Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (40), 2011
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ РЕГИОНОВ И ОТРАСЛЕВЫХ КОМПЛЕКСОВ
Грицов Г. В.
аспирант Сахалинского государственного университета (г. Южно-Сахалинск)

Перспективы развития нефтегазового комплекса острова Сахалин
В статье анализируется текущее состояние нефтегазового комплекса (НГК) о. Сахалин. Рассматриваются методы государственного регулирования в нефтегазовой отрасли. Предлагаются рекомендации для малого и среднего бизнеса по участию в развитии НГК
Ключевые слова: нефтегазовый комплекс, государственное регулирование, углеводороды, малый бизнес, средний бизнес
УДК 338.984; ББК 63.291.572

Несмотря на массу попыток модернизации российской экономики нефтегазовый комплекс по–прежнему является локомотивом для всей страны. Широко известна критика экономической политики, прежде всего внешнеторговой деятельности СССР, которая заключалась в притоке валютных поступлений за счет поставок углеводородов. Вместе с тем на сегодняшний день ничего не изменилось.
Иллюстрацией могут служить данные официальной статистики: доля экспорта нефти (без газа) в общей структуре российского экспорта составляет 35,4% на период январь-апрель 2011 г.[1] При этом практически половина российской нефти идет на экспорт. Так, из 166,9 млн тонн в первом квартале 2011 г. экспорт составил 81,3 млн тонн, то есть 48,7%
Естественно, именно топливно-энергетический комплекс является и наиболее перспективным с точки зрения инвестиционной привлекательности, как для российских, так и зарубежных игроков.
К. Симонов приводит мнение некоторых зарубежных экспертов [2] о том, что России необходимо оставить сырьевое направление экономического развития. Это мотивируя тем, что повышение ВВП за счет массового производства, аналогичного Китаю в РФ невозможно, а отставание же в разработке технологий от ведущих стран (в данном контексте: США и Япония), настолько велико, что непреодолимо.
Сторонники данного подхода приводят пример Норвегии, которая также имеет треть экспорта в виде нефтересурсов и иных направлений сырьевой направленности. Они предлагают осуществлять основные инвестиции в разработку месторождений (кстати, не только относящихся к нефтегазовому комплексу, но и к иным добывающим отраслям), что обусловлено интересами западных партнеров.
Данное мнение является достаточно спорным, так как во–первых высказывается заинтересованными сторонами, а во–вторых сырьевая направленность отнюдь не исключает развития иных отраслей, как в отдельном ракурсе, так и за счет мультипликативного эффекта.
Но кроме этого можно отметить еще один очевидный эффект — рост цен на нефть, или даже относительно небольшие колебания в сторону понижения при стабильно высоких ценах могут создать большие проблемы для нашей нефтегазовой отрасли.
Если рассматривать данные статистики, то можно сделать вывод, что изменения цен на нефть за период с начала 2011 г. показывают весьма устойчивую положительную динамику: если в январе цена, составляя 685 долл. за тонну, то уже в апреле данная величина составила 871,9 долл. за тонну.
Последнее незначительное (май-июнь 2011 г.) снижение цен на нефть и газ в мировом масштабе, которое аналитики объясняют упадком экономики США и кризисом в Греции, по–видимому не будет иметь стратегических последствий. Активность импортеров из Азиатско–Тихоокеанского региона, политическая активность в ряде арабских стран не только не побуждает к снижению потребления энергоносителей, но и будет стимулировать интерес именно к российским поставкам. Увеличенный размер добычи нефти при падении спроса на внешнем рынке не приведет к падению прибыли добывающих компаний.
Высокие цены на нефть вполне естественно стимулируют усиленную нефтедобычу. Экономическая целесообразность диктует более высокие объемы добычи углеводородов. Так, Э. Худайнатов (Роснефть) заявил об увеличении добычи нефти до 121 млн тонн. Увеличение объемов добычи дает положительный эффект, но только в том случае, если этот процесс осуществляется интенсивным путем. Между тем, крупные нефтегазодобывающие компании чаще используют схему «снятия сливок» с месторождения с их последующей консервацией. При этом данная тенденция сохраняется, начиная с 1992 г. По данным Минэнерго на декабрь 2002 г. доля простаивающих месторождений для крупнейших компаний составляла от 7,2% от задействованных скважин («Роснефть») до внушительной величины в 51,2% («Сибнефть»). При этом компании не вкладывают достаточных средств в геологоразведку и оборудование элементов инфраструктуры [3].
На данный момент крупные корпорации предпочитают дорабатывать запасы углеводородов категорий АВС1 в месторождениях западной Сибири, которые характеризуются наличием определенной инфраструктуры (прежде всего транспортной), сформированной еще во времена СССР. Такими примерами для газовой отрасли являются Уренгойское, Тазовское, Надымское и др. газоносные месторождения или Нижневартовский нефтеносный бассейн.
Вместе с тем, запасы Западной Сибири близки к истощению и без геологоразведки и больших первоначальных затрат уже не обойтись (это касается всех видов углеводородного сырья). Тем не менее, разведаны и оперативно оценены задолго до образовании первых четырех нефтегазовых компаний, основанных в 1992 г., такие месторождения как Усть–Балыкское, Локосовское, Соснинско-Советское. Районы Арктического Европейского Севера ориентированы в большей степени на хорошо известных европейских потребителей (прежде всего по газу). Попытки же выйти на привлекательный североамериканский рынок в данном регионе сталкиваются с той же транспортной проблемой — наличие всего одного незамерзающего порта (Мурманск) и сложность прохода крупнотоннажных танкеров через Датские проливы.
Поэтому большое значение приобретают месторождения Восточной Сибири и Дальнего Востока. Характеристика прогнозных запасов данного региона показывает их большие возможности. Например по газу запасы составляют по категориям АВС1 — 3,83 трлн кубометров, по С2 — 2,97 трлн кубометров, а по D1+D2 — 36,6 трлн кубометров [4]. Что же касается запасов нефти, то они достаточно велики и обладают одной важной характеристикой — нефть Восточной Сибири и Дальнего Востока выше по потребительским свойствам нежели западносибирская — большинство месторождений содержат легкие малосернистые нефти. (плотность — 0,87 г/куб.см, содержание серы — менее 0,5%). Кроме вышесказанного регион обладает серьезным преимуществом — близостью к конечному потребителю нашего экспорта углеводородов.
Все эти показатели естественно влияют на инвестиционную привлекательность каждого конкретного проекта. В данном регионе существует ряд сильных сторон, которые при умелом и эффективном управлении могут принести прибыль не только инвесторам, но и государству и обществу в целом. Несмотря на высокую заинтересованность инвесторов в месторождениях данного региона они представляют определенное значение и с точки зрения геополитики и безопасности (в т.ч. экономической). Особое место в регионе занимает о. Сахалин. Его островное положение, создает особые сложности для промышленности в целом и для нефтегазовой отрасли в частности. Преимуществами стратегического положения острова является ориентация на страны Азиатско-тихоокеанского региона (АТР), наличие больших запасов углеводородов (УВ) при неразвитой транспортной инфраструктуре острова.
Безусловно, крупные компании пытаются решить данную проблему. Например, глава «Роснефти» Э. Худаинов заявил о принятом решении по строительству нефтепровода от Сахалина до нефтеперерабатывающего завода в Комсомольске-на-Амуре мощностью 4 млн тонн в год, но до решения проблемы транспортировки еще очень далеко. Между тем, именно нефтегазовая отрасль является основой для экономики острова — ее доля в общей структуре промышленности составляет 87,7%. В современном же состоянии выход на внешний рынок с применением поставок морским транспортом представляется малорентабельным. С другой стороны еще одним преимуществом Сахалина является наличие трех незамерзающих портов, чего лишен, например, русский Север, в коем наличествует только один подобный порт — Мурманск. Однако на этом транспортном пути невозможен пропуск судов водоизмещением более 300 тонн через датские проливы, что лишает Россию выхода на рынок США. Остров же имеет постоянных и проверенных партнеров в КНР, на Тайване и в Японии.
В ближайшее время на суше острова маловероятно открытие новых крупных месторождений углеводородов, которые могли бы кардинально изменить ситуацию и увеличить объемы добычи. На шельфе острова Сахалин создана мощная УВ-база: в северо-восточной части открыто 11 месторождений нефти и газа, семь из которых по объемам запасов относятся к категории крупных и одно (Лунское) — к категории уникальных. Всего на территории Сахалинской области и на шельфе острова Сахалин открыто 77 месторождений УВ, в том числе 66 на суше и 11 на шельфе (с учетом открытого в 2008 г Северо-Венинского газоконденсатного месторождения в рамках проекта «Сахалин-3»). В разработке, разведке и подготовленных к разработке находятся 52 месторождения, в нераспределенном фонде — 26 месторождений УВ.
В целом по Сахалинской области за 2010 г добыча нефти и конденсата при плане 13 969,6 тыс. т составила 15 428,6 тыс. т, что соответствует 119,3 % к уровню предыдущего года. Увеличение добычи нефти и конденсата по области по сравнению с предыдущим годом составило 2495,9 тыс. т. Добыча газа по области при плане 15 320,8 млн м3 составила 19 022,5 млн м3 (с учетом попутного газа), что соответствует 205,1 % к уровню 2009 г. Добыча газа увеличилась на 9749,4 млн м3. Поставки нефти и конденсата потребителям составили 15 402,5 тыс. т, в том числе на экспорт в страны АТР отгружено 13 762,9 тыс. т [5].
В 2009 г. впервые были осуществлены поставки на экспорт в страны АТР в рамках проекта «Сахалин-2» в объеме 5,3 млн т. Исходными данными для определения объемов добычи на перспективу до 2025 г. будет являться в первую очередь сырьевая база в рамках проектов «Сахалин-1» (Одоптинское, Чайвинское и Аркутун-Дагинское месторождения) и «Сахалин-2» (Пильтун-Астохское и Лунское месторождения). В разработке находятся Чайвинское, Одоптинское, Пильтун-Астохское и Лунское месторождения. Согласно концепции развития проектов предполагается введение в разработку Арку-тун-Дагинского месторождения в 2014 г. В настоящее время проводятся геологоразведочные работы на Венинском блоке — в рамках проекта «Сахалин-3», в пределах Кайганскостровасюканского блока — в рамках проекта «Сахалин-5». На этих участках уже открыты промышленные месторождения углеводородов.
Геологоразведочные работы проводятся на Киринском газовом месторождении и на других участках в рамках проекта «Сахалин-3» — Восточно-Одоптинском, Айяшском и Киринском блоках, право пользования которыми принадлежит ОАО «Газпром». В целом данные блоки по своим ресурсам сопоставимы с месторождениями проектов «Сахалин-1» и «Сахалин-2». В случае успеха ожидается вторая волна инженерно-строительных работ, связанных с промысловым обустройством и разработкой открытых месторождений. Безусловно, для Сахалинской области крайне важно дальнейшее освоение сахалинского шельфа, так как на протяжении последних четырех-пяти лет доходы от нефтегазового комплекса составляли основу ее бюджета.
С развитием нефтегазодобывающего сектора динамичное развитие получил строительный комплекс, участвующий в создании промышленной и энергетической инфраструктуры, сооружении дорог мостов и мостовых переходов, аэропорта пос. Ноглики, модернизации морских портов и железной дороги, новых систем связи и коммуникаций, создании жилищно-бытовых объектов с полным комплексом услуг. Объем подрядных работ, связанных с реализацией проектов «Сахалин-1» и «Сахалин-2», напрямую влияет на формирование доли строительного комплекса в объеме валового регионального продукта. Не оставляют своим вниманием остров и банковские структуры — например «Росбанк» объявил о программе финансирования физических лиц под поручительство работодателя. ВТБ 24 имеет достаточно долгую традицию присутствия на Сахалине. Безусловно, не обошел регион своим участием и «Газпромбанк», который, прежде всего, обслуживает интересы «Газпрома».
За последние годы на Сахалине создан новый центр нефтегазовой индустрии международного масштаба[6]. Данный проект включает в себя следующие элементы:
● нефтедобывающая, нефтеперерабатывающая, газовая, промышленность;
● магистральные трубопроводы нефти, газа и продуктов их переработки;
● освоение месторождений углеводородов на основе соглашений о разделе продукции.
«Сахалин-3» — перспективный нефтегазовый проект на побережье острова, в который входит четыре блока месторождений: Киринское, Венинское, Айяшское и Восточно-Одоптинское на шельфе Охотского моря. Прогнозные извлекаемые ресурсы превышают 700 млн т нефти и 1,3 трлн. м3 природного газа.
Наглядно проявляется так называемый мультипликативный эффект, т. е. стимулирующее влияние проектов на развитие предприятий, объектов и отраслей, не связанных с операторами проектов прямыми контрактными отношениями, и на другие ведущие отрасли экономики: транспорт, связь, торговлю, общественное питание, бытовое обслуживание и т. д.
Примерами межотраслевого развития являются:
развитие деятельности кредитных учреждений (на Сахалине открыты филиалы Банка Москвы, Росбанка, Альфа-Банка, филиал Внешторгбанка, ВТБ-24, ОАО «Газпромбанк»);
развитие деятельности страховых компаний (филиалы «Нефтеполиса», РОСНО, «Альфа-Страхование» и др.);
развитие деятельности предприятий связи (модернизированы АТС проводной связи в Южно-Сахалинске и основных портовых городах острова, открыты филиалы «БиЛайн», МТС, Ростелекома);
открытие регулярных рейсов на Сахалин (в связи со значительно возросшими пассажиро — и грузопотоками) ведущих авиакомпаний России, а также авиакомпаний Японии и Республики Корея, осуществление широкой модернизации аэропорта Южно-Сахалинск;
развитие активного строительства отелей и офисных зданий, элитного жилья;
проведение переоснащения современным оборудованием и модернизации крупных медицинских учреждений;
открытие представительств крупных российских и иностранных компаний — производителей различного оборудования и товаров промышленного назначения, а также сервисных компаний;
строительство и открытие новых магазинов, ресторанов, клубов и т. п.
В нефтегазовой отрасли осуществляются мероприятия по развитию нефтегазового комплекса, в результате которых в перспективе планируется увеличение добычи нефти и природного газа, в том числе:
доведение в 2025 г. добычи нефти и конденсата до 30,7 млн т (увеличение по сравнению с 2010 г. в 2 раза) за счет ввода в разработку новых месторождений в рамках проектов «Сахалин-3» и «Сахалин-5»;
доведение добычи газа до 72,9 млрд м3 (увеличение по сравнению с 2010 г. почти в 3 раза) за счет ввода в разработку новых месторождений в рамках проектов «Сахалин-3» и «Сахалин-5»;
доведение переработки природного газа в сжиженный природный газ (СПГ) до проектной мощности уже в 2011 г.;
стимулирование создания и развития высокотехнологичных перерабатывающих производств (нефтепереработка и газохимия);
развитие минерально-сырьевой базы области в целях компенсации выработанных запасов углеводородов;
совершенствование системы государственного контроля над исполнением законодательства о пользовании недрами и охране окружающей среды.
Стратегическим направлением совместной деятельности правительства Сахалинской области и предприятий регионального нефтегазового комплекса станет проработка возможностей по осуществлению проектов в сфере нефтепереработки и газохимии, реализация мер, направленных на повышение налоговой отдачи от добычи углеводородов.
Правительством Сахалинской области осуществлялось софинансирование в рамках Федеральной целевой программы «Экономическое и социальное развитие Дальнего Востока и Забайкалья на период до 2013 года».
Сахалинские шельфовые проекты — такое обобщённое название носит целая группа проектов по разработке месторождений углеводородного сырья на континентальном шельфе Охотского и Японского морей и Татарского пролива, прилегающем к острову Сахалин. Всего на шельфе Сахалина открыто девять нефтегазоносных участков с совокупными запасами 1,19 трлн куб. м газа, 394,4 млн т нефти и 88,5 млн т газового конденсата. В начале 1990-х годов предполагалось, что эти проекты будут разрабатываться иностранными инвесторами и операторами в рамках соглашений о разделе продукции. Было заключено несколько таких соглашений, однако до практической реализации дошли лишь проекты «Сахалин-1» (запасы — 264,2 млн т нефти и 481,5 млрд куб. м газа) и «Сахалин-2» (запасы — 182,4 млн т нефти и 633,6 млрд куб. м газа). С изменением российского законодательства о разделе продукции все остальные соглашения были аннулированы, поскольку ни один из операторов по этим проектам так и не приступил к бурению. В настоящее время все оставшиеся проекты («Сахалин-3» и др.) предполагаются к реализации в рамках стандартного режима налогообложения.
Несмотря на все заявления о необходимости привлечения иностранных инвесторов, Правительство разорвало практически все договоренности с иностранными компаниями, действуя в интересах отечественных монополий, прежде всего «Газпрома» и дочернего предприятия «Роснефти» «РН-Сахалинморнефтегаз». Попытка создания международного консорциума удалась только одна — остальные разбились о сопротивление наших монополистов [7].
С одной стороны это обоснованно — крупная компания, обладающая серьезными (по российским меркам) ресурсами имеет гораздо больше возможностей наладить добычу ресурсов, а также их переработку, нежели небольшая фирма. Но в этой ситуации возникает еще один достаточно неприятный момент — крупные компании не особо заинтересованы в полной разработке месторождений, что влечет за собой истощение существующих месторождений, о чем уже говорилось выше. Учитывая достаточно небольшую вероятность открытия новых месторождений, данное обстоятельство может стать фатальным для острова фактически полностью зависящим от нефтегазодобычи. Любой предприниматель прежде всего стремится к увеличению прибыли, что в том числе возможно за счет снижения затрат, которых на геологоразведку и разработку месторождений требуется немало. Для крупных компаний — монополистов достаточно существующих мощностей, к тому же они прекрасно договариваются между собой: тот же Э. Худайнатов заявил о продаже газа «Газпрому». Еще один фактор, играющий негативную роль — остаточные и малоемкие месторождения УВ. Но с экономической точки зрения он может сыграть весьма интересную роль при условии истощения основных разведанных месторождений. Учитывая интенсивность деловой активности на острове, это является делом достаточно недалекого будущего, а если учесть потребности основного перспективного потребителя — ближайшей перспективой.
Как уже было отмечено, большинство месторождений острова являются собственностью крупных компаний, которые отнюдь не заинтересованы в появлении конкурентов. Но в данной ситуации свое слово может сказать малый и средний бизнес. В перспективе такая роль предпринимательства нам видится, прежде всего, в разработке малоперспективных с точки зрения крупных компаний месторождений или же добыча остаточных УВ. В данной ситуации можно будет отбросить вопрос с конкуренцией — средний бизнес будет заниматься тем, от чего отказались монополисты.
Для экономики острова такое мощное развитие добычи УВ влечет за собой решение целого ряда социальных вопросов, которые до сих пор являются нерешенными не только на Сахалине, но и в целом на территории России.
Главная из данных проблем — безработица. Учитывая, что остров является обособленной территорией, найти дополнительное рабочее место отнюдь не так просто. Появление предпринимателей предоставляющих оплачиваемые рабочие места будет являться стимулом и для улучшения демографической ситуации, которая оставляет желать лучшего.
Другой вопрос, который может решить именно среднее предпринимательство — транспорт. Заинтересованные поставщики, которые не зависят от «Газпрома» и «Роснефти» будут обязаны наладить собственную транспортную сеть, что опять же создаст стимул для развития региона.
Третий аспект (на наш взгляд наиболее весомый) это ориентация не столько на иностранного, сколько на российского потребителя. Данное обстоятельство не только немаловажно — оно сможет кардинально изменить ситуацию с УВ в регионе, который, несмотря на нефтедобычу, остается без топлива. Еще раз оговоримся — это происходит благодаря политике монополий и крупных компаний, которые заинтересованы в увеличении экспорта и прибыли от роста мировых цен на нефть, нежели в решении региональных проблем. У компаний есть выбор: поставка на внутренний рынок или на экспорт. С подобной ситуацией можно столкнуться не только на Сахалине, но и в других регионах России: Нижневартовске, на Дикси и др. У среднего бизнеса нет возможностей занять место экспортеров на рынке ЮВА, составляя конкуренцию уже всем проверенным поставщикам, зато, учитывая нефтепереработку на острове, проблема со сбытом будет решена.
Еще один аспект — увеличение налоговых поступлений и возможная помощь в социальных программах региона. Ни для кого не является секретом, что Сахалин (в отличие от Комсомольска на Амуре) постоянно испытывает недостаток средств. Эту проблему можно решить лишь за счет предпринимательской активности, которая возможна за счет иностранного присутствия (которое невозможно за счет тех же самых российских монополий), или же за счет отечественных инвесторов.
Однако же государству для того, чтобы получить данные преимущества необходимо сделать некоторые усилия. У любой страны есть в запасе масса методов, чтобы заставить бизнес играть по своим правилам. Как всегда, когда дело касается государственного регулирования, мы сталкиваемся с двумя типами методов — административные и экономические. Если рассматривать именно административные методы — главное оружие правительства на сегодняшний день — лицензии на разработку месторождений. Преимуществом данного метода является передача лицензий фирмам, которые являются более выгодными партнерами. Данный метод имеет как выгоды, так и недостатки. Выгода — подстегнуть крупные компании к доработке малорентабельных месторождений. Недостаток один, который, впрочем, перевешивает все плюсы — отсутствие малого и среднего бизнеса на Сахалине. При этом нами уже отмечалось отсутствие перспектив острова в случае выработки всех месторождений и невозможности перспективных геологоразработок.
Следующий вариант можно отнести и к административным и к экономическим. Он переставляет собой изменение налоговых ставок для малого и среднего бизнеса. Что с одной стороны повышает привлекательность Сахалина как инвестиционного объекта, с другой дает толчок для дальнейшего развития малого и среднего бизнеса, а как следствие экономики острова.


Литература
1. www.gsk.ru
2. Симонов К.В. Русская нефть: последний передел. - М.: Изд-во Эксмо, 2005.
3. www.oil.ru
4. Симонов К.В. Русская нефть: последний передел. - М.: Изд-во Эксмо, 2010. - С.178.
5. http://sakhalinstat.gks.ru/default.aspx
6. «Перспективы развития нефтегазового комплекса Сахалина назвал Александр Хорошавин», http://www.sakhalin.info/news/67659/
7. Экономическое и социальное развитие Дальнего Востока и Забайкалья на период до 2013 года: Федеральная целевая программа /Постановление Прав-ва РФ от 15.04.1996 г. № 480 (ред. от 29 июня 2011 г.) Источник: ИПП “Гарант” http://base.garant.ru

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия