Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 1 (41), 2012
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ РЕГИОНОВ И ОТРАСЛЕВЫХ КОМПЛЕКСОВ
Рыбаков Ф. Ф.
профессор кафедры экономической теории и экономической политики
Санкт-Петербургского государственного университета,
доктор экономических наук, заслуженный работник высшей школы РФ


Промышленность Санкт-Петербурга:
новый облик и старые проблемы
В статье анализируются результаты институциональных и структурных преобразований в промышленности Санкт-Петербурга. Особое внимание обращается на становление частной собственности и проблемы, с ней связанные. Структурные изменения рассматриваются под углом инновационного пути развития
Ключевые слова: Санкт-Петербург, промышленность Санкт-Петербурга, модернизация, инновационное развитие
УДК 330-016; ББК У5-17   Стр: 259 - 261

Санкт-Петербург — старый индустриальный центр России. По историческим меркам Санкт-Петербург — сравнительно молодой город, но по динамике развития промышленности в рамках фабрично-заводской стадии Санкт-Петербург принадлежит к старым индустриальным центрам. Апогей промышленного развития остался позади, экономика приобрела новый облик. Однако роль города как одного из ведущих центров отечественной промышленности не уменьшилась. Экономика Петербурга по объему промышленного производства занимает четвертое место в России (после Москвы, Тюменской и Московской областей).
Два десятилетия рыночных преобразований сделали экономику города принципиальной иной. Институциональные и структурные преобразования очень масштабны. Если в начале 70-х гг. ХХ в. государственная собственность в промышленности города была всеобъемлющей, то в 2009 г. ее доля по объему продаж составляла лишь 1,4%1. Заметим, что до 1959 г., когда все артели потребительской кооперации были реорганизованы в государственные предприятия, в промышленности города кооперативная форма собственности составляла более 4%.
Масштабы преобразований впечатляют и наводят на определенные размышления: а все ли правильно было сделано? Не перегнули ли палку в области темпов и масштабов приватизации? Заметим, что по российским данным доля госсобственности в промышленности страны 10–11%. Петербург и здесь опередил общероссийские показатели. Подобная тенденция имела место и в начале 20-х г. ХХ в., когда осуществлялась национализация. Тогда доля частной собственности в промышленности города была значительно ниже, чем по стране в целом2. Таким образом, в деле трансформации собственности промышленность города лидировала и во время национализации, и на этапе приватизации. «Красногвардейская» атака в данном случае оборачивается крайне негативной стороной: кровавыми разборками, рэкетом и прочими отрицательными моментами.
Институциональные изменения в промышленности Санкт-Петербурга имеют целую гамму составляющих, но главное — это радикальные преобразования собственности. Коммунистиче­ская доктрина, как известно, покоилась на фундаменте исключительно общественной собственности на средства производства. Постулаты Римского права о неприкасаемости частной собственности были разрушены, восторжествовала концепция диаметрально противоположная. Таким образом, подчеркнем еще раз, преобразования собственности в Петербурге осуществлялись опережающими темпами по сравнению со среднероссийскими. В то же время особенности приватизации в городе включают вторжение в ОПК, где к началу ХХI в. большая часть предприятий была акционирована. Не устояло и старейшее предприятие города — «Адмиралтейские верфи», которое три века было государственным (казенным). В настоящее время это ОАО.
По данным Петростата, в 2009 г. доля государственной собственности в промышленности Петербурга (по объему отгруженной продукции) составляла: обрабатывающие производ­ства — 1,3%; производство пищевых продуктов, включая напитки и табак — 0,2%; производство машин и оборудования — 1,2%; производство электрооборудования, электронного и оптиче­ского оборудования — 2,5%; производство транспортных средств и оборудования — 3,8%3. Частная собственность по всем видам экономической деятельности промышленность составляет 85–90%. Таковы результаты преобразований собственности в промышленности Петербурга.
Следует отметить еще одно обстоятельство — более масштабное, чем по России в целом развитие малого бизнеса в промышленности и инновационной сфере на начальном этапе его становления.
Правда, затем, в силу ряда причин, малый бизнес ушел исключительно в торговлю и общественное питание. В настоящее время в промышленности города работают более 15 тыс. малых предприятий, а их доля в обороте промышленных предприятий превышает 11%4.
Малый бизнес — предмет особой заботы руководства страны и города. Государственная поддержка малых предприятий осуществляется через соответствующие программы.
Таким образом, в первом десятилетии ХХ в. промышленность Санкт-Петербурга обрела новый облик прежде всего в разрезе форм собственности. Полное огосударствление сменилось на безраздельное господство частной формы собственности. В этом, пожалуй, и состоит самое существенное, поскольку крах коммунистической доктрины означает и ломку ее экономической основы, которой является государственная (общественная) собственность. Дальнейшая приватизация уже касается иных сфер деятельности.
Особый интерес представляет отраслевая структура промышленности Петербурга и тенденции ее изменения. Долгие годы город был крупнейшим центром отечественного машиностроения. В числе отраслей специализации были энергомашиностроение, судостроение, приборостроение, радиоэлектроника, станкостроение. Уже в последней трети ХIХ в. на долю Петербурга приходилась четверть отечественного машиностроения. Однако это уже история, а в настоящее время картина принципиально иная. Рассмотрим структурные преобразования более подробно.
К 1991 г. в структуре промышленности города на долю машиностроения и металлообработки приходилось 39,6%; пищевой промышленности — 11,9%; легкой промышленности — 17,3%; энергетики — 4,8%5. Заметим, что в середине 70–80-х гг. доля машиностроения в общем объеме промышленной продукции города превышала ее половину. В 90-е гг. и начало 2000-х гг. по темпам лидировала пищевая промышленность, куда шли солидные иностранные инвестиции. В итоге к 2004 г. доля пищевой промышленности даже превышала долю машиностроения. Затем машиностроение вновь стало лидером по объему производства. До 2007 г. пищевая промышленность и машиностроение представляли самые крупные отрасли промышленности города по объемным показателям (около 30% каждая). На долю энергетики и металлургии приходилось примерно по 10%. Суммарно четыре названных отрасли давали 85–86% объема промышленной продукции.
Несколько лет назад отечественная статистика перешла к группировкам по видам экономической деятельности, что несколько затрудняет сопоставления и построение динамических рядов.
Промышленность включает три крупных вида экономической деятельности: добычу полезных ископаемых, обрабатывающие производства; производство и распределение электроэнергии, газа и воды. В 2009 г. по объему отгруженной продукции между тремя названными видами экономической деятельно­сти пропорции составили 0,7%; 89,8% и 9,5% (в 2007 г. соответ­ственно 0,2%; 85,1% и 14,7%)6. Следовательно, производство и распределение электроэнергии, газа и воды увеличило свой удельный вес в общем объеме промышленного производства. Это косвенно подтверждают индексы промышленного производства (табл.1).

Таблица 1
Индексы промышленного производства по видам экономической деятельности ( в%)
Год2007200820092009 в %
к 2006
Добыча полезных ископаемых83,178,234,922,7
Обрабатывающие производства111,4103,576,187,7
Производство и распределение электроэнергии, газа и воды104,6108,9110,7126,1
Промышленное производство Санкт-Петербурга и Ленинградской области в 2009 г. — СПб., 2010. — С.18.

Динамика производства и распределения электроэнергии, газа и воды положительна, чего не скажешь о других видах экономической деятельности.
Машиностроение представлено тремя видами экономической деятельности: производство машин и оборудования; производство электрооборудования, электронного и оптического оборудования; производство транспортных средств и оборудования. В 2009 г. индекс промышленного производства по названным видам экономической деятельности соответственно составил: 75,9%; 80,0% и 76,7%. В 2010 г. индекс промышленного производства составил 108,9% (добыча полезных ископаемых 144,0%; обрабатывающие производства — 110,1%; производство и распределение электроэнергии, газа и воды — 100,9%). Таким образом, с 2006 по 2010 гг. добыча полезных ископаемых сократилась до 37%; обрабатывающие производства — 97%; производство и распределение электроэнергии, газа и воды — 127 %. 2010 г. показал, например, рост производства (сборки из комплектующих деталей) легковых автомобилей в 3,3 раза (2008 г. — 47,6 тыс. ед.; 2009 г. — 20,2 тыс. ед.)7.
Особый интерес представляют изменения, произошедшие в структуре отгруженной продукции. В 2009 г. на долю производ­ства кокса и нефтепродуктов пришлось 36,0% (в 2008 г. — 1,3%; в 2007 г. — 0,7%). Дело в том, что в этом году на налоговый учет в Петербурге были поставлены крупнейшие компании нефтегазовой отрасли и другие богатые налогоплательщики (ОАО «Газпромнефть», «Роснефть», ОАО «Сибурхолдинг» и др.).
Анализируя структуру Петербургской промышленности по объему отгруженной продукции, приходишь к любопытным выводам. Так, например, доля производства пищевых продуктов, включая напитки и табак, с 2007 по 2009 гг. уменьшилась с 30,9% до 18,8%; производство продукции машиностроения (три названных выше вида экономической деятельности) за тот же период с 31,8% до 25,7%. Причина — фантастический рост объема отгруженной продукции производства кокса и нефте­продуктов. С точки зрения пополнения городского бюджета, а значит, и возможностей для развития социальной сферы, постановка на налоговый учет в городе крупных компаний, безусловно, положительна. С другой стороны, подобная практика весьма сомнительна, поскольку город увеличивает бюджет за счет ухудшения финансовых возможностей других субъектов Федерации. Однако практика переманивания богатых налогоплательщиков из других регионов в Петербург набрала обороты. Только «Газпромнефть» в 2010 г. внес в городской бюджет более 12 млрд руб. (3,5% общей доходной части).
Структурные сдвиги в промышленности города не сопровождаются инновационными бумагами и коренной ее модернизацией. Более того, примитивизация промышленности проявляется все отчетливее. В структуре отгруженных товаров промышленности Петербурга, как уже отмечалось, на долю продукции машиностроения приходится меньше четверти. Многие наукоемкие предприятия просто прекратили свое существование, а другие сократили в разы объемы производства. Петербургская промышленность в структурном плане уже не является исключительно высокотехнологичной и наукоемкой. Дело в том, что инновационная составляющая городской промышленности не задействована в полной мере, а инновационная активность оставляет желать лучшего. Главное даже не в недостатке средств на финансирование промышленных НИОКР, а в невостребованности нововведений. Инновационное поле сужается и даже те скромные результаты НИОКР, которые имеются в настоящее время, не востребованы. Проблема эта не новая. Еще в советские годы внедрение научных результатов в производство происходило с большими трудностями. Мешали отраслевые барьеры, несовершенный механизм стимулирования. Рыночная экономика до сих пор не создала действенные стимулы для инновационного прорыва. Но причины в данном случае иные. Невостребованность инноваций, на наш взгляд, зиждется на фундаменте отсутствия легитимности частной собственности. Именно поэтому капиталы уплывают за рубеж. Результаты приватизации время от времени подвергаются сомнению. В обществе не достигнут консенсус по этому ключевому вопросу.
По опубликованным данным, уровень инновационной активности в промышленности Петербурга в 2008 г. составил 15,3%. Это выше, чем в среднем по России (11,8%), но ниже, чем в Удмуртии, Чувашии и Татарстане. В масштабе Северо-Запада России Петербург, безусловно, лидер. В России наивысшей совокупный уровень инновационной активности в Пермском крае (26,8%)8.
Научно-техническая подготовка производства является, по сути дела, нулевым циклом создания промышленной продукции. Здесь задействованы отраслевые НИИ и ПКТО, а также заводской сектор науки. Однако именно отраслевая наука понесла самые большие потери за годы рыночных реформ. Многие из отраслевых научно-технических организаций выживают за счет сдачи в аренду производственных площадей. Финансирование НИИ и ПКТО со стороны промышленных предприятий чрезвычайно мало.
По опубликованным данным, численность занятых в отрасли «Наука и научное обслуживание» сократилась более чем в три раза. В 2010 г. в Петербурге, без занятых в малом бизнесе, сферу НИОКР представляли 76,4 тыс. чел. Научно-производственный цикл оказался без начальной стадии. Невостребованность результатов НИОКР, а также острая нехватка финансовых средств у предприятий — главные причины инновационного застоя.
Отраслевая структура экономики Петербурга изменилась в сторону значительного роста торговли и операций с недвижимостью. В целом, судя по динамике численности занятых, произошло более чем двукратное сокращение работающих в промышленности. Особенно это коснулось легкой промышленности, которая в условиях либерализации внешнеэкономической деятельности не выдержала конкуренции с зарубежными производителями. Ее доля в общем объеме промышленного производства сократилась на порядок (с 15,0% до 1,5%).
Становление автомобильного кластера не изменяет общей картины, поскольку на каждом из сборочных заводов работает чуть более 1 тыс. чел.
Три вида экономической деятельности, относящиеся к машиностроению, в 2009 г. включали 130 тыс. чел. из 342 тыс. занятых в промышленности. Это объясняется, прежде всего, большой долей трудоемких производств в машиностроении (сборка, наладка, монтаж и т. п.). Кроме того, анализируя динамику, следует учитывать период финансово-экономического кризиса, апогей которого пришелся на 2009 г.
Особый блок промышленности города представляют предприятия ОПК. Здесь трудятся 20% занятых в промышленности. Судостроение, радиоэлектроника, производство вооружений и спецтехники, другого вида производства представлены в петербургском ОПК. По официальным данным, более половины объемов дает судостроение. Город строит дизельные подводные лодки, надводные корабли (корветы, фрегаты, эсминцы) как для отечественного ВМФ, так и для зарубежных заказчиков. По имеющимся данным, государственный оборонный заказ в Петербурге составлял: 2009 г. — 67,2 млрд руб.; 2010 г. — 71,6 млрд руб.; 2011 г. — около 80 млрд руб. Это большие цифры, учитывая, что объем отгруженной продукции обрабатывающих производств составил в 2009 г. 990 млрд руб.9
ОПК — «жемчужина» в короне петербургской промышленности. Его значение для страны трудно переоценить. И основой модернизации экономики страны должен стать именно ОПК, поскольку только на его основе можно технически и технологически переоснастить все отрасли промышленности в целом. Практика двойных технологий, богатый опыт сотрудничества «оборонщиков» с представителями гражданского машиностроения, конверсионные программы дадут хороший результат при разумной организации и финансировании.
Таким образом, институциональные и структурные преобразования определяют новый облик петербургской промышленности. Ее инновационный потенциал сохранен, но примитивизация экономики, имевшая место в последние два десятилетия, принципиально повлияла на общую картину. Магистральный путь промышленности Петербурга — опора на наукоемкие и высокотехнологичные отрасли, использование двойных технологий, техническое и технологическое перевооружение всех отраслей. Этому призвана способствовать активная промышленная политика, осуществляемая федеральными и региональными властями.
Городу не хватает квалифицированных рабочих при явном перепроизводстве юристов, менеджеров и экономистов.
Модернизация экономики, новая индустриализация, отказ от углеводородной зависимости требует пересмотра промышленной политики, ее тесной увязки с инновационной деятельностью.


1 Промышленное производство в Санкт-Петербурге и Ленинградской области в 2009 году. — СПб., 2010. — С. 14.
2 Рыбаков Ф. Ф. Генезис и эволюция промышленности Санкт-Петербурга. — СПб., 2008. — С. 35.
3 Промышленное производство в Санкт-Петербурге и Ленинградской области в 2009 году. — СПб., 2010.… С. 14–16.
4 Промышленность Санкт-Петербурга. — СПб., 2008. — С. 15.
5 Промышленное производство в Санкт-Петербурге и Ленинградской области в 2009 году. — СПб., 2010. — С. 20.
6 Промышленное производство в Санкт-Петербурге и Ленинградской области в 2009 году. — СПб., 2010. — С. 20
7 Промышленное производство в Санкт-Петербурге и Ленинградской области в 2009 году. — СПб., 2010. — С. 40.
8 Индикаторы инновационной деятельности 2010. — М., 2010. — С. 302.
9 Промышленное производство в Санкт-Петербурге и Ленинградской области в 2009 году. — СПб., 2010. — С. 19.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия