Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 2 (38), 2011
ИЗ ИСТОРИИ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ МЫСЛИ И НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА
Низамова А. И.
доцент кафедры менеджмента Башкирской академии государственной службы и управления при Президенте Республики Башкортостан (г. Уфа),
кандидат технических наук


Становление практики управления персоналом на горных заводах в Башкортостане в ХVIII–XIX вв.
В статье рассматриваются исторические предпосылки возникновения менеджмента персонала в Республике Башкортостан, роль и значение реформ Петра I на Южном Урале, Оренбургской экспедиции, положивших начало горному делу в крае и собственно управленческой практике. Также в статье описан стиль производственного и организационного менеджмента на крупнейших горных заводах ХVIII–XIX вв., охарактеризована управленческая практика наиболее известных башкирских предпринимателей
Ключевые слова: национальная управленческая практика, стиль управления, предпринимательство, управление персоналом, Башкортостан, горные заводы

Исторически ключевой отраслью Республики Башкортостан являлась металлургическая. Появление горных заводов стало важным событием в хозяйственной жизни региона, так как послужило качественным скачком в развитии производительных сил края. Именно здесь формировался первоначальный опыт в национальной управленческой практике.
Обращаясь к истории горных заводов на Южном Урале, все более отчетливо понимаешь роль и значение этой важной отрасли Башкортостана, Челябинской, Свердловской областей в создании исторических предпосылок развития отечественного менеджмента персонала.
К глубокому сожалению, в доступных источниках почти отсутствует описание управленческой деятельности на горных заводах республики. В основном эти сведения в несистематизированном виде представлены в историческом архиве, а также в отдельных научных изданиях по истории края. Некоторые данные удалось получить с помощью опроса потомков известных профессиональных менеджеров прошлого времени.
Чтобы лучше понять исторические предпосылки возникновения менеджмента персонала в Башкортостане, рассмотрим процесс развития горнорудного дела в России и на Южном Урале.
Первые металлургические заводы в России и на Урале появились в начале XVII века. Технологии выплавки бронзы, железа и меди народам, проживающим на Урале, были известны давно. Первые производства по переработке металла носили характер кустарного ремесленного промысла. Башкиры также были знакомы с добычей руды и плавили ее в мелких ручных печах и домницах, получая при этом самый лучший по тем временам металл [16]. Однако дальнейшее развитие этих промыслов сдерживалось напряженной политической обстановкой, вызванной колониальной политикой правительства.
Это был край, где восстания местного населения то затухали, то вновь разгорались с большей силой. Изъятие значительной части земель и увеличение повинностей провоцировало недовольство среди башкир и других нерусских народов. Поэтому ясачное население, в том числе башкиры, не имели права обзаводиться кузницами, а также приобретать панцири, шлемы и сабли [17]. Однако башкиры тайком продолжали делать оружие.
Самые первые заводы появились в центре России. Уральский край привлек внимание к себе гораздо позже своими очевидными преимуществами. Он обладал необходимым сочетанием важнейших факторов: воды, леса, руды, известняка, огнеупорного камня. Кроме того, уральская руда быстро плавилась и давала до 50% чугуна [9].
К концу XVII века в стране уже было 13 металлургических и металлообрабатывающих заводов [11]. В 1697 году по заданию Сибирского Приказа были организованы розыски железных руд на Урале тобольским губернатором князем М.Я. Черкасским [9].
Однако настоящий подъем промышленности связывают с приходом к власти Петра Великого, крупнейшего реформатора, военного и культурного деятеля. Кустарный способ плавления металлов перестал удовлетворять потребности страны. Требовалось увеличение производства железа и других металлов в связи с многочисленными военными походами (Турецкая и Северная войны), необходимостью вооружения армии, повышением спроса на железо на европейском рынке.
Это и определило особое внимание Петра I к развитию горнорудного дела в стране и подтолкнуло к решению о создании компаний на Урале. Строительство горных заводов в это время осуществлялось за счет казны [11] .
На Южном Урале и непосредственно в Башкирии строительство горных заводов произошло на 50 лет позже, чем на Среднем Урале [12]. Задержка в строительстве была вызвана несколькими причинами. Главная из них — боязнь нападения непокорных башкир, так как они далеко не все миролюбиво принимали развитие горных приисков и заводов на своей земле. Крупные антифеодальные восстания, вызванные усиливающимся давлением правительства на вотчинное право башкир, произошли в 1704–1711, 1735–1740, 1755 годах.
Другой причиной задержки развития горных предприятий и заводов на Южном Урале была конкуренция промышленников Среднего Урала, в первую очередь со стороны А.Н. Демидова и купца П.И. Осокина, которым было разрешено вести поиски руды по всей Башкирии и Оренбургскому краю. Используя свое влияние, в течение многих лет Демидовы всячески противодействовали покупке земель под строительство заводов. Кроме того, отдаленность от центра страны почти на 2500 км, плохие дороги, малонаселенность не способствовали развитию металлургической индустрии. Сохранились следующие данные о численности населения в Башкирии: всего насчитывалось от 185 000 до 336 896 человек (из них 106176 составляли башкиры); но если даже предположить, что в крае проживало около 400 000 человек, то на территории в 150 000 кв.м плотность населения должна была быть не более 2 человек на кв. м [11].
В начале ХVIII столетия Южный Урал постепенно становится одним из важнейших горнорудных центров России, оказывая решающее влияние на развитие государства. Россия становится ведущим производителем железа наряду со Швецией, а имеющиеся природные богатства и залежи полезных ископаемых позволяют решить проблему дальнейшего развития экономики страны [10].
Открываются многочисленные горные школы, первая из которых появляется в 1716 году при Олонецких заводах близ Петрозаводска [14].
В период 1705–1715 гг. в связи с башкирскими восстаниями строительство казенных горных заводов прекращается. Но уже к 1718 г. Петром I вслед за Приказом рудокопных дел учреждается Берг-Коллегия. Также 10 декабря 1719 г. появляется Указ о горных привилегиях. В нем говорится: «Соизволяем всем и каждому дается воля, какого б чина и достоинства ни был, во всех местах, как на собственных, так и на чужих землях искать, плавить, варить и чистить всякие металлы, сиречь: золото, серебро, медь, олово, свинец, иже також и минералов, яко селитра, сера, купорос, квасцы и всяких красок потребныя земли и камения, к чему каждый толико промышленность принять может» [8].
Таким образом, металлургическая промышленность проникла в Башкирию лишь благодаря казне и государству. Заводы, основанные Петром I, не были необходимы для удовлетворения внутренних потребностей коренного населения, они возникли как инородное тело. Однако своим появлением они полностью изменили многовековой уклад жизни башкир. Качественное заводское железо способствовало повышению производительности труда и в земледелии, и в скотоводстве. Башкиры стали втягиваться в заводские работы. Правда, пока они нанимались, главным образом, возить руду на заводы. Постепенно из коренных жителей края появлялись рудопромышленники, среди которых самой заметной фигурой 60-х гг. ХVIII века был башкир Тайнинской волости Исмаил Тасимов [7].
Большое развитие горнозаводское дело получает благодаря указам Петра I о поддержке предпринимательской деятельности в отрасли, а также строительстве казенных горных заводов на территории всего Урала.
Кроме этого, горнозаводская предпринимательская деятельность в Башкортостане получила развитие в ХVIII веке с началом исследования и освоения минеральных богатств Урала. Большой вклад в исследование отрасли внес выдающийся русский ученый ХVIII века Петр Иванович Рычков. Его исследование «Топография Оренбургской губернии» (1862) отражает специфику управленческой деятельности тульских оружейников, купечества, дворян и представителей других сословий, заложивших горнозаводское дело на Южном Урале.
«Топография Оренбургской губернии», признанная в дальнейшем выдающимся памятником исторической, географической и экономической мысли в ХVIII веке, содержит обстоятельное описание природы Башкортостана, народов, населявших территорию республики в прошлом, а также сведения о торговле и промышленности во 2-пол. ХVIII в.
В главе 14 «О металлах» данного исследования П.И. Рычков, описывая характер добываемых руд, отмечает факты строительства заводов русскими предпринимателями и передачи им ряда казенных объектов правительством.
Рассматривая медные руды в Башкирии, знаменитый исследователь упоминает о прибытии в регион в 1743 г. для поиска и плавки самым первым «охотником» симбирского купца Ивана Борисовича Твердышева. Он получил по определению Правительствующего Сената казенные рудники вместе с построенным еще в 1735 и 1736 годах медным заводом, на основе которого отстроил новый завод, названный Воскресенским. Далее автор называет воздвигнутые И.Б.Твердышевым и его компаньоном И.С. Мясниковым в 1748 году Преображенский, в 1751 году Богоявленский, в 1752 году Архангелогородский и Верхоторский заводы.
В дальнейшем медные заводы на территории Башкортостана в ХVIII веке были построены другими предпринимателями: Максимом и Иваном Масаловыми, Матвеем Мясниковым, Иваном Осокиным, Петром и Григорием Красильниковыми, Герасимом Глазовым, графом Петром Ивановичем Шуваловым и др. заводчиками. Всего по Уфимскому уезду действовало 18 подобных заводов. Отдельно исследователь указывает на состояние железных рудников и построенных рядом с ними тринадцати железных заводов. Среди владельцев те же имена. Петром Осокиным в 1747 г. воздвигнут на реке Назе Назепетровский завод. В 1754 г. графом П.И.Шуваловым на речках Авзяне, Нижнем Узяне и Каге, впадающих в реку Белую, а также речках Зигазе и Шишеняге созданы пять заводов. Еще упоминаются железные заводы И.Б.Твердышева и И.С. Мясникова: Катав-Ивановский, Юрюзенский, Симский и Тирлянский [15].
Не случайно П.И. Рычковым несколько раз упоминается имя симбирского купца И.Б.Твердышева, которого по праву можно назвать отцом горной промышленности на Южном Урале. Он действительно сыграл выдающуюся роль в становлении горных заводов в Башкортостане.
В условиях жесточайшей конкуренции с промышленниками Среднего Урала Демидовыми, обладавшими царскими привилегиями по покупке земель под строительство заводов во всей Оренбургской губернии, И.Б.Твердышев мог рассчитывать только на свой управленческий опыт, знание специфики общения с местным населением и, наконец, личное обаяние для получения доверия со стороны правительства на этот вид предпринимательской деятельности.
Как было уже отмечено, первый медеплавильный завод в Башкортостане был построен в 1736 г. по указанию начальника Оренбургской экспедиции И.К. Кирилова близ крепости Табынской у горы Воскресенка и назван Воскресенским. После разрушения его восставшими башкирами казне с большим трудом давалось его восстановление и дальнейшее строительство. Естественно возник вопрос о передаче завода в надежные руки. Сенат, принимая такое решение по совету оренбургского губернатора И.И. Неплюева, отдал предпочтение именно И.Б. Твердышеву.
Статский советник И.К. Кирилов прекрасно понимал, приглашая купца И.Б. Твердышева, что в деле освоения горных заводов на территории Башкортостана требуется не только предприниматель с «вышеозначенными показанными от него заслугами», но и, как бы мы сказали в настоящее время, талантливый менеджер.
П.И. Рычков в «Топографии Оренбургской губернии» особо отмечает предприимчивость и экономическое мышление И.Б. Твердышева. Из купечества он был первым, кто в Оренбурге снабжал казенные магазины из Казанского и Симбирского уездов, изыскивая прямые дороги. Причем поставлял товары, как пишет автор, «с убавкою цены многие тысячи рублей казенному расходу им уменьшено».
Отличившись перед правительствующим Сенатом среди старых знатных заводчиков, И.Б.Твердышев получил разрешение заключить контракт с Оренбургской губернской канцелярией по развитию вышеупомянутого горного завода, в том числе по покупке башкирских земель, лесов и прочее.
П.И. Рычков описывает демократический стиль управления, присущий И.Б. Твердышеву следующим образом: «По состоянию башкирского народа, который ни что столь много не уважает и не бережет, как старинные свои вотчинные земли, и отхожие, то есть лесные угодья, а наипаче пчельные бортевые промыслы, беспристрастно можно сказать, что при первом заведении горных заводов, к коим на всякие строения, тако ж на дрова и уголье, множество лесов необходимо требуется, надо бы были великая осмотрительность и всякая ласковость, справедливость и умеренность с башкирцами, дабы от них, по их дикости и легкомыслию, от новости на землях их таких заводов затруднений не было, и вновь бы беспокойства не отрыгнуло. Но помянутый Твердышев, с компанейщиком его синбирским же купцом Иваном Мясниковым и с двумя родными своими братьями, не жалея ни труда, ни иждевения, так искусно и честно поступали, что башкирцы, полюбив их, почитали всегда хозяевами, и не только никаких помешательств и препятствий ни в чем им не чинили, но и сами, узнав свойство руд, из награждения им объявлять стали; а многие из платы и возкою на завод руды промышлять возохотились» [15]. Медеплавильный завод был построен ровно через год на реке Тор, впадающей в реку Белую, от Табынска в 90 верстах и именован был, как и прежний казенный, Воскресенским. Но И.Б. Твердышев и И.С. Мясников, как первые в этих местах заводчики, внесшие огромный вклад в развитие горного дела России, были пожалованы императорским величеством в чин коллежского асессора и назначены директорами.
В наибольшей степени менеджерская деятельность «заводчиков» И.Б. Твердышева и И.С. Мясникова получила развитие на ключевом объекте — Белорецком железоделательном заводе Пашковых (ныне ОАО «Белорецкий металлургический комбинат»).
Судя по материалам архивного фонда Республики Башкортостан, в 1762 г. заводчики И.Б. Твердышев и И.С. Мясников построили Белорецкий доменный и передельный завод на обширных землях, купленных за бесценок у местных башкир. Обслуживать завод должны были крепостные крестьяне, приобретенные землевладельцами в центральных губерниях России.
Сложное металлургическое дело удалось освоить не сразу. Только 9 декабря 1767 г., через 5 лет после постройки завода, в доменной печи был получен первый чугун. Вполне очевидно, что системе менеджмента на предприятии не в полной мере были присущи все необходимые признаки складывающегося тогда индустриального периода развития практики управления. О разделении труда не было и речи. А строжайшее соблюдение дисциплины, отсутствие реальных прав работников было обусловлено, в первую очередь, сохраняющимся крепостным правом.
Далее, обращаясь к материалам Центрального государственного исторического архива Республики Башкортостан, обнаруживаем, что 13 апреля 1774 года на Белорецкий завод приехал Емельян Пугачев с отрядом в 500 человек и сжег «ненавистный» завод. Но уже в 1775 году прежние хозяева, вернувшись на завод, заново его отстроили и, к осени 1776 года было возобновлено производство металла. В этом же году неподалеку от Белорецкого завода на реке Тирлян был выстроен еще один завод — Тирлянский. Этим было положено начало созданию Белорецкого горного округа.
В начале XIX века Белорецкий завод перешел к новому владельцу — дворянину А.И. Пашкову, зятю И.С. Мясникова. К сожалению, Пашковы были плохими хозяевами, горное дело их мало интересовало. Им нужны были только доходы, которые они бессмысленно проматывали в Москве и Петербурге, доведя в конце концов заводы до разорения. В 30-х годах XIX века, вследствие несостоятельности владельцев, над заводами была учреждена казенная опека, а в 1847 году Белорецкие заводы покупает московский башкирский торговый дом «Вагау», который создает акционерное общество «Белорецкие заводы Пашковых» В результате прихода заинтересованного руководства заводы переживают новое рождение, обусловленное рядом инновационных решений в производственном менеджменте: переоборудуются имеющиеся печи, в 1890 году строится новая доменная часть, а в 1894 году запускается первая мартеновская печь. Следует отметить, что в 1882 году казна продала торговому дому «Вагау и К» Кагинский и Узянский чугуноплавительные заводы, и в 1895 г. они вошли в акционерное общество «Белорецкие заводы Пашковых».
Узянский завод начал выпускать чугун, а Кагинский приспособился под проволочно-гвоздарное производство. В 1891 г. акционерами был приобретен также Воскресенский медеплавильный завод.
В начале ХХ века все Уральские заводы переживают кризис. На Белорецком заводе, в частности, это отразилось на сокращении производства чугуна, а значит на уменьшении производства готового железа.
Кризисная ситуация в металлургической отрасли была обусловлена революционными событиями в стране, которые охватили в первую очередь рабочий класс. Управляющим Белорецкого завода, потомкам Пашковых, с трудом удавалось убедить рабочих не ломать металлургическое оборудование, не организовывать революционные сходки. Увы, любые переговоры были тщетны, уральские рабочие были охвачены общероссийской революционной ситуацией. Попытки администрации заводов провести социальные реформы в духе известного фабриканта-текстильщика Саввы Морозова через открытие страховых больничных касс для финансирования лечения рабочих, получивших увечья на производстве, открытие врачебной амбулатории (явившейся, кстати, прообразом широко функционирующей сегодня цеховой терапевтической службы), также не увенчались успехом. «Морозовские» технологии управления персоналом начала XX века, нацеленные на человеческий фактор, далеко превзошедшие свое время, к сожалению, скорее были исключением из правил для сложившейся системы менеджмента периода становления капитализма в России и не могли противостоять все более растущему революционному движению рабочих.
После подавления первой русской революции, управляющие белорецких заводов в 1912-1914 гг., вдохновленные трудами американского инженера Фредерика У. Тейлора, ставшего отцом научного менеджмента, разворачивают широкую техническую реконструкцию металлургического производства: улучшают доменное производство, заканчивают строительство заводской электростанции. Вместо сгоревшего в Каге проволочно-гвоздарного завода на берегу пруда в Белорецке в 1912 году строится новый проволочно-гвоздарный завод, давший первую продукцию в 1913 году. Следует отметить, что в век покорения космоса уникальная «невидимая» белорецкая проволока не имеет аналогов в мире и по сей день.
В Тирлянском заводе после ликвидации доменного производства сосредоточивается производство кровельного железа, сооружается узкоколейная железная дорога.
Обращаясь к полевым журналам, содержащим статистические сведения о среднем заработке рабочих в 1913-1915 гг., можно заметить, что заработная плата выдавалась рабочим как деньгами, так и продуктовым набором по обоюдному согласию рабочего с инженером, являющимся по сути управляющим участка. Между прочим, в учетных журналах явно допускались ошибки при подведении итоговых значений выработки по отдельным рабочим. К этому могло привести как отсутствие строгого нормирования рабочих операций, так и определенное субъективное отношение управляющих к тем рабочим, которые проявляли «бунтарство»- революционную активность, все более охватывающую окраины России.
Господствующая в науке менеджмента начала XX в. концепция научного управления не могла не сказаться на управленческой практике башкирских заводов. В последующем в полевых журналах «Сведения о заработной плате рабочих Белорецкого завода за 1915–1917 гг.» определена графа «количество выработанных дней или часов», свидетельствующая о попытках управляющих производственными участками ввести нормы времени на выполнение технологических операций, стандартизировать их, использовать «прогрессивную» систему оплаты труда.
Однако, механистический подход к управлению, преобладавший в эти годы был нацелен только на эффективность деятельности организации. Отсутствие понимания важности изучения сферы человеческих отношений в производственной системе, заботы о людях, словом, всеобъемлющего учета человеческого фактора еще более углубляло кризис между трудом и капиталом в металлургической отрасли на Урале.
Вместе с тем на Западе в науке управления намечаются определенные сдвиги в сторону изучения вопросов роли и функций менеджера, эффективных методов руководства — формируется основа для развития административной школы управления. Основоположник ее Анри Файоль руководил крупной французской горнодобывающей и металлургической компанией, которую вывел на лидирующие позиции. Файоль представил процесс управления в виде последовательности взаимосвязанных функций управления: планирования, организации, мотивации и контроля. Однако, сам, будучи профессиональным менеджером, в большей степени практиковал функцию контроля, как наиболее легкореализуемую.
Обращаясь к более поздним архивным материалам по Белорецкому заводу, можно выявить наметившиеся объективные предпосылки к совершенствованию системы учета на предприятии. По каждому рабочему проводился учет не только отработанного времени, но и сверхурочных часов, а также «сдельщины».
Судя по учетным картам на заводе сложилась к тому времени повременно-сдельная оплата труда. Степень удовлетворенности ею можно исследовать по делам «О производственной деятельности белорецкого завода, положении рабочих, их зарплате и забастовках». В частности, в конце апреля 1916 года господину правительственному инспектору белорецких заводов И.П. Шишкову было сообщено белорецким Полицейским Надзирателем, что к нему в канцелярию явились рабочие новопрокатного стана, около 45 человек и заявили, что в означенном стане их работает около 70 человек и что все они, единогласно заявили заводоуправлению двухнедельный расчет по случаю дешевой заработной платы, прося у заводоуправления добавки или платы за работу, в противном случае они работу оставят...»
Копия данного письма-извещения была направлена автором господину Оренбургскому губернатору Окружному Инженеру Уфимского Горного Округа. В эти годы подобных заявлений становится все больше и больше. Руководство заводов с трудом обеспечивает выполнение правительственных заданий. Так в ответе на письмо-запрос Окружного инженера Верхнеуральского Горного Округа обратили внимание на следующие слова: «...В действительности чисто Мартовской выработки было несколько меньше из-за перехода по записям на Март некоторого количества не совсем готового товара Февральской выработки. Остальное увеличение производства нам удалось достигнуть, благодаря большему против других месяцев числу рабочих дней и меньшему против обычного числа ремонтов станков. Тем самым нам удалось наверстать недовыработку против возложенных на нас обязательств».
Ухудшение производственной ситуации на Белорецких заводах происходило не столько в связи с ослаблением системы внутрипроизводственного менеджмента, сколько в связи со все более активным вовлечением уральских рабочих в революционное движение тех лет.
Завершая обзор архивных материалов, можно с уверенностью утверждать, что развитие науки и практики управления персоналом Башкортостана до 1917 года во многом было обусловлено влиянием западной науки управления, а также теми историческими особенностями России, которые позволяют ее и сегодня называть уникальной державой.
Таблица 1
Статистические сведения о заработной плате рабочих Белорецкого завода за 1913–1914 гг.
Таблица 2
Книга для статистики фабричных работ за 1914–1915 гг.


Литература
1. ЦГИА РБ. Ф.163. Оп.1. Д.604. Л.22, 23.
2. ЦГИА РБ. Ф.164. Оп.1. Д.830. Л.112.
3. ЦГИА РБ. Ф.167. Оп.1. Д.141. Л.15–24.
4. ЦГИА РБ. Ф.173. Оп.18. Д.370. Л.32–35.
5. ЦГИА РБ. Ф.174. Оп.1. Д.3346. Л.10–33.
6. ЦГИА РБ. Ф.389. Оп.1. Д.52а. Л.6–16.
7. Акманов И.Г.Социально-экономическое развитие Башкирии во второй половине 16 — первой половине ХVIII века. — Уфа, 1991. — С.31.
8. Гареев Э.З. Историко- и горно-гелогические памятники Южного Урала — национальное достояние Башкортостана и России // Геологическая служба и горное дело на рубеже веков: материалы респ. научно-практ. конференции. — Уфа, 2000. — С.289–297.
9. Гудков Г.Ф., Гудкова З.И. Из истории южноуральских горных заводов ХVIII–XIX веков. Историко-краеведческие очерки. Ч.2. — Уфа: Башк. изд-во «Китап», 1993. — 480 с.
10. Мартынов М.Н. Горнозаводская промышленность на Южном Урале при Петре I. — Свердловск, 1948. — С.148.
11.Мичурина Г.Р. Верхотор начинался с завода. — Уфа: Информ-реклама, 2008. — 288 с.
12.Мударисов Р.З. Промышленность Южного Урала в первой половине XIX века (1801-1861). — Уфа: Изд-во «Гилем», 2003. — С. 49–50.
13 .Очерки по истории Башкирской АССР. Т.1, Ч.III. — Уфа, 1959. — С.202.
14.Поваренных А.С. Начало специального горного образования в России // Очерки по истории геологических знаний. Вып.4. — М.: Изд-во АН СССР, 1955. — С.151–166.
15. Рычков П.И. Топография Оренбургской губернии. — Уфа: Китап, 1999. — 312 с.
16.Сержантов В. Магнитогорск. — Челябинск: Челяб. кн. изд-во, 1955. — С.9.
17.Устюгов Н.В. Башкирское восстание 1662–1664 гг.: Исторические записки. — 1947. — Т.24. — С.3.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия