Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (40), 2011
ЭКОНОМИКА АГРОПРОМЫШЛЕННОГО КОМПЛЕКСА
Дудник А. В.
доцент Курганской государственной сельскохозяйственной академии им. Т.С. Мальцева,
кандидат экономических наук


Факторы, влияющие на состояние мясного подкомплекса и их использование при формировании политики аграрного протекционизма
Статья посвящена оценке факторов, потенциально пригодных для управления национальным мясным подкомплексом в рамках политики аграрного протекционизма. Выдвинуты предложения по выбору основного фактора, на который целесообразно влиять для достижения целей экономической политики
Ключевые слова: аграрный протекционизм, экономическая политика, PEST-анализ, мясной подкомплекс, инвестиции
УДК 338.43(339.13+339.5)

Политику аграрного протекционизма можно представить как управление уровнем конкурентоспособности объекта данной политики. При этом, как и в любом процессе управления, можно выделить, помимо объекта и субъекта управления, еще и комплекс управляющих воздействий по изменению ключевых параметров системы [1]. Следовательно, актуальным становится вопрос о том, какие экономические параметры, находящиеся под воздействием субъекта экономической политики, в наибольшей степени определяют состояние объекта протекционизма. Определение системы управляющих параметров — достаточно сложная задача, поскольку на состояние объекта аграрного протекционизма оказывает влияние множество разнородных факторов. Для структурирования массива факторов, потенциально определяющих состояние регулируемой системы, целесообразно использование специализированных инструментов анализа, в частности, PEST-анализа, подразумевающего выделение в составе факторов ключевых групп: политических, экономических, социальных и технологических [2].
Процесс планирования протекционистской политики и его взаимосвязь с процедурой PEST-анализа можно представить следующим образом (рис.1):
Рис.1. PEST-анализ и планирование экономической политики в аграрной сфере
Как можно заметить, анализ факторов в целях разработки протекционистской политики обладает рядом особенностей. Так, в составе социальных, экономических и технологических факторов можно выделить факторы, находящиеся вне контроля субъекта экономической политики, воздействие которых на управляемую систему необходимо учитывать и прогнозировать с точки зрения возможных ограничений уровня и характера протекционизма. Вторую группу формируют факторы, подконтрольные субъекту политики и, в то же время, в значительной мере определяющие состояние ее объекта. Из числа данных факторов формируется комплекс управляющих параметров, позволяющих переводить управляемую систему в требуемое состояние. Специфическая роль в процессе PEST-анализа отводится политическим факторам. С одной стороны, их необходимо анализировать наряду с остальными, как влияющие на состояние объекта протекционизма; с другой стороны, в их составе можно выделить факторы, более, чем какие-либо другие, находящиеся под контролем субъекта протекционизма. Это позволяет подойти к их анализу не только с позитивной, но и с нормативной точки зрения. После анализа влияния социальных, экономических, технологических факторов и определения желательного состояния регулируемой системы, в частности, мясопродуктового подкомплекса АПК, перед субъектом экономической политики встает задача определить такой уровень подконтрольных ему политических факторов в пересчете на основной управляющий параметр (или их сочетание для пространства управляющих параметров), при котором переменные состояния объекта протекционизма продемонстрировали бы с заданной степенью вероятности ожидаемый субъектом отклик.
Социальные факторы, такие как численность населения и его половозрастная структура, могут в значительной мере влиять на объем спроса на мясо как непосредственно со стороны населения, так и опосредованно, со стороны перерабатывающих предприятий. Для оценки характера и степени влияния данных факторов на важнейшие параметры предложения продукции мясопродуктового подкомплекса нами был проведен корреляционно-регрессионный анализ данных официальной статистики за период 2003–2009 гг. [3]. Исходные данные для анализа представлены в табл.1.

Таблица 1
Социально-демографические факторы и количественные показатели развития российского мясопродуктового подкомплекса
Показатель2003 г.2004 г.2005 г.2006 г.2007 г.2008 г.2009 г.2009 г. к 2003 г., %
Численность населения (на конец года), млн чел144,2143,5142,8142,2142141,9141,998,40
Моложе трудоспособного возраста, млн чел25,024,123,322,722,522,522,891,20
В трудоспособном возрасте, млн чел89,990,290,490,289,789,388,498,33
Старше трудоспособного возраста, млн чел29,329,229,129,329,830,130,7104,78
Удельный вес детей в общей численности насе-лениия, %17,3416,7916,3215,9615,8515,8616,07-1,269*
Удельный вес взрослых трудоспособного возраста в общей численности населения, %62,3462,8663,3163,4363,1762,9362,30-0,047*
Удельный вес пенсионеров в общей численности населения, %20,3220,3520,3820,6020,9921,2121,631,316*
Мясо, включая субпpодукты I категории, тыс. т1677177618572185256128993380201,55
Говядина и телятина, тыс. т44039832930528728024255,00
Свинина, тыс. т406366337405502502647159,36
Мясо птицы, тыс. т77295411411424171820652413312,56
Мясные полуфабpикаты, тыс. т5997729871093125414511538256,76
Колбасные изделия, тыс. т1700186520142198241124542238131,65
Итого ресурсов мяса, тыс. т828483948658908496431024910383125,34
Национальное производство, тыс. т4993504749725259579062686720134,59
Импорт, тыс. т2668270430943175317732482919109,41
* — рассчитывалось как разность
Составлено автором по данным Федеральной службы государственной статистики

В динамике социальных факторов и показателей развития российского мясопродуктового подкомплекса можно отметить ряд характерных особенностей. В первую очередь — увеличение мясных ресурсов (на 25,34%) и объемов производства мясной продукции (например, мяса птицы — в 3 раза, мясных полуфабрикатов — в 2,5 раза) на фоне уменьшения численности населения (на 1,6%) и постоянства удельного веса экономически активного населения трудоспособного возраста. Чтобы придти к более определенным выводам о характере имеющихся зависимостей в блоке социальных факторов, нами был проведен корреляционно-регрессионный анализ с помощью специализированного программного обеспечения Statistica 6.0 for Windows.
Характерной особенностью достоверно (при р<<0,05) выявленной зависимости объемов производства и переработки мяса от численности населения является ее обратный характер. Действительно, в анализируемый промежуток времени имели место два разнонаправленных процесса — инерционное уменьшение численности населения после сложных 90-х гг. прошлого века, и одновременное увеличение производства в мясопродуктовом подкомплексе. Однако, по нашему мнению, выявленная обратная зависимость имеет во многом частный, отнюдь не всеобщий характер. Если подойти к анализу двух рядов переменных формально, то, конечно, нельзя отрицать того, что данные величины изменялись разнонаправленно; однако если обратиться к содержательной стороне экономических процессов, описываемых данной зависимостью, становится ясно, что во многом полученная зависимость является результатом стечения обстоятельств и описывает исключительно данную конкретную ситуацию в российской экономике в 2003–2009 гг., но не может быть достоверно экстраполирована на другой интервал времени.
Общим выводом, который можно сделать по результатам анализа зависимости объемов производства и переработки мяса от численности населения, в том числе от численности составляющих его групп, является то, что ценность демографических факторов в процессе планирования экономической политики аграрного протекционизма весьма сомнительна.
В целом полученные по результатам анализа социальных факторов результаты противоречат «очевидным» умозаключениям о неизменно прямой пропорциональности численности населения (и удельного веса его наиболее активно потребляющей части) и количества потребленного обществом отдельного вида пищевой продукции. Причины отклонений в зависимости типа «численность потребителей — количество потребленной продукции» могут объясняться рядом причин, которые можно объединить в две большие группы: наличие структурных изменений в потреблении товаров одной группы (изменение численности потребителей может коррелировать с общим количеством потребленных продовольственных товаров, в то время как спрос на мясные продукты может демонстрировать обратную тенденцию либо оставаться неизменным); активность потребления товаров имеющимися потребителями.
Данные причины, в свою очередь, зависят от ряда факторов — потребительских предпочтений, моды, стиля жизни, но в наибольшей степени — от экономических возможностей потребителей, обусловленных, в частности, уровнем их доходов, что подводит нас к необходимости оценки влияния экономических факторов на уровень конкурентоспособности национального мясопродуктового подкомплекса. Исходные данные для анализа представлены в табл.2.

Таблица 2
Экономические факторы и количественные показатели развития российского мясопродуктового подкомплекса
Показатель2003 г.2004 г.2005 г.2006 г.2007 г.2008 г.2009 г.2009 г. к 2003 г.,%
Среднедушевые денежные доходы населения, руб. в месяц5170,46410,38111,91019612602,714940,616856,9326,03
Среднемесячная номинальная начисленная заработная плата работающих в экономике, руб.5498,56739,58554,910633,913593,417290,118637,5338,95
Численность населения с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума, в процентах от численности населения20,317,617,715,213,313,413,2-7,10*
Мясо, включая субпродукты I категории, тыс. т1677177618572185256128993380201,55
говядина и телятина, тыс. т44039832930528728024255,00
свинина, тыс. т406366337405502502647159,36
мясо птицы, тыс. т77295411411424171820652413312,56
Мясные полуфабpикаты, тыс. т5997729871093125414511538256,76
Колбасные изделия, тыс. т1700186520142198241124542238131,65
Итого ресурсов мяса, тыс. т828483948658908496431024910383125,34
Национальное производство, тыс. т4993504749725259579062686720134,59
Импорт, тыс. т2668270430943175317732482919109,41
* — рассчитывалось как разность
Составлено автором по данным Федеральной службы государственной статистики

Результаты статистической обработки массива данных по показателям мясного подкомплекса РФ и доходам населения подтверждают выдвинутую ранее гипотезу о значительной роли доходов населения в формировании спроса на мясо и мясную продукцию. Между отслеживаемыми параметрами мясопродуктового подкомплекса и среднемесячными среднедушевыми доходами населения установлено наличие достоверных и сильных связей, имеющих, за исключением производства говядины, прямой характер. Так, при уровне достоверности более 95% можно утверждать, что увеличение среднемесячных доходов населения на 1000 рублей приведет к увеличению национального предложения мяса на 152,55 тыс. тонн, в том числе мяса птицы — на 136,63 тыс. тонн, свинины — на 21,25 тыс. тонн. Возрастет и переработка мяса предприятиями пищевой промышленности — производство мясных полуфабрикатов увеличится на 77,57 тыс. тонн, а колбас — на 55,04 тыс. тонн. Общее количество мясных ресурсов увеличится в данном случае на 195,72 тыс. тонн, следовательно, учитывая то, что мясные ресурсы складываются из национального производства и импорта, появляется возможность, несмотря на отсутствие достоверных результатов корреляционно-регрессионного анализа для импорта, спрогнозировать его «по остаточному принципу» как разность между приростом национального предложения и общего количества мясных ресурсов. Найденное таким образом увеличение импорта мяса на территорию страны составит приблизительно 43 тыс. тонн на каждую тысячу рублей прироста среднедушевых доходов населения. Таким образом, фактор доходов населения является при планировании политики аграрного протекционизма немаловажным и подлежащим обязательному учету субъектом протекционизма.
Аналогичный характер зависимостей был получен при использовании в качестве управляющего параметра не среднедушевых доходов населения, а более прозрачного и легко отслеживаемого показателя средней заработной платы.
При уровне достоверности более 95% можно утверждать, что увеличение среднемесячной заработной платы на 1000 рублей приведет к увеличению национального предложения мяса на 131,84 тыс. т, в том числе мяса птицы — на 116,84 тыс. т, свинины — на 18,16 тыс. т. Возрастет и переработка мяса предприятиями пищевой промышленности — производство мясных полуфабрикатов увеличится на 66,19 тыс. т, колбас — на 46,91 тыс. т. Общее количество мясных ресурсов увеличится в данном случае на 168,59 тыс. т; увеличение импорта мяса на территорию страны составит приблизительно 36,75 тыс. т на каждую тысячу рублей прироста среднедушевых доходов населения.
Еще одним статистически значимым способом определения влияния экономических факторов на количественные показатели мясопродуктового подкомплекса страны является анализ взаимозависимости производства мяса и уровня бедности населения. Сопоставление официально регистрируемой доли населения, проживающего ниже уровня бедности и объемов производства и переработки мяса в нашей стране позволяет сделать вывод о наличии выраженной и достоверной обратной зависимости между данными экономическими переменными. Увеличение доли бедного населения приводит к увеличению потребления говядины и уменьшению потребления всех остальных видов мяса. Каждый процентный пункт прироста населения, проживающего за чертой бедности, сокращает количество мясных ресурсов на 286,362 тыс. т, в том числе национальное производство — на 209,903 тыс. т, импорт — на 60,138 тыс. тонн, производство мяса птицы — на 198,360 тыс. тонн, свинины — более чем на 28 тыс. т. Изменение уровня бедности достоверно влияет и на показатели переработки мяса: увеличение уровня бедности на один процентный пункт эквивалентно уменьшению производства мясных полуфабрикатов на 117,276 тыс. т, колбас — на 95,907 тыс. т.
Таким образом, динамика уровня бедности является существенным фактором вне непосредственного контроля субъекта аграрного протекционизма. Влияние данного фактора необходимо учитывать при планировании протекционистской политики, поскольку положительный эффект от вливания средств в субъект поддержки может быть либо усилен, либо нивелирован недостаточной покупательной способностью жителей страны.
При использовании PEST-анализа в процессе формирования и развития протекционистской политики в аграрной сфере экономики немаловажное значение наряду с экономическими и социальными факторами приобретает оценка факторов технологического порядка.
Охарактеризовать технологическую составляющую конкурентных возможностей национального мясопродуктового подкомплекса на макроуровне можно с помощью системы качественных и количественных показателей. Общими требованиями к данным показателям являются:
● укрупненный, обобщающий характер, позволяющий описывать состояние объекта протекционизма в целом на уровне национальной экономики, а не отдельных ее регионов;
● доступность, открытость данных для сбора и обработки;
● пригодность выходных результатов для планирования изменений в протекционистской политике.
Охарактеризовать качественную сторону технологической базы производства в мясопродуктовом подкомплексе и АПК в целом можно, используя методы группировки управляющих параметров (признаков) и последующей их увязки с количественными показателями функционирования объекта протекционизма.
Для этого считаем возможным использовать группировку (в долях от общей стоимости, либо, предпочтительнее, от суммарной имеющейся либо фактически используемой производственной мощности) основных фондов животноводства по возрасту, с детализацией по категориям основных фондов, для активной части фондов с шагом 4 года, от ноля до 4 лет и далее, до 20 и более лет; для пассивной части основных фондов с шагом 10 лет от 0 до 10 лет и далее до 50 лет и более. Продолжительность интервала в 4 года объясняется тем, что именно с такой скоростью происходит смена поколений активной части основных фондов в сельском хозяйстве. Выбор продолжительности интервала для пассивной части основных фондов (зданий, сооружений) обусловлен аналогичными соображениями.
Количественная характеристика технологического уровня животноводства может быть получена путем анализа данных о внедрении инноваций в сельскохозяйственное производство. Данная информация напрямую не отслеживается государственной статистической службой, поэтому появляется необходимость каким-либо образом заменить данный показатель близким по экономическому содержанию параметром. По нашему мнению, охарактеризовать технологический уровень производства в животноводстве и мясопродуктовом подкомплексе в целом можно, используя показатель капиталовложений в отрасль. Как правило, в процессе капиталовложений в реальный сектор приобретается новая, более производительная техника и оборудование, возводятся новые, имеющие бóльшую функциональность и меньшую капиталоемкость объекты недвижимости, следовательно, «подстановка» капиталовложений на место фактора, влияющего на технологический уровень производства, вполне оправданна. Даже такие предельно обобщенные показатели, как валовые и удельные (на условную голову скота) капиталовложения, могут оказаться вполне пригодными для оценки влияния технологических факторов на конкурентные возможности объекта протекционизма. Учитывая постоянное воздействие искажающих факторов, таких, как инфляция и непрерывное удорожание объектов вложений капитала, представляется целесообразным совместить анализ номинальных валовых и удельных капиталовложений с анализом тех же вложений, но уже очищенных от инфляции — реальных капиталовложений, с использованием следующего алгоритма:
— номинальные капиталовложения в объект протекционизма в году i; ТИi — темпы инфляции в году i, выраженные в долях единицы (ТИi > 1).
Кроме того, необходимо учитывать тот факт, что осуществление капиталовложений сказывается на выходе системы не сразу, а с определенной задержкой (лагом), продолжительность которой определяется производственными особенностями отдельных видов животноводства: для скороспелых отраслей (свиноводство, птицеводство) продолжительность лага может быть установлена на уровне в минус один год от интервала выходных параметров, для менее скороспелых отраслей (скотоводство) продолжительность лага будет значительно больше. Исходные данные для анализа взаимосвязей между технологическим уровнем производства мяса, выраженным через уровень инвестиций в отрасль, и количественными показателями мясопродуктового подкомплекса приведены в табл.3.

Таблица 3
Технологические факторы и количественные показатели развития российского мясопродуктового подкомплекса
ПоказательВходной интервалТемп
роста,%
2002 г.2003 г.2004 г.2005 г.2006 г.2007 г.2008 г.
Номинальные валовые капиталовложения, млн руб.23430,127998,133296,344461,784262130133,2136461,3в 5,82 раза
Уровень инфляции, долей единицы1,151,151,151,151,151,151,15
Реальные валовые капиталовложения, млн руб.23430237982405627305439855774051466в 2,19 раза
Условное поголовье, млн гол.26,1224,3922,1120,921,5821,5121,180,78
Номинальные удельные капиталовложения, руб. на условную голову897,021147,931505,942127,353904,636049,896467,36в 7,20 раза
Реальные удельные капиталовложения, тыс. руб. на условную голову897,02975,741088,041306,462038,242684,372439,16271,92
ПоказательВыходной интервалТемп
роста,%
2003 г.2004 г.2005 г.2006 г.2007 г.2008 г.2009 г.
Мясо, включая субпродукты I категории, тыс. т1677177618572185256128993380201,55
говядина и телятина, тыс. т44039832930528728024255,00
Свинина, тыс. т406366337405502502647159,36
мясо птицы, тыс. т77295411411424171820652413312,56
Мясные полуфабpикаты, тыс. т5997729871093125414511538256,76
Колбасные изделия, тыс. т1700186520142198241124542238131,65
Итого ресурсов мяса, тыс. т828483948658908496431024910383125,34
Национальное производство, тыс. т4993504749725259579062686720134,59
Импорт, тыс. т2668270430943175317732482919109,41
* — рассчитывалось как разность
Источник: расчеты автора по данным Федеральной службы государственной статистики

По результатам проведенного корреляционно-регрессионного анализа было установлено наличие существенных прямых и статистически достоверных зависимостей между капитальными вложениями в животноводство и количественными показателями его функционирования. В действующих ценах, увеличение валовых капиталовложений в животноводство на 1 млн руб. эквивалентно приращению производства мяса всех видов, выпущенного перерабатывающей промышленностью, на 12,863 т в год, в том числе мяса птицы — на 11,988 т и свинины — на 1,968 т, росту общей величины мясных ресурсов на 17,5 т, в том числе национального производства мяса — на 14,154 т. Прирост капиталовложений положительно сказывается и на производстве продукции переработки мяса: при увеличении номинальных капиталовложений в животноводство, за счет расширения сырьевой базы перерабатывающей промышленности, на 1 млн руб. инвестиций можно ожидать прироста производства колбас — на 4,542 т, мясных полуфабрикатов — на 6,629 т. Таким образом, можно говорить о значительном влиянии инвестиционных процессов в животноводстве на его конкурентные возможности.
Сопоставление валовых номинальных капиталовложений с объемом производства и переработки мяса позволяет выявить существенные зависимости между данными экономическими параметрами. Однако, с точки зрения формирования и развития протекционистской экономической политики в аграрном секторе, использование валовых номинальных капиталовложений в качестве основного и тем более единственного управляющего параметра в блоке технологических факторов представляется нецелесообразным. Для более точного описания процессов в управляемой системе, по нашему мнению, необходимо дополнить анализ валовых капиталовложений анализом капиталовложений в расчете на условную голову скота, т.е. удельных капиталовложений. Это объясняется, с одной стороны, стремлением очистить прогноз от влияния такого фактора, как изменение поголовья животных, а с другой — стремлением приблизиться в анализе к характеристике факторов, влияющих не только на размер производства, но и, в большей степени, на его эффективность, и следовательно, на конкурентные возможности национального производства.
Исследование взаимозависимости между удельными капитальными вложениями и количественными показателями мясопродуктового подкомплекса нашей страны подтверждает выводы, сделанные ранее при анализе взаимосвязей между валовыми капвложениями и объемами производства и переработки мяса. Прирост удельных капвложений (на условную голову скота) на 1 тыс. руб. достоверно вызывает увеличение производства мяса всех видов — на 268,576 тыс. т, в том числе мяса птицы — на 250,882 тыс. т, свинины — почти на 41 тыс. т. Национальное производство мяса при этом увеличивается на 294,150 тыс. т, производство мясных полуфабрикатов — на 139 тыс. т, колбас — на 95,4 тыс. т. Анализ показателей мясопродуктового подкомплекса после их очистки от инфляции подтверждает выводы и наличие взаимосвязей, установленных при анализе номинальных валовых и удельных капиталовложений.
Обобщив полученные в процессе анализа результаты, можно придти к выводу, что в качестве основного управляющего параметра, влияющего на количественные и качественные показатели объекта протекционизма целесообразно использовать удельные номинальные капиталовложения в объект протекционизма, как фактор, продемонстрировавший наиболее достоверное и значительное влияние на объемы производства и переработки мяса.
С точки зрения планирования протекционистской политики и прогнозирования ее результатов принятый в качестве важнейшего фактора уровень удельных номинальных капиталовложений оказывается исключительно удобным в использовании. Меры аграрного протекционизма, такие, как тарифные и нетарифные меры защиты внутреннего рынка, ведут к увеличению доходов национальных производителей (и, следовательно, при неизменной норме накопления, к приросту инвестиций), либо могут быть пересчитаны в соответствующее увеличение доходов (субсидии), либо по своей экономической форме прямо представляют собой средства, предназначенные для инвестирования в АПК.
В заключение необходимо отметить, что исследование влияния современного состояния и конкурентных возможностей регионального и национального мясного подкомплекса на развитие системы аграрного протекционизма, в современном взаимозависимом мире требуется дополнить изучением внешних по отношению к национальной экономике факторов, что позволит более точно планировать защитные и поддерживающие мероприятия, и, следовательно, повысить эффективность системы.


Литература
1 Спицнадель В.Н. Основы системного анализа: учебное пособие. — СПб.: Изд. дом «Бизнес-пресса», 2000. — 326 с.
2 Портер М.Э. Конкуренция.: Пер. с англ. — М.: Изд. дом «Вильямс», 2005. — 608 с.
3 Российский статистический ежегодник. 2010: Стат.сб. / Росстат. — М., 2010. — 813 с.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия