Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 2 (38), 2011
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ РЕГИОНОВ И ОТРАСЛЕВЫХ КОМПЛЕКСОВ
Камилова Р. Ш.
доцент Дагестанского государственного университета (г. Махачкала),
кандидат экономических наук


Теоретические подходы к определению дефиниций региональной экономической интеграции
В статье рассматриваются теоретические подходы к понятию интеграция. Определены возможности интеграции применительно к исследованию национально хозяйственных отношений региона. Дана характеристика особенностей развития региональной структуры национальной экономики на основе интеграционных процессов
Ключевые слова: интеграция, интернационализация хозяйственной жизни, регион, инвестиции, эффективная пространственная организация, экономическое развитие регионов

Разрабатывая проблему интеграции регионов России, необходимо уточнить содержание самого понятия интеграции. Понятие «интеграция» происходит от латинского integratio — обеспечение целостности, восстановление целостности, от корневого integer — целостный. Поэтому в самом общем смысле интеграция — это объединение в целостность, систематизация каких-либо частей, элементов. Л.И. Абалкин рассматривает понятие интеграции именно в данной плоскости: «интеграция — объединение экономических субъектов, углубление их взаимодействия, развитие связей между ними» [1].
Под более широким углом зрения рассматривает интеграцию Г.С. Вечканов, как понятие теории систем, означающее состояние связанности дифференцированных частей в целое, а так же процесс, ведущий к такому состоянию [2].
Отталкиваясь от трактовки Г.С. Вечканова, можно сделать вывод о том, что необходимо различать два взаимосвязанных аспекта интеграции:
— состояние взаимозависимости элементов (необходимое условие для сохранения системы);
— процесс объединения, взаимопроникновения, переплетения и сращивания отдельных элементов в единую систему.
А.А. Керашев трактует интеграцию как экономический процесс. В узком смысле слова по его трактовке интеграция представляет собой форму интернационализации хозяйственной жизни, которая возникла после второй мировой воины и по своему содержанию сводится к процессу переплетения национальных хозяйств, предполагающему проведение согласованной межгосударственной экономической политики. Широкий смысл слова интеграция представляет собой процесс, в котором участвуют хозяйствующие субъекты всех уровней организации экономических отношений, позиционированные в глобальном рыночном пространстве. Соответственно, содержание данного процесса сводится к сближению, функциональному переплетению и структурному сращиванию прежде обособленных хозяйствующих субъектов в системную целостность, то есть, обретение ими системного качества [3].
Широкая и узкая трактовки экономической интеграции правомерны и располагают одинаковым эвристическим потенциалом, который может быть проявлен в научном исследовании. Вместе с тем следует принимать во внимание реальные исторические условия, которым они соответствуют.
Если узкая трактовка экономической интеграции сложилась в середине двадцатого века, и соответствует первоначальному сближению национальных экономик, а также заключению простейших форм межгосударственных экономических союзов и объединений, то широкая трактовка экономической интеграции неотделима от процесса расширения пространства экономических отношений.
Следует согласиться с А.А. Керашевым в том, что широкий подход к экономической интеграции и иным формам обобществления производства соответствует глобальному процессу переплетения и сращивания форм интернационализации и форм обобществления хозяйственных отношений внутри национальных экономик.
Можно сформулировать следующий вывод: интеграция, изначально сформировавшись внешним образом, двигаясь вширь, по достижении определенной степени зрелости поворачивает вглубь, то есть развивается по интенсивному пути.
В регионах страны взаимодействуют и переплетаются между собой две ветви отношений — социальная и экономическая.
Понятие интеграции видоизменяется в рамках экономики, основанной на знаниях, поскольку синергический эффект от соединения, комбинирования и переплетения различных элементов общественно- хозяйственного процесса умножается благодаря тому, что в основании интеграции лежит эффективное использование интеллектуального капитала. Необходимые для успеха интеграции финансово- инвестиционные ресурсы вовлекаются в пространство интеграционного взаимодействия силой притяжения интеллектуального капитала [4].
Интеграция обеспечивает синергический эффект в процессе комбинирования, переплетения и сращивания потенциалов развития общественно- хозяйственного процесса. На современном этапе в процесс интеграции вовлечены субъекты, функционирующие в региональном пространстве страны. Поэтому понятие интеграции относится к региональным социально-экономическим отношениям.
Интеграция — не только одна из категориальных форм обеспечивающих формирование особого подхода к экономическому развитию. Интеграционный подход представляет собой ориентацию на поиск, обоснование и реализацию потенциала интеграции во взаимодействии нескольких субъектов социально- экономических отношений.
Каждая система находится под воздействием многочисленных факторов, обусловливающих как интеграцию, так и противоположную ей дифференциацию. Так, фактор наличия в пространстве региона существенных энергетических ресурсов обусловливает как стремление к взаимодействию в пространстве участников добычи, транспортировки, переработки и освоения данных ресурсов, так и стремление к локализации и административному обособлению той части регионального пространства, в которой расположены указанные ресурсы.
Отечественные исследователи отмечают переплетение тенденций к интеграции и дифференциации в развитии региональных систем современной России. Р.В. Дрожжин пишет, что переплетение процессов интеграции и дифференциации типично для развития региональных систем, локализованных в административном пространстве субъекта РФ [5].
А.Т. Киргуев выделяет иной аспект проблемы — переплетение тенденций к интеграции и дезинтеграции в развитии регионов России. Он отмечает, что интеграция соединяет между собой, комбинирует элементы складывающейся новой целостности и переплетает ранее обособленные друг от друга хозяйственные образования. Т.е. формируется качественно новое расширенное хозяйственное пространство взаимодействия и развития [6].
А.А. Керашев фиксирует наличие в хозяйственном пространстве нескольких взаимодействующих между собой сил притяжения, каждая из которых вносит свой вклад в развитие интеграционного взаимодействия: власти, собственности, институционального упорядочивания отношений и др. [3].
Элементы интеграционного подхода присутствуют во всех направлениях научных экономических школ. Для представителей неоклассического направления характерен поиск сил и факторов, обеспечивающих интеграционное взаимодействие пространственных систем, в рыночной среде.
А. Маршалл указывал на то, что притяжение субъектов сделок следует объяснять, исходя из представлений о рыночном равновесии, основанием которого могут быть только цены. Для каждого экономического агента существенна лишь цена, которую он должен заплатить, чтобы получить доступ к необходимым для него благам. Низкие цены естественным образом «притягивают» к товарам покупателей, а высокие цены, наоборот, отталкивают их, поскольку обусловливают нежелательное повышение издержек приобретения и использования блага. В хозяйственном пространстве выстраиваются «силовые линии» рыночных полей, на которые ориентируются все участники рынка [7].
О.С. Сухарев отмечает, что такие системы развиваются, шаг за шагом увеличивая свои трансакционные издержки. Величина данных издержек оптимизируется в ходе эволюционного процесса [8].
Ситуация неопределенности формирует проблему выбора, решение которой может сопровождаться существенным повышением трансакционных издержек. В свою очередь, эффективность отбора знаний и технологий определяется текущими хозяйственными условиями взаимодействия, уровнем развития образования и технологии, национальной культурой и другими факторами, выходящими за пределы традиционного неоклассического анализа [8].
Представители кейнсианского направления экономической науки рассматривают интеграционное взаимодействие пространственных систем под углом зрения активного участия государства в инвестиционном обеспечении развития и регулировании процессов соединения, комбинирования и переплетения элементов данных систем. При этом они исходят из того, что в процессе интеграционного взаимодействия в региональном пространстве существенно изменяются функциональные связи между образующими новую целостность элементами ранее обособленных систем, изменяются размеры и структура спроса и занятости. [9].
Инвестиции создают ядро региональной социально-экономической системы — капитал. Инвестиции представляют собой основание для альтернативных «силовых линий», с которыми приходится считаться в современной теории региональной экономики.
Новым «силовым линиям» интеграционного взаимодействия соответствуют новые субъекты данного процесса. Речь идет о создателях условий для осуществления и участниках инвестиционного процесса. Региональная система, в которой функционирует масштабный и разветвленный инвестиционный процесс, не может полагаться на рыночное саморегулирование и нуждается в активном участии государства.
Представители институционального направления современной экономической науки рассматривают интеграционное взаимодействие под углом зрения институционализации, то есть упорядочивания и самоорганизации, участвующих в таком взаимодействии отношений. Институциональная теория исходит из представления пространственной социально-экономической системы в виде упорядоченного на всех трех уровнях (институциональная среда, контрактные соглашения, институции) поля взаимодействия совокупности экономических субъектов. При этом предполагается, что субъекты:
— обладают закрепленными за ними и воспроизводимыми статусами и формами поведения;
— функционируют в рамках заданных институциональной средой возможностей и ограничений общественно-хозяйственного процесса;
— создают необходимые им контракты на основе принятых в данной социально-экономической системе стандартов, норм, процедур;
— обладают определенными потребностями, интересами, социальным потенциалом и способностью участвовать в интеграционном взаимодействии.
Представители институциональной теории обращают особое внимание на роль двух базовых институтов социально-экономической системы — института власти и института собственности в развитии интеграционного взаимодействия.
Вклад представителей институциональной теории в разработку участия института власти в интеграционном взаимодействии был сформулирован Дж. Гелбрейтом в 60-х гг. XX века. Анализируя систему отношений такой устойчивой и адаптивной формы, как корпорация, Дж. Гелбрейт выделил в ней особое «интеллектуальное ядро» [10].
Применяя идею формирования «интеллектуального ядра» к интеграционному взаимодействию в, пространственной системе, можно прийти к выводу о том, что складывающаяся в ходе интеграционного взаимодействия новая система отношений нуждается в собственном «интеллектуальном центре», который обеспечивал бы стратегическое управление формированием и развитием данной системы.
Таким образом, выделен ряд аспектов обоснования и реализации интеграционного подхода, обобщение которых позволяет специфицировать его и адаптировать к объекту данного исследования.
Адаптация интеграционного подхода к развитию социально-экономических отношений региона обусловлена потребностью в эффективной пространственной реорганизации национальной экономики. Данное обстоятельство характеризует отношения между федеральным центром и регионами, эффективность которых становится существенным фактором общей конкурентоспособности национальной хозяйственной системы России.
Оценивая возможности интеграции применительно к исследованию национально хозяйственных отношений региона, необходимо учитывать исторические особенности развития региональной структуры национальной экономики, а также наличие ресурсов и факторов производства увеличивающих или ограничивающих потенциал роста регионов современной России.
В основе интеграции регионов в границах общего государства лежит экономическая составляющая — взаимная заинтересованность населения регионов, предприятий, расположенных на данных территориях, и выражающих их интересы органов власти в совместной деятельности, направленной на совершенствование условий существования и воспроизводства общественного капитала [11].
Рассматривая инвестиционный потенциал российских регионов в 2009-2010 гг. необходимо отметить достаточно высокий уровень их асимметрии. В то же время ускорился процесс постепенной деконцентрации инвестиционного потенциала за счет снижения доли столиц и ряда крупных регионов и, напротив, высоких темпов роста потенциала малых и средних регионов.
Появление новых полюсов роста приводит к формированию новой структуры противоречий в российской экономике.
Появляются новые региональные противоречия. Обогащение и усиление наиболее преуспевающих регионов и бедствие других сопровождается усиливающейся дифференциацией населения по уровню жизни. Приток инвестиционных ресурсов в богатые регионы способствует дальнейшему их развитию, в то время как положение бедных регионов все продолжает относительно ухудшаться. В долгосрочном периоде это приводит к трансформации рынка труда, миграции человеческого капитала и увеличению уровня безработицы. У Федерального правительства возникает более сложная задача при принятии стратегических решений. Социальная политика, направленная на поддержание бедствующих регионов, снижает темпы роста и сокращает инвестиции в быстро развивающиеся регионы. Возникает проблема выбора: социальная политика или эффективная? Цели региональной социально- экономической политики при всем разнообразии формулировок в разных странах выражают компромисс между экономической эффективностью и социальной справедливостью [12].
Перечисленные противоречия следует рассматривать как систему взаимосвязанных и взаимопроникающих процессов различных сфер и сторон хозяйственно-экономического развития, образующих органическую целостность. Именно эта основа позволяет осуществлять систематическую целенаправленную деятельность по их разрешению.


Литература
1. Абалкин Л.И. Логика экономического роста. — М.: ИЭ РАН, 2002.
2. Вечканов Г.С. Современная экономическая энциклопедия. — М.: Экономика, 1997.
3. Керашев А.А. Функциональное содержание и принципы управления макрорегиональным хозяйственным комплексом как интеграционным образованием. — Ростов-на-Дону: СКНЦВШ, 2005.
4. Эдвинссон Л. Корпоративная долгота. Навигация в экономике, основанная на знаниях. — М.: ИНФРА-М, 2005.
5. Дрожжин Р.В. Факторы и принципы развития социально-экономической системы региона, локализованной в пространстве субъекта РФ: Автореф. дисс. ... канд. экон. наук. — Майкоп, 2007.
6. Киргуев А.Т. Социально-экономическая политика субъекта Российской Федерации в условиях дезинтеграции хозяйственного пространства. — Ростов-на-Дону: СКНЦВШ, 2006.
7. Маршалл Л. Принципы экономической науки. Т.1. — М.: Прогресс, 1993.
8. Сухарев О.С. Институциональная теория и экономическая политика: К новой теории передаточного механизма в макроэкономике. Кн.1. — М.: Экономика, 2007.
9. Кейнс Дж. М. Избранные произведения. — М.: Прогресс, 1993.
10. Гелбрейт Дж. К. Экономические идеи, и цели общества. — М.: Прогресс, 1979.
11. Тумашев А.Р. Влияние территориальной кооперации и разделения труда на экономическое пространство Российской Федерации». — СПб. 2004.
12. Противоречия в Российской экономической системе // http:// revolution.allbest.ru / economv / 00009156 0. html

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия