциал, но не научилась создавать на его основе капитализируемые активы. Поэтому научно-техническому сообществу России необходимо научиться превращать своё несомненное умение правильно мыслить и изобретать в практические навыки эффективного извлечения интеллектуальной ренты из производимой знанием стоимости. Капитализация интеллекта — это превращение квалификации кадров в лицензии и сертификаты, знаний — в права интеллектуальной собственности, а репутации — в брэнды и финансовые гарантии.
Государственные усилия в этих условиях должны быть направлены на создание механизма эффективной капитализации интеллектуального потенциала и формирование институтов инновационной экономики. В нынешних условиях ограниченного внутреннего спроса на ценные знания политика государства должна нацеливаться на постиндустриальный прорыв России на мировых рынках и эффективное встраивание интеллектуально-кадрового потенциала в систему удовлетворения платёжеспособного спроса, формируемого глобальными игроками мирового рынка наукоёмкой продукции.
Существенное значение для успешной реализации промышленной политики имеет налаживание взаимодействия государства с частным бизнесом, крупными финансовыми учреждениями и промышленными предприятиями различных форм собственности. Это взаимодействие должно осуществляться с момента разработки, отбора и реализации важнейших инновационных проектов, которые могут стать основой для создания крупных корпоративных структур, служащих «локомотивами» технологического развития и повышения национальной конкурентоспособности. Ускорение модернизации развития российской промышленности требует создания системы приоритетных проектов, в рамках которых представляется целесообразным соединение административного, финансового, структурного и технологического ресурсов как составных элементов целеустремлённой научно-промышленной политики.
В процессе эволюции традиционный фактор собственности на средства производства утрачивает своё основополагающее значение, а классическая корпорация приобретает сегодня форму сетевой структуры. Наиболее адекватными потребностям модернизации российской промышленности должны явиться креативные корпорации. Их социальной миссией должна быть реализация творческого потенциала общества, а определяющим показателем успеха — достижение интеллектуального лидерства. Именно такие организации интеллектуального капитала считаются экспертами в области постиндустриальной экономики наиболее конкурентоспособной на мировых рынках XXI века. Опыт их создания и функционирования требует изучения и распространения в наукоёмких секторах экономики России.
Важнейшим направлением государственной промышленной политики является совершенствование национальной инновационной системы (НИС), включающей организации, ведущие прикладные исследования и экспериментальные разработки, подготовку и запуск производства, вывод продукции на рынок, её обслуживание и модернизацию. Центром такой системы должны стать крупные высокотехнологичные корпорации, несущие основное бремя экономической ответственности в процессе создания и реализации наукоёмкой продукции.
В условиях постиндустриальной трансформации ядром эффективного экономического развития и модернизации российской промышленности, т.е. повышения национальной конкурентоспособности, должны выступать кластеры предприятий. Кластеры — это группы компаний, расположенных на одной территории и получающих выигрыш от компактного расположения, концентрации, кооперирования и возможности использования таких специализированных ресурсов, как наличие на данной территории квалифицированного персонала и специальной инфраструктуры для осуществления определённых видов бизнеса. Повышение роли кластеров дает преимущества компаниям среднего размера по сравнению со сверхкрупными корпорациями, обеспечивая структурную перестройку экономики.
Развитие кластеров компаний меняет облик экономической политики, а селективные методы государственной помощи и поддержки отдельных структурообразующих предприятий уступают место общим мерам по развитию условий функционирования кластеров. Формирование инфраструктуры для кластеров компаний и специально обученного персонала, приспособленных к потребностям данной отраслевой ориентации, создание каналов делового сотрудничества и т.д. — ключевой фактор конкурентоспособности. Крупные корпорации в динамично развивающихся отраслях экономики также должны изменить свою вертикальную организацию и повысить роль средних по размеру подразделений при сохранении за головной корпорацией базовых функций управления и контроля.
Необходимость концентрации разнокачественных ресурсов государства и бизнеса для реализации стратегических целей требует формирования системы проектного управления инновационной экономикой. Проектное управление включает в себя: механизм определения ограниченного числа стратегических приоритетов; систему национальных проектов, реализующих данные приоритеты на основе соединения ресурсов государства и бизнеса; процедуры согласования обязательств и взаимной ответственности государства и бизнеса в рамках совместных проектов; систему контроля за исполнением обязательств и эффективностью использования ресурсов. Важным фактором повышения модернизации российской промышленности должно являться развитие человеческого капитала и модернизация институтов государственной власти. Для повышения качества управления необходимо масштабное использование информационно-коммуникационных технологий (ИКТ). Российский сектор ИКТ должен становится всё более важной стратегической составляющей социально-экономического потенциала страны. Однако сектор ИКТ составляет в объёме ВВП России всего 1,4% и занимает 0,7% в структуре внешнеэкономических связей [2]. Низким остаётся уровень распространения персональных компьютеров и компьютерной грамотности населения. Недостаточными темпами развивается отечественное производство конкурентоспособной информационно-коммуникационной продукции. Доля затрат на информационные технологии в бюджете коммерческих и государственных организаций России на порядок ниже, чем в развитых странах. По общему уровню развития и использования ИКТ Россия значительно отстаёт сегодня не только от развитых стран, но также от стран Восточной Европы и Азии.
Для России как великой державы принципиально важно стать крупным производителем ИКТ для внутреннего и внешнего рынков. Поэтому масштабная информатизация России в современных условиях приобретает значение, равное по масштабу плану ГОЭЛРО, обеспечившему переход страны от аграрного к индустриальному обществу. Данное обстоятельство предопределяет значимость разработки и реализации стратегии, ориентированной на цели, ценности, социальные силы и структуры информационно-технологического развития страны.
Важнейшей формой участия государства в модернизации российской промышленности и технологического развития должно явиться создание и функционирование государственного сектора, который должен основывается на принципах, отличающихся от принципов деятельности частных компаний. Он должен служить для компенсации принципиальной неспособности рыночного хозяйства решать такие общенациональные задачи, как развитие инфраструктуры, модернизация наукоёмкого производства, проведение НИОКР, развитие науки и переподготовка кадров, бюджетное финансирование исследований и разработок с последующей поставкой их результатов во все сферы экономики.
Государственный сектор должен играть роль защитника национальных экономических и политических интересов от иностранной экспансии, компенсировать слабость национального капитала, ограждая развивающиеся и жизненно важные отрасли промышленности, а также отдельные регионы от экспансии иностранного капитала. Государственный сектор должен дополнять частное хозяйство в обстоятельствах недостаточной для него мотивации, выступать инструментом перераспределения национального продукта в решении общественно значимых задач.
Государство должно выступать самым крупным собственником наукоёмкого производства и основным потребителем наукоёмких технологий. Без поддержки государства невозможно продвижение на мировые рынки не только оборонной техники, но и наукоёмкой продукции. Национальная модернизация российской промышленности и ее конкурентоспособность во многом зависит от способности государства создать политико-нормативно-правовую среду, которая благоприятствует устойчивому процессу создания добавленной стоимости. При отсутствии целостной стратегии и общепризнанной слабости государственных институтов, регулирующих хозяйственные отношения, бизнес не имеет содержательного и ответственного партнёра для решения общенациональных задач.
Также государство должно достойно выступить в роли субъекта технологической модернизации, то есть проявить себя как духовная сущность, а не только как бюрократический механизм. Власть должна предъявить обществу план работ и программу сотрудничества, способные собрать людей для совместного осуществления этого замысла. Для выполнения этой миссии само государство должно измениться и стать адекватным тенденциям постиндустриальной трансформации общества. Поэтому в сложившейся обстановке целесообразным представляется переход к более органичной для современной России компромиссной модели модернизации на основе национального консенсуса. В реализации компромиссной модели модернизации существенное значение должно иметь частно-государственное партнёрство как организация сотрудничества государственного и частного секторов национальной экономики по модернизации российской промышленности.
Распределение усилий между государством и частными компаниями в модернизации российской промышленности представляется следующим образом:
● приоритетные направления — общегосударственная проблема;
● критические и инновационные технологии — проблема государственных ведомств и государственных корпораций;
● прорывные технологии — предмет деятельности венчурного бизнеса;
● инновационные проекты — объект инвестиционного интереса частного бизнеса.
Факторами успеха политики технологической модернизации является её признание в качестве приоритета социально-экономического развития с созданием единого центра ответственности, организацией финансового и интеллектуального обеспечения проектов и программ, использованием мирового опыта и квалифицированной экспертизой проектов. Но научно-промышленная сфера пока не стала приоритетом развития России, а локомотивы и точки экономического роста остаются без должного государственного внимания. Сегодня размыта ответственность за промышленную политику страны, нет должной координации по реализации программ технологического развития в различных секторах и регионах страны, не преодолён разрыв между наукой и промышленностью.
Стиль мышления российской промышленной элиты ориентирован на приоритетное значение массового производства, товарный обмен, доминирование технократической парадигмы, высокую роль промышленной традиции и преимущественную ценность материальных активов по сравнению с нематериальными активами [3]. А «новая экономика» — это экономика услуг, индивидуализированное производство, социальная инженерия, творческая активность и интеллектуальный капитал. Поэтому промышленная элита с мировоззрением индустриальной эпохи не только не смогла инициировать инновационную волну, но и фактически не поддержала призыв президента к повышению конкурентоспособности и технологической модернизации России.
Социально-экономические программы Правительства также воспроизводят логику индустриализма и не дают ответов на вызовы постиндустриального развития. Поэтому в рамках сложившегося промышленно-отраслевого управления и его кадрового наполнения разработка и реализация политики технологической модернизации не представляется возможной. Это делает необходимым формирование структуры государственного управления процессами технологической модернизации на базе структур и кадров, реально освоивших и практически решающих задачи производства и продвижения интеллектуальных услуг, создания и развития конкурентоспособных структур «новой экономики» в открытом пространстве глобального рынка.
С учётом изложенного, представляется целесообразным создание Агентства технологического развития с возложением на него функций разработчика и организатора реализации Национальной программы технологической модернизации России. Ему должна быть поручена организация работы по определению и государственной поддержке «локомотивов и точек роста», а также кластеров предприятий по перспективным направлениям. Важнейшей функцией Агентства должно стать создание и налаживание деятельности технопарков, развитие отечественного рынка наукоёмкой продукции, механизмов продвижения ценных знаний, технологических достижений и интеллектуальных услуг на мировой рынок, а также формирование информационно-коммуникационной инфраструктуры производства и использования знаний и информационных ресурсов.
Умение работать с нематериальными активами, адекватно оценивать человеческий капитал, эффективно включаться в глобальные стоимостные цепочки производства высокотехнологичной продукции и интеллектуальных услуг определяет управленческую компетенцию в решении проблем технологической модернизации. Решающей проблемой для осуществления технологической модернизации является создание системы кадровых «лифтов» с целью максимального повышения вертикальной и горизонтальной мобильности, создания новых возможностей для динамичной и образованной молодёжи сделать карьеру как в политике, так и в структурах государственной власти. Отсутствие «правил игры», объективных критериев, по которым производится кадровый отбор, нетерпимые в любой экономической практике, особенно губительны для экономики инновационного типа. Становится абсолютно необходимым воссоздание института «номенклатуры» — модифицированной системы кадрового резерва.
Меры технологической модернизации требуют сопряжения с изменениями в социально-политической системе. Общество должно быть соответствующим образом организовано, а силы модернизации приобрести в нём большой политический вес и предлагать вдохновляющий образ будущего. Социально-политической предпосылкой технологической модернизации является создание национальной коалиции сил модернизации.
Модернизационный сценарий способен обеспечить консолидацию существующих элит, но эффективность его реализации зависит от результатов их обновления по критериям национальной ответственности и деловой состоятельности. Без этого весь рассматриваемый сценарий становится проблематичным. Процесс вертикальной и горизонтальной ротации элит должен стать гибким и прозрачным для общества. Очевидно, что представители социальных групп, связанных с «новой экономикой» и инновационной сферой, должны приобрести больший политический вес в обществе.
Наиболее благоприятным в сложившейся ситуации представляется сценарий, в рамках которого инициатором модернизации выступает Президент России. Его важнейшая функция как субъекта модернизации — стимулирование активности и консолидация сил научно-промышленного развития. Политическая воля Президента к обновлению политических элит и созданию социального ядра национальной модернизационной коалиции является критерием его готовности к реализации предлагаемого сценария. Модернизационная коалиция призвана стать прочной социально-политической опорой для государственно-политического ядра, руководящего проведением преобразований. Эта поддержка должна оградить субъекта модернизации от концептуального «размывания» и утраты стратегических ориентиров.
Важной предпосылкой формирования модернизационной коалиции является появление в последние годы влиятельных групп, заинтересованных в реализации национальной научно-промышленной политики. Повышение важности знаний и информационных ресурсов в жизни страны ставит социальные силы нового технологического уклада перед необходимостью включаться в борьбу за власть, конкурировать с политиками, не выражающими их интересы, искать себе реальных и потенциальных политических союзников. Это может породить новые типы социально-политических конфликтов, возможность конструктивного разрешения которых видится только через публичный диалог с широкими социальными группами населения страны.
Социальные силы модернизации не обладают пока достаточными экономическими, организационными и политическими ресурсами для реализации инновационной стратегии. Поэтому формирование и укрепление сил модернизации требует выхода за пределы обозначенного сообщества и привлечения ресурсов из секторов экономики, не связанных с решением задач технологического обновления. Это должно стать общенациональной задачей, обеспечиваемой всеми хозяйствующими субъектами. Одной из ключевых задач социально-экономической политики является укрепление доверия между бизнесом и властью, налаживание между ними конструктивного диалога. В процессе национального диалога должны быть выявлена общность интересов наиболее активных и социально ответственных групп с коренными интересами страны.
Любая нация сохраняется и развивается тогда, когда живет не только настоящим и прошлым, но, прежде всего, желанным будущим. Нынешняя политическая религия выживания и культа обеспеченной жизни убедительна для массового обывателя, но она не вдохновляет созидательно-творческие силы, без которых невозможна технологическая модернизация. Одной из проблем идейно-политической раздробленности российского общества выступают социальные разломы, поколенческие разрывы и ценностные конфликты. Это порождает объективную потребность в интегративной идеологии, способной объединить разные политические силы. Её целью является не утверждение того или иного политического и экономического строя, а достижение согласованных решений по общезначимым для страны вопросам.
Российская правящая элита на протяжении нескольких лет пытается разработать некую национальную идею, способную консолидировать общество. Идея технологической модернизации страны может выступить в качестве такой объединяющей общенациональной задачи в силу её социально-политической нейтральности. Создание проекта, направленного в будущее, возможно на основе идеи технологической модернизации России как общенациональном ответе на фундаментальные вызовы постиндустриальной эпохи. Перефразируя формулу одного из отцов «японского чуда» Э. Деминга [4], можно сказать, что трансформация экономики вообще становится возможной только после того, как соответствующие цели превращаются в национальную идеологию на производстве.
Инновационный характер современного мирового развития не позволяет рассматривать стратегии выживания и подражания как приемлемые для России. Это оставляет России только одну возможность сохраниться в качестве влиятельного субъекта исторического процесса — сформировать и реализовать стратегию социально-экономического и интеллектуально-творческого самовыражения общества — носителя богатейшей национальной культуры.
Следует учитывать крайнюю ограниченность исторического времени для изменения характера развития страны и необходимость повышения эффективности использования её природного, промышленного и интеллектуального потенциала в целях самосохранения России и укрепления её глобальных позиций в современном мире.


Литература
1. Блинов А.О., Добреньков В.И. Социолого-исторические взгляды на бедность // Вестник МГУ. Сер. 18. Социология и политология. — 2004. — № 3.
2. Блинов А.О. Государство и предпринимательство (теория среднего класса). — М., 2003.
3. Гапоненко А.Л., Панкрухин А.П. Теория управления. — М., 2003.
4. Гапоненко А.Л. Управление знаниями. — М., 2001.
5. Гапоненко А.Л. Стратегия социально-экономического развития: страна, город, регион. — М., 2001.
6. Михайлов О.В. Основы мировой конкурентоспособности. — М., 1999.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия