Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (39), 2011
ПРОБЛЕМЫ МОДЕРНИЗАЦИИ И ПЕРЕХОДА К ИННОВАЦИОННОЙ ЭКОНОМИКЕ
Гомон И. В.
доцент кафедры экономики Калужского филиала Московского гуманитарно-экономического института

Государственная поддержка и регулирование в стимулировании инновационной активности в экономике России
В статье рассмотрены проблемы финансирования инновационных разработок и необходимость стимулирования инновационной активности на современном этапе. Определено, что механизм использования инновационного потенциала совершенно неэффективен. Показано, что для стимулирования инновационной переориентации экономики и инвестиционных потоков целевые методы государственного регулирования необходимы
Ключевые слова: инновационная активность, инновационный процесс, инновационная программа, инновационный потенциал, государственное регулирование, государственное финансирование
УДК 330; ББК 65.01

Эффективный механизм внедрения инвестиций в сектор инновационных разработок может функционировать лишь при двух условиях, а именно, когда перекрыты каналы сверхобогащения в сферах естественных или искусственно созданных монополий, и когда сами инновации доведены до стадии конечного рыночного продукта, способного заинтересовать инвестора (в том числе иностранного). И без определенной регулирующей и поддерживающей роли государства здесь не обойтись.
Таким образом, для стимулирования инновационной переориентации экономики и инвестиционных потоков целевые методы государственного регулирования необходимы. По этому пути идут многие государства мира, в том числе и признанные лидеры инновационного процесса. Так, даже в условиях финансово-экономического кризиса, начавшегося в 2008 г., США не собирались решать проблемы его преодоления за счет ущемления сферы инновационной деятельности. Наоборот, «Американский план возрождения и реинвестирования», предложенный в январе 2009 г. новой администрацией Барака Обамы, мотивирует рост инвестиций в высокотехнологичный сектор экономики, в обучение высококвалифицированной рабочей силы и в технологии, снижающие загрязнение окружающей среды. Промышленность будет поддерживаться за счет специального фонда финансирования инноваций, удвоения расходов федерального бюджета на НИОКР и частичного финансирования создания новых рабочих мест в высокотехнологичных отраслях. Аналогичные антикризисные меры были приняты в Еврозоне, Китае и Бразилии.
Следует учесть, что основным стимулом для привлечения современных инвесторов (за пределами сырьевого сектора) выступают не налоговые льготы и/или политические гарантии, а шанс на участие в реализации возможностей инновационного потенциала российской экономики. В данной связи ускоренное развитие всех компонентов национальной инновационной системы (НИС) и активный маркетинг ее достижений среди отечественных и зарубежных инвесторов — лучшие способы привлечения отечественных и иностранных инвестиций достаточного объема и качества для решения задач обновления российской экономики.
Государство определяет в качестве приоритетных задач следующие:
● переход от сырьевой к инновационной модели развития;
● проведение модернизации промышленности;
● выстраивание цепочки от идеи и разработки до конкретного продукта.
Инструментами такой политики являются финансовая поддержка научных разработок в виде грантов, ссуд, субсидий; формирование особых экономических зон, наукоградов, технопарков, центров трансферта технологий; создание госкорпораций, венчурного фонда и системы частно-государственного партнерства; меры в области налогового стимулирования и благоприятствования законодательства инновационным фирмам. К сожалению, на текущий момент к существенным изменениям в технологическом уровне экономики данные меры пока не приводят. Призывы сверху не мотивируют бизнес на технологические изменения, он не хочет вкладывать деньги в то, что не принесет быстрой и высокой отдачи. Результаты такой нечувствительности промышленности к нововведениям таковы: в России доля затрат предприятий на разработки составляет 6%, тогда как в Японии и США — 70–75%, в Европе — от 25 до 65%.
Что касается государства, то и сегодня, несмотря на формальные признаки финансовой стабилизации в стране, оно финансирует исследования и разработки очень скупо. Главная причина, по-видимому, заключается не столько в нехватке средств, сколько в том, что реформа публичного ceктopa российской науки крайне затянулась. Российское государство никак не может определиться с тем, какой круг научных учреждений ему требуется (согласно имеющимся ресурсам адекватного финансирования) для выполнения стратегических функций лидерства в отечественной науке и поддержания необходимой степени жизнеспособности и эффективности инновационного потенциала страны в целом.
Механизм использования инновационного потенциала совершенно неэффективен.
Ограниченные объемы финансирования не позволяют ученым и разработчикам, сосредоточенным в еще остающихся крупных государственных учреждениях инновационного профиля, в полной мере и своевременно доводить свою инновационную продукцию до стадии конечной реализации. Наблюдается очень много случаев в российской практике, когда инновационные разработки продаются за границу из-за нехватки, прежде всего, средств для их внедрения. А за границей средства всегда очень быстро находятся, и наши инновации с успехом работают на экономику других стран. Нет у нашей страны промышленности, ресурсов для тиражирования инноваций, поэтому инновационный сектор экономики, можно сказать, работает вхолостую. Российские инновационно-технологические центры — это небольшие хозяйственные структуры, занятые в основном разработкой новых технологий, созданием опытных образцов и осуществлением мелкосерийного производства. Поэтому они не могут тиражировать новые изделия, занимаясь в основном продажей (или разными формами передачи) идей и технологий. Это, как правило, не способствует получению высоких и устойчивых прибылей и провоцирует «вывоз технической мысли», что, по сути, эквивалентно «утечке мозгов». В результате иностранная промышленность использует новые российские технологии и занимает соответствующие сегменты мирового инновационного рынка. Впоследствии новый импортный продукт, созданный по нашей технологии, «возвращается» в Россию. Возникла парадоксальная ситуация, когда наша инновационная активность не «доходит» до высокотехнологичной производственной базы промышленности, а страна превращается в дешевого донора высоких технологий для мировой экономики. Для нашей страны в этих условиях инновации теряют высокий экономический потенциал, заложенный в них.
Число специализированных учреждений, оказывающих услуги по маркетингу инновационных разработок, также очень невелико. К тому же многим коллективам разработчиков о них либо ничего не известно, либо их услуги для них слишком дороги, а кредиты под завершающие стадии инновационных разработок распространения в России пока не получили. Существуют строгие ограничения институционального характера на прямое привлечение заемных ресурсов (особенно в виде прямого банковского кредитования) в силу самой специфики инновационной деятельности, предполагающей высокую степень неопределенности. Особенно такие ограничения актуальны на начальных стадиях образования инновационной компании. Очевидно, что на этих этапах более логичным является обращение компании к собственным ресурсам. Но, с другой стороны, такие корпорации в силу своего юного возраста еще не имеют определенного финансового запаса и вынуждены привлекать ресурсы от определенного круга инвесторов.
При этом, исходя из самой природы инновационного процесса, это должны быть денежные ресурсы долгосрочного использования, поскольку невозможно определить заранее точно срок их окупаемости. С этим же связано и ограничение на потенциальный круг таких инвесторов. В их качестве могут выступать институциональные инвесторы, имеющие в своих активах «длинные» деньги и имеющие возможность на определенный риск.
Однако частный бизнес также не спешит выделять средства на финансирование инновационных разработок и их практическое внедрение. Так, в 2008 г. расходы частных компаний на реализацию инновационных проектов сократились почти на 80%, бизнес-ангелов — на 50%, венчурных фондов — на 40%. По оценке НАИРИТ, общие потери рынка инноваций с начала кризиса 2008 г. составили 250 млрд руб.[1]
Частный бизнес вкладывает средства в инновации лишь постольку, поскольку это необходимо для выживания в жесткой конкурентной среде. Причем ограниченность объема инновационно-ориентированных инвестиций со стороны российского частного бизнеса определяется, прежде всего, институциональной структурой экономики и капитальных вложений. Подобные инвестиции — главным образом продукт высококонкурентных секторов экономики.
Следует отметить, что повышение уровня финансирования НИР в странах «семерки» достигается в основном за счет предпринимательского сектора. Доля частного сектора в национальных расходах на НИР стран «семерки» возросла с 61,5% в 2000 г. до 64,3% в 2007 г., а доля государства снизилась с 35,3% до 34,4%.[2] Крупные корпорации, формирующие каркас национальных инновационных систем развитых стран, обеспечивают разработку, создание и рыночное освоение в национальном и глобальном масштабах целых направлений НТП.
В России пока не сложилось жизнеспособное ядро крупных компаний, способных создавать и осваивать новейшие технологии, укреплять стратегические связи с квалифицированными поставщиками и клиентами внутри страны и за ее пределами. Это обстоятельство значительно ухудшает российский инновационный климат. У нас пока нет фирм-гигантов, выводящих на рынок большое количество инноваций и заинтересованных в инновационной активности малых фирм и венчурных фондов. Проблема в том, что в нашей стране огромную роль в инновационной деятельности играет государство, и если оно сейчас уйдет из этой сферы, то там ничего не останется. В отраслях, которые принято относить к высокотехнологичным, таких как авиация, космос, судостроение, оборонно-промышленный комплекс, преобладают крупнейшие компании с государственным участием (госкорпорации). В 2010 г. на исполнение инвестиционных программ государственные компании истратили более двух триллионов рублей (около 70 млрд долл. США). Это в два раза превышает объём соответствующих инвестиций из федерального бюджета. Расходы же компаний на финансирование НИОКР (из двух триллионов) составляют всего лишь 40 млрд[3]
Расходы частного сектора на инновационную деятельность имеют тенденцию к снижению на протяжении последних лет. Риск и неопределенность в данной сфере настолько велики, что здесь необходимы разнообразные стимулы для привлечения капитала, которые были бы прозрачны и понятны для предпринимателей.
Отдельных программ и официальных концепций недостаточно для того, чтобы страна встала на новые рельсы инновационного развития. Здесь нужен системный подход, включающий мультипликационный эффект. Вкладывая средства в новые технологии и изобретения, можно стимулировать активную деятельность научных центров и технопарков. Те, в свою очередь, подключат различные исследовательские лаборатории и ВУЗы, изучая новые проблемы и анализируя существующие потребности рынка. На рынке появятся революционные продукты в сфере медицины, нанотехнологий, космонавтики, образования, информационно-коммуникационных технологий и другие. Таким образом, повысится и уровень занятости населения, и его обеспеченность необходимыми средствами, такими как лечебные препараты и оборудование.
Среди финансовых механизмов государственного участия в создании условий для развития инновационной деятельности можно выделить два основных направления: финансирование через систему государственных целевых программ или через специально создаваемые фонды.
В соответствии с предложением Президента России Д. Медведева, приоритет будет отдаваться проектам, относящимся к пяти технологическим направлениям модернизации экономики страны: повышение энергоэффективности и ресурсосбережения (включая разработку новых видов топлива); медицинские технологии; современные информационные технологии и программное обеспечение; ядерные технологии, а также телекоммуникации и космическая отрасль (включая систему ГЛОНАСС и программы развития наземной инфраструктуры). [4]
В качестве примера целевых программ, направленных на развитие науки и технологий, можно назвать программы «Глобальная навигационная система»; «Развитие гражданской авиационной техники России на 2002–2010 годы и на период до 2015 года»; Федеральная космическая программа России на 2006–2015 годы; «Электронная Россия (2002–2010 годы)»; «Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития научно-технологического комплекса России на 2007–2012 годы»; «Развитие инфраструктуры наноиндустрии в Российской Федерации» на 2008–2010 годы и др.
Государственное финансирование может осуществляться как в прямой (государственное финансирование науки, передовых технических разработок, а также институтов коммерциализации инновационных продуктов), так и в косвенной форме (налоговые и иные льготы для различных субъектов инновационной деятельности).
Отметим, что, несмотря на ограниченность полномочий, все активнее участвуют в таком финансировании и субъекты Федерации. Например, московской областной Думой приняты поправки к Закону области «О московских областных грантах», которые позволят поддержать современные технические разработки, а также стимулировать деятельность предприятий региона по внедрению новых технологий и типов продукции.
В последнее время были введены и дополнительные налоговые льготы, стимулирующие инвестиции и затраты субъектов хозяйствования на инвестиции и инновационные разработки. Так, с 1 января 2008 г. вступил в силу Федеральный закон от 19.07.07 № 95-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части формирования благоприятных налоговых условий для финансирования инновационной деятельности». От уплаты НДС были освобождены работы по НИОКР, связанные с разработкой и внедрением инновационных технологий, реализация исключительных прав на объекты интеллектуальной собственности, а также увеличен коэффициент амортизации основных средств, используемых для осуществления научно-технической деятельности. Кроме того, с 2011 г. Минфин готов повысить ставку страховых взносов не до 34%, а лишь до 32% и сохранить льготную (14%) ставку этих платежей для компаний-экспортеров программного обеспечения. Минэкономразвития, в свою очередь, предлагает ввести специальный налоговый режим для создаваемых «инновационных центров». Они могут быть освобождены от уплаты налога на прибыль, на имущество и землю. Будут введены трехлетние «налоговые каникулы» по уплате налога на имущество для нового энергоэффективного оборудования. Компании, занимающиеся разработкой и внедрением инновационных технологий, могут получить налоговые «каникулы» на первые пять лет своей деятельности. Кроме того, министерство предлагает ввести ускоренную амортизацию инновационного оборудования в течение не менее чем двух лет по выбору компании и относить на издержки расходы компаний на НИОКР при постановке результатов этих исследований на баланс.
Уплату НДС планируется сделать добровольной, а страховые платежи за одного работника лимитировать 4,8 тысяч рублей в месяц. Также Минэкономразвития настаивает на освобождении от налогообложения доходов от прироста капитала. Это могло бы стать стимулом для долгосрочного венчурного финансирования.
Явной проблемой, существующей на данный момент, является то, что наши интеллектуальные преимущества не превращаются в экономические достижения. Возможно, что это происходит по двум причинам: во-первых, из-за недостаточности конкуренции, во-вторых, из-за раздела собственности на активы и оперативное управление ими. Первое обусловливает отсутствие потребности в снижении себестоимости продукции, второе формирует бизнес-цепочки, обеспечивающие интерес менеджеров при поставке практически любого оборудования, что затрудняет некоррупционный вход на рынок новых технологических разработок. Ни одно из этих явлений не будет преодолено в России в ближайшие десятилетия — и в таких условиях государству ничего не остается, кроме как резко усилить давление на компании с целью заставить их внедрять технологические нововведения.
Государству следует воздействовать на экономику через установление жестких стандартов — энергопотребления в промышленности, ЖКХ и на транспорте; качества дорожного покрытия, строительных материалов и автомобильного топлива; пересмотреть допустимые концентрации вредных веществ в промышленных отходах; ввести предельные уровни расходования строительных материалов на единицу полезной площади и т.д.
Стратегия введения и постоянного ужесточения стандартов и технических условий применяется повсюду в мире: в КНР давно действуют стандарты энергоемкости зданий, в Европе и США — графики повышения эффективности автомобильных двигателей, в странах ЕС — жесткие экологические программы. Предприятия, которые сейчас производят некачественную, дорогую или не соответствующую новым техническим требованиям продукцию, окажутся перед выбором: или модернизироваться, или закрыться. Тем самым слабые уйдут с рынка, а те, кто останется, станут потребителями новых технологий.
Но, в то же время, возникает вопрос — должно ли государство переходить на «индивидуальное управление» инновационными процессами и пытаться сделать из каждой новой программы «национальный проект»? Ситуация такова, что такая тенденция уже установилась на данный момент, о чем сообщают выступления представителей государственной власти. Первые лица государства намерены периодически опекать отдельные проекты и убеждать общество и бизнес в необходимости перехода к инновационной экономике. Ставя конкретные задачи и контролируя их выполнение, власти надеются запустить систему, работающую в автономном «рыночном» режиме. Учитывая опыт других стран, финансирование разных программ и их бюджетирование на безвозмездной основе со стороны государства не приносит результатов. Производители сами должны понять, что работа в России без применения инноваций вскоре может принести им огромные убытки, и они могут быстро потерять свою конкурентоспособность как на внутреннем, так и мировом рынках.
Государство должно создать благоприятные условия для ведения инновационного бизнеса, обеспечить правовую базу и ввести нормативы инновационной деятельности. Это будет стимулировать предприятия внедрять инновационные процессы и применять инновации, а также привлечет как внутренних, так и внешних инвесторов в данную сферу деятельности.


Литература
1. Инновационные итоги 2008 года от 15.12.2008 г. Портал «Вечная молодость». — www.vechnayamolodost.ru
2. Рассчитано по: «Группа восьми» в цифрах — 2009 г.: Статистический сборник /Росстат. — М. — С.136.
3. Медведев Д. Заседание Комиссии по модернизации и технологическому развитию экономики России. — http://news.kremlin.ru/transcripts/6460, 25.12.2009 г.
4. «Областная инновационная научно-техническая программа», «Развитие высоких технологий в Саратовской области на 2010-2014 годы» и задачи региональной инновационной политики». — Саратов, 2010 // http://profkomanda.edinoros.ru/file/5041

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия