Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
Подписка на журнал
Реклама в журнале
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
Проблемы современной экономики, N 2 (42), 2012
ФИЛОСОФИЯ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ЦЕННОСТЕЙ. ПРОБЛЕМЫ САМООПРЕДЕЛЕНИЯ СОВРЕМЕННОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИИ В СТРАНАХ СНГ И БАЛТИИ
Бузгалин А. В.
профессор кафедры политической экономии Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова,
координатор Международной политэкономической ассоциации стран СНГ и Балтии,
доктор экономических наук


Возвращение политической экономии

Старшее поколение, имеющее высшее образование менеджеров и бизнесменов в странах СНГ, когда-то было знакомо с тем или иным вариантом курса марксистской политической экономии, который в СССР преподавался во всех вузах. Молодое поколение скорее понаслышке знает, что это был на удивление догматический и оторванный от реальности курс, базирующийся на не менее догматической науке.
И вот — Международный политэкономический конгресс, состоявшийся в Москве 16–17 апреля 2012 года на базе Института экономики РАН и других научно-образовательных центров Москвы.
Почему он оказался возможен и актуален именно сейчас?
Для этого есть объективные причины. Одна из важнейших — Мировой экономический кризис, начавшийся в 2008 году. Он убедительно продемонстрировал значимость политической экономии, многие из представителей которой писали о его угрозе и объясняли почему она может быть реализована в отличие от представителей «мейнстрима», доказывавших, вплоть до 2007 года, что кризиса не будет. Неслучайно поэтому в последние годы во всех странах мирах — от США и Западной Европы до Китая и Японии — разворачивается новая волна политэкономических исследований, бурно растут старые и создаются новые политэкономические ассоциации (Международная инициатива по развитию политэкономии, Международная политэкономическая ассоциация и др.), работы классиков политэкономии и их современных последователей издаются огромными тиражами. Быстро растет интерес к политической экономии в ее классическом и современном прочтении в странах СНГ. Настоящий Конгресс — одно из подтверждений этому.
Чем он был?
Прежде всего — пространством культурного диалога ученых-политэкономов постсоветского пространства, которое оказалось реактуализировано как прежде всего научно-образовательный феномен. Неслучайно в эмблему Конгресса были включены слова «конгресс.su»
А теперь о некоторых формальных параметрах.
Конгресс был инициирован Международной политико-экономической ассоциацией при поддержке Института экономики РАН, экономических факультетов МГУ, СПбГУ, ЮФУ, МФЮУ, Вольного экономического общества и других организаций. Он собрал более 500 участников, более 200 из которых представили свои доклады и выступления на 10 семинарах и пленарных заседаниях Конгресса. В Москву прибыли представительные делегации Казахстана, Украины, ученые из Молдавии и других стран постсоветского пространства и дальнего зарубежья, интеллектуалы из более чем 40 регионов России.
Открыл Конгресс вице-президент Российской академии наук, руководитель школы бизнеса Московского государственного университета, академик А.Д.Некипелов. Среди пленарных докладчиков — 1-й заместитель председателя Комитета по образованию Государственной Думы, член-корр. Российской академии образования О.Н.Смолин, директор Института экономики РАН, член-корр. РАН Р.С.Гринберг, руководители кафедр политической экономии и экономической теории МГУ (профессор А.А.Пороховский), СПбГУ (профессор В.Т.Рязанов), Южного федерального университета (профессор О.Ю.Мамедов), профессора из Украины (член-корр.НАН А.А.Гриценко), США (проф. Д.Лайбман), Франции (проф. Ж.-Л.Трюэль) и др.
В рамках Конгресса работали семинары, посвященные проблемам обновления политэкономии как науки, дающей новые импульсы для разработки социально-экономических стратегий наших стран и вопросам включения обновленной политэкономии в круг базовых учебных дисциплин вузов, особенно — экономических; специфике политэкономического исследования национальных хозяйственных систем и аграрных отношений; политэкономии богатства и бедности; методологии нашей науки и многие другие.
Специально следует выделить прошедшие в рамках Конгресса Абалкинские и Хессинские чтения.
Первые были посвящены памяти Л.И.Абалкина, академика, директора Института экономики РАН в самые трудные годы постсоветского развития, ученому, внесшему большой вклад в разработку проблем соотношения политэкономии и экономической политики, многие другие вопросы экономической теории и практики. В этих слушаниях приняли участие академики и члены-корреспонденты РАН, известные профессора, работавшие в диалоге с Л.И.Абалкиным. В рамках Абалкинских чтений состоялся весьма жесткий спор по проблемам наличия/отсутствия альтернативности в экономическом развитии.
Вторые чтения были посвящены Н.В. Хессину — профессору МГУ, одному из ведущих методологов «Цаголовской школы» МГУ им. М.В.Ломоносова. В рамках этих чтений центральным стал вопрос о соотношении политэкономии и «экономикс». В рамках Хессинских чтений прошла очень интересная деловая игра студентов школы магистратуры МГУ. Одна из команд молодых участников Конгресса доказывала, что будущее — за неолиберальной теорией, базирующейся на постулатах естественности и наибольшей из возможных эффективности рыночной экономики, базирующейся на частной собственности. Их оппоненты, развивая идеи марксизма, доказывали, что рынок и частная собственность — это не более чем одна из исторически возможных форм экономической организации. Как и остальные формы они имеют начало и конец, некоторое время назад они стали господствующими и в будущем могут быть сняты другими отношениями. Соответственно, с их точки зрения одна из основных задач экономической теории — уйти от «рыночноцентризма».
Вообще следует заметить, что на Конгрессе было много студентов, аспирантов, ученых среднего возраста, которые показали новые пути критики, развития, обогащения классической политэкономии, возможности развития новых направлений и течений политической экономии, диалога этой школы с другими направлениями экономической теории.
Одним из центральных мероприятий Конгресса стала проходившая в его рамках международная конференция «Эко-социо-гуманитарные приоритеты экономического развития». Ее участники, во-первых, заострили внимание на необходимости последовательного ухода в развитии от узко понятого «экономизма», подчиняющего и цели, и средства прогресса преимущественно целям роста количественных (стоимостных) результатов, и перехода к стратегии «экономики для человека». Во-вторых, в рамках конференции еще раз было подчеркнуто, что политэкономия — наука, принципиально открытая для диалога с другими общественными науками, для использования их языков, методов, подходов. И в этом ее важное преимущество перед «экономическим империализмом» неоклассики, навязывающей свой специфический подход другим общественным наукам.
Среди других семинаров и круглых столов следует назвать такие как:
● Политэкономия: роль в развитии экономической теории и экономического образования
● Политэкономия: национальные хозяйственные системы и глобальный контекст
● Методология политической экономии
● Историзм в политэкономии и история политической экономии
● Политэкономия интересов: социальная структура и гражданское общество
● Марксизм и политэкономия сегодня
● Аграрный вопрос в политической экономии
● Политическая экономия и философия хозяйства
Безусловно, формальное описание проблемного поля Конгресса и количественные параметры сами по себе говорят только о том, что в нашем пространстве действительно велик интерес к политической экономии.
Но вот что можно считать содержательным итогом Конгресса, его «меседжем» экономической практике, образованию, теории?
Прежде всего, Конгресс показал, что резко возросший интерес к классической политэкономии и новой политической экономии неслучаен. Мировой экономический кризис показал, что исключительно неоклассическая теория, микро- и макро-экономика далеко не всегда способны предвидеть и объяснить качественные сдвиги в экономическом развитии. Именно в таких условиях, когда плавная эволюция, не приводящая к существенным изменениям в экономической жизни, сменяется радикальными подвижками — будь то кризис или качественный скачок к новому типу экономической организации — оказывается особенно востребована политическая экономия.
Суть этой науки в том, что она позволяет показать не только то, как функционирует тот или иной рынок или его агент, но и то, почему возникают и уходят в прошлое экономические кризисы, почему осуществляется или тормозится процесс неолиберальных рыночных реформ или, наоборот, переход к эко-социо-гуманитарно-ориентированному развитию по типу «скандинавского капитализма». А в последнем случае, напомним, сверхвысокие доходы облагаются прогрессивным налогом в 50 и более процентов, где бизнес берет на себя широкий круг социальных функций по развитию работников, региона, страны, где государство прозрачно и функционирует под контролем гражданского общества.
Важным аспектом Конгресса стало обращение к проблеме природы и будущего основных акторов экономики: человека, фирмы, государства.
О первом было сказано, что это не просто более или менее рациональный «экономический человек», а высшая ценность экономического развития, обладающая сложной системой ценностей и мотивов. И классическая, и новая политэкономия подчеркивают, что для современного человека, все более вовлекаемого в творческую деятельность, характерно стремление к максимизации не только денежного дохода, но и других ценностей.
Что касается фирмы, то политэкономический подход предполагает взгляд на нее как на систему социально-экономических отношений, для которой характерно сложное распределение реальной экономико-политической власти, в которой львиная доля правомочий часто оказывается в руках инсайдеров, большая или меньшая доля дифференциации наиболее богатых и беднейших сотрудников корпорации (так, в Швеции топ-менеджмент получает в среднем в 10 раз больше рядового работника, в США — в 30-50, в России — в 100 и более) и т.п.
Наконец, государство. В отличие от стандартной микроэкономической теории, многими политэкономами оно рассматривается не как «провал» рынка, а как агент новой системы координации (об этом говорили, в частности, профессор Д.Лайбман из США и А.Бузгалин из МГУ).
Пожалуй главным результатом Конгресса стал мощный импульс для активизации исследовательской и образовательной деятельности в области политической экономии. По мнению большинства участников Конгресса, эта деятельность способна дать существенные результаты в области выработки адекватной для нашей страны социально-экономической стратегии, развития фундаментального, социально и гуманитарно-ориентированного экономического образования, формирования нравственно-ориентированного экономического мышления.
В самом деле, актуальность и востребованность политической экономии была вновь доказана недавним Мировым экономическим кризисом, который предвидели и объяснили за несколько лет до его начала многие политэкономы и не предвидели, более того — отрицали — лидеры мейнстрима экономической теории.
Участники Конгресса не закрывают глаза на то, что над именем «политическая экономия» в постсоветском пространстве тяготеет «проклятие» апологии старой советской системы. Но это «проклятие» уже давно стало прошлым. Современная политическая экономия обрела новый смысл и новое звучание.
Имя «политическая экономия» («новая политическая экономия», «политическая экономика», политический экономикс») сегодня активно использует развивающее идеи неоклассического направления теория «экономического империализма». Продолжая развивать принципы методологического индивидуализма и оставаясь в главном «рыночноцентричным», это направление, тем не менее, все более обращает свое внимание на социальные, гуманитарные, экологические проблемы, признавая наличие у человека не только денежных, но и альтруистических ценностей и мотивов, инновационный потенциал не только принципов конкуренции, но и отношений солидарности.
Возрождается в новом качестве и классическая политическая экономия. Избавляясь от догматизма и идеологических шор прошлого, наша наука обретает новое дыхание и создает методологические и теоретические предпосылки для новых ответов на «вечные» и новые вопросы российской экономики и общества.
Обновленная классическая политическая экономия предлагает теоретические ответы на самые актуальные вопросы современности.
Каков потенциал развития в России XXI века до-индустриального (этноэкономика, альтернативные экопоселения и т.п.), индустриального (вызовы и пределы реиндустриализации) и постиндустриального (во всем его богатстве: от образования и искусства до информационных и нанотехнологий) укладов в их взаимодействии с системой экономических отношений и институтов (включая проблемы снятия «провалов» рынка и государства, викиномики и мн.др.)?
Что дает экономической теории и практике исследование многообразия экономических систем, закономерностей их рождения и заката, трансформаций и развития на собственной основе; многообразия способов аллокации ресурсов, отношений собственности (в том числе в сфере творческой, интеллектуальной деятельности), качества экономической динамики в ее социальном, экологическом и гуманитарном измерениях?
Как мы можем учесть экономические детерминанты социальных интересов и социальной структуры, причин и последствий неравенства, бедности и богатства; влияния социальных параметров на экономическое развитие, его темпы и качество?
Каково соотношение объективных экономических законов и возможна ли выработка теоретически обоснованных альтернативных моделей экономической политики; меры и пределов политического воздействия на экономику, взаимосвязи политических форм и экономических отношений (экономические основы и предпосылки различных типов демократии, влияние политических форм на экономическое развитие)?
На Конгрессе подчеркивалось, что все эти и многие другие собственно (хотя и не исключительно) политэкономические темы можно и должно развивать в рамках обновленной классической политической экономии, в которой имеется методологический и теоретический потенциал для их решения и, соответственно, для выработки стратегических мультисценарных рекомендаций в области экономической политики. Более того, именно политэкономия может строго и откровенно показать, экономические интересы каких именно социальных групп и сил выражают те или иные модели экономической политики и к каким социальным результатам, выгодам и проигрышам для конкретных акторов они приведут.
Не меньший потенциал у политической экономии в области образования. Эта наука позволяет привить студентам вкус к фундаментальным социально-экономическим знаниям, сформировать у них понимание многообразия экономических школ и направлений как не только исторических, но и актуальных методологий и языков экономических коммуникаций, научить их теоретически-выверенному диалогу и сформировать у них потребность в поиске принципиально, фундаментально-новых теоретических и практических экономических решений.
Наконец, политическая экономия — это наука, в которой с самого начала, с первых работ ее отцов-основателей, прежде всего — Адама Смита — культивировались нравственные основания экономических процессов, ограничивающие и детерминирующие их нравственные императивы, гуманитарные последствия тех или иных экономических действий. В центре современной политической экономии — человек как не только рациональный эгоист, максимизирующий денежный доход, но и человек — творец культуры, человек во всем многообразии его социальных интенций, ценностей и стимулов, человек как высшая ценность экономики, в которой рыночная эффективность есть одно из средств, но не цель.
Такая — ориентированная на приоритет человеческих качеств и социально-экологических ценностей — экономическая теория может и должна сыграть принципиально значимую роль в формировании гуманистической экономической культуры, образования, политики.
Среди предложений, которые высказывались инициаторами и участниками Конгресса, хотелось бы выделить следующий ряд инициатив:
1. Поддержать предлагаемые политэкономическим сообществом инициативы в области развития форм взаимодействия политэкономов и представителей федеральных и региональных институтов гражданского общества и власти, разрабатывающих и реализующих экономическую политику. Исходным пунктом такого процесса может стать инициирование систематически действующих круглых столов и семинаров заинтересованных акторов на федеральном и региональном уровнях;
2. Включить политэкономическую проблематику в круг приоритетных направлений научной деятельности экономистов-теоретиков в рамках исследовательских программ академической и вузовской науки; осуществлять государственную и общественную поддержку некоммерческих исследовательских проектов в области политэкономии.
3. Включить политическую экономию в число обязательных дисциплин для студентов экономических специальностей; создать отделения политической экономии в Московском государственном университете им. М.В. Ломоносова, Санкт-Петербургском государственном университете, федеральных и исследовательских университетах.
4. Включить политическую экономию в круг ВАКовских специальностей.
5. Поддержать создание Интернет-порталов и сетей политэкономов, общероссийского политэкономического журнала.
В заключение хотелось бы подчеркнуть, что доклады и материалы Конгресса открыты для всех желающих и с ними можно ознакомиться на сайте www.interpolitec.ru.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2017
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия