Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 1 (41), 2012
НАУЧНЫЕ СООБЩЕНИЯ
Иванов А. В.
доцент кафедры управления и бизнеса Ульяновского государственного университета,
кандидат экономических наук


Промышленное предприятие как объект вертикальной интеграции
В статье раскрывается сущность вертикальной интеграции промышленных предприятий. Рассматривается содержание основных подходов к осуществлению вертикальной интеграции
Ключевые слова: промышленное предприятие, вертикальная интеграция, трансакционные издержки
УДК 338; ББК 65.9   Стр: 428 - 430

Тенденции развития современной экономики свидетельствуют о возрастающей роли вертикальной интеграции, которая в условиях роста конкуренции, влияния кризисных процессов развития мировой экономики, глобализации становится одной из важнейших составляющих конкурентного преимущества, обеспечивающего устойчивое развитие промышленных предприятий.
Интеграция как процесс углубления сотрудничества субъектов хозяйствования в современных условиях является объективной закономерностью общественного развития. Принимая участие в интеграционных процессах, предприятия объединяют усилия в борьбе за рынки, ресурсы, устраняя конкуренцию на промежуточных стадиях производства и продвижения товаров.
Современное социально-экономическое состояние России способствует дальнейшей положительной динамике развития интеграционных процессов. Экономический рост в 2009–2010 гг., создание и активное расширение масштабов деятельности государственных корпораций, кризис 2008–2009 гг., курс на модернизацию и диверсификацию национальной экономики предопределили активизацию рынка слияний и поглощений, диверсификацию и расширение деятельности предприятий, компаний.
Существует два основных подхода к формированию концепции обоснования стимулов вертикальной интеграции: технологическая концепция предприятия, являющаяся основой классической и неоклассической теорий, институциональная (контрактная) теория предприятия.
Объектом анализа данных теорий является промышленное предприятие, однако различия заключается в различных аспектах этого явления. Каждый подход позволяет выделить особые черты в деятельности промышленного предприятия и в то же время абстрагируется от каких-то других ее сторон.
Первый подход к формированию концепции обоснования стимулов вертикальной интеграции развивался в рамках технологической парадигмы существования промышленного предприятия. Поскольку, промышленные предприятия в настоящее время находятся на высокой ступени технологического развития, то для эффективного использования сложных технологий требуется интеграция промышленных предприятий, которая подразделяется на интеграцию с охватом производства сырья, или с охватом производства компонентов, а также с охватом системы сбыта.
Данная концепция опирается на трактовку фирмы как производственной функции. Считается, что чем выше степень интеграции, тем лучше. Только в таких редких ситуациях, когда внешние поставщики имеют необходимые патенты или когда очень велика экономия от масштаба, взаимодействие с внешними контрагентами будет рассматриваться как альтернатива внутрифирменным закупкам.
Однако, этот подход целесообразно применять в случае, когда параметры используемой технологии полностью определяют способ экономической организации, а именно, имеется одна технология, главенствующая над остальными, и использование этой технологии требует объединения предприятий. На практике ситуации, когда есть только одна возможная технология возникают очень редко.
Второй подход к исследованию сущности и механизма функционирования промышленного предприятия в современной экономической науке связано с институциональной парадигмой. Согласно институциональной концепции промышленное предприятие противопоставляется рынку как внутреннее производство внешнему. О. Уильямсон в своей теории считает важнейшими экономическими институтами — предприятия, рынки и отношенческую контрактацию [4]. Такой подход концентрирует основное внимание на уровне опосредуемых институтами отдельных трансакций и проблеме их минимизации.
Промышленное предприятие представляет собой совокупность отношений между работниками, управляющими и собственниками, которые выражаются контрактными отношениями. Но даже если отношения не регулируются формальным договором, существуют свои правила поведения между работниками фирмы, работниками и управляющими, управляющими и собственниками, между поставщиками и потребителями продукции, которые могут рассматриваться в качестве неформальных контрактов, так как они достаточно стабильны на протяжении длительных периодов времени, а их нарушение вызывает формальные или неформальные санкции прочих участников.
Величина издержек рыночных трансакций зависит не только от правовых норм, регламентирующих правила заключения сделок или гарантирующих обеспечение прав собственности, но в равной степени и от традиций рыночного поведения контрагентов обмена. Если в обществе не существует моральных правил уважения прав собственности, честности в соблюдения контрактов, то контроль со стороны права (даже самого совершенного) не позволит существенно снизить трансакционные издержки, как средние, так и абсолютные. Это четко прослеживается в условиях переходной экономики. При трансформационных процессах отношения между субъектами формирующегося рынка развиваются быстрее, чем создаются присущие рыночному порядку традиционные нормы поведения. Поэтому трансакционные издержки, даже при создании идеальной правовой системы, будут оставаться довольно высокими еще сравнительно длительное время, пока не привьются населению новые этические правила, характерные расширенному порядку.
В условиях централизованного планирования трансакционных издержек вообще не существует, поскольку механизм рыночного обмена отсутствует. Однако существовал теневой рынок, на котором была занята определенная часть населения, а большинство населения так или иначе сталкивалось с ним в эпоху всеобщего дефицита. На теневом рынке трансакционные издержки были крайне высокими потому, что обмен происходил вне правовых рамок. Под влиянием такой ситуации у людей, тесно связанных с «черным» рынком, формировались своеобразные моральные и этические нормы, регулирующие их поведение. Следование такой этике теневой экономики позволяло достигнуть успеха. Эти нормы экономического поведения основывались на правовом нигилизме, поскольку в условиях реального социализма производство или торговля вне рамок государственных учреждений были вне закона. С переходом экономики на рыночный путь развития «черный» рынок легализовался. Но в новых условиях его агенты не могут сразу поменять правила своего поведения, в рыночных условиях они продолжали нарушать правовые нормы регулирования экономической деятельности. Подобное поведение является оппортунистическим и, следовательно, резко повышающим издержки функционирования хозяйственной системы.
Понятие трансакционных издержек впервые было введено Р. Коузом в 30-е гг. в его статье «Природа фирмы». Оно было использовано для объяснения существования таких противоположных рынку иерархических структур, как фирма. Р. Коуз связывал образование этих «островков сознательности» с их относительными преимуществами в плане экономии на трансакционных издержках. Специфику функционирования фирмы он усматривал в подавлении ценового механизма и замене его системой внутреннего административного контроля.
В рамках современной экономической теории трансакционные издержки получили множество трактовок, иногда диаметрально противоположных.
Так К. Эрроу определяет трансакционные издержки как издержки эксплуатации экономической системы [6]. Эрроу сравнивал действие трансакционных издержек в экономике с действием трения в физике. На основании подобных предположений делаются выводы о том, что чем ближе экономика к модели общего равновесия Вальраса, тем ниже в ней уровень трансакционных издержек, и наоборот.
В трактовке Д. Норта Трансакционные издержки «состоят из издержек оценки полезных свойств объекта обмена и издержек обеспечения прав и принуждения к их соблюдению». [3] Эти издержки служат источником социальных, политических и экономических институтов.
Существуют следующие типы трансакционных издержек:
1. Издержки поиска информации о потенциальных контрагентах соответствующих товаров и факторов производства. Издержки такого рода складываются из затрат времени и ресурсов, необходимых для ведения поиска, а также из потерь, связанных с неполнотой и несовершенством приобретаемой информации.
2. Издержки ведения переговоров. Рынок требует отвлечения значительных средств на проведение переговоров об условиях обмена, на заключение и оформление контрактов. Основной инструмент экономии такого рода затрат — стандартные (типовые) договоры.
3. Издержки измерения. Любой продукт или услуга-это комплекс характеристик. В акте обмена неизбежно учитываются лишь некоторые из них, причем точность их оценки (измерения) бывает чрезвычайно приблизительной. Иногда интересующие качества товара вообще неизмеримы и для их оценки приходится пользоваться суррогатами (например, судить о вкусе яблок по их цвету). Сюда относятся затраты на соответствующую измерительную технику, на проведение собственно измерения, на осуществление мер, имеющих целью обезопасить стороны от ошибок измерения и, наконец, потери от этих ошибок. Издержки измерения растут с повышением требований к точности.
Громадная экономия издержек измерения была достигнута человечеством в результате изобретения стандартов мер и весов. Кроме того, целью экономии этих издержек обусловлены такие формы деловой практики, как гарантийный ремонт, фирменные ярлыки, приобретение партий товаров по образцам и т. д.
4. Издержки спецификации и защиты прав собственности. В эту категорию входят расходы на содержание судов, арбитража, государственных органов, затраты времени и ресурсов, необходимых для восстановления нарушенных прав, а также потери от плохой их спецификации и ненадежной защиты.
Рост трансакционных издержек из-за неэффективности внешних контрактов ограничивает сферу деятельности рынка. Однако, при расширении сферы функционирования промышленного предприятия растет численность занятых работников и расчлененность производственного процесса. В результате теряется непосредственная связь между трудом и его результатом. Самоконтроль работников интенсивности собственного труда перестает служить способом повышения эффективности производства и замещается контролирующей инстанцией. Возникают и увеличиваются управленческие издержки за степенью интенсивности труда каждого производственного звена. Данная ситуация может привести к тому что, затраты на обеспечение выполнения внутренних контрактов превышают трансакционные издержки, привлекательность рыночных контрактов по сравнению с внутренними растет, и внутренние контракты заменяются внешними.
В связи с вышеизложенным, любое промышленное предприятие может эффективно функционировать между двумя видами издержек — трансакционными издержками, которые определяют нижнюю границу предприятия, его минимальный размер, и управленческими, которые задают верхнюю границу, его максимальный размер. Промышленное предприятие определяет свой оптимальный размер, минимизируя трансакционные издержки. В этой связи, для целей сокращения трансакционных издержек промышленные предприятия осуществляют вертикальную интеграцию.
Вертикально интегрированным называется предприятие, включающее более одной стадии производства конечной продукции, в противоположность не интегрированному предприятию, приобретающему сырье и материалы для производства товара на свободном рынке. Не интегрированное предприятие может заключать долгосрочные контракты со своими поставщиками и покупателями, в которых оговариваются вопросы условий поставки, реализации произведенной продукции, нормативов запасов, минимальной или максимальной цены перепродажи. Такие контракты называются вертикальными ограничениями [1, 5].
Вертикальная интеграция заключается в том, что предприятие создает необходимые элементы производственного цикла (продукцию, услуги) самостоятельно. Вертикальная интеграция предполагает объединение в рамках одного предприятия производство исходных компонентов производственного цикла, их переработку, распределение, продажу конечной продукции и другие мероприятия.
Стратегические преимущества вертикальной интеграции зависят от объема продукции и услуг, участвующих в производственном цикле. Промышленное предприятие, принимающее стратегическое решение об использовании вертикальной интеграции, выбирает между стоимостью ее проведения и выгодами, получаемыми от нее, между способностью самостоятельно осуществлять производственную деятельность на фоне использования преимуществ эффекта масштаба и покупкой (продажей) недостающих компонентов своей продукции на свободном рынке, между развитием маломощного интегрированного производства и строительством крупных производственных мощностей, покрывающих как собственные потребности, так и предлагающих свою продукцию рынку.
Существует два основных типа вертикальной интеграции [2, 7]:
первый тип — вертикальная интеграция «вперед» или «вверх» (прямая интеграция с точки зрения направления технологического потока), когда сырьевые отрасли интегрируются в перерабатывающие отрасли и маркетинг (интеграция более низкой стадии технологического передела с более высокой);
второй тип — вертикальная интеграция «назад» или «вниз» (обратная интеграция с точки зрения направления технологического потока), когда перерабатывающие отрасли интегрируются в сырьевые (интеграция более высокой стадии технологического передела с более низкой).
При прямой интеграции у промышленного предприятия появляется возможность увеличить потенциал дифференциации продукции, расширить сбыт, улучшить доступ к информации о рынке. При вертикальной интеграции информация о параметрах спроса находится на конечной стадии цикла. На данной стадии определяются качественные и количественные параметры спроса, находятся рычаги, при помощи которых формируются и определяются предпочтения покупателей.
К особенностям обратной интеграции относятся ситуации, когда предприятия, стоящие в цепочке ближе к потребителю, не делятся с поставщиками специфической бизнес-информацией о своей продукции. Эта информация, с одной стороны, важна для поставщика, с другой стороны, обладание ею может привести к возникновению угрозы вхождения в рынок конкурента. При обратной интеграции появляются определенные возможности дифференцировать свою продукцию. Возникают дополнительные возможности контроля над производственным циклом и получения за счет этого дополнительного потенциала дифференциации продукции.
В России вертикальная интеграция ярко выражена в нефтяной промышленности. Организационная структура комплекса включает в себя около 400 организаций разной формы собственности. Ключевое значение для экономики России и развития отрасли имеют девять вертикально интегрированных нефтяных (нефтегазовых) компаний (ВИНК): ОАО «НК «Роснефть», ОАО «ЛУКОЙЛ», ОАО «Газпром нефть», ОАО «Сургутнефтегаз», ОАО «ТНК-ВР Холдинг», ОАО «НГК «Славнефть», ОАО «Татнефть» им. В.Д. Шашина», ОАО «АНК «Башнефть» и ОАО «НК «РуссНефть»; а также ОАО «Газпром». Все перечисленные ВИНК входят в перечень системообразующих организаций, имеющих стратегическое значение для национальной экономики, утвержденный правительственной Комиссией по повышению устойчивости развития российской экономики 25 декабря 2008 г. В условиях высокой неопределенности и неустойчивости экономической ситуации ВИНК имеют существенные преимущества перед независимыми производственными и посредническими фирмами как с точки зрения выживания входящих в них подразделений, так и с точки зрения нормализации общей экономической обстановки в стране. Интеграция позволяет повысить эффективность функционирования компании и ее выживаемость в конкурентной борьбе. Преимуществом интегрированной компании является сбалансированность сбыта. Когда цена на нефть падает, прибыль добывающих подразделений уменьшается, но нефтепереработка и нефтехимические производства увеличивают прибыль, так как понижение стоимости сырья, как правило, больше, чем уменьшение стоимости продукта, поэтому потери одного компенсируются приобретениями другого подразделения. В целом, как показывает практика, вертикальная интеграция компаний, занятых нефтяным бизнесом, имеет конкурентные преимущества перед предприятиями и фирмами специализированного типа.
Таким образом, вертикальная интеграция является одним из эффективных инструментов повышения конкурентоспособности промышленных предприятий.


Литература
1. Аистова М.Д. Реструктуризация предприятий: вопросы управления. Стратегии, координация структурных параметров, снижение сопротивления преобразованиям. - М.: Альпина Паблишер, 2002. - 287 с.
2. Матыцын А.К. Вертикальная интеграция: теория и практика. - М.: Изд. дом «Новый век», Институт микроэкономики, 2002. - 368 с.
3. Норт Д. Институты, институциональные изменения и функционирование экономики. - М., 1997.
4. Уильямсон О. Экономические институты капитализма. - СПб.: Лениздат, 1996.
5. Шерер Ф., Росс Д. Структура отраслевых рынков: Пер. с англ. - М.: ИНФРА-М, 1997. - 698 с.
6. Эрроу К. Возможности и пределы рынка как механизма распределения ресурсов.
7. Chandler A.D., Jr. Strategy and structure.-Cambridge, Mass.: MIT Press, 1962.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия