Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (39), 2011
ФИНАНСОВО-КРЕДИТНАЯ СИСТЕМА. БЮДЖЕТНОЕ, ВАЛЮТНОЕ И КРЕДИТНОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ЭКОНОМИКИ, ИНВЕСТИЦИОННЫЕ РЕСУРСЫ
Гаврилова Ж. Л.
доцент кафедры управления промышленными предприятиями Иркутского государственного технического университета,
кандидат экономических наук


Государственное регулирование венчурного инвестирования: мировой и российский опыт
В статье раскрывается существующая ситуация в области венчурного финансирования на территории Российской Федерации. Рассматриваются созданные на территории РФ венчурные фонды и типы венчурного финансирования
Ключевые слова: венчурная компания, венчурное финансирование, венчурный фонд, венчурный банк, венчурный капитал
УДК 330.332; ББК 65.9(2Рос)

Система венчурного финансирования по задачам, по организационной структуре и механизму функционирования должна обеспечивать эффективное осуществление инвестиционных процессов на постоянной воспроизводственной основе. В отличие от других инвестиционных ресурсов, венчурный капитал имеет своеобразные фазы жизненного цикла и его возврат осуществляется в специфичных формах «выхода» из инвестиционных проектов. Система венчурного инвестирования должна включать в себя структуры и механизмы, обеспечивающие беспрепятственность данных «выходов». А это напрямую связано с рынками ценных бумаг, венчурного капитала, инноваций.
В совокупности целей и задач, которые должна решать венчурная система, следует выделить, прежде всего, те, которые в наибольшей степени соответствуют экономической природе венчурного капитала как разновидности финансового. Ориентиром здесь могут служить наиболее значимые эффекты воздействия венчурного инвестирования на экономику. В этой связи для создания национальной системы венчурного инвестирования в России обоснованным, на наш взгляд, является выдвижение в качестве первоочередных следующих задач [2]:
● улучшение инвестиционного обеспечения инновационной деятельности, прежде всего малого предпринимательства, за счет переориентации некоторых финансовых ресурсов в данную сферу деятельности;
● создание оптимальных (наиболее благоприятных) финансовых, кадровых, организационных и нормативно-правовых условий для венчурного инвестирования прорывных инновационных, в том числе технологических, проектов, повышающих конкурентоспособность российских товаров на мировых рынках;
● развитие малого инновационного предпринимательства в реальном секторе экономики, в научно-технической сфере, в высокотехнологичном комплексе;
● содействие механизмов коммерциализации результатов научно-технической и инновационной деятельности;
● проведение модернизации корпоративного сектора экономики за счет формирования в реальном секторе экономики критической массы научно-инновационных концернов, адекватных постиндустриальному этапу научно-технического прогресса;
● повышение активности участия сбережений населения в инвестиционных процессах страны.
Обеспечить достижение поставленных целей и стратегических задач формируемой национальной системы венчурного инвестирования можно при создании необходимых исходных предпосылок в виде целостной совокупности факторов развития данной системы и субъективных условий.
Малый инновационный бизнес, как показывает зарубежный опыт, является базой, основной питательной средой венчурного капитала. На долю мелких высокотехнологичных фирм в мире приходится более 85% объема средств рискового финансирования. Таким образом, можно утверждать, что развитие малого инновационного предпринимательства — это важнейшее направление формирования национальной системы венчурного инвестирования в России. Его неразвитость, а, следовательно, отсутствие полноценного спроса на рисковый капитал можно назвать главными причинами, сдерживающими развитие венчурного финансирования инновационной деятельности.
Важным направлением формирования системы венчурного инвестирования в России является развитие взаимодействия, интеграции крупных, малых предпринимательских структур и высшего специального образования. Эта позволяет:
а) увеличить предложение инноваций на качественно новой научной основе и спрос на них в производственной сфере;
б) усилить интеграцию науки, образования, производства и рынка;
в) существенно облегчить процесс рождения и развития венчурных фирм, повышая их экономическую устойчивость;
г) расширить финансовые возможности венчурных инновационных предприятий за счет доступа к банковским кредитам;
д) экономить время и средства крупных корпораций на НИОКР и на перестройку технологических производственных программ, на развитие диверсификации собственного производства1.
Особое место в системе венчурного инвестирования занимают инновационно ориентированные корпорации, осуществляющие наступательную рыночную стратегию. Это связано с рядом обстоятельств. Во-первых, крупные корпорации являются важнейшим источником инноваций, так как в них выполняется большой удельный вес национальных НИОКР. Например, удельный вес научных исследований, выполняемых 100 крупнейшими компаниями в общем объеме промышленных НИР, в США составляет 82%, в Англии — 69,5%, во Франции — 81,9% [1]. Во-вторых, крупные промышленные корпорации занимают значительный удельный вес в пополнении венчурного капитала, в формировании венчурных фондов.
В сложившейся мировой практике венчурного инвестирования принято ориентироваться на следующее распределение инновационных проектов по итогам их реализации. Особо успешных проектов бывает примерно 10%, проектов средней доходности — 20%. Свыше 30% проектов будут с нулевой доходностью, т. е. деньги вернутся и не более того. Наконец, 40% инновационных проектов в инвестиционном пакете предположительно будут «провальными», т. е. вложенные средства придется списывать. Однако прибыль, полученная при реализации успешных проектов, позволяет в 30–200 раз перекрыть вложенные средства. По оценкам специалистов, удачные проекты приносят венчурным инвесторам до 200% прибыли [1].
По мере своего развития венчурные фонды превращаются в сложные системные образования. Как правило, происходит диверсификация их деятельности, усложнение структуры и функций, стремление к созданию различных ассоциаций, консорциумов, трестов, развитие международной инвестиционной кооперации, создание транснациональных организаций, стремление к регистрации в офшорных зонах льготного налогообложения.
Следует отметить, что чем крупнее фонд, тем больше у него финансовых возможностей. Например, он может привлекать профессиональные консалтинговые фирмы для предварительного исследования объектов потенциального инвестирования. Поэтому существуют так называемые мегафонды, которые сосредотачивают 2–4,5 млрд долл. венчурного капитала и более. Но чем крупнее фонд, тем труднее он решается на рисковые операции (а это, по сути, составляет природу венчурного капитала), и тем слабее его связь с предпринимательским ресурсом.
Венчурный фонд, рискуя крупными инвестициями, вложенными на достаточно продолжительный срок в перспективные производства, непосредственно заинтересован в быстром развитии этих производств. Поэтому представители фонда активно участвуют в управлении предприятиями и консультировании высшего руководства (представитель фонда, как правило, входит в правление компании). Поскольку венчурные инвестиции не требуют гарантий и залогов возвращения капитала, единственной гарантией для венчурных инвесторов является их личный опыт и квалификация во время отбора объектов инвестирования, а также дальнейшее активное участие в их управлении. Венчурный инвестор может не иметь своего плана развития предприятия, но он требует, чтобы руководство предприятия разработало такой план и в целом придерживалось его на протяжении всего инвестиционного цикла (который в большинстве случаев составляет 3-10 лет). Венчурный инвестор надеется, что за это время предприятие сможет значительно увеличить свои обороты и доход, рыночная стоимость предприятия существенно возрастет, и инвестор сможет выгодно для себя «выйти» из компании.
Таким образом, венчурное инвестирование существенно отличается от традиционного финансирования. Его основными признаками являются следующие:
● инвестиции предоставляются новым или уже существующим фирмам, обладающим потенциалом быстрого развития;
● как правило, финансируются новые компании на начальном этапе развития, у которых еще нет возможности получить банковские кредиты;
● инвестиции, которые, как правило, требуют высокой нормы прибыльности, предоставляются на условиях быстрой окупаемости на период от 3 до 10 лет;
● по завершении проекта может осуществляться первичная открытая продажа акций, слияние или продажа бизнеса или же изыскиваются другие источники финансирования;
● предприниматель обычно отказывается от доли в собственности и управлении компанией в пользу инвестора;
● венчурные инвесторы, как правило, ожидают ежегодный доход на инвестиции в размере 20–50%;
● при принятии решения о финансировании большое внимание уделяется наличию управленческого опыта компании.
Следует отметить, что наряду с функциональным различием традиционного и венчурного финансирования, существуют структурные локализованные особенности последнего. Например, структура венчурного инвестирования по отраслям экономики, сложившаяся в США, отличается от европейской. В США преобладают вложения в высокотехнологичный бизнес. В последние годы фирмы, основанные на базе инновационных технологий, составили там около 60% всех компаний, куда был направлен венчурный капитал. Стабильно росла все эти годы, достигнув сегодня почти 25%, доля американского венчурного капитала, участвующего в совершенствовании и освоении новых видов и услуг связи, а также сетевых технологий [1]. В последние годы заметно увеличилась доля инвестиций венчурного капитала в новые предпринимательские проекты из области здравоохранения и медицины. Это, прежде всего, создание новых фармацевтических препаратов на основе методов генной инженерии, применение новых подходов в медицинской диагностике, использование в здравоохранении новых материалов и др.
В Западной Европе инвесторы отдают предпочтение проектам в тех отраслях промышленности, где европейцы традиционно занимают лидирующее положение. Это машиностроение и производство промышленного оборудования, оборудования для переработки отходов, изделия высокой моды, товары для досуга и отдыха. В то же время инновационные фирмы, так или иначе связанные с компьютерной техникой, ежегодно привлекали в середине 90-х гг. ХХ века только 5–7% венчурного капитала. Еще меньший интерес у инвесторов вызывали фирмы, работающие в области биотехнологий.
Все это свидетельствует не столько о своеобразии подходов к организации венчурного бизнеса, сколько о различном понимании хозяйствующими субъектами допустимых границ финансового риска, об их неодинаковой готовности и способности к реализации данного риска.
Наиболее крупным игроком с высокой степенью риска на поле венчурного бизнеса является США. В 2006 г. в этой стране венчурные капиталисты осуществили инвестиции на сумму 45 млрд долл.1, в том числе 5,8 млрд долл. — в 1093 вновь созданные компании. В 2005 г. доходы американских компаний, получивших венчурное финансирование, составили 2,1 трлн долл.(16,6% ВВП США)2.
Венчурные капиталовложения в странах ЕС составили 9 млрд долл.3 В последнее время значительное развитие венчурная индустрия получила в странах Восточной и Юго-Восточной Азии, в первую очередь в Китае, Республике Корея, Сингапуре, а также в Германии, Израиле, Финляндии. Наблюдается рост объемов венчурного инвестирования в европейских странах с переходной экономикой.
Расширению рынков венчурного инвестирования во многом содействует соответствующая государственная поддержка этой сферы деятельности, активно осуществляемая западными странами на протяжении последних нескольких десятилетий. Особенно заметно эта тенденция проявилась в развитых странах Запада при переходе к инновационной модели развития, при которой «главным источником конкурентных преимуществ отдельных участников рынка становится способность к осуществлению нововведений, а на уровне экономики в целом — стимулы к инвестированию в инновационное развитие»4.
Считается, что выгоды, которые получает общество от государственных программ поддержки венчурного бизнеса, значительно больше, чем обеспечение получения прибылей венчурными капиталистами. Программы способствуют развитию малых и средних высокотехнологичных компаний, имеющих стратегическое значение для долгосрочного роста национальной экономики, решают проблему занятости за счет содействия созданию новых рабочих мест.
Известно, что малым и средним компаниям достаточно сложно получить необходимое финансирование на приемлемых условиях, так как большинство традиционных инвесторов предпочитают иметь дело с крупными и уже утвердившимися на рынке компаниями. Частные инвесторы также не очень охотно финансируют молодые высокотехнологичные компании, поскольку это связано с повышенным риском. Государство при помощи комплекса прямых и косвенных мер воздействия может способствовать преодолению этих «узких мест» рынка частных инвестиций. В этой связи в промышленно развитых странах реализуются государственные программы поддержки венчурного финансирования, которые ставят своей целью восполнить недостаточность рынков частного капитала, дополнить финансирование частного сектора и создать компаниям (преимущественно научно-технической сферы) благоприятные условия для развития в течение длительного периода.
Сложившиеся в мировой практике формы и методы государственной поддержки, используемые для развития венчурного инвестирования, многообразны. В обобщенном виде они могут быть представлены, как это показано в таблице 1, в двух основных группах — прямые и косвенные.

Таблица 1
Формы и методы государственной поддержки, используемые для развития венчурного инвестирования
ТипЦельПример
1. Прямые меры
Государственные прямые инвестицииПрямые инвестиции в венчурные фонды или предприятия малого бизнесаБельгия — Investment Company for Flanders (GIMV)
Государственные кредитыДолгосрочные кредиты под низкие проценты и/или безвозмездные кредиты венчурным фондам или предприятиям малого бизнесаДания — VaekstFonden (Business Development Finance) Loan Programme
2. Косвенные меры
Налоговые льготыНалоговые льготы, в частности налоговые кредиты (зачеты) тем, кто вкладывает средства в предприятия малого бизнеса или венчурные фондыВеликобритания — Enterprise Investment Scheme and Venture Capital Trusts
Гарантирование займовГарантирование части банковского займа, предоставляемого малым предприятиям, отвечающим определенным требованиямФранция — Societe Francaise de Garantie des Financements des Petites et Moyennes Enterprises (SOFARIS)
Гарантирование вложений в акционерный капиталГарантирование части потерь от венчурных инвестиций с высокой степенью рискаФинляндия — Finnish Guarantee Board
Расширение круга инвесторовПредоставление прав таким институтам, как пенсионные фонды или страховые компании, вкладывать средства в венчурный капиталСША — изменения, внесенные в закон о гарантированном пенсионном обеспечении


Прямые меры предполагают непосредственное участие государства в венчурном финансировании предпринимательских проектов, которое реализуется или через государственные прямые инвестиции, или через предоставление государственных займов венчурным компаниям и малым инновационным фирмам.
Прямые инвестиции в акционерный капитал со стороны органов государственной власти являются важным способом «впрыскивания» венчурного капитала в экономику. Такое «вспрыскивание» осуществляется через реализацию программ двух типов. Первый вариант — государство инвестирует в частные венчурные фонды, которые, в свою очередь, инвестируют в компанию. Второй вариант — государство само инициирует создание венчурных фондов, которые предоставляют венчурное финансирование. Создаваемые государством венчурные фонды, получающие часть финансов из частного сектора, принято называть «гибридными» фондами.
В целом программы венчурного финансирования призваны решать проблему недостаточной ликвидности, имеющейся для определенного класса инвестиций. Государственные прямые инвестиции часто нацелены либо на помощь компаниям, находящимся на стадии «посева» или «старта», которые не могут привлечь капиталы, поскольку для частного капитала риск еще слишком велик, либо на поддержку технологических компаний, долгосрочный потенциал которых может быть не всегда оценен по достоинству частным сектором.
Особенно активны в этом направлении правительства тех стран, которые к началу 90-х гг. ХХ в заметно отставали в развитии венчурного бизнеса от основных лидеров. Государственное содействие на начальной стадии становления венчурной индустрии показало свою эффективность, прежде всего в Израиле и Финляндии. За последнее десятилетие эти две страны сделали стремительный рывок в развитии наукоемких производств, во многом благодаря действию специальных государственных венчурных фондов.
В частности, в Израиле была реализована схема активизации механизма венчурного инвестирования через создание системы «фонда фондов» «Уогта», формируемого из государственной казны. Главными его задачами являлись поддержка и финансирование становления новых наукоемких компаний, предоставления грантов для проведения НИОКР в интересах малого наукоемкого бизнеса, передачи технологий из военных в гражданские сектора экономики. В рамках «Уогта» венчурные инвестиции направлялись как во вновь создаваемые венчурные фонды, так и напрямую в начинающие высокотехнологичные компании. Активная государственная политика в области венчурного бизнеса позволила Израилю довести уровень высокотехнологичных компаний до 75% [1].
Активное развитие венчурной индустрии в Израиле связано прежде всего с успешной реализацией ряда программ. Одна из программ заключалась в создании межнациональных промышленных фондов для финансирования НИОКР, в рамках которой было организовано множество технологических инкубаторов, где обучаются представители самых различных компаний. Другая программа — это предоставление налоговых каникул для стран, которые экспортируют результаты НИОКР, когда компании, попадающие под это определение, освобождались от уплаты налогов на протяжении 10 лет.
Следующая программа «Yozma» была направлена на поддержание инфраструктуры венчурного капитала. Ее целью стало стимулирование венчурных капиталистов для создания офисов в Израиле через инвестирование 80 млн долл. в 10 новых фондов.
За счет государственных средств происходило и формирование венчурной индустрии в Финляндии. Они были использованы в качестве «посевного капитала» для широкого круга малых инновационных компаний. Главным финансовым учреждением, финансирующим начальный бизнес в высокотехнологичной сфере стал Национальный фонд исследований и развития — SITRA. Фонд имеет статус независимого государственного фонда под эгидой парламента.
SITRA является гибридной программой, в рамках которой осуществляется как прямое финансирование начинающих компаний («start-up»), так и вложение средств в региональные фонды поддержки технологических предприятий. SITRA финансирует фирмы венчурным способом — в обмен на долю акций, от 15 до 40%, и на суммы от 200 тыс. до 2 млн евро. [1] Обычно фонд входит в компанию на 3–5 лет и продает свои акции сразу, как только другие инвесторы изъявят готовность вкладывать в нее свои средства. Кроме того, зачастую SITRA поддерживает ученых еще до образования компании — на так называемой предпосевной стадии и помогает ей найти оптимальные пути выхода на рынок.
Пятнадцать лет активной деятельности SITRA на самом рискованном этапе жизни молодых инновационных компаний свидетельствуют о том, что венчурная индустрия в Финляндии процветает. Так, по данным Финской ассоциации венчурного капитала, в 2002 г. было поддержано 259 компаний, при этом общий объем инвестиций составил 391 млн евро. В 2003 г. в 252 компании было вложено 328 млн евро[1].
Опыт формирования «фонда фондов» сыграл важнейшую роль в становлении венчурной индустрии Израиля и Финляндии, наглядно показывая, как можно компенсировать провалы рынка в условиях неразвитой фондовой инфраструктуры и рынков капитала. На этапе становления венчурной индустрии государство практически подменяет «бизнес-ангелов», которые являются основным источником финансирования предприятий высокотехнологичной сферы на самой ранней, «посевной», стадии.
Вместе с тем следует отметить, что «фондовая» схема государственного участия в создании венчурной индустрии основана на доверии государства частному сектору и на передаче этому сектору права принятия стратегических решений. В странах с низким уровнем социального капитала (где существует высокий уровень коррупции, наличие недолжной мотивации деятельности и т. п.) эффективность фондовой схемы может оказаться невысокой.
Государство может предоставлять венчурное финансирование через специальные программы или фонды, которые необязательно являются «фондами фондов».
В Великобритании, например, участие государства в венчурном финансировании осуществляется через Инновационный фонд высшего образования — Higher Education Innovation Fund (HEIF). Он был образован в 2000 г. и выделяет посевное финансирование для венчурных проектов, учитывая при этом региональные приоритеты. В 2001-2002 гг. HEIF поддержал 89 проектов, обеспечив венчурное финансирование в течение трех лет на сумму от 200 тыс. до 5 млн фунтов ст. Общая сумма выделенных средств составила более 77 млн фунтов ст. [1].
Вместе с тем следует признать, что во многих случаях прямое участие государства в венчурном капитале не всегда является оптимальным решением. Так, при недостаточной проработке такие схемы могут привести к неудачным инвестициям и большим потерям для государства. Государственные программы могут быть использованы для финансирования или поддержки нежизнеспособных проектов или предприятий, которые не могут привлечь частный капитал, потому что не представляют собой удачный объект для инвестиции. Они также могут привести к различным перекосам в случаях, если решения об инвестировании будут основаны на внеэкономических критериях, если схемы будут часто меняться непредсказуемым образом или если национальные и региональные программы будут дублировать друг друга.
Зачастую оптимальный подход заключается в том, чтобы улучшить макроэкономическую и правовую среду для преодоления некоторых финансовых препятствий к осуществлению высокорисковых инвестиций. Другими словами, следует использовать косвенные методы государственного воздействия на венчурный капитал.
В мировой практике используется широкий арсенал инструментов косвенного воздействия на активизацию деятельности субъектов венчурного предпринимательства. К ним относится формирование благоприятной правовой среды в областях налогообложения и бухгалтерского учёта, кредитно-финансовой политики, хозяйственного права, регистрации и разрешений судебной системы, процедур банкротства, в частности:
● создание благоприятного режима налогообложения доходов от операций с ценными бумагами;
● устранение двойного налогообложения инвесторов, участвующих в формировании венчурных фондов;
● выработка эффективной системы защиты интеллектуальной собственности, которая является во многих случаях единственным капиталом инновационных фирм на ранних стадиях их зарождения;
● содействие повышению ликвидности рисковых капиталовложений на основе развития рынка капиталов, в том числе путем создания специальных бирж для торговли ценными бумагами, новых фирм, которые не могут получить доступ на традиционные фондовые биржи из-за отсутствия финансовой истории и по каким-либо другим признакам формального характера;
● законодательное обеспечение условий для вхождения в венчурные фонды институциональных инвесторов: пенсионных и страховых фондов, банков;
● обучение и консультирование предпринимателей, распространение среди них информации о перспективных проектах и потенциальных инвесторах.
Тем не менее, центральным вопросом использования косвенных методов воздействия на развитие венчурного финансирования являются правовое регулирование этого процесса. Следует отметить, что этот вопрос довольно непростой, поскольку связан с преодолением определенных противоречий. С одной стороны, венчурный бизнес по своему определению — это частный бизнес, не приемлющий чрезмерного вмешательства государства, в том числе и путем законодательной инициативы. С другой стороны, особенно на первых этапах своего развития, венчурная индустрия не может обойтись без определенной государственной поддержки. Таким образом, возникает необходимость найти компромисс между откровенно частными капиталистическими интересами венчурной индустрии и степенью государственного вмешательства в эту сферу. Однако анализ особенностей юридического оформления венчурной деятельности в различных странах свидетельствует о том, что ни в одной законодательной системе стран с развитыми рыночными отношениями не существует отдельного «закона о венчурной деятельности». Этот способ финансирования осуществляется в рамках общих юридических норм и использует действующие юридические и организационные формы и схемы, регулируемые, как правило, основными положениями и актами о формах и правилах корпоративной и инвестиционной деятельности.
Так, например, если говорить о европейском опыте законодательного строительства венчурной индустрии как специальной отрасли законодательства, следует отметить, что всегда есть два основных момента: корпоративное и налоговое законодательство. Две отрасли законодательства должны действовать согласованно. Основная задача законодателя заключается в том, чтобы создать такую корпоративную структуру или организационно-правовую форму, которая подходила бы к венчурному фонду, венчурному капиталу и в то же время предусматривала бы соответствующие положения налогового законодательства, устраняющие дополнительные барьеры.
В частности, важно, чтобы налоговое законодательство не вводило дополнительные «налоговые фильтры» или барьеры на пути «выхода» инвестора из инвестируемой компании. Такая система позволяла бы облагать доход только на последнем этапе «выхода» капитала, а именно, в момент получения инвестором, вложившим свой капитал в венчурный фонд, причитающейся ему доли дохода. Соответствующие нормы налогового законодательства должны работать синхронно с нормами корпоративного законодательства.
В большинстве развитых стран Запада законодательные акты, так или иначе касающиеся формы и способов венчурного финансирования, принимаются с целью стимулирования данного вида деятельности через предоставление разного рода налоговых льгот, отсрочек и послаблений инвесторам и инвестируемым компаниям, преимущественно занятым в сфере высоких технологий. Действующая практика налогового стимулирования довольно разнообразна и во многом определяется спецификой законодательства и особенностями экономики конкретной страны. Однако несмотря на это в каждой из них можно выделить некоторые общие группы налоговых стимулов, предусмотренных для субъектов венчурной индустрии.
Первая такая группа включает в себя стимулы, предусмотренные для отдельных лиц, вкладывающих свои деньги в венчурные фонды или венчурные компании. К их числу можно отнести[2]:
— снижение налогов на дивиденды, получаемые на акции венчурных фондов или компаний;
— освобождение от уплаты налога на доход, полученный от продажи акций венчурных структур;
— возможность уменьшения понесенных от вложения в венчурные фонды и компании убытков путем переноса убытков на несколько последующих лет.
Наряду с этим, законодательством некоторых стран предусматривается также ряд предъявляемых к указанным лицам требований, к числу которых относятся:
— установление необходимого минимального объема вложенных средств;
— необходимость обладания акциями, как правило, не менее пяти лет (иногда непосредственно с момента их выпуска);
— требование о постоянном реинвестировании получаемого дохода на протяжении определенного периода (также примерно около пяти лет).
Вторая группа стимулов рассчитана на развитие венчурных компаний и венчурных фондов и предусматривает:
— освобождение от налогов на доходы от акций инвестируемых компаний;
— освобождение проинвестированных компаний от корпоративных, а в ряде случаев — от некоторых местных налогов.
Перечень требований, предъявляемых в данном случае к венчурным фондам и компаниям, является достаточно обширным и включает в себя следующие из них:
— инвестирование должно происходить только в малые или средние компании;
— нередко требуется официальное признание за инвестируемой компанией статуса инновационной;
— устанавливается ограничение на возможность приобретения венчурной структурой контрольных пакетов акций инвестируемых ею компаний;
— большая часть основного капитала венчурной компании должна быть вложена в акции малых или средних компаний, не продающиеся на фондовых биржах;
— инвестирование должно быть рассчитано как минимум на срок от трех лет.
Подводя итог анализу государственной поддержки венчурного бизнеса, осуществляемой в развитых странах Запада, можно отметить, что правительства большинства из них, осознавая важность венчурного механизма на современном этапе научно-технического развития для повышения национальной конкурентоспособности, прилагают усилия для стимулирования его развития и распространения. И именно такая активная позиция государства в развитии венчурного финансирования существенно способствовала его подъему во второй половине 90-х гг. прошлого века.
Обеспечить достижение поставленных целей и стратегических задач формируемой национальной системы венчурного инвестирования можно при создании необходимых исходных предпосылок в виде целостной совокупности факторов развития данной системы и субъективных условий [2].
При этом следует исходить из двух важных методологических положений [2]:
1) факторы объективны по своей природе и без них в принципе невозможно общественное воспроизводство (к их числу относят факторы-ресурсы и факторы-процессы);
2) совокупность факторов, под воздействием которых формируется и развивается система венчурного инвестирования, в основном состоит из общеэкономических факторов, но действующих по отношению к данной системе в специфических субъективных условиях, а потому и приобретающих особые формы.
К числу таких факторов с особыми формами, определяющими результативность формирования и развития системы комплексного использования венчурного капитала, относится[2]:
● потенциальный спрос на инновации производственного назначения, в том числе на прорывные;
● рыночный спрос на долговременные рисковые инвестиции инновационной направленности;
● квалифицированный инновационный менеджмент как особый управленческий ресурс в цикле венчурного инвестирования;
● развитый комплексный информационный ресурс, обеспечивающий связь всех элементов венчурной системы, их бесперебойный информационный обмен;
● динамический финансовый отечественный капитал и развитая национальная финансовая система с рыночными распределительно-обменными отношениями;
● научно-технологический комплекс, воспроизводящий инновации с высоким коммерческим потенциалом и высокой степенью новизны;
● инновационный предпринимательский ресурс высокой квалификации и культуры;
● стабильная нормативно-правовая база, создающая ряд преимуществ для самовозрастания венчурного капитала в реальном секторе экономики по сравнению с другими видами инвестирования.
Из вышесказанного следует, что государственное регулирование венчурного финансирования в России не достигает поставленной цели — стимулирования деятельности малых инновационных предприятий, при отсутствии у них собственных средств на развитие. Тем самым тормозиться инновационное развитие и технологическое перевооружение страны. Поэтому необходимо разрабатывать более совершенную методологическую базу по государственной поддержке инновационных процессов на предприятиях.


Литература
1. Инвестиционные аспекты инновационного роста: Мировой опыт и российские перспективы: Монография / Е.Б. Ленчук, Г.А. Власкин. — М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2009. — 288 с.
2. Инновационный тип развития экономики: Учебник. Изд. 2-е, доп. и перераб. / Под общ. ред. А.И. Фоломьева. — М.: Изд-во РАГС, 2008. — 172 с.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия