Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (40), 2011
ВОПРОСЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ. МАКРОЭКОНОМИКА
Лебедев Д. С.
доцент кафедры мировой экономики и статистики Ярославского государственного университета им. П. Г. Демидова,
кандидат экономических наук


Трансакционно-сетевой подход к оценке институциональных изменений
В статье анализируются существующие подходы к оценке институциональных изменений социально-экономической системы, выявляются их ограничения. Предлагается использование положений и инструментария теории трансакционных издержек и теории сетей для преодоления этих ограничений
Ключевые слова: институциональное изменение, социально-экономическая система, трансакционные издержки, сеть, актор
УДК 330.101; ББК 65.011

Теория институциональных изменений в общей форме была разработана Д. Нортом в серии исследований, претендующих на объяснение закономерностей развития человеческого общества [1]. Согласно Норту, существует два основных источника институциональных изменений. Первый — это сдвиги в структуре относительных цен. Технический прогресс, открытие новых рынков, рост населения ведут к изменению цены конечного продукта по отношению к ценам факторов производства или к вариации относительных факторных цен. Под влиянием таких сдвигов некоторые из прежних форм организационного и институционального взаимодействия становятся невыгодными, поэтому экономические агенты начинают применять новые формы.
Другой источник институциональных изменений — это идеология. Под идеологией Норт понимает субъективные модели, через призму которых люди воспринимают и оценивают окружающий мир. Идеологические пристрастия также не свободны от влияния экономического расчета: чем больше возможностей для получения прибыли блокирует чья-либо субъективная картина мира, тем сильнее стимулы к ее пересмотру. Вместе с тем, идеология, по мнению Норта, нередко действует как самостоятельный фактор.
Следующее положение теории Норта — это выявление характеристик институциональных изменений. С этой целью фиксируется противоположное состояние социально-экономической системы — институциональное равновесие, под которым понимается ситуация, когда при данных соотношениях сил игроков и наборе контрактных отношений, образующих экономический обмен, ни один из игроков не считает для себя выгодным тратить ресурсы на реструктуризацию соглашений. Как институт в каждый данный момент содержит в себе координационный и распределительный аспекты, не гарантируя минимизации трансакционных издержек и приближения экономики к технологическим границам обмена, так и институциональные изменения наряду с возможностями расширения границ обмена таят в себе опасность разрушения используемых видов взаимодействия без формирования новых, более эффективных форм обмена.
Таким образом, эффективные институты создают такие стимулы, которые обеспечивают экономический рост. В этом смысле институты и, соответственно, институциональные изменения могут рассматриваться через призму экономии на трансакционных издержках, что, в свою очередь, является основанием для использования принципа сравнительных преимуществ при изучении общественного разделения труда, обмена, расширения производственных возможностей, устойчивого экономического роста.
Из указанных теоретических положений можно сделать следующий вывод. Одним из центральных для институционализма является вопрос о том, всегда ли состояние институционального равновесия будет одновременно стабильным и эффективным. Институциональная среда любой социально-экономической системы может быть 1) эффективной (неэффективной) и стабильной, т. е. находящейся в состоянии институционального равновесия; 2) эффективной (неэффективной) и нестабильной, т. е. испытывающей институциональные изменения. Возникает вопрос: что определяет эффективность и стабильность институциональной среды? Исландский экономист Т. Эггертсон сформулировал так называемую обобщенную теорему Коуза, которая гласит, что «если трансакционные издержки невелики, то экономика всегда будет развиваться по оптимальной (эффективной) траектории, независимо от имеющегося в ней набора институтов» [2]. При отсутствии трансакционных издержек оптимальный набор правил поведения складывался бы везде и всегда, так как любой устаревший институт ничего не стоило бы заменить новым, более эффективным. В подобном случае, как показывают институционалисты, технический прогресс и накопление капитала (физического и человеческого) автоматически и повсеместно обеспечивали бы экономический рост.
Более поздние исследования Норта были посвящены разработке общей модели, которая бы объясняла, почему силы конкуренции далеко не всегда ведут к отбраковке неэффективных правил поведения, давая возможность застойным формам экономики существовать на протяжении тысячелетий. Главную причину этого он усматривает в высоких трансакционных издержках, из-за которых политические рынки мало похожи на совершенный рынок неоклассической теории. По мнению Норта, причиной такого положения дел является действие трех главных факторов. Во-первых, если сохранение неэффективных институтов способствует максимизации разницы между доходами и расходами казны, то государство может быть заинтересовано в их поддержании. Во-вторых, такие институты могут поддерживаться могущественными группами, имеющими особые интересы. В-третьих, эволюция общества зависит от однажды избранной институциональной траектории, поэтому новые, более эффективные правила поведения могут оставаться незадействованными, так как их введение требует значительных первоначальных затрат. Согласно Норту, перечисленные причины делают устойчивой сложившуюся институциональную систему независимо от степени ее эффективности.
Изучение подхода, используемого в институциональной теории к анализу изменений социально-экономической системы, позволяет сформулировать следующие выводы.
1) Изменения трактуются с точки зрения равновесия системы, которое может быть как эффективным, так и неэффективным. Эффективность определяется уровнем трансакционных издержек в экономике и соотношением эффективных и неэффективных институтов.
2) Даже если институциональное равновесие является неэффективным, система может быть стабильной по трем основным причинам: во-первых, из-за получения государством достаточно больших бюджетных доходов, во-вторых, в результате заинтересованности мощных экономических группировок в существующем положении, гарантирующем большие доходы, и, в-третьих, вследствие слишком больших по сравнению с существующем уровнем трансакционных затрат, связанных с изменением состояния равновесия.
3) Соотношение эффективных и неэффективных институтов системы будет определять траекторию ее развития.
4) Институциональные изменения возможны под влиянием сдвигов в относительных ценах или смены идеологии.
Институциональная теория процесса изменений социально-экономической системы порождает несколько вопросов, которые носят теоретико-методологический характер.
1) Как определить разницу между просто изменением и значительным по масштабам преобразованием социально-экономической системы?
2) Как определить соотношение эффективных и неэффективных институтов?
3) Как определить оптимальный уровень трансакционных издержек и эффективность институционального равновесия социально-экономической системы?
4) Каков механизм влияния источников институциональных изменений на стабилизирующие силы системы?
В рамках данной статьи автор отвечает на некоторые из этих вопросов.
Во-первых, определим сущность институциональных изменений, так как Норт дал формулировку только институционального равновесия. Из определения Норта следуют признаки институционального изменения, состоящие в нарушении соотношения сил игроков и увеличении существующего уровня трансакционных издержек. Говоря об изменении, мы также должны различать их количественную и качественную стороны. Количественный аспект характеризует простые изменения или преобразования, качественный признак указывает на деформацию или трансформацию. Под деформацией автор понимает регрессивное изменение социально-экономической системы, а под трансформацией — прогрессивное ее развитие. Таким образом, институциональные изменения социально-экономической системы можно определить как нарушения количественного и качественного характера ее институционального равновесия, выражающиеся в изменении соотношения сил основных ее игроков и трансакционных издержек.
В соответствии с проведенным анализом, построим схему институциональных изменений социально-экономической системы (см. рис. 1).
Рис. 1. Процесс институциональных изменений социально-экономической системы.
Социально-экономическая система с позиции институциональной теории может находиться в двух состояниях: институционального равновесия и институционального изменения. В условиях институционального равновесия система может быть эффективной и неэффективной. Эти категории определяются соотношением эффективных и неэффективных институтов и оптимальным уровнем трансакционных издержек. В случае если уровень трансакционных издержек не является оптимальным, т. е. неэффективных институтов больше, чем эффективных, система все равно может находиться в состоянии равновесия, т. е. быть стабильной. Стабильность поддерживается искусственно, так как этому способствуют экономические интересы игроков и ожидание повышения уровня трансакционных издержек по сравнению с текущим значением. Тем не менее, под влиянием сдвигов относительных цен и изменения идеологии социально-экономическая система может перейти из положения институционального равновесия в состояние институционального изменения, которое характеризуется определенными количественным и качественным параметрами. Небольшие по масштабу изменения означают простые институциональные изменения, значительные — институциональные преобразования. Количественные изменения институциональной среды подразумевают под собой изменение числа игроков и величины трансакционных издержек. Качественные институциональные изменения приводят либо к увеличению неэффективных институтов и росту трансакционных издержек, которые характерны для институциональной деформации, либо к уменьшению числа неэффективных институтов и снижению трансакционных издержек, означающие институциональную трансформацию. В результате институциональных изменений наступает новое институциональное равновесие. Далее процесс смены состояний институционального равновесия и изменения повторяется по описанной выше схеме в соответствии с законом движения систем.
Однако описанный выше механизм порождает ряд вопросов.
1) Как определить значительность масштаба происходящих институциональных изменений по изменению количества игроков и уровня трансакционных издержек?
2) Как рассчитать оптимальную величину трансакционных издержек, на основе которой определяется соотношение эффективных и неэффективных институтов в социально-экономической системе.
Ответы на эти вопросы можно получить при детальном исследовании основных направлений институционализма — теорий трансакционных издержек и сетей, предметом изучения которых являются трансакционные затраты.
Одним из самых важных и наиболее развитых направлений в неоинституциональной экономической науке является теория трансакционных издержек. В ней рассматриваются следующие вопросы.
1) Почему одни сделки опосредуются рыночным механизмом, а другие осуществляются в рамках фирмы?
2) Каким образом характер и структура издержек, связанных непосредственно с реализацией сделок, могут повлиять на результаты экономической деятельности?
3) Как оптимально организовывать управление трансакциями в зависимости от величины и структуры этих издержек?
4) С помощью каких механизмов можно понизить или оптимизировать трансакционные издержки на различных рынках?
Именно ответ на последний вопрос представляет наибольший интерес для нас, так как он позволяет объяснить механизм институциональных изменений и их направленность.
Все работы, проводимые в рамках теории трансакционных издержек, можно разделить на фундаментальные и прикладные исследования. К первым, в частности, можно отнести теоретический вклад Р. Коуза, Д. Норта, Дж. Коммонса, К. Поланьи, О. Уильямсона, Т. Эггертсона и др. зарубежных ученых. В отечественной литературе заслуживают внимания исследования таких последователей неоинституциональной школы, как Я. И. Кузьминова, Р. И. Капелюшникова, В. В. Радаева и др.
Второе направление связано с применением теоретических концепций в процессе анализа практических аспектов экономической деятельности. По мнению автора, трансакционная теория на сегодняшний день не полностью готова для применения на практике. До сих пор в специальной литературе и в научных исследованиях не наблюдается единство мнений по многим основополагающим вопросам. В частности, это касается сущности трансакции, ее видов, понятия трансакционных издержек и их классификации, способов и методов их идентификации, измерения, управления и оптимизации. На основе анализа существующих мнений и подходов можно дать следующие рекомендации по использованию данной теории в процессе анализа экономических явлений, в том числе, при оценке институциональных изменений социально-экономической системы.
1) Необходимо четко специфицировать и классифицировать трансакционные издержки в зависимости от объекта исследования. Об этом, например, пишет Р. И. Капелюшников, с которым можно согласиться и в том, что добиться единого мнения по этим вопросам будет, видимо, невозможно [3].
2) Методику измерения трансакционных издержек необходимо выбирать в соответствии с их спецификацией и классификацией.
3) Интерпретация анализа изменений трансакционных издержек должна учитывать специфику исследуемого объекта.
При анализе затрат, возникающих в социально-экономической системе, следует исходить из их деления на совокупные и средние (удельные) трансакционные издержки. Совокупные издержки трансакций могут расти без ущерба для эффективности за счет увеличения количества сделок. Наоборот, величина средних трансакционных издержек зависит обратным образом от эффективности рыночного обмена. Следовательно, одной из первоочередных управленческих задач повышения эффективности должно стать снижение удельных издержек, приходящихся на одну трансакцию.
В соответствии со сформулированными рекомендациями, используем теорию трансакционных издержек для анализа институциональных изменений социально-экономических систем. Вначале следует специфицировать и классифицировать трансакционные издержки в зависимости от целей анализа. Например, для оценки макроэкономической ситуации в стране можно использовать предложенную Нортом и Уоллисом методику анализа трансакционного сектора национальной экономики США [4]. В соответствии с ней, в формировании ВВП страны участвуют два сектора: трансакционный и трансформационный. Исходя из методов статистического учета формирования ВВП России, разделим все виды экономической деятельности на две группы. К трансформационному сектору отнесем сельское и лесное хозяйство, рыболовство, рыбоводство, добычу полезных ископаемых, обрабатывающие производства, производство и распределение электроэнергии, газа и воды, а также строительство. Все остальные отрасли отнесем к трансакционному сектору.
Используя существующие статистические данные по ВВП РФ, автор пришел к следующим выводам. Средняя доля трансакционного сектора в формировании ВВП России составила 64,9% за период 2002–2010 гг. Показатель достиг максимума, равняющегося 66,5%, в 2009 г., тогда как минимум, составивший 63,1%, имел место в 2005 г. [5] Выше отмечалось, что значение имеет не сам факт изменения совокупных трансакционных издержек, а динамика их удельного уровня. Применительно к национальной экономике, это будет означать, что если темп роста ВВП, производимого в трансакционном секторе страны, будет ниже, чем темп роста ВВП, создаваемого в ее трансформационном секторе, то социально-экономическую систему можно считать эффективной. В условиях экономического спада аналогичный вывод можно сделать, если снижение ВВП, производимого в трансформационном секторе страны, будет меньше, чем уменьшение ВВП, создаваемого в ее трансакционном секторе.
По изменению трансакционных издержек можно судить и об институциональных изменениях социально-экономической системы. Так, если происходит увеличение удельных трансакционных издержек, то, рассматривая происходящие изменения с качественной точки зрения, мы наблюдаем институциональную деформацию. Наоборот, снижение удельных трансакционных издержек свидетельствует об институциональной трансформации. Анализ динамики этого показателя позволяет сделать вывод о том, что величина данного отношения за 9 анализируемых лет с 2002 по 2010 гг. составила 1,85, причем максимальное значение было достигнуто в 2009 г., составив 1,99, а минимальное — в 2005 г., когда оно равнялось 1,71. В результате, за последние 9 лет удельные трансакционные издержки в России снизились на 0,05 руб. Однако если рассматривать данную динамику по годам, то ситуация будет неоднозначной: лишь в 2004, 2005 и 2010 гг. наблюдалось снижение трансакционных затрат, в остальные годы их значение увеличивалось [5]. Соответственно, если в рассматриваемый период социально-экономическая система России находилась в состоянии институционального равновесия, то мы можем сделать вывод о том, что в 2004, 2005 и 2010 гг. она была эффективной, а в 2003, 2006–2009 гг. — неэффективной. С другой стороны, если социально-экономическая система России находилась в состоянии институционального изменения, то мы можем утверждать, что в ней происходили институциональная трансформация и деформация. В связи с этим возникает вопрос: как определить, в каком состоянии находилась российская экономика?
Итак, применение теории трансакционных издержек к анализу институциональных изменений социально-экономических систем схематично можно представить следующим образом (см. рис. 2).
Рис. 2. Возможность использования теории трансакционных издержек в процессе анализа институционального равновесия и изменения.
Из рис. 2 мы видим, что использование теории трансакционных издержек в процессе анализа институциональных изменений ограничено по следующим причинам.
Во-первых, возникают трудности при проведении границы между институциональным равновесием и изменением. Изменение удельных трансакционных издержек указывает в условиях равновесия на степень эффективности системы, а в условиях институционального изменения оно отражает качественный аспект — деформацию или трансформацию.
Во-вторых, существуют проблемы при определении количественного характера изменений. Так как трудно определить границу изменения удельных трансакционных издержек, непонятно, что имеет место — простое институциональное изменение или масштабное преобразование.
Для снятия подобных ограничений рассмотрим еще одну теорию, существующую в рамках институционального направления, — теорию сетей.
Простейшей характеристикой института является факт наличия отношения или набора отношений между двумя или более экономическими агентами. Институты представляют собой рамки деятельности. Они определяют выбор экономических агентов и обусловливают формирование устойчивых связей между ними. Эти связи, в свою очередь, приводят к возникновению устойчивых структур отношений. О таких структурах, или сетях, мы можем говорить как о форме существования институтов.
Сеть — это совокупность связей между группой экономических агентов, которые находятся друг с другом в тех или иных отношениях. Сети можно выделить в любых взаимодействиях. Но какого бы типа сеть — информационную, ресурсную и пр. — мы ни рассматривали, центральным ее элементом будет структура отношений. Для каждого конкретного набора участников в зависимости от цели исследования мы анализируем разные отношения, поэтому и сети будут различными [6].
Сеть определяет не только маршруты взаимодействий. Так как взаимодействие между людьми связано с затратами, сети можно уподобить дорогам для взаимодействий.
Анализ сетей позволяет:
● объяснить, каким образом неформальные отношения между экономическими агентами влияют на результаты деятельности;
● оценить потенциальную эффективность тех или иных институциональных реформ и нововведений;
● рассчитать оптимальную структуру организации;
● учесть существующие связи при институциональном проектировании;
● определить основных и второстепенных агентов отношений.
К фундаментальным понятиям теории сетей можно отнести понятия актора, связи, отношения и сети.
Актор — это социальная единица, субъект экономических или социальных отношений. Акторы наделены способностью действовать, причем действовать целенаправленно. Если исследователя интересует не внутренняя структура акторов, а их отношения с окружающим миром, то в качестве акторов могут выступать не только отдельные люди, но и семьи, организации, а также целые сообщества или государства. Между парой акторов могут существовать связи, однако, их может и не быть. При этом связи могут быть как реальными, так и потенциальными, а их формирование может зависеть от наличия других связей между акторами. Отношения есть набор связей определенного типа между акторами. Сетью называется набор акторов и отношений, которыми они связаны.
Обратимся к описанию теории графов — инструментария, с помощью которого осуществляется анализ сетей. Отношения между акторами могут быть ненаправленными, например, когда люди живут по соседству, и направленными, как в случае импорта товара из одной страны в другую. Соответственно, для анализа первого типа отношений применяются ненаправленные, или неориентированные, графы, а для анализа второй разновидности — направленные, т. е. ориентированные. Опуская математический аппарат, с помощью которого анализируются сети, приведем лишь основные качественные характеристики акторов и отношений между ними.
В ориентированном графе для каждой вершины различаются входящие и исходящие ребра. Поэтому для характеристики отношений, связанных с конкретной вершиной, используют два показателя: степень захода, которая равна числу ребер, входящих в вершину, и степень исхода, равная числу ребер, исходящих из вершины.
К важным акторам относятся те, которые включены во многие связи. На этом принципе основано понятие центральности актора. Здесь важен сам факт участия актора в связях, а не роли донора или реципиента, которые он играет. Согласно другому подходу, важными являются не все связи актора, а только те, в которых актор является реципиентом. На этом принципе основано понятие престижа или статуса. Престиж актора растет по мере увеличения числа случаев, когда он становится объектом связи, при этом престиж не зависит от количества инициируемых актором связей.
Существует два подхода к оценке престижа актора.
Базовый престиж. Самый простой способ оценить престиж актора в сети — определить показатель его базового престижа через степень захода (количества входящих ребер) для соответствующей вершины графа. Чем больше данный показатель, тем выше престиж актора. Максимальное его значение равно 1.
Расширенный престиж. Показатель базового престижа актора учитывает только тех акторов, которые связаны с ним напрямую. Можно обобщить этот показатель, включив в анализ и непрямые связи, которые данный актор имеет через других акторов. В таком случае в зоне влияния данного актора окажется совокупность акторов, от которых к нему идут пути в рассматриваемом графе.
Итак, сложившая сеть связей между акторами является характеристикой института, определяющая его содержание, структуру связей, их вид — формальный или неформальный, — силу и частоту. Математически это анализируется с помощью показателя плотности графа, который служит инструментом анализа сети. Кроме того, с помощью концепций этой теории — показателя центральности, определяемого общим числом связей актора с другими агентами в сети, а также категорий базового и расширенного престижа, характеризующихся количеством входящих связей, инициированных другими акторами сети, — можно охарактеризовать самих акторов института.
Методы теории сетей и теории графов можно применить в анализе социально-экономической системы и ее институционального изменения (см. рис. 3).
Рис. 3. Механизм перехода социально-экономической системы из состояния институционального равновесия в состояние институционального изменения с позиции теорий сетей и графов.
Механизм, представленный на рис. 3, объясняет институциональный переход социально-экономической системы из одного состояния в другое с позиции теорий сетей и графов. Критериями служат, во-первых, изменение конфигурации сети, т. е. набора акторов, а также формальных и неформальных связей между ними, и, во-вторых, изменение значимости акторов, о котором судят по показателям центральности, базового и расширенного престижа. Следовательно, критериями того, что система переходит от институционального равновесия к институциональному изменению, служат изменение количества связей и экономических агентов, а также вариация параметров центральности и престижа агентов в сети. В первом случае, мы имеем дело с институциональным преобразованием, а во втором — с простым институциональным изменением.
Объединив выводы, полученные на основе теорий трансакционных издержек и теории сетей, мы получим трансакционно-сетевой подход (см. рис. 4), который достаточно полно объясняет механизм институционального равновесия и изменения социально-экономической системы.
Итак, в состоянии институционального равновесия любая социально-экономическая система характеризуется определенной динамикой удельных трансакционных издержек и определенным набором экономических агентов и связей между ними, что выражается в показателях базового и расширенного престижа агентов, а также плотности сети. При этом система может быть эффективной, если удельные трансакционные издержки снижаются. В противном случае, мы можем говорить о ее неэффективности.
Институциональное изменение также характеризуется определенной динамикой удельных трансакционных издержек, изменением набора экономических агентов и связей между ними, что проявляется в изменении показателей базового и расширенного престижа агентов и плотности сети. Причем, институциональное изменение может различаться по количественным и качественным характеристикам. Если изменяются только показатели центральности и престижа агентов, то речь идет о таком количественном изменении, как простое институциональное изменение. В случае если изменяются количество агентов и показатель плотности сети, то мы имеем дело с институциональным преобразованием. Так же как в ситуации равновесия, качественной характеристикой происходящего изменения выступает динамика удельных трансакционных издержек. Если они снижаются, то мы имеем дело с институциональной трансформацией. Обратная динамика свидетельствует об институциональной деформации.
Рис. 4. Трансакционно-сетевой подход к анализу институционального равновесия и изменения социально-экономической системы.


Литература
1. Норт Д. Институты, институциональные изменения и функционирование экономики. — М.: Начала, 1997. — 180 с.
2. Эггертсон Т. Экономическое поведение и институты. — М.: Дело, 2001. — 408 с.
3. Капелюшников Р. И. И еще раз — о теореме Коуза (Критические заметки) // МЭиМО. — 2006. — № 6.
4. Wallis J. J., North D. C. Measuring the Transaction Sector in the American Economy, 1870 — 1970 // Long-Term Factors in American Economic Growth. Studies in Income and Wealth. N 51 / S.L. Engerman, R.E.Gallman (eds.). Chicago; L.: University of Chicago Press, 1988. P. 55–61.
5. Сайт Федеральной службы государственной статистики России. 2011. — [электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.gks.ru
6. Кузьминов Я. И. Курс институциональной экономики: институты, сети, трансакционные издержки, контракты. — М.: Издательский дом ГУ ВШЭ, 2006. — 442 с.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия