Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
Проблемы современной экономики, N 2 (42), 2012
ВОПРОСЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ. МАКРОЭКОНОМИКА
Михеев В. Н.
доцент кафедры экономической теории Санкт-Петербургского государственного университета,
кандидат экономических наук

Бондаренко И. Г.
заведующий кафедрой экономической теории
Санкт-Петербургского государственного морского технического университета,
кандидат экономических наук, профессор


К вопросу о методологии экономического анализа
В статье раскрывается соотношение объекта, предмета и метода исследования. Хозяйственная практика рассматривается как объект исследования. Обосновывается вывод о том, что развивающийся объект исследования предполагает наличие множества предметов и методов исследования. Анализ соотношения объекта, предмета и метода исследования позволяет сделать вывод о том, что различные методы не только отрицают, но и предполагают друг друга. Они представляют собой единство, позволяющее познать объект исследования во всем его многообразии и развитии
Ключевые слова: объект исследования, предмет исследования, метод исследования, экономия, политическая экономия, философия хозяйства, позитивная экономическая наука, качественный и количественный анализ, кризис экономики, кризис экономической науки
УДК 303.4; ББК 65в6   Стр: 59 - 62

В своей статье И.К. Смирнов поднял очень важные для современной экономической науки вопросы об особенностях предмета и метода экономического исследования, обусловленных состоянием мировой и национальной экономики. Состояние экономической науки определяется состоянием экономической практики в каждый данный период времени. Основной характеристикой российской экономики на современном этапе ее развития является становление составной частью глобальной экономики со всеми вытекающими отсюда последствиями. Характерной чертой современной глобальной экономики является ее кризисное состояние.
Кризисное состояние любого живого организма, в том числе и экономики, предполагает необходимость его обновления, модернизации. Модернизация — это естественноисторический процесс перевода из одного качественно изживающего себя состояния в другое, отвечающего требованиям изменившихся условий. Процесс модернизации является необходимым условием преодоления глобального мирового экономического кризиса.
Глобальный мировой кризис стал проявлением кризисного состояния не только мировой экономики, но всей современной цивилизации в целом. Поэтому следует говорить не только о кризисном состоянии экономики и экономической теории, но о кризисном состоянии всего современного общества, его материального и, что особенно важно, интеллектуального состояния. Современное состояние общества характерно тем, что люди перестают слушать друга, если слушают, то не слышат и не хотят понять друг друга. Если хотят понять друг друга, то не могут друг друга понять, поскольку разговаривают о разных вещах. Если говорят об одной и той же вещи, то не могут друг друга понять, поскольку по-разному думают и говорят на разных языках. Говорят на разных языках потому, что философия, как основа всех наук, потеряла единый язык.
В философской литературе в настоящее время ведется активное обсуждение философских основ кризиса и кризиса самой философии. Обосновывается точка зрения о том, что Сократ является «теоретическим выразителем» древнегрече­ского Всемирного Кризиса, «универсальной фигурой кризиса»1. Афины к IV веку до н.э. полностью исчерпали себя. Сократ в своей критике софистов раскрывал основу философского и человеческого способа существования, в качестве которого рассматривал рационалистическую природу человеческого разума. Суть кризиса древнегреческой цивилизации он видел в деинтеллектуализации общества и общественного управления. Нечто подобное имеет место и в современной действительности. Место человека, производящего и думающего, рационального, занимает человек потребляющий и развлекающийся. Но потребление — это не то, что выделяет человека из всего остального живого мира. В ограничении чисто животных инстинктов человека, в развитии его интеллектуальной природы, заключается выдающееся значение религии. Современный цивилизационный кризис является проявлением процесса отрицания изначального религиозного предназначения предпринимательства как служения Богу и человечеству. В 1916 году, когда Генри Форд отменил дивиденды, чтобы использовать прибыль для дальнейшего снижения цены автомобиля, его братья подали на него в суд. Судья не принял во внимание слова Форда, как истинного протестанта о том, что «бизнес — это служение, а не золотое дно». Судья решил, что компания работает в интересах своих акционеров, а не в чьих- то посторонних интересах. Было отмечено, что руководители корпораций должны руководствоваться, прежде всего, интересами акционеров, то есть прибылью, а вся остальная деятельность корпораций, например социальная или экологическая, обязательной не являются2.
Кризис философии и науки как таковой представляет собой отражение глобального кризиса. Его можно определить как исчерпание возможности функционирования чего-либо при прежних, исходных предпосылках. В аннотации статьи Ю.Н. Солонина «Методологический кризис в науке: философское осмысление» говорится о том, что «В статье обсуждаются проблемы состояния методологических исследований в области философии гуманитарных наук. Автор фиксирует кризисное состояние этих исследований и проясняет его причины. Основной вывод сводится к необходимости преодоления одностороннего квантитативного подхода, развития методологии, основанной на квалитативных представлениях. Это требует существенных изменений онтологических ориентаций в философии»3. Думается, что вывод о необходимости смены онтологических ориентаций справедлив не только по отношению к философии, но и ко всем наукам, в том числе и к экономической науке.
Особенностью истории методологии экономического исследования является стремление экономического знания освободиться от анализа сущностных, качественных основ состояния экономики и сосредоточить свое внимание на ее количественных соотношениях, что вытекало из повседневных требований хозяйственной практики. Ч. Киндлбергер и Р. Алибер приводят следующие слова Уолтера Бейджхота: «Английские бизнесмены не любят денежный вопрос. Они затрудняются точно определить, что такое деньги: они знают как нужно считать, но что нужно считать они не знают»4.
Вопрос о методе исследования тесно связан с вопросом об объекте и предмете и следования. Объект исследования это то, что объективно, т.е. расположено внешним образом по отношению к исследователю, что внешним образом воздействует на субъект исследования.
Предмет исследования представляет собой объект исследования, взятый не сам по себе, как нечто объективное и потому бесконечное, а опосредованный знанием объект исследования. Познание бесконечного (объекта исследования) всегда конечно, субъективно. Объект исследования познается во всем его многообразии через раскрытие множества предметов исследования, несущих на себе отпечаток личности исследователя. Познание объекта исследования — это познание конечным субъектом бесконечного объекта исследования, это бесконечное в конечном, или конечное (субъективное) в бесконечном (объективном).
Познавать бесконечную объективную реальность может только конечный человек, субъект. Поэтому познание объекта исследования необходимо рассматривать не только как результат познавательной деятельности отдельных субъектов, исследователей, но как постоянно продолжающийся процесс. Человеческое, общественное знание представляет собой не сумму информации накопленной в различного рода публикациях. Книга, лежащая на столе — это еще не знание, это — книга, фиксирующая в себе информацию, как потенциальное знание, как возможное знание, как «знание в себе». Потенциальное знание становится реальным знанием только в процессе освоения индивидом накопленной предшествующими поколениями суммой знания и реализации их на практике. Каждый появившийся на свет человек, познавая окружающий его мир, заново его познает. Процесс бесконечного познания отдельными представителями новых поколений существующего знания и получения на его основе нового знания, — единственный способ сохранения и преумножения общественного знания о бесконечной, объективной реальности. В этом — важнейший источник общественного прогресса. В сохранении и увеличении общественного знания, как величайшей человеческой (общественной) ценности заключается процесс познания объективной реальности.
Объект экономического исследования — экономика во всем ее многообразии. Объект исследования, не опосредованный знанием, представляет собой нечто объективное, самостоятельное и «равнодушное» по отношению к субъекту исследования. Объект исследования — бесконечен, а потому непознаваем для каждого отдельного, конечного субъекта исследования. Познать бесконечный объект исследования не может отдельная наука. Приблизиться к познанию объекта экономического исследования может только множество экономических наук. Теория — это накопленное и систематизированное знание. Теория — это субъективное познание объективного, всеобщего познающим субъектом. Каждая экономическая наука, как систематизированное знание, выделяет свой предмет и метод исследования. Предмет исследования — это объект исследования, «опосредованный» знанием, а потому «присвоенный» познающим субъектом. Современное экономическое знание — это систематизированное знание о том, что представляет собой единый объект исследования посредством множества предметов и методов исследования.
Предмет исследования — это выделенное сознанием какое-либо свойство объекта исследования, его сторона, его особенность. Бесконечная, объективная реальность может познаваться только конечным, субъективным познанием. В отличие от объекта исследования предмет исследования конечен, несет на себе печать субъективности. Результат познания предмета исследования зависит от метода его познания. Каков предмет познания, таков и метод познания. Метод познания — это способ сохранения и приумножения знания о предмете исследования.
Множество предметов исследования предопределяет множество и методов исследования. Спор о том, является ли яблоко круглым, красным или кислым, является бесполезным, поскольку это — спор о разных предметах исследования. Спорить можно только в рамках отдельного предмета исследования, о предмете исследования: круглое или не круглое, красное или не красное, кислое или не кислое. Истина заключается в том, что яблоко может быть и круглым, и красным и кислым. Для разрешения подобного рода спорных вопросов необходимо использование различных методов исследования. Чтобы решить вопрос о том, кислое или не кислое яблоко, нужно его попробовать на вкус. Для определения его цвета или формы пробовать яблоко на вкус не имеет смысла, здесь необходимо использование других методов познания. Множество предметов и методов исследования позволяет познать объект исследования во всей его возможной полноте. В данном случае, об объекте исследования как таковом мы узнаем, что яблоко, как таковое, обладает формой, цветом и вкусом. Многообразные предметы исследования, исследующие единый объект исследования с помощью присущих им различных методов, раскрывают нам истину во всем ее многообразии, в данном случае, какой формой и какими цветом и вкусом обладает данный объект исследования, данное яблоко. Анализ соотношения объекта, предмета и метода исследования позволяет сделать вывод о том, что различные методы не только отрицают, но и предполагают друг друга. Они представляют собой единство, позволяющее познать объект исследования во всем его многообразии.
Объект исследования, в качестве которого выступает «экономика как таковая», находится в постоянном движении, изменении. Экономическое знание, «становящееся» и «ставшее» экономической наукой, необходимо рассматривать как результат «движения» и развития объекта исследования. Соответственно изменяется и предмет исследования.
Аристотель впервые раскрыл структуру научного знания. Наука, по Аристотелю, есть вид бытия, способный доказывать необходимость существующего5 и выводить всеобщность сущего в являющемся единичном: «...Ведь мы познаем вещи постольку, поскольку у них имеется что-то единое и тождественное и поскольку им присуще нечто общее»6.
Каждая наука ищет некоторые начала и причины для относящегося к ней предмета исследования. В зависимости от особенностей предмета исследования Аристотель в своей классификации видов знания выделяет три большие группы наук: теоретические, практические и творческие. Теоретические науки замкнуты рамками предмета своего исследования и направлены на решение вопроса: «что это такое?». Решение этого вопроса становится самоцелью. Поэтому теоретические науки с необходимостью являются науками умозрительными, науками «для себя», но при этом представляют собой тот фундамент, на котором развиваются науки практические.
Практические науки «несут в себе» результаты, полученные теоретическим знанием. Исходя из знания о том, «что это такое» и «почему оно такое», практическая наука стремится к познанию условий достижения желаемого результата. Именно в этом знании «как достичь» и заключается специфика предмета исследования практических наук.
В основе творческих наук лежит теоретическое и практическое знание. Главное внимание творческие науки уделяют трансформации знания «что», «почему» и «как достичь» в конкретные практические результаты. Творческие науки представляют собой единство знания «как делать» и умения делать (умения достигать желаемого). В конечном счете, в центре внимания творческих наук становится сам человек. “Для науки о творчестве начало движения в том, кто создает, а не в том, что создается... И подобным образом для науки о деятельности движение происходит не в совершаемом действии, а скорее в тех, кто его совершает. Учение же о природе занимается тем, начало движения чего в нем самом. Таким образом, ясно, что учение о природе необходимо есть не наука о деятельности и не наука о творчестве, а наука умозрительная...”7
К теоретическим, умозрительным наукам Аристотель относит философию, математику и физику. В этом ряду наук теоретических отыскивается, исходя из особенностей предмета исследования, первая, общезначимая для всякого знания, наука, в качестве которой представляется философия. Только «...наука философа исследует сущее как таковое вообще, а не какую-то часть его...»8. Философия изучает начала всех наук. Система научного знания постоянно сталкивается с необходимостью решения двуединой задачи: в выявлении философского содержания каждой конкретной науки и научности самой философии.
Философия — наиболее умозрительная, созерцательная из наук. От нее мало пользы при возведении дома или при шитье обуви. Но она, по мнению Аристотеля, наиболее ценная из наук, поскольку, существуя ради самой себя, направлена на познание истины, исследует первоначала и причины: через них и на основе их познается все остальное.
Философия как познание предполагает деятельность. В отличие от теоретических наук, для которых знание является самоцелью, в области практических и творческих, созидательных наук целью мышления является не познание как таковое, а поступки, деятельность, практика человека. Творчество и поступки у Аристотеля — не одно и то же. Творчество направлено на создание произведений искусств, интеллектуального и вещественного богатства. Поступки связаны со свободой выбора, с общими нравственными и правовыми нормами деятельности гражданина государства.
К практическим наукам Аристотель относит этику и политику; к творческим, производительным, или созидательным — искусства, ремесла и прикладные науки. Экономическое знание не нашло своего особого места в системе теоретических, практических и творческих наук. Но экономическая проблематика, так же как и проблематика юридическая, отражена в соответствующих разделах этики — науки о нравственности, о жизненной мудрости, и в политике — науке о сущности и управлении полисом — государством. Тем самым Аристотель, не указав непосредственно на экономическое знание как на самостоятельную науку, вместе с тем обозначил ее место в системе наук.
С самого своего возникновения экономическое знание развивается по двум направлениям: как философское знание о том, что такое экономика, каково ее место в жизни общества, и позитивное экономическое знание о том, как наилучшим образом использовать имеющиеся ограниченные ресурсы.
Условно можно выделить три этапа в развитии мировой экономической мысли. Первый период длится от V в. до н.э. до 1615 г., когда французский аристократ Антуан де Монкретьен опубликовал «Трактат о политической экономии». На этом этапе экономическое знание носит название «экономия», — наука о ведении домашнего хозяйства. Философская составляющая экономического знания значительно преобладает над позитивной составляющей. На втором этапе — от 1615 до 1890 гг. — экономическая наука носит название «политическая экономия», объединяющее в себе и философское, и позитивное знание об экономике. Начиная с 1890 г. берет свое начало развитие новое направление экономической науки — «Economics», полностью «очищенное» от философской проблематики. Экономика стала рассматриваться как результат взаимодействия различного рода переменных величин (эндогенных и экзогенных), находящихся между собой в функциональной зависимости. Философия и экономическая теория становятся «рядом друг с другом».
Экономическая теория имеет свое философское обоснование и свойственное только данной науке позитивное содержание. Философская составляющая важна не только как методология научного знания. Поскольку философия изучает начала всех наук, постольку она объединяет все науки в единую систему знаний о постоянно изменяющейся объективной реальности. Окружающий человека мир и мир самого человека представляют собой единый для всех наук объект исследования. Через объединяющее все науки философское знание возможна интеграция, взаимопроникновение наук.
Философское в экономическом, — философия хозяйства, — это то общее, что существует в философии и экономической науке. Используя понятийный аппарат теории множеств, можно было бы утверждать, что философия хозяйства, политическая экономия, представляет собой специфическое множество (специфическую науку), полученное в результате пересечения двух множеств (двух теорий). Политическая экономия как философия хозяйства концентрирует свое внимание на раскрытии специфики предмета исследования экономической теории, на анализе глубинных причинно-следственных связей хозяйственной практики, отраженных в движении политэкономических категорий. Позитивное знание, используя методы функционального анализа, призвано отвечать на вопросы о том, как достичь наилучших желаемых результатов при имеющихся ограниченных ресурсах9. При этом важно избежать крайностей: попыток вытеснения или философской, или позитивной составляющей в экономическом знании. В первом случае — предмет исследования может быть сведен к умозрительному математическому, во втором случае к умозрительному философскому знанию. И в первом и втором случаях экономическая теория утрачивает свой специфический предмет исследования и статус практической науки.
Политическая экономия и позитивная экономическая теория тесно связаны между собой. Политическую экономию интересуют, прежде всего, вопросы о том, как и почему данное экономическое явление возникает, что оно собой представляет и при каких условиях оно может иметь место во времени и пространстве. Позитивную экономическую теорию не интересует, например, что представляет собой прибыль как таковая. Но вопрос о том, как, при каком сочетании факторов производства достигается, предположим, максимальное значение прибыли, находится в центре внимания данной отрасли знания. Политэкономия исследует, прежде всего, движение экономической действительности во времени, когда события развиваются одно за другим в рамках единого целого. Политэкономия раскрывает причинно-следственные связи явлений. Позитивная экономическая теория рассматривает экономические явления в пространстве, как явления «рядом положенные» и находящиеся в функциональной зависимости между собой.
Бессодержательным и бесплодным является спор о том, какой анализ важнее: политико-экономический анализ причинно-следственных связей, или позитивный анализ функциональных зависимостей. Анализ нужен и тот, и другой. Качественный, сущностный, и количественный, на уровне явлений повседневной практики, анализ в одно и то же время отрицают и предполагают друг друга. Модернизация экономики предполагает переход экономики из одного качественного состояния в другое. Модернизация экономики должна сопровождаться и модернизацией экономической теории, предполагающей необходимость не только количественного, квантитативного, но и качественного, квалитативного анализа изменяющейся экономической действительности.
Работа экономиста-теоретика должна, видимо, заключаться и в выяснении вопроса о месте современной экономики в жизни современного общества. Экономика должна быть такой, чтобы человек не терял свою интеллектуальную природу. Особенность кризисного состояния российской экономической науки заключается в том, что в нашей стране пока что нет объективных предпосылок для ее развития, поскольку нет современного объекта современного исследования. Модернизация российской экономики должна освободить ее от состояния страны, вывозящей свои ресурсы, по крайней мере, по двум причинам. Во-первых, страна, вывозящая ресурсы, развивает не свою, а чужую экономику. Во-вторых, страна, живущая за счет вывоза ресурсов, теряет стимулы для своего интеллектуального развития.
Процесс глобализации необходимо рассматривать с точки зрения соотношения отдельного и общего, конкретного и абстрактного, национального и глобального. Глобальная экономика представляет собой нечто единое, включающее в себя различные национальные экономики. Однако всякое единство противоречиво в силу характера любого единства. Всякое единство включает в себя множество различных, а потому и противоречивых сторон. В противоречивости единства — залог его развития. Если устранить одну из сторон противоречия, то тем самым устраняется и противоречие. Но это такое устранение противоречия, которое устраняет само единство. Поэтому становление и развитие глобальной экономики не отрицает, а предполагает развитие различных национальных экономик.
Большое значение эти вопросы имеют для нашей российской действительности. Необходимо обратить внимание на то, что все страны, вступившие на путь экономического развития, стремятся сохранить свое лицо, свои традиции. Механическое наложение западной матрицы на нашу российскую действительность никогда не приводила к позитивным результатам, но всегда выражалось в искаженных формах. Проблема заключается в том, каким образом западная модель экономики может привиться в условиях цивилизации, имеющей тысячелетнюю историю своего развития? Настоящее поколение находится на вершине пирамиды тысячелетнего развития страны, является результатом деятельности всех предшествующих поколений. Необходимо выяснить, имеются ли в условиях современной российской действительности те институты, наличие которых предполагает возможность функциональных зависимостей, присущих западной модели экономики. Одно дело кроить костюм по фигуре живого организма, когда сам созидательный процесс становится творческим процессом. Совершенно другое дело, когда по готовому костюму подгоняется живой организм. В этом случае никто не может гарантировать позитивный результат осуществляемой операции. При проведении экономических реформ необходимо учитывать менталитет жителя России как такового, как определенного культурного (религиозного) типа. Учет национальных, исторических особенностей российской экономики позволит занять ей достойное место в структуре единой глобальной экономики.


1 Сократ. 2009. № 1. — С. 11.
2 www.nevajournal.spb.ru
3 Солонин Ю.Н. Методологический кризис в науке: философское осмысление. – Мысль. — 2009. — № 1(8). — С. 44.
4 Киндлбергер Ч., Алибер Р. Мировые финансовые кризисы // Мании, паники и крахи. — СПб.: Питер. — 2010. — С. 125.
5 «То, что составляет предмет научного знания... существует с необходимостью». — Аристотель. Никомахова этика. Соч. Т.4. — С. 175.
6 Аристотель. Метафизика. Соч. Т.1. — С. 109.
7 Там же. — С. 285.
8 Там же. — С. 276.
9 Предельный анализ говорит о том, что между предельными и общими величинами существует тесная взаимосвязь. Последовательное наращивание какой-либо переменной величины ведет к увеличению (или уменьшению) общей величины при снижении эффективности каждой дополнительной единицы предельной величины. Общая величина принимает максимальное (или минимальное) значение при нулевом значении предельной величины. В силу действия закона сокращающейся предельной полезности потребляемых благ и закона сокращающейся производительности переменного ресурса, дальнейшее наращивание переменной величины приводит к негативному результату. Предельные величины принимают отрицательные значения. Благо превращается в анти-благо. Дополнительные переменные ресурсы, при определенном их значении, начинают сокращать общий результат. При определенном значении предельной величины общий результат исчезает, т.е. становится равным нулю.
Предельный анализ сыграл бы, на наш взгляд, большую роль при анализе содержания современного мирового экономического кризиса. При раскрытии предмета и метода исследования макроэкономики, часто указывается на то, что макроэкономика, в отличие от микроэкономики, избежала маржинальной революции. Как следствие, центральное место в экономическом исследовании, которое занимает в микроэкономике понятие «предельной величины», в макроэкономике занимает понятие «мультипликатора». Интересно было бы раскрыть воздействие последовательного наращивания долговых обязательств на совокупный спрос и совокупное предложение, на темпы роста ВВП. Если рассматривать долговые обязательства как ресурс, то необходимо принимать во внимание действие сокращающейся производительности переменного ресурса. Это значит, что долговые обязательства, по мере их наращивания, обладают сокращающейся отдачей. Взятые «сверх меры», они начинают сокращать общий результат. Можно определить ту величину предельного долга, которая может привести к сокращению основных макроэкономических показателей и их обвалу.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2017
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия