Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (40), 2011
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ РЕГИОНОВ И ОТРАСЛЕВЫХ КОМПЛЕКСОВ
Зиновьева А. А.
соискатель кафедры менеджмента факультета управления Университета управления «ТИСБИ» (г. Казань)

Проблемы сглаживания пространственной поляризации в экономике регионов
В статье рассмотрены основные понятия, связанные с процессом пространственной поляризации в экономике регионов России. Показаны основные свойства экономического пространства, взаимоувязанные с пространственной поляризацией. Проанализированы основные факторы, способствующие сглаживанию пространственной экономической поляризации в регионе
Ключевые слова: экономическое пространство, свойство экономического пространства, сглаживание пространственной экономической поляризации
УДК 332.142.2; ББК 65.9(2Рос)

Понятие «экономическое пространство» формирует отправные представления о территории, является базой для феномена пространственной поляризации и основной дефиницией региональной экономики.
В современной научной литературе можно встретить большое количество определений понятия «экономическое пространство». Наиболее оптимальным, наш взгляд является следующее [1]: экономическое пространство — это насыщенная территория, вмещающая множество объектов и связей между ними: населенные пункты, промышленные предприятия, хозяйственно освоенные и рекреационные площади, транспортные и инженерные сети. Каждый регион имеет свое внутренне пространство и связи с внешним пространством.
Пространственная организация экономической системы России с разнообразными ресурсами и природно-климатическими условиями, с возросшими масштабами и сложностью хозяйства вызывают объективную необходимость изучения и дальнейшей рационализации его региональной структуры, под которой принято понимать относительно обособленные территориально-производственные образования и их взаимосвязи в рамках целостного хозяйственного комплекса [2].
В современной региональной экономике выделяют значительное количество всеобщих, общих и специфических свойств экономического пространства [3]. Однако, на наш взгляд, наиболее значимыми с точки зрения их взаимосвязанности (взаимовлияния) с процессом пространственной поляризации являются следующие свойства экономического пространства:
● неоднородность — вытекает, с одной стороны, из нелинейности процессов, происходящих в экономическом пространстве, с другой — из отношения процессов между собой (различный уровень синхронизации экономического времени в основных, вспомогательных и обслуживающих процессах, различный уровень конкурентоспособности хозяйствующих субъектов, задействованных в этих процессах, а также их индивидуальное восприятие институциональной среды обусловливают неоднородность экономического пространства, выражающуюся в различной степени его концентрации). Это и является источником процесса пространственной экономической поляризации;
● фрактальность — одно экономическое пространство, являясь самостоятельной частью, «вложено» в другое, и в то же время оба представляют собой единую целостность, при этом пространственная поляризация проявляется не только на мезоуровне (субъектов) РФ, но и экономическое пространство внутри самих регионов также поляризовано, т.е. неоднородно;
● самоорганизация — способность региональной экономической системы без специфического воздействия извне обретать некоторую пространственную структуру (выражается в способности экономического пространства в определенной степени нейтрализовать последствия внешних и внутренних негативных процессов, что повышает устойчивость экономической деятельности субъектов хозяйствования и уровень организованности их бизнес процессов), что может способствовать сглаживанию пространственной поляризации;
● расстояние между его элементами — экономическое расстояние, в отличие от физического, измеряемого километрами, милями и т.п., характеризуется, прежде всего, транспортными издержками. Поэтому экономическое расстояние между одними и теми же географическими точками оказывается неодинаковым для разных перемещаемых товаров, услуг, групп мигрантов — снижение транспортных издержек внутри региона может способствовать сглаживанию пространственной поляризации.
Таким образом, все вышерассмотренные свойства экономического пространства, так или иначе, связаны с процессом пространственной поляризации, вызывающим в последнее время неуклонный растущий интерес у отечественных экономистов. В работах российских экономистов вместо термина «пространственная поляризация» достаточно часто можно встретить «пространственная асимметрия», «территориальная дифференциация», «пространственное неравенство», «пространственные диспропорции» или «территориальная диверсификация», что на наш взгляд совершенно нецелесообразно, так как вызывает излишнюю путаницу в научных дефинициях, используемых при описании одного процесса. Наиболее адекватным наполнением термина «пространственная экономическая поляризация» является, на наш взгляд, следующее — это универсальный феномен региональной экономики, представляющий собой совокупность объективных и субъективных факторов, приводящих к чрезмерной территориальной неравномерности в ресурсной обеспеченности, способах и результатах экономической активности [4].
Причины поляризации экономического пространства России по Р. Нижегородцеву заключаются в том, что в макроэкономической системе на конкурентных рынках действует закон средней нормы прибыли, выражающий тенденцию к получению равной величины прибыли на равный авансированный капитал. Как следствие, часть прибавочной стоимости, создаваемой в трудоемких отраслях (с низким органическим строением капитала), присваивается в капиталоемких (с высоким органическим строением). Данный закон способствует усилению индустриально развитых регионов, где сосредоточены капиталоемкие отрасли хозяйства, и тормозит экономический рост в отсталых [5]. Однако, проанализировав любые статистические данные, легко можно убедиться в том, что именно регионы, где сосредоточены капиталоемкие отрасли хозяйства, оказались в наиболее тяжелом положении.
Также в региональной экономике традиционно принято выделять объективные и субъективные факторы, влияющие на пространственную поляризацию регионов. К объективным факторам, влияющим на пространственную поляризацию, относятся: природно-географические различия между регионами страны, обеспеченность экономического развития ресурсами, технологическая специфика и производственная специализация территории, степень ее экономической обособленности. Субъективными факторами, усиливающими пространственную поляризацию, являются детерминанты институциональной, инфраструктурной и функционально-организационной направленности, т.е. тип политико-территориального устройства и характер распределения властных и экономических полномочий, традиции и практика этатизма, наличие и позиции крупных корпоративных структур [6].
На наш взгляд список факторов оказывающих влияние на усиление пространственной поляризации значительно шире. Одним из таких факторов, по нашему мнению, является переход России от плановой экономики к рыночной. Все модернизационные процессы на российском экономическом пространстве сопровождаются (характеризуются) рядом противоречий. Они связаны с неоднородностью социально-экономического пространства, его асимметрией. Она представляет собой пространственную поляризацию российских регионов по уровню и по темпам социально-экономического развития, территориальной структуре экономики, демографическим показателям и проблемами, ресурсному обеспечению и т.д. Одним из таких противоречий, например, является постоянно усиливающаяся фрагментация экономической активности и производственных процессов. Это значит, что сегодня на территории РФ существуют регионы, в полной мере испытывающие на себе все происходящие изменения, и территории, слабо интегрированные в трансформационные процессы. Другими словами пространство современной России становится все более поляризованным, чем было ранее.
Рассмотрим, каким образом указанный выше процесс пространственной асимметрии и поляризации проявляется на экономическом пространстве РФ. Григорьев Л., Зубаревич Н., Урожева Ю. в статье «Сцилла и Харибда региональной экономики» [7] отмечают, что дифференциация российских территорий (регионов) по уровню экономического развития, разнообразия имеющихся (используемых) ресурсов и социальных институтов, укладов жизни и этнических групп крайне диверсифицирована (асимметрична). Поэтому внутри страны сосуществуют:
● крупные мегаполисы — анклавы постиндустриальной экономики — центры финансово-экономической, научно-технологической, политической и социально-культурной жизни (Москва, Санкт-Петербург, Новосибирск);
● «советские» промышленные регионы (регионы Западной и Восточной Сибири, Татарстан, Башкирия) — индустриальные территории — преимущественно территории размещения бывшего военно-промышленного комплекса (ВПК) СССР и центры добычи полезных ископаемых. Они включают крупные города с населением более 1 млн. человек, региональные столицы, монопрофильные города экспортных отраслей промышленности;
● слаборазвитые территории — доиндустриальные (традиционные) территории (подавляющая площадь территории РФ с сельскохозяйственными укладами, например, Центральная часть России, Волго-Вятский район и т.п.) [8].
Таким образом, наряду с территориальной (региональной) дифференциацией и асимметрией по экономическим, технологическим, социальным и другим показателям, а также уровню институционального развития в России наличествует еще и «временной» аспект пространственной поляризации. Речь идет о безнадежном отставании в институциональном развитии и формировании инструментов управления социально-экономическими процессами «депрессивных» регионов страны. Регионы-лидеры («точки роста») сумели более успешно встроиться в относительно новый процесс модернизации российского общества и объективный процесс глобализации мирового сообщества. Говоря о «временном» аспекте пространственной поляризации необходимо понимать, что речь идет о возрастающей скорости внешних изменений, оказывающих значительное влияние на характер социально-экономических процессов. При этом скорость этих изменений различна для «центра» и «периферии».
Необходимо отметить, что оппозиция «центр — периферия» в экономическом пространственном анализе носит универсальный характер. Она может быть применена как на микроуровне при рассмотрении внутренней структуры пространства города (где в роли периферии выступает пригородная зона), так и на макроуровне в исследовании обширного пространства, где в роли центра выступает страна, а в роли периферии — весьма значительная примыкающая к ней и зависимая от нее территория, зона ее влияния (например, субъекты федерации). Можно также говорить о зоне влияния мегаполиса/агломерации как «центра» (мезоуровня) в глобальных масштабах мировой экономики.
По нашему мнению, все попытки устранить пространственно-временные «разрывы» в экономике России тормозятся в первую очередь не в связи с отсутствием необходимых для этого ресурсов, а в связи отсутствием или недостаточным уровнем:
● создания специализированных социальных институтов;
● разработки новых инструментов и технологий управления территориальным (региональным) развитием;
● государственного регулирования на федеральном уровне в плане разработки долгосрочной политики и стратегии социально-экономического развития государства в целом, регионов в частности;
● инициатив «местных» элит, способствующих развитию своего региона.
Между тем феномен пространственной экономической поляризации для России по сути своей не нов, так как возникает вследствие процесса развития (прогресса), который на самой большой территории в мире просто не может протекать равномерно, однородными темпами. Данная прогрессная пространственная экономическая поляризация на территории РФ, на наш взгляд, связана со следующими причинами:
● Указанным выше переходом от плановой экономики СССР к рыночным отношениям в новой России (процесс модернизации российского общества), разделившим хозяйствующие субъекты экономического пространства РФ по их конкурентным достоинствам и недостаткам. Это связано с изначально различным приспособлением к новым условиям функционирования регионов, характеризующихся исторически различной структурой экономики и ментальными особенностями населения и институтов власти, а также ослаблением большинства старых экономических связей (особенно между отдаленными субъектами хозяйствования) и вытеснением межрегиональных связей внешнеэкономическими.
● Существенным смягчением регулирующей роли государства — что связано с попыткой передачи значительной части властных полномочий с федерального уровня на региональный, а также проявляется в уменьшении государственных инвестиций в региональное развитие, отмене значительной части региональных экономических и социальных компенсаций.
● Фактической асимметрией (неравенством) субъектов Российской Федерации в экономических отношениях регионов с центром.
На наш взгляд, вышеуказанные факторы способствуют усилению поляризации уровней социально-экономического развития регионов. Особенно это относится к прогрессирующему отставанию большой группы регионов, что является одной из наиболее негативных тенденций последнего десятилетия.
Лексин В.Н. отметил, что для России пространственная асимметрия и поляризация не зло и не благо, а историческая данность, тесно связанная с государственной региональной политикой [9]. Следовательно, пространственная поляризация имманентное свойство российского экономического пространства.
По мнению автора, существенное (значительное) влияние на все возрастающую поляризацию экономического пространства России оказывает процесс глобализации. Панарин А.С. считает, что перемены, происходящие в современной России, являются атомарной составляющей процесса глобализации, т.е. «специфическим отражением переходов и преобразований, которые переживает в настоящее время мир в целом» [10].
Еще не так давно понятие «глобализация» было бранным или малопонятным, и употреблялось, как правило, только в научном дискурсе. Однако сегодня этот термин знаком всем, о глобализации говорят как о всеобщем факторе влияния на все сферы жизнедеятельности человеческого сообщества: на экономику, политику, культуру, социум и т.д.
Для того чтобы адекватно оценивать суть происходящих изменений необходимо учитывать, что:
● Россия — в силу своих исторических особенностей — позже других стран начала вхождение в мировое экономическое пространство и международное разделение труда;
● ряд отечественных промышленных отраслей, видов деятельности, существовавших ранее в нашей стране, оказались уместны, а ряд не нашли себе места на мировом рынке;
● в условиях глобализирующегося рынка оказалось, что совсем не обязательно все полномасштабное производство размещать на территории России. Мировой опыт свидетельствует, что в большинстве случаев выгоднее ограничиться размещением на своей территории отдельных функций, а выполнение некоторых операций, в целом необходимых для реализации производственного процесса, передать другим акторам рынка, разместить на других территориях.
Подобный запрос на глобальную экономическую эффективность сегодня встал и перед Россией. Оказалось, что некоторые виды трудовой и производственной деятельности исчезли, и в традиционно промышленных регионах возникли некие пустоты. Москва, Санкт-Петербург и другие российские мегаполисы (города-миллионники) оказались несколько «переполнены» промышленными площадками, ранее работавшими на ВПК. При этом оказалось, что в этих крупнейших российских городах мало свободного места для роста новых видов деятельности, которые стали вычленяться из производства. К примеру, выделилась социальная сфера (сфера сервиса), ранее «утопленная» внутрь предприятий. Как только она проявилась, сразу стало ясно, что в городе должна быть зона публичной жизни, зона торгового обслуживания, зона «фитнеса» и это все уже вне пределов промышленных площадок. Современный бизнес не требует пребывания менеджерского звена на территории производственной площадки, для него нужен представительный офис, напрямую зависящий от размеров компании. Эта новая форма пространственного размещения бизнеса и производственной деятельности верна не только для малых экономических площадок (городов), но и по отношению к более крупным территориям (целым регионам).
Устаревший подход, когда на одной промышленной площадке была размещена вся «материнская технологическая база», позволяющая производить готовый продукт, для России более не актуален. Необходимо готовиться жить в рассредоточенном мире с новой схемой пространственного размещения производства, где у каждого должна быть своя специализация, каждый должен выполнять определенные функции. Учитывая тот факт, что глобализация только усиливает пространственную поляризацию, для Росси сегодня как никогда актуален вопрос — будет ли экономическое пространство РФ просто принимать отдельные операции на выполнение, переданные другими акторами рынка, или же удержит за собой возможность контролировать в целом сборку розданных другим участникам бизнес-процессов отдельных операций? Как следствие возникает проблема, насколько релевантными должны быть характер и тип регионального развития, чтобы избежать негативных последствий влияния глобализации на пространственную поляризацию субъектов РФ.
При этом важным фактором глобализационного процесса, который может оказать влияние на усиление или напротив сглаживание пространственной поляризации, становится постоянное расширение мирового туристического рынка. Согласно прогнозу развития туризма в мире, составленному Всемирной туристской организацией (UNWTO) мировые туристские прибытия в 2020 г. могут составить 1,56 млрд человек, из них 1,18 млрд туристов будут путешествовать в пределах своих регионов. Ежедневно мировой туризм дает 2,4 млрд долларов США. Совершенно очевидно, что развитие туристической индустрии показывает прямой пропорциональную зависимость между экономическими выгодами, получаемыми от продажи туристического продукта, и ростом урвня конкуренции. Как следствие увеличивается пространственная поляризация между участниками туристического рынка. По мнению автора, для сглаживания пространственной поляризации необходимо учитывать, что создание привлекательного туристского продукта является первой и самой важной задачей туристической индустрии. Необходимо учитывать, что турист оплачивает не гостиничное размещение, а новые ощущения и знакомство с неизвестным; не бифштекс или котлету в ресторане, а уют, внимание, располагающую обстановку [11]. Поэтому создание туристского продукта начинается с изучения его потребительских качеств и свойств, с выявления наиболее привлекательных сторон для туристов. Именно они являются ориентирами при разработке и реализации туристского продукта.
Таким образом, мировая глобализирующаяся экономика — это источник пространственной поляризации. Все это приводит к асимметрии экономического пространства и появлению так называемых «точек роста», стагнирующих регионов и «депрессивных районов».
Следует отметить, что на появление большого числа кризисных регионов, так называемых территорий со «специфическими отклонениями в развитии» (с острыми социальными, экономическими и экологическими проблемами), усиливающих пространственную поляризацию, существенное влияние оказывают ряд нестандартных факторов:
● разрушительное воздействие природных или техногенных катастроф (например, техногенная катастрофа в префектуре Фукусима в Японии, произошедшая вследствие сильного землетрясения, привела к тому, что потребовалась дезактивация седьмой части ее земель);
● масштабные общественно-политические конфликты (к примеру, экстремистские действия террористических мусульманских группировок на Северном Кавказе в России, привели к досрочному закрытию туристического сезона 2011 года в Приэльбрусье);
● существенные спады производства и уровня жизни, вызывающие разрушения накопленного экономического потенциала и немалые размеры вынужденной трудовой миграции населения (посткризисная реакция на негативные события в мировой экономике 2008 года).
Стагнирующие и «депрессивные» территории — это субъекты Российской Федерации, уровень экономического развития которых в силу всех вышеперечисленных причин значительно ниже среднероссийских показателей и тем более показателей успешных субъектов хозяйствования, так называемых «точек роста». Экономика стагнирующих регионов находится в состоянии затяжного застоя и характеризуется низко диверсифицированными промышленными отраслями, наличием безработицы, слаборазвитыми инфраструктурой, социальной и политической сферами, практическим отсутствием малого бизнеса. Этим субъектам еще очень длительное время государство вынуждено будет помогать. К их числу относятся: некоторые республики Северного Кавказа, Республики Алтай и Тыва, большая часть автономных округов (за исключением нефтегазодобывающих), некоторые области в различных федеральных округах страны.
«Депрессивные» регионы России, характеризуются неизменной и глубокой убылью экономической активности, значительным снижением уровня жизни населения и высоким уровнем безработицы. Преодоление многих отрицательных моментов влияния пространственной поляризации может быть реализовано за счет расширения внутреннего спроса, в том числе импортозамещения. К ним относятся: локальные зоны старо-промышленных, агропромышленных и некоторых добывающих Центрально европейского региона, Урала, юга Сибири, Крайнего Севера и Дальнего Востока.
По нашему мнению, положение некоторых субъектов федерации со «специфическими отклонениями в развитии» имеет все шансы на выравнивание, если Россия займет позиции активного участия на мировых рынках высокотехнологичных отраслей: нано технологий, вооружений, аэрокосмической техники, атомной промышленности, энергосберегающих технологий и других.
Большая часть «депрессивных» и стагнирующих российских регионов может произвести выход на траекторию стабильного экономического прогресса собственными силами. Это возможно путем осуществления инновационного реинжиниринга промышленных отраслей, модернизации производства, стимулирования развития малого бизнеса, улучшения местного инвестиционного климата, поиска новых рынков сбыта и т.д. При этом обязательным условием является решение задачи формирования в регионах нового конкурентоспособного человеческого капитала [12].
Однако «глубоко» кризисные субъекты хозяйствования, не имеющие никаких внутренних ресурсов для своего развития, непременно должны стать объектами целенаправленной государственной помощи. Для решения их проблем (свертывание основных и обслуживающих производств, высокий уровень безработицы, низкие доходы населения, неблагоприятный климат и высокая стоимость жизни, повышенные производственные и транспортные издержки, экологическая уязвимость) и сокращения пространственной поляризации требуется разработка и реализация специальных мер регулирования на региональном уровне и государственной поддержки.


Литература
1. Райзберг Б.А. Современный экономический словарь. - М.: Инфра-М, 2007.
2. Андреев А.В. Основы региональной экономики. - М.: КНОРУС, 2007; Гутман Г.В. Управление региональной экономикой. - М.: Финансы и статистика, 2006; Кистанов В.В., Копылов Н.В. Региональная экономика России. - М.: Финансы и статистика, 2002.
3. Гранберг А.Г. Основы региональной экономики. - М. Изд-во ГУ ВШЭ, 2007; Нестеров М.П., Нестеров А.П. Региональная экономика. - М.: Юнити-Дана, 2009; Юсупов К.Н., Таймасов А.Р., Янгиров А.В. Региональная экономика. - М.: Кнорус, 2006.
4. Кетова Н.П., Овчинников В.Н. Региональная экономика: универсальный учебный экономический словарь. - Ростов н/Д.: Феникс, 2006. - С. 247.
5. Нижегодцев Р. Поляризация экономического пространства России и как ей противодействовать // Проблемы теории и практики управления. - 2003. - № 1. - С. 89-95.
6. Герасименко В.А. Трансфертные координаты пространственной поляризации региональной экономики: дис. ... канд. экон. наук. Майкоп, 2006; Жирнель Е.В. Стратегическое управление пространственным развитием региона: на примере Республики Карелия: дис. ... канд. экон. наук. - Петрозаводск, 2006; Положенцева Ю.С. Инструменты сглаживания пространственной поляризации региональной экономики. дис. ... канд. экон. наук. - Курск, 2009.
7. Григорьев Л., Зубаревич Н., Урожаева Ю. «Сцилла и Харибда региональной экономики» // Вопросы экономки. - 2008. - 𔫞. - С. 83-99.
8. Более подробно о трех указанных фазах (доиндустриальная, индустриальная и постиндустриальная) развития общества: Bell D. The Coming of Post-Industrial Society. A Venture in Social Forecasting. N.Y., 1973; Красильщиков В. Россия и мировые модернизации // Pro et Contra. Т.4. Три века отечественных реформ.1999. Лето.
9. Лексин В.Н. Федеративная Россия и ее региональная политика. - М.: Инфра-М, 2008.
10. Панарин А.С. Модернизация в современной России // Вестник МГУ. Сер.18. Социология и политология. - 2000. - 𔫝. - С. 16.
11. Зиновьева А.А. Туроперейтинг: учебно-методическое пособие. - Казань: Академия управления «ТИСБИ», 2008. - С. 34.
12. Ложко В.В. Проблемы формирования нового человеческого капитала в системе стратегических ресурсов и приоритетов развития национальной и региональной экономики // Актуальные проблемы преодоления кризиса: национальные и региональные приоритеты: Колл. моног. / Под общ. ред. Н.Ф. Газизуллина, В.В. Ложко. - СПб.: НПК «РОСТ», 2010. - С. 9-13.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия