Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (39), 2011
ВОПРОСЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ. МАКРОЭКОНОМИКА
Ковалева Т. Ю.
доцент кафедры бухгалтерского учета, анализа и аудита Хакасского государственного университета им. Н.Ф.Катанова (г. Абакан),
кандидат экономических наук


Оценка эффективности инновационной составляющей устойчивого развития
В статье рассматриваются предпосылки развития современного информационного общества на основе инновационной экономики и проблемы реализации инновационного пути развития России. Рассматривается неадекватность системы государственного статистического наблюдения инновационной и информационной сферы задачам оценки эффективности инновационной составляющей устойчивого развития
Ключевые слова: экономический рост, устойчивое развитие, информационное общество, инновационная экономика, государственное статистическое наблюдение
УДК 311(075.8); ББК 60.6я73

Завершение первого десятилетия XXI в. ознаменовалось поиском новых траекторий развития современной цивилизации. Эпоха, в которой мы живем, близка к временной границе предела роста человеческой популяции и исчерпания запасов факторов производства, обозначенной в 1972 г. в докладе Римскому клубу, подготовленному группой ученых под руководством Донелла Медоуз по результатам компьютерного моделирования роста потребления ресурсов.
На заре расцвета индустриального общества немногим более ста лет назад невозможно было предвидеть, что эволюция на основе парадигмы эффективности приведет человечество к порогу, за которым его исчезновение как биологического вида будет неизбежным. Беременность протекает у женщины 9 месяцев, социализация личности занимает годы, а операционные возможности микросхем удваиваются каждые 18 месяцев [1]. Попытки провести аналогию между техническим прогрессом и биологической эволюцией оказались напрасными, так как скорость протекания этих процессов, очевидно, отличается в разы.
Таким образом, возникновение концепции устойчивого развития явилось логическим продолжением развития научной мысли, находящейся в поиске способов избежать надвигающегося краха цивилизации неограниченного потребления, убежденной в неисчерпаемости природных ресурсов.
Вводя понятие «устойчивое развитие» в практику политических, экономических и научных дискуссий, Всемирная комиссия по окружающей среде и развитию (WCED), созванная ООН в 1983 г. под председательством Гру Харлем Брундтланд, хотела подчеркнуть мысль о том, что мировому сообществу необходимо, прежде всего, осознать глобальный характер экологических проблем и, далее, разработать глобальную стратегию эволюции человечества на основе принципов и ограничений, дающих будущим поколениям право на жизнь.
Однако говорить о проблеме и прилагать усилия для её решения — это далеко не одно и то же. Например, США не присоединились к Киотскому протоколу, обязывающему развитые страны и страны с переходной экономикой сократить или стабилизировать выбросы парниковых газов в течение 2008–2012 гг., а развивающиеся страны, в том числе Китай и Индия, которые удивляют мир темпами своего экономического роста, таких обязательств на себя вообще не взяли.
Противоречие между желанием сохранить устоявшиеся принципы и механизмы функционирования, ориентированные на расширенное воспроизводство на основе наращивания инвестиций в производственные фонды, и неизбежностью перемен, возникающих из-за разрушительного воздействия, которое оказывает на биосферу и человека традиционная экономика, может быть разрешено только при условии отказа от действующей парадигмы эффективности и антропоцентрического взгляда на существование биосферы.
Динамика научных взглядов на предпосылки и механизм экономического роста находят свое отражение в выступлениях официальных лиц нашей страны. Еще в феврале 2004 г. нынешний премьер-министр В.В. Путин говорил, что необходимым условием реализации стратегии качественного роста экономики, промышленности и науки является формирование полноценной инновационной политики государства, которая предполагает осуществление серьезных преобразований в обществе и модернизацию всей социально-экономической сферы. [2]
О необходимости модернизации на основе новых принципов и подходов, а также о значимости решения экологических проблем, говорит в своих ежегодных Посланиях Президент РФ Д.А. Медведев. Таким образом, понимание важности перехода на инновационный путь развития с учетом ограничений, вытекающих из необходимости соблюдения всей суммы экологических правил и требований, ограничений и запретов, которые существуют в настоящее время и могут возникнуть в будущем, — это, по-видимому, устоявшаяся на сегодняшний день точка зрения в среде интеллектуальной и властной элиты нашей страны. [3]
Готово ли современное российское общество к новым преобразованиям? Имеет ли наша экономика соответствующий запас ресурсов и потребность в инновационном обновлении? Каковы должны быть критерии оценки эффективности модернизации экономики в условиях реализации принципов устойчивого развития?
Рассмотрим основные этапы эволюции развитых стран Западной Европы и США на пути к экономике инноваций. В соответствии с классификацией Арнолда Джозефа Тойнби [4], первой стадией развития техногенной цивилизации является индустриальное общество, достигшее такого уровня общественно-экономического развития, при котором наибольший вклад в стоимость материальных благ вносит добыча и переработка природных ресурсов, а также промышленность. Для индустриального общества характерны разделение труда, широкое развитие средств массовой коммуникации и высокий уровень урбанизации. [5]
После достижения индустриальной стадии, общество переходит к постиндустриальному этапу. В процессе этого происходит смещение приоритетов от преимущественного производства товаров к созданию услуг вследствие научно-технической революции и существенного роста доходов населения. Информация и знания в таком обществе становятся производственным ресурсом, а научные разработки — главной движущей силой экономики. Уровень образования, профессионализм, способность к обучению и креативность работника считаются наиболее ценными качествами на этой стадии развития.
Современный этап эволюции постиндустриальных обществ, характеризующийся доминирующей ролью знаний и информации, а также воздействием информационно-коммуникационных технологий на все сферы человеческой деятельности, принято называть информационным обществом. Его отличительными чертами являются:
— увеличение роли информации, знаний и информационных технологий в жизни общества;
— возрастание числа людей, занятых информационными технологиями, коммуникациями и производством информационных продуктов и услуг в валовом внутреннем продукте;
— нарастающая информатизация общества с использованием телефонии, радио, телевидения, сети Интернет, а также традиционных и электронных СМИ;
— создание глобального информационного пространства, обеспечивающего эффективное информационное взаимодействие, доступ к мировым информационным ресурсам и удовлетворение потребностей в информационных продуктах и услугах.
В развернутом и детализированном виде концепция информационного общества разработана Дэниелом Беллом. В нее почти в полном объеме также вошла разработанная им в конце 1960 — начале 1970-х гг. теория постиндустриального общества. По мнению Белла, в наступающем столетии решающее значение для экономической и социальной жизни, способов производства знания, а также характера трудовой деятельности человека приобретет новый уклад, основанный на телекоммуникациях. Революция в способах организации и обработки информации, а также получении знаний, в которых центральную роль начинает играть компьютер, происходит одновременно со становлением постиндустриального общества. [6]
Согласно предсказанию Билла Гейтса в 2050 г. 50% трудоспособного населения Земли будет работать на дому. В 2000 г. министерство занятости Великобритании провело исследование, которое показало, что 23% британцев часть работы выполняют на дому, а еще 38% тоже хотели бы этого. Кроме того, доля населения, работающего полный рабочий день по бессрочным трудовым контрактам, сократилась до 40%. В результате, информационные и коммуникационные технологии позволили переосмыслить понятие полной занятости. В 1996 г. 67% британских компаний состояли из одного человека — владельца, в 1994 г. предприятия, нанимающие на работу менее пяти человек, составляли 89% численности всех компаний. Другими словами, в общем числе официально зарегистрированных компаний только 11% имели в штате более 5 работников! [7] Таким образом, становление информационного общества привело к изменению содержания такой устоявшейся экономической категории, как занятость.
К началу экономических реформ 1990-х гг. отечественная экономика имела неоптимальную структуру и низкую эффективность. Даже в настоящее время российская экономика оказывает большее негативное воздействие на окружающую среду в расчете на единицу производимого продукта, чем экономическая деятельность в технологически развитых странах. Значительная часть производственных фондов страны нуждается в обновлении, так как не отвечает современным экологическим требованиям. Кроме того, часть территории России, на которой проживает больше половины населения, характеризуется как экологически неблагополучная. [8] Вместе с тем, в России сохранился крупнейший на планете массив естественных экосистем, который сегодня с полным правом можно назвать не только национальным, но и мировым природным достоянием. [9]
Накопленные в прошлом проблемы, которые проявляются в существовании крупных структурных диспропорций [10, 11, 12], а также в неразвитости механизмов практического использования богатого научного, технического, культурного и природного потенциала страны, предопределяют сложность и болезненность необходимых преобразований. Таким образом, перед Россией стоит задача, несмотря на значительные трудности, перейти из разряда стран с трансформационной экономикой к постиндустриальному обществу.
Такое движение нельзя назвать эволюционным; оно, скорее, революционно. Для достижения цели — построения инновационной экономики — страна в кратчайшие сроки должна преодолеть несколько крупных этапов в эволюции общества.
Экономика стран, находящихся на индустриальной стадии развития, позволила удовлетворить, согласно терминологии Абрахаму Маслоу [13], потребности первого уровня в питании, в приемлемых условиях проживания, а также в определенной финансовой свободе. Их насыщение привело к изменению оценок качества жизни и преимущественному росту сферы услуг. Результатом накопления благ и актуализации потребностей более высокого уровня явился органичный переход к постиндустриальной стадии, ориентированной не столько на удовлетворение существующих нужд, сколько на формирование новых потребностей, связанных с ведением здорового образа жизни, путешествиями, получением новых знаний и т. д.
В постиндустриальной экономике эффективность использования традиционных факторов производства достигает максимума. Стремясь к росту производительности, люди пришли к пониманию значимости инноваций для успешного функционирования хозяйствующего субъекта на рынке, к превращению научных разработок, знаний, интеллектуальных навыков в новый фактор производства. В результате, экономический рост, объясняющийся повышением инновационной активности и возникновением экономики знаний, послужил базисом для перехода к следующей ступени развития — информационному обществу.
Автор считает, что низкий уровень жизни жителей нашей страны является главным препятствием для построения инновационной экономики. Заработная плата россиян является низкой не только в абсолютных терминах, но и по отношению к производительности труда. Другими словами, ссылками на низкую производительность труда нельзя оправдать столь низкий уровень заработной платы. Тезис о том, что мы плохо живем, так как плохо работаем, несправедлив. На самом деле, мы плохо работаем потому, что плохо живем. Ликвидация диспропорций в оплате труда позволила бы решить многие проблемы нашей экономики.
Построение инновационно-ориентированной экономики может происходить в соответствии со следующими сценариями.
1. Использование жестких механизмов государственного принуждения и поощрения.
2. Формирование у индивидуумов потребности в обновлении посредством ликвидации экологической и технологической безграмотности, проведения разъяснительной политики, повышения значимости инновационной и экологической компонент в формировании представления о том, что представляют собой успешная личность и эффективный бизнес в современных условиях.
Автор считает, что первый вариант может быть реализован либо в условиях жесткой диктатуры, либо при наличии у граждан страны сильной мотивации. В любом случае со стороны государства и заинтересованных структур выбор этого пути реформирования требует огромной исследовательской работы по анализу, моделированию и прогнозированию предпосылок, условий, и главное, последствий его реализации.
Второй вариант, очевидно, требует больше времени, но, по мнению автора, более приемлем для нашего общества, которое еще не оправилось от потрясений 1990-х гг., сформировавших устойчивое негативное отношение к любым преобразованиям.
Очевидно, что любые экономические изменения, а тем более реформа, имеют свою социальную цену, и чем радикальнее их характер, тем выше общественные затраты. Стоимость реформы — это главный критерий, по которому оцениваются деятельность административной и политической элиты, а также её право на то, чтобы находиться у власти. [14]
В настоящее время элита и наиболее активная часть российского общества осознают неизбежность глобальных перемен и то, что современная цивилизация, построенная на основе принципов конкуренции и эффективности использования факторов производства, исчерпала возможности своего роста. Следовательно, Россия в любом случае будет вынуждена отказаться от традиционной модели хозяйствования и финансирования государственных расходов, основанной на потреблении сырьевой ренты. Ей придется искать новую траекторию развития, используя в качестве целевых ориентиров уровень жизни граждан, инновационные механизмы и экологические ограничения постиндустриального общества.
С одной стороны, только при условии, что поведение государственных служащих различных уровней власти не ограничено решением текущих задач максимизации собственного рентного дохода, они в своей деятельности будут учитывать законы устойчивости биосферы, сознательно выполнять вытекающие из них ограничения на методы хозяйствования, а также видеть последствия принимаемых решений в долгосрочной перспективе.
С другой стороны, для достижения устойчивого развития необходимо, чтобы общественное мировоззрение менялось. Новая парадигма устойчивого развития основывается на доктрине, которая предполагает, что воспитание, образование и социализация личности происходят не только на основе опыта и ценности жизненных навыков предшествующих поколений, но и с учетом полезности знаний, способов их получения и актуализации в ситуации многовариантного будущего.
Таким образом, построение инновационной экономики на основе глобальных принципов устойчивого развития требует, чтобы к этому были готовы, во-первых, государство как совокупность системообразующих институтов и, во-вторых, общество, которое представляет собой совокупность людей, не только объединенных общей территорией проживания, но и имеющих схожие взгляды на будущее страны.
Планируя революционный скачок к инновационной экономике, необходимо учитывать долгосрочные социальные и экологические последствия. В краткосрочном периоде связь между увеличением масштаба экономики и экономической эффективностью обычно кажется простой и очевидной. Однако чем длительнее рассматриваемый период времени, тем более значимыми для устойчивости роста становятся не его темпы, а скрывающееся за ними влияние других факторов. К числу последних относятся распределение доходов, выступающее следствием распределения ресурсов и возможностей между членами общества, а также состояние окружающей среды, которая создает материальные предпосылки для роста.
Многие люди считают, что критерием устойчивого роста является систематическое увеличение валовых показателей: внутреннего продукта, размера инвестиций в производственные фонды и др. Однако устойчивость означает, что в случае внешнего дестабилизирующего воздействия система способна сохранять предсказуемую траекторию развития и возвращаться в равновесное состояние. Рост будет устойчивым, если он основан на сбалансированном развитии, при котором ни одна из частей системы не растет в ущерб другим, а изменение какой-либо одной из ее составляющих сопровождается пропорциональным изменением других компонент. Если же валовой внутренний продукт страны увеличивается вследствие безудержной экономии на оплате труда и условиях жизни людей, а также хищнического потребления природных ресурсов и размещения на территории страны экологически грязных производств, то в процессе такого роста национальная экономика становится несбалансированной, а значит, уязвимой. [15]
Таким образом, устойчивое развитие — это более содержательное понятие, чем устойчивый рост. При решении задачи построения информационного общества на основе инновационной экономики необходимо учесть значительное число факторов и добиться гармонии между социальной, экологической и экономической сферами общества. Такой путь сложнее, чем традиционное развитие на основе экстенсивного использования ресурсов.
Для количественной оценки эффективности инновационной составляющей устойчивого развития необходимо наличие адекватной информационной базы, в которой содержатся сведения обо всех стадиях перехода к инновационной экономике, а также о влиянии последней на экологию и общество.
С точки зрения государственной статистики инновационная деятельность связана с трансформацией идей — обычно результатов научных исследований и разработок, либо иных научно-технических достижений — в новые или усовершенствованные в технологическом смысле продукты и услуги, востребованные на рынке, а также в новые или усовершенствованные технологические процессы (способы производства, передачи), нашедшие применение на практике. Инновационная деятельность основывается на целом комплексе научных, технологических, организационных, финансовых и коммерческих мероприятий, совокупность которых приводит к инновациям.
Для целей государственного статистического наблюдения инновационную деятельность хозяйствующих субъектов подразделяют на следующие виды:
1. исследование и разработки;
2. инструментальную подготовку и организацию производства, охватывающие приобретение производственного оборудования и инструмента, изменения в них, а также в процедурах, методах и стандартах производства и контроля качества, необходимых для изготовления нового продукта или применения инновационного технологического процесса;
3. производственное проектирование, дизайн и другие элементы создания (не связанные с научными исследованиями и разработками) новых продуктов, услуг, методов их производства (передачи), инновационных производственных процессов, включая подготовку планов и чертежей, предусмотренных для определения производственных процедур, технических спецификаций, эксплуатационных характеристик, необходимых для создания концепций, разработки, производства и маркетинга новых продуктов, процессов и услуг;
4. приобретение овеществленных технологий — машин и оборудования, связанных по своему технологическому назначению с внедрением технологических и прочих инноваций;
5. приобретение неовеществленных технологий в форме патентов, лицензий, договоров на использование изобретений, промышленных образцов, полезных моделей, раскрытия ноу-хау, программных средств, связанных с осуществлением технологических инноваций, а также услуг технологического содержания;
6. обучение, подготовку и переподготовку персонала, которые обусловлены внедрением технологических инноваций;
7. маркетинговые исследования.
К инновационным товарам, работам и услугам относят те из них, которые подверглись в течение последних трех лет различным технологическим изменениям. По уровню новизны инновационные товары, работы и услуги делятся, во-первых, на вновь внедренные или подвергшиеся значительным технологическим изменениям, и, во-вторых, на усовершенствованные.
Государственные статистические службы ведут наблюдение за следующими показателями.
1. Динамика основных показателей инновационной деятельности организаций.
2. Динамика инновационной активности организаций по субъектам РФ, которая оценивается как отношение числа организаций, осуществляющих технологические, организационные или маркетинговые инновации, к общему числу обследованных за определенный период времени предприятий в стране, отрасли, регионе и т. д.
3. Объем отгруженных инновационных товаров и работ по видам экономической деятельности.
4. Число организаций, осуществляющих технологические инновации, по видам экономической деятельности.
5. Затраты на технологические инновации по видам экономической деятельности. Следует отметить, что они представлены в абсолютном выражении в текущих ценах, что делает оценку их динамики не показательной.
6. Число патентных заявок и выданных патентов на интеллектуальную собственность.
7. Число патентных заявок и выданных патентов на интеллектуальную собственность по субъектам РФ.
Автор считает, что вышеперечисленных показателей недостаточно для адекватной оценки динамики изменения экономики страны в результате инновационной активности и эффективности инновационной составляющей устойчивого развития.
Государственная поддержка и управление развитием информационного общества в нашей стране осуществляется на основе Стратегии развития информационного общества в РФ, № Пр- 212, утвержденной Президентом РФ 7 февраля 2008 г. Согласно Стратегии целью формирования и развития отечественного информационного общества являются повышение качества жизни граждан, обеспечение конкурентоспособности России, развитие экономической, социально-политической, культурной и духовной сфер общественной жизни, совершенствование системы государственного управления на основе использования информационных и телекоммуникационных технологий. Другими словами, органы государственной власти рассматривают создание информационного общества как платформу для решения задач более высокого уровня, а именно, модернизации экономики и общественных отношений, обеспечения конституционных прав граждан и высвобождения ресурсов для личностного развития.
Достижение вышеназванной цели обеспечивается реализацией ряда программ, содержащих мероприятия, сгруппированные по подпрограммам. Каждая программа характеризуется соответствующими целевыми индикаторами и показателями, отражающими степень её реализации по этапам и оценивающими влияние внешних факторов и условий, необходимых для ее реализации. Состав показателей для каждой подпрограммы определен таким образом, чтобы обеспечить:
1. наблюдаемость значений показателей в течение срока выполнения программы или подпрограммы;
2. охват всех наиболее значимых результатов выполнения мероприятий;
3. минимизацию числа показателей;
4. наличие формализованных методик расчета значений показателей, полученных в ходе проведения научно-исследовательских работ по построению системы показателей, характеризующих основные направления и факторы развития информационного общества.
Необходимо отметить, что в этом же документе указывается на отсутствие статистических данных для расчета индикаторов, характеризующих развитие и использование информационных технологий, а также новых показателей, необходимых для комплексного анализа основных направлений и факторов развития информационного общества.
Таким образом, в нашей стране существует стратегия развития информационного общества, в которой указаны 22 индикатора и показателя, необходимых для текущего мониторинга её реализации, однако органы государственной статистики не проводят статистических наблюдений, позволяющих их рассчитать. Естественным является вопрос, на основе каких данных будет происходить оценка эффективности построения информационного общества. Например, первый же из показателей «Место РФ в международном рейтинге по индексу готовности к сетевому обществу» рассчитывается по 68 базовым характеристикам, отражающим следующие аспекты.
1. Наличие в стране способствующей развитию информационных технологий макросреды, состояние которой определяется параметрами общего экономического окружения, нормативно-правовыми аспектами, а также уровнем развития программной и аппаратной частей информационно-телекоммуникационной инфраструктуры;
2. степень готовности информационных технологий, а также наличие у населения, представителей деловых кругов и правительства навыков по их использованию;
3. активность населения, представителей деловых кругов и правительства в использовании информационных технологий.
Кроме того, в паспорте ряда показателей, например, таких как «Доля отечественных товаров и услуг в объеме внутреннего рынка информационных и телекоммуникационных технологий», «Сокращение различий между субъектами РФ по интегральным показателям информационного развития» и др., содержится фраза: «Алгоритм формирования показателя не определен». Таким образом, цель определена, задачи поставлены и, даже, контрольные цифры указаны, однако не понятно, на основе каких данных оценивать эффективность и целесообразность реализации всего задуманного.
В официальных сборниках и на сайте Госкомстата РФ за период с 2005 г. и позже содержатся только следующие данные об уровне развития информационных технологий в нашей стране.
1. Основные показатели использования информационных и коммуникационных технологий в организациях.
2. Распределение организаций по удельному весу численности работников, использовавших персональные компьютеры.
3. Число организаций, использовавших вычислительную технику, по видам экономической деятельности.
4. Количество организаций, использовавших глобальные информационные сети, по видам экономической деятельности.
5. Численность организаций, использовавших информационные и коммуникационные технологии, по субъектам РФ.
6. Количество персональных компьютеров в организациях.
7. Число персональных компьютеров на 100 работников по видам экономической деятельности.
8. Количество организаций, использовавших специальные программные средства.
9. Число организаций, использовавших сеть Интернет для связи с поставщиками и потребителями товаров, работ или услуг.
10. Численность организаций, использовавших сеть Интернет для связи с поставщиками и потребителями товаров, работ или услуг, по видам экономической деятельности.
11. Распределение затрат организаций на информационные и коммуникационные технологии.
12. Затраты организации на информационные и коммуникационные технологии по видам экономической деятельности.
Таким образом, для того чтобы информация, собираемая и агрегируемая органами государственной статистики, характеризовала развитие составляющих информационного общества, она должна содержать сведения о структурных изменениях, вызываемых внедрением инноваций, информационных и коммуникационных технологий в экономике, в частности, в сфере занятости и распределения рабочей силы, а также включать показатели, отражающие значение компьютерной грамотности в жизни общества, структуру пользователей Интернета и различных информационных ресурсов для оценки эффективности использования последних различными категориями населения, степень защиты данных от несанкционированного доступа, компьютерных вирусов и т. д.
Система индикаторов развития информационного общества на макроуровне должна допускать выполнение международных сопоставлений уровня жизни в России с аналогичными показателями развитых стран, при проведении которых необходимо учитывать, что в западном обществе стандарты жизни, формы труда и отдыха, система образования и институты рынка соответствуют достигнутому уровню развития сферы информации и знания.
В заключение хотелось бы отметить, что обозначенные в статье противоречия и проблемы нуждаются в дальнейшей всесторонней проработке. Построение современного информационного общества на основе инновационной экономики, обеспечивающей устойчивое развитие, является наиболее привлекательным из возможных сценариев роста не только нашей страны, но и мирового сообщества в целом. Однако его реализация требует серьезного аналитического обоснования, а также системы государственного статистического наблюдения, которая соответствовала бы решаемым задачам.


Литература
1. http://ru.wikipedia.org
2. Батрутдинов А.С., Федоров И.В. Основные модели инновационного процесса и классификационные признаки инноваций // Проблемы современной экономики. — 2008. — № 2(26).
3. Данилов-Данильян В.И., Лосев К.С. Экологический вызов и устойчивое развитие. Учебное пособие. — М.: Прогресс-Традиция, 2000. — С.241.
4. http://dic.academic.ru/dic.nsf/enc_philosophy/1225/ТОЙНБИ
5. http://ru.wikipedia.org/wiki/Индустриальное общество
6. http://ru.wikipedia.org/wiki/Информационное_общество
7. Хенди Ч. Слон и блоха: Будущее крупных корпораций и мелкого бизнеса / Чарльз Хенди; Пер с англ. — М.: Альпина Бизнес Букс, 2004.
8. Ковалева Т.Ю. Статистическая оценка эффективности управления экологической ситуацией в Федеральных округах РФ // Актуальные вопросы технических, экономических и гуманитарных наук: Материалы IV международной заочной научно-практической конференции, г. Георгиевск, 1-2 декабря 2010 г. — Георгиевск: Георгиевский технологический институт (филиал) ГОУ ВПО «Северо-Кавказский государственный технический университет», 2010.
9. Сапунов В.Б. Экологический депозит как механизм устойчивости биосферы // http://sir35.ru › Sapunov
10. Ковалева Т.Ю. Оценка изменений отраслевой и региональной структуры ВРП по видам экономической деятельности и федеральным округам // Проблемы современной экономики. — 2009. — № 1(29). — С.331–336.
11. Ковалева Т.Ю. Оценка достаточности информационной базы для выполнения обоснованного анализа динамики и состояния основных фондов // Проблемы современной экономики. — 2010. — № 1 (33). — С.95–100.
12. Ковалева Т.Ю. Оценка эффективности государственного и регионального управления на основе демографических характеристик // Проблемы современной экономики. — 2010. — № 3(35). — С. 291–295.
13. http://ru.wikipedia.org
14. Наумова Н.Ф. Рецидивирующая модернизация в России: беда, вина или ресурс человечества? / Под ред. В.С. Садовского и В.А. Ядова. — М.: Эдиториал УРСС, 1999. — С.16.
15. Данилов-Данильян В.И., Лосев К.С. Экологический вызов и устойчивое развитие. Учебное пособие. — М.: Прогресс-Традиция, 2000. — С.20.
16. Перепелкин В.А. Экономический рост как предпосылка экономического развития // Вестник СамГУ. — 2007. — № 3 (53). — С. 143–205.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2018
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия