Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 2 (38), 2011
ЭКОНОМИКА, УПРАВЛЕНИЕ И УЧЕТ НА ПРЕДПРИЯТИИ
Сергеев И. Б.
декан экономического факультета, заместитель заведующего кафедрой экономики, учета и аудита Санкт-Петербургского государственного горного института (технического университета),
доктор экономических наук, профессор

Пономаренко Т. В.
доцент кафедры организации и управления Санкт-Петербургского государственного горного института (технического университета),
кандидат экономических наук


Развитие стратегических конкурентных преимуществ горных компаний: институционально-теоретический аспект
В статье представлен анализ источников, факторов, условий обеспечения устойчивости конкурентных преимуществ в рамках теории позиционирования и ресурсной концепции. Выявлена сущность и проанализирована связь между специфическими и стратегическими активами в горных компаниях. Разработаны направления управления конкурентными преимуществами в горнохимических компаниях России с учетом институциональных ограничений
Ключевые слова: конкурентное преимущество, активы, институциональные ограничения, горные компании

Многие отрасли минерально-сырьевого и топливно-энергетического комплексов (МСК и ТЭК) в настоящее время конкурентоспособны как на внутреннем, так и мировых рынках, обладая при этом рентообразующим и доходообразующим потенциалом. При этом в развитии МСК и ТЭК сохраняются технические, экологические, экономические, институциональные и прочие проблемы. Значительная часть горных компаний не обладает достаточным инвестиционным потенциалом не только для расширенного, но и простого воспроизводства основных средств. Финансовое состояние компаний добывающей и перерабатывающей промышленности, использование в процессе производства неконкурентоспособных технологий, отсутствие достаточного финансирования геологоразведочных работ и др. осложняют положение. Все это доказывает необходимость участия государства в регулировании данного сектора экономики.
Институциональная среда является одним из главных факторов, определяющих динамику и характер развития национальной экономики и ее отдельных отраслевых секторов. Современная стратегия рационального недропользования не может базироваться исключительно на возможностях рынка как такового. Рыночный механизм даже в развитых странах не обеспечивает решения стратегических задач недропользования, охраны природы, связанной с недропользованием, устойчивой экономической безопасности. В России с ее переходной экономикой необходимо реализовать такой принцип рационального недропользования, как органическое сочетание рыночных механизмов саморегулирования и поддержки государством рационального потребления и сбережения минерально-сырьевых ресурсов. Поэтому даже в самых стабильных отраслях горной промышленности необходимо государственное регулирование.
Рыночные механизмы и конкуренция стимулируют поиск и развитие внутренних конкурентных преимуществ компаний, инструментарий выявления и управления которыми является предметом стратегического менеджмента. Поэтому анализ источников, факторов, условий обеспечения устойчивости конкурентных преимуществ позволил установить значимость стратегических активов компаний. Стратегическими активами становятся специфические активы в определенных условиях, для чего необходимы выявление сущности и связи между специфическими и стратегическими активами в горных компаниях.
Феномен специфических активов является относительно «молодой» областью интересов экономической науки (с точки зрения целенаправленной идентификации и изучения). Это понятие введено в научный оборот О.Уильямсоном [5], определявшим их как особенные, нетривиальные инвестиции, имеющие ценность лишь в определенных рамках (трансакциях). В ранних работах О.Уильямсон выделил четыре типа специфичных активов — специфичность местоположения, специфичность физических активов, специфичность человеческих активов и целевые активы (результат инвестиций для обеспечения конкретной трансакции). Характеристиками специфичности местоположения и специфичности физических активов отличаются минерально-сырьевые активы. Специфичность местоположения определяется территориальным расположением активов компании и невозможностью их перемещения, что формирует конкурентные преимущества в связи с экономией транспортных и производственных затрат. Специфичность физических (материальных) активов определяется их технологическим назначением, связанным с применением особых видов сырья, производством продукции, специфичной для определенного использования. В более поздних работах О.Уильямсона состав специфических активов был дополнен еще двумя видами: специфичностью торговой марки и временной специфичностью.
Толкование специфичности активов в современной теории стратегического управления не является унифицированным. В теории трансакционных издержек специфичность активов анализируется применительно к трансакциям, в ресурсной концепции активы понимаются специфичными относительно фирмы [2, 324]. Поэтому понятие специфических активов расширено и формулируется следующим образом: специфические активы — активы, ценность которых намного возрастает при использовании для определенного назначения или в определенных отношениях по сравнению со всеми остальными альтернативами. Специфичность — степень, в которой те или иные активы являются специфическими. При соблюдении принципа максимизации стоимости специфичность измеряется утратой стоимости, имеющей место при переходе к использованию актива по другому назначению. Специфическая инвестиция — инвестиция, создающая специфические активы [4].
Специфические активы обладают следующими определяющими признаками: 1) являются результатом специализированных (специфических) инвестиций; 2) не могут быть перепрофилированы для альтернативного использования без потерь в их потенциале; 3) не являются свободно доступными для других пользователей, т.е., права собственности на такие активы ограничены; 4) предназначены для длительного использования; 5) обладают высокой капиталоемкостью и высокой степенью специфичности.
Дополнительными характеристиками специфических активов в горнодобывающих отраслях являются:
1) исчерпание или истощение минеральных ресурсов, возвращение которых в первоначальное состояние природной деятельностью, следующей за извлечением, возможно только в особых случаях;
2) долгосрочность контрактов по использованию минерально-сырьевых активов, определяемая лицензионным порядком недропользования;
3) комплементарность минерально-сырьевых и других определенных активов, используемых в комплексе и порождающих эффекты взаимодополнения факторов производства и хозяйственных операций.
Минерально-сырьевые активы как специфические активы характеризуются следующими особенностями [6]: уникальность; ограниченность ресурсов и отсутствие свободного доступа к ним; отсутствие самостоятельной ценности; невозможность оценки по рыночной стоимости ввиду отсутствия активного рынка; вариабельность оценки по сравнению с другими активами; неопределенность количественно-качественных характеристик на дату оценки; значительные сроки реализации проектов с высокими рисками; специфика инвестирования, связанная со значительностью инвестиций вследствие высоких барьеров доступа к ресурсам, необратимостью или низкой ликвидационной стоимостью инвестиций, поэтапностью и чувствительностью инвестиций к темпам инфляции.
Ценность минерально-сырьевых активов зависит от влияния значительного количества горно-геологических, географических, экономических факторов [1]. Горно-геологические факторы отражают условия добычи, например, геологическое строение, мощность рудного тела, залежи или пласта, глубину залегания, форму, гидрологические особенности; качество и технологические свойства минерального сырья, например, содержание полезных компонентов, обогатимость; запасы минерального сырья и крупность месторождений; горнотехнические и экологические условия эксплуатации месторождения и другие. Географические факторы определяются расположением месторождения по отношению к транспортным магистралям, центрам переработки и использования сырья; развитостью инфраструктуры в районах работ и т.п. Экономические факторы зависят от подвижности и сложности конкурентной среды, объема и структуры спроса, внутренних и мировых цен на минеральное сырье; периода строительства горного предприятия и его мощности; срока отработки месторождения; наличия и квалификации трудовых ресурсов; существующей системы налогообложения при недропользовании и другими. Влияние всех групп факторов является в разной степени устойчивым, горно-геологических и географических факторов достаточно предсказуемым и поэтому в значительной мере управляемым, экономических факторов — труднее прогнозируемым и управляемым с помощью специальных механизмов.
Специфический характер минерально-сырьевых активов проявляется в достаточно жесткой регламентированности технико-экономических показателей при их использовании и получении товарной продукции:
1. объем балансовых запасов и горно-геологические характеристики минерального сырья предопределяют способ и систему отработки месторождения, уровень потерь, разубоживания, коэффициента извлечения ценностей из недр, объем производства и срок отработки;
2. рациональный вариант освоения участка недр обоснован в ТЭО и проекте отработки месторождения и утвержден при государственной экспертизе;
3. виды товарной продукции и коэффициенты извлечения при обогащении зависят от применяемых технологий.
С точки зрения институциональной теории, специфический актив обеспечивает получение дохода в рамках одной конкретной трансакции, устойчиво превышающего доход от его использования в рамках любой другой трансакции. Такая дополнительная ценность по характеру формирования определяется как квазирента. Поэтому способность приносить владельцу специфического актива дополнительную ценность (повышенную прибыль) и генерирование дополнительных рисков, как основные характеристики рассматриваемой категории, требуют анализа. Для целей эффективного стратегического управления горными компаниями на основе выявления и роста стратегических конкурентных преимуществ проанализирована связь между специфическими и стратегическими активами в горных компаниях.
Стратегические активы — это активы и способности компании, которые обеспечивают ее устойчивыми конкурентными (стратегическими) преимуществами. Стратегический актив представляет собой совокупность стратегических ресурсов и потенциальных возможностей компании, которые позволяют ей достичь более высокого уровня конкурентоспособности на основе формирования и использования устойчивых конкурентных преимуществ посредством реализации разработанной стратегии развития.
Действительно ценными для компании являются навыки, ресурсы, активы и набор компетенций, которые не могут быть скопированы на конкурентном рынке или заменены другим активом, который может быть приобретен. Существует четыре основных способа в результате реализации которых компания может стать владельцем подобных активов: во-первых, приобрести их вместе с вкладом в первоначальный капитал; во-вторых, приобрести активы на открытом рынке или напрямую заключить договор на пользование каким-либо активом (например, в случае аренды); в-третьих, получить доступ к требуемым активам или способностям, поделившись ими с дочерней компанией или партнером по объединению; в-четвертых, накапливать требуемые активы, учась на собственном опыте. Дж. Барни выделил следующие признаки стратегических активов [7]: они должны быть ценны для организации; для них не должно быть заменителей; их должно быть сложно воспроизвести или скопировать; они должны быть редкими среди конкурентов.
К стратегическим активам интегрированных горных компаний относятся минерально-сырьевые активы и организационный капитал. Организационные ресурсы — это организационные возможности компании обеспечить адекватную реакцию на изменения условий внешней среды. В качестве организационных ресурсов, прежде всего, следует выделить ресурсы системы управления, осуществляющие и координирующие взаимодействие с объектами внешней среды. Это процедуры, технологии, системы управления, техническое и программное обеспечение, организационная структура, патенты, бренды, корпоративная культура, отношения с клиентами, корпоративная социальная ответственность и другие. Также сюда следует отнести новые организационные ресурсы внешнего окружения, непосредственно взаимодействующего с компанией, которые появились в условиях глобализации и развития новых информационных технологий.
В современной теории стратегического управления понятие «конкурентное преимущество» является стержневым [2, 216]. Общепризнанной теории конкурентных преимуществ в стратегическом менеджменте к настоящему времени не сложилось. Существуют различные точки зрения на сущность, источники и факторы существующих и формируемых конкурентных преимуществ, а также условия обеспечения их устойчивости. Различия взглядов связаны, прежде всего, с выделением в качестве ключевых эндогенных или экзогенных факторов, определяющих стратегические преимущества компании, например, характеристик отрасли в качестве внешних факторов, или ресурсов и компетенций самой компании в качестве внутрифирменных факторов.
Теория конкурентных преимуществ М. Портера и школа позиционирования долгое время доминировали в стратегическом управлении. Конкурентные преимущества формулировались как условия, обеспечивающие получение компанией прибылей, превышающих среднеотраслевые, преимущественно за счет рыночной власти и монопольной ренты. Факторы формирования конкурентных преимуществ, соответственно, определялись внешней средой компании: структурой отраслей и рынков, входными барьерами, продуктовым портфелем, долей компании и другими факторами. Стратегия (управление конкурентными преимуществами) понималась как позиционирование бизнеса в стабильной и хорошо определенной отраслевой структуре, т.е., основное внимание при управлении воспроизводственным процессом уделялось сфере обращения. Стратегия должна была обеспечить оптимальное соответствие компании ее специфической внешней среде, поэтому может быть определена как реактивная [2, 336] или адаптивная.
Такой подход имеет следующие недостатки: преувеличение роли внешних факторов конкурентных преимуществ; невозможность применения в нестабильных условиях и динамичном изменении конкурентной среды и отраслевой структуры, связанной с изменением природы и источников конкуренции, глобализацией бизнеса, развитием технологий, изменением ожиданий, реконфигурацией барьеров входа в отрасли; запаздывание стратегии, ориентированной на подавление конкурентов.
На смену школе позиционирования пришла ресурсная теория, общепризнанная в настоящее время в стратегическом менеджменте как наиболее современная и обоснованная. В этой теории сущность конкурентных преимуществ определяется, как их способность быть источником экономических рент. Формирование конкурентных преимуществ связывается с наличием разнородных ресурсов, стратегических активов, накоплением различий в ресурсах и их использовании под влиянием стохастических факторов внешней среды, в результате, управлять следует деятельностью компании в сфере производства. Факторы, определяющие конкурентные преимущества, проанализированы разными авторами: разнородность ресурсов исследовалась в работах Вернельфельта, механизм несовершенного распределения ресурсов на открытом рынке («рынках стратегических факторов производства») изучался в трудах Барни, невозможность имитации ресурсов, активов, способностей и компетенций вследствие «механизмов изоляции» обоснована в работах Рамелта, Дирекса и Кула [2, 325].
С точки зрения ресурсной концепции, стратегическое управление заключается в поддержании и накоплении активов, генерирующих экономические ренты, включающих стратегические и доступные на рынке комплементарные активы. Стратегия (управление конкурентными преимуществами) должна отражать такой механизм создания стоимости компанией (на основе использования ценных и редких ресурсов), который одновременно не может быть реализован никем из ее нынешних или потенциальных конкурентов [2, 335]. Стратегия становится проактивной, поскольку от компании требуется опережающее создание и развитие уникальных ресурсов и способностей, что обеспечивается созданием собственных, труднокопируемых конкурентами бизнес-моделей.
Стратегическое управление играет ключевую роль в крупных, особенно интегрированных компаниях. Структура российского рынка минеральных удобрений отличается большой концентрированностью: в калийной отрасли пока действует дуополия ОАО «Уралкалий»-ОАО «Сильвинит» и пытается войти минерально-химическая компания (МХК) «Еврохим», а фосфатная отрасль включает несколько компаний, однако лидерами, контролирующими рынок, являются ОАО «Фосагро» и МХК «Еврохим». Соответственно, эти производители фактически могут осуществлять контроль над ценами, крайне высок порог входа в отрасль минеральных удобрений, основная тенденция развития горнохимической отрасли заключается в интеграции компаний.
Обе теории могут быть использованы в разных условиях, поэтому фактически дополняют друг друга, что отражает табл.1, в которой разработаны направления управления конкурентными преимуществами в горнохимических компаниях России. По нашему мнению, теория позиционирования находит отражение в управлении ценами и структурой рынка, ресурсная теория — в увеличении объемов добычи, объемов производства товарной продукции, а также снижении затрат на производство и сбыт.
Таблица 1
Управление стратегическими активами в горнохимических компаниях России
Устойчивость конкурентных преимуществ также по-разному определяется в теории позиционирования и ресурсной теории. В теории конкурентных преимуществ (теории позиционирования) устойчивость конкурентных преимуществ в значительной мере обусловливалась структурными различиями отраслей и конкурентной силой продуктов на рынке, определяющими успешное рыночное позиционирование. В условиях информационной экономики и «экономики знаний», изменения структуры отраслей и рынков, такие факторы устойчивости теряют свое значение, т.к. становится возможным копирование конкурентных преимуществ и потеря стратегических активов.
В ресурсной теории окончательно сложились и разделились два направления: статическое и динамическое. В статическом варианте устойчивость конкурентных преимуществ связывается с наличием ресурсов и с ограниченной стратегической заменяемостью на эквивалентные активы и формированием экономических рент, а также угрозами экономического ущерба для фирм, пытающихся в короткое время скопировать ресурсы других фирм (Дирекс и Кул). В динамической версии устойчивость конкурентных преимуществ может являться результатом взаимодействия сложной структуры ресурсов, которые приобретаются, развиваются и используются. Эта сложная структура является следствием взаимодействия сети ресурсов, посредством чего специфические ресурсы приобретают преимущество от их использования в обеспечении деятельности компании (Шульц, Тис, Пизано и др.) [8].
Специфические активы существуют объективно, а стратегические активы формируются целенаправленно с учетом возможностей компаний, конкурентной среды и институциональных ограничений. Механизмы формирования устойчивого конкурентного преимущества определяются целенаправленной и согласованной стратегией компании с учетом обновления представлений менеджмента о конкурентной среде, исключающей копирование конкурентами, и степени институционального регулирования. Динамично меняющееся внешнее окружение обусловливает необходимость постоянной координации целей и задач с этапами реализации стратегии, вследствие чего система управления компанией является основным гарантом получения планируемых результатов.
Управление стратегическими конкурентными преимуществами компании включает несколько этапов:
1. определение ресурсных возможностей (потенциала) компании на текущий момент;
2. установление целевых значений стратегических показателей;
3. определение ресурсных возможностей компании на перспективу;
4. мониторинг изменений в конкурентной среде (стратегический конкурентный анализ);
5. мониторинг институциональных изменений;
6. разработку стратегии компании (стратегии управления конкурентными преимуществами);
7. разработку тактических направлений реализации стратегии управления конкурентными преимуществами.
Институциональные ограничения, как и барьеры входа на рынок, создают искусственные конкурентные преимущества, повышая или снижая стратегическую конкурентоспособность компании. Степень влияния институциональных ограничений определяется, прежде всего, сферой экономической деятельности, ее стратегическим значением для национальной экономики в настоящем и будущем, системообразующим характером отрасли и другими стратегическими факторами.
Недропользование — сфера переплетения и столкновения интересов Федерации, регионов и горных компаний, местных администраций, общественных организаций, населения. Эти интересы далеко не совпадают, иногда даже противоположны: так, у компании в центре внимания прибыль, у государства — жизнедеятельность населения. У субъекта Федерации тоже есть противоречивые интересы: с одной стороны, желательно извлечь максимальную выгоду от природных ресурсов сейчас, а с другой стороны, нужно думать и о будущих поколениях. Поэтому институциональная система недропользования должна обеспечить нахождение и соблюдение баланса многоаспектных интересов всех сторон. Важнейшими ее «элементами» являются: законодательная и нормативная база; стратегия и политика освоения недр; механизм предоставления прав пользования недрами, где баланс интересов устанавливается за счет конкурентной борьбы между недропользователями; программа геологоразведочных работ по подготовке новых участков недр для выставления на аукционы и конкурсы.
Институциональные ограничения базируются на определенном ресурсном режиме и могут быть проанализированы с позиции институционально-эволюционной теории, включающей теорию прав собственности, теорию трансакционных издержек и другие. Права собственности составляют наиболее важную категорию прав, при этом права собственности на природные ресурсы всегда включают и ограничения по их использованию со стороны собственников. В современных условиях наблюдается определенная тенденция к расширению подобных ограничений [3]. Для мировой практики характерно то, что по мере приобретения навыков и опыта применения тех или иных правил и процедур в сфере регулирования недропользования последние во все большей степени формируются не на основе указаний прямого действия, а на основе обобщения и распространения прецедентов «лучшей практики». Тем самым «нормативно-правовое пространство» (или ресурсный режим) эволюционирует не только по мере изменения характеристик активов (особенно в связи с переходом ресурсодобывающих регионов к стадии зрелости по мере истощения запасов полезных ископаемых, ухудшения их характеристик, усиления антропогенного воздействия), но также и по мере накопления опыта и формирования устойчивых «специфических знаний организации».
В табл. 2 представлены четыре критерия, выделенные М. Петераф [2, 333], как обеспечивающие устойчивость конкурентных преимуществ, дополненные нами факторами институционального регулирования в недропользовании.

Таблица 2
Условия институционального регулирования по обеспечению устойчивости конкурентных преимуществ горных компаний
ПризнакиСущность (проявления)Факторы институционального регулирования
1. Неоднородность ресурсовРенты невозможны при отсутствии различий в экономической эффективности между ресурсамиМеханизмы налогового регулирования, например, дифференциация налоговой ставки по налогу на добычу полезных ископаемых (НДПИ) в зависимости от эффективности хозяйственной деятельности горной компании, таможенное регулирование, ценообразование на внутреннем рынке
2. Ограничения конкуренции (исходные) — экономические условияГенерировать ренты могут только те ресурсы, которые приобретены по цене ниже их дисконтированной стоимостиИзменения в лицензионном режиме недропользования, вывод участ-ков из нераспределенного фонда недр, проведение аукционов
3. Ограничения конкуренции (результирующие) — экономические ограниченияКонкурентам должно быть крайне тяжело или невозможно ими-тировать или заместить ресурсы, генерирующие ренты.Государственная поддержка компаний в системообразующих отраслях, механизмы государственно-частного партнерства
4. Несовершенная мобильность ресурсовСпецифичность ресурсов относительно компанииРегулирование создания и деятельности интегрированных компаний, конкурентное и антимонопольное законодательство, законодательство о трансфертном ценообразовании, изменение порядка передачи лицензий в интегрированной компании.

Проведенные исследования показали, что устойчивость стратегических конкурентных преимуществ горных компаний достигается как за счет внутрифирменных факторов и управления стратегическими активами, так и посредством активного институционального регулирования развития минерально-сырьевого комплекса.
Из всего множества элементов институциональной среды в качестве наиболее значимых можно выделить условия режим недропользования, систему налогообложения (включая ее специфическую рентную составляющую) и организационную структуру. Эти элементы институциональной среды тесно взаимосвязаны и взаимообусловливают друг друга, состояние и динамика их изменения в значительной степени зависит от политики государства в отношении МСК, а сами они фактически являются составной частью системы государственного регулирования.
Активное регулирование в институциональной сфере недропользования должно включать ряд мер. Ключевым институтом в недропользовании России является институт лицензирования пользования недрами. Действенность лицензионного процесса во многом определяется полнотой и согласованностью законодательных и других нормативно-правовых актов, разрабатываемых на федеральном и региональном уровнях. Вместе с тем контроль за выполнением условий пользования недрами недостаточен, поэтому необходимо повышение ответственности недропользователей вплоть до изъятия лицензии. В современных российских условиях в МСК и ТЭК создаются специфические возможности существования ренты в результате неполноты регулирования в институциональной сфере. От использования минерально-сырьевых активов, в условиях государственной собственности на недра, значительная и экономически обоснованная часть дополнительной ценности (квазиренты) должна изыматься собственником ресурсов (активов) — государством. Совершенствование налогообложения на основе дифференциации налоговых ставок должно быть основано на дифференцированном учете и мониторинге производственных операций и экономических показателей на уровне отдельных лицензируемых объектов. Функционирование интегрированных компаний ориентировано на широкое применение трансфертного ценообразования во внутрифирменном обороте товаров и услуг, что не обеспечивает объективной оценки эффективности освоения минеральных ресурсов и делает проблематичным переход к гибкому налогообложению. Поэтому конкурентное законодательство и регулирование трансфертного ценообразования должны стимулировать конкуренцию в МСК на внутреннем рынке и препятствовать нерыночному ценообразованию.
Вместе с тем, современный режим недропользования в России не обеспечивает надлежащего мониторинга и жесткости контроля в процессе освоения недр [3]. Неприемлемое возрастание трансакционных издержек государства и общества, возникающих в связи с освоением принадлежащих им минерально-сырьевых ресурсов определяет необходимость радикального изменения направленности политики государства во всех ее основных аспектах, включая налогообложение, недропользование, антимонопольную деятельность и поддержание конкурентной среды.


Литература
1. Грибовский С.В., Иванова Е.Н, Львов Д.С., Медведева О.Е.. Оценка стоимости недвижимости. — М.:ИНТЕРРЕКЛАМА, 2003.
2. Катькало В.С. Эволюция теории стратегического управления. — 2-е изд. — СПб.: Изд-во «Высшая школа менеджмента»; Издат. Дом С-Петерб. гос. ун-та, 2008.
3. Крюков В.А. Особенности формирования системы недропользования в России — взгляд на проблему с позиций институциональной теории // Минеральные ресурсы России. Экономика и управление. — 2005. — № 5.
4. Милгром П., Робертс Дж. Экономика, организация и менеджмент: В 2-х т. / Пер. с англ. И.В. Розмаинского, Д.Е. Тетерина, К.А. Холодилина; Под ред. И.И. Елисеевой и В.Л. Тамбовцева — СПб.: Экономическая школа, 1999.
5. Пахомова Н.В., Рихтер К.К. Экономика отраслевых рынков и политика государства. — М.: ЗАО «Изд-во «Экономика», 2009.
6. Сергеев И.Б., Пономаренко Т.В. Оценка стоимости минерально-сырьевых активов горной компании методом реальных опционов // Проблемы современной экономики. — 2010. - № 4.
7. Barney, J. B. Firm resources and sustainable competitive advantage // Journal of Management, 17, 1991.
8. Schulze W.S. The two schools of thought in resource-based theory: definitions and implications for research / Shrivastava, P., Huff, A.S. and Dutton, J.E. (Eds), Advances in Strategic Management, Vol. 10 A, JAI Press, Greenwich, CT. 1994.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия