Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
Проблемы современной экономики, N 2 (42), 2012
ВОПРОСЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ. МАКРОЭКОНОМИКА
Попов А. Н.
профессор института экономики Уральского государственного университета физической культуры (г. Челябинск),
доктор экономических наук

Виноградова Н. П.
заведующий кафедрой социально-гуманитарных и естественнонаучных дисциплин
Костанайского филиала Челябинского государственного университета,
кандидат экономических наук


Методологические вопросы формирования и развития инновационного потенциала на основе организационной культуры
В статье рассмотрены методологические аспекты формирования и развития инновационного потенциала России на современном этапе развития организационной культуры.. Значительное место уделено региональной инновационной политике, определены место и роль государства на современном рынке инноваций
Ключевые слова: инновации, организационная культура, интеграция, национальная инновационная система, политический лидер, государство, государственный менеджеризм, профессиональная компетентность
УДК 330   Стр: 68 - 72

Одним из наиболее важных направлений формирования национальной инновационной системы является разработка региональной инновационной политики. Многие западные страны, стоящие на пути создания «экономики знаний», считают определение и реализацию региональной инновационной политики необходимым условием достижения успеха. В течение последних нескольких лет в результате признания необходимости формирования инновационного пути развития, значение «региона» значительно возросло. Таким образом, сегодня развитие региона рассматривается в качестве первичного уровня формирования национальной инновационной системы. Такая ситуация наблюдается как в странах Европейского Союза, так и в России.
На наш взгляд причинами усиления внимания к региональному развитию на современном этапе является способность региона быстро и чутко реагировать на изменение внутренней и внешней конъюнктуры, а также гибко изменять параметры экономики в направлении поддержания инновационной среды.
Необходимо отметить, что на сегодняшний день тема региональной инновационной политики очень актуальна и возникла относительно недавно. Однако, несмотря на этот факт, страны Европейского Союза в рамках создания инновационной экономики уже формируют модель взаимодействия локального и национального. Учитывая высокую внутреннюю диверсификацию экономического пространства, а значит, многообразие вариантов региональной инновационной политики, Европейский Союз большие усилия прилагает по созданию сети между регионами для обмена информацией, опытом, для взаимодействия и координации усилий. Создание такой сети является одним из главных факторов успеха в формировании инновационной экономики.
В России таким фактором успеха, по мнению специалистов, должна стать национальная экономическая стратегия, вопрос о необходимости разработки и реализации которой считается одним из основных задач государства. Именно она должна стоять в основе создания мощной инновационной экономики, основанной на максимально полном раскрытии инновационного потенциала регионов в целом и с учетом особенностей каждого.
Инновационный тип развития предполагает формирование особого типа инновационных систем. Это обусловлено объективными экономическими процессами, которые предполагают аккумулирование и систематизацию всех элементов рассматриваемой сферы. Научно-техническая и инновационная политика в большинстве развитых стран основана на концепции национальной инновационной системы или, как еще говорят, национальной системы инноваций. Под национальной инновационной системой (НИС) понимается сеть институтов государственного и частного секторов, деятельность и взаимодействие которых порождает, импортирует, видоизменяет, распространяет и внедряет новые знания и технологии, подталкивая инновационные процессы, способствуя на практике конкурентоспособности и экономическому росту. НИС рассматривает сферу знаний, науки и технологий как разновидность рынка с производителями, продавцами, потребителями, каналами распределения и ценами.
В широком смысле под инновационной системой мы понимаем относительно самостоятельную целостную экономическую систему со специфическим механизмом формирования и функционирования с учетом воздействия стратегии инновационного развития. В узком смысле под инновационной системой понимается совокупность нововведений, возможностей их распространения; НИОКР, возможностей их внедрения и самих новаторов, осуществляющих инновации в отраслях, секторах, на предприятиях, в организациях; неформальные группы; отдельных специалистов и т.д. Объединение всех их возможно только в результате формирования инновационной сферы, сферы деятельности производителей инновационной продукции (работ, услуг), включающей создание и распространение инноваций как комплекса взаимосвязанных элементов. Мы допускаем, что внешняя среда для инновационной системы это блок «входа ресурсов» в инновационную систему и составляющих ее систем. Под блоком «выхода» системы мы понимаем положительное экономическое развитие по целому множеству критериев, классификация и анализ которых выходит за рамки нашего анализа на данном этапе.
Возможно несколько подходов к определению элементов инновационной системы. Мы предлагаем рассматривать инновационную систему как пересечение двух больших систем: инновационной системы (мы позволим себе называть ее системой инноваций) и экономической системы.
Главная проблема целостности системы представляется нами в отлаженном механизме передачи информации об инновациях. Под таким механизмом мы подразумеваем восстановление нарушенных связей науки и производства, цепочки НИИ вуз — фирма.
Под организационными структурами, выступающими в качестве источников нововведений, которые будут реализоваться на рынке в виде инноваций, мы понимаем организации, в которых ведутся фундаментальные исследования: вузы, НИИ (например, открытие новых источников энергии, новых материалов). Потребителями нововведений являются фирмы, которые в процессе производства преобразуют нововведение в инновацию в виде новых продуктов и новых технологий, усовершенствованных продуктов и технологий и пр.
Система инноваций и экономическая система достаточно разнообразны с точки зрения их методологического анализа и довольно подробно описаны в научной экономической и экономико-географической литературе.
Основные принципы формирования инновационной системы можно сформулировать как:
— адекватность и непротиворечивость национальной экономической системе; наличие источников, обеспечивающих саморазвитие системы;
— функциональная полнота элементов инновационной системы;
— эффективность функционирования как системы в целом, так и ее отдельных элементов;
— интегрированность в иные экономические подсистемы.
Инновационная система функционирует на основе следующих принципов:
— принцип управляемости, выражающийся через стратегию инновационного развития;
— принцип саморазвития, предполагающий наличие у системы внутренних источников движения в форме инновационной активности;
— принцип функциональной полноты элементов инновационной системы;
— принцип эффективности как системы в целом, так и включенных в нее элементов.
На данном этапе одной из главных задач, стоящих перед государством, является задача стратегическая, где основным является поиск новых прорывных рынков. Однако прогнозировать инновационные прорывы в экономике — это достаточно сложный процесс. Как утверждают многие специалисты, прорыв сегодня может быть. Возможно, уже в ближайшие два — три года удастся достичь первых, достаточно серьезных результатов. Основной акцент будет сделан на развитии регионов, поскольку региональная инновационная политика представляется важным первым шагом на пути к созданию национальной инновационной системы в России.
Несмотря на то, что Россия обладает одним из лучших в мире научным потенциалом во многих областях фундаментальной науки, российский экспорт состоит главным образом из сырья. Согласно данным отчета Министерства промышленности, науки и технологии РФ «доля России на мировых рынках высокотехнологичной продукции занимает только 0,3% — в 130 раз меньше, чем США» [7].
Как отмечено в правительственной программе экономических реформ, проблема, с которой сталкивается Россия, состоит в разработке стратегии превращения страны из экспортера сырья в мирового производителя наукоемкой продукции [10].
Сегодня вопрос о том, будет ли Россия государством с сильной экономикой и высокотехнологичной промышленностью, сумеет ли она возродить сильную науку, и удержат ли российские ученые свои позиции в мировом научном сообществе, является как никогда более острым. Сегодня при переходе к новому этапу развития перед Россией стоит ряд задач, требующих серьезного рассмотрения и решения.
Первой проблемой можно считать преобразование богатства, полученного от использования природных ресурсов в инвестиции, которые будут способствовать созданию экономики, базирующейся на знаниях. Данному вопросу посвящено немало монографий российских ученых. Поскольку использование природных ресурсов в настоящее время является основным источником богатства и накопления капитала, можно предположить, что прибыль от добычи полезных ископаемых может служить и в качестве основного источника инвестиций в развитие и внедрение высоких технологий. Однако сразу возникают другие вопросы относительно того, какие механизмы в государственном или частном секторе переведут накопленный капитал из одного сектора экономики в другой, и является ли переход от сырьевой экономики к высокотехнологичной экономике лишь вопросом перераспределения финансовых потоков. Рассмотрение и решение данных вопросов возложено на Правительство РФ.
Коммерциализация научно-исследовательского потенциала страны и использование научных и технологических ресурсов в работе по созданию современной наукоемкой экономики является второй проблемой России. Отдельные данные свидетельствуют о том, что российские предприятия предпочитают импортировать высокотехнологичное и наукоемкое оборудование. Как представляется, в России существует чрезвычайно низкий уровень производства высокотехнологичного оборудования высокого качества для обрабатывающей промышленности и низкий спрос на это оборудование со стороны отечественных фирм. В то же время, предприятия наукоемкого сектора экономики и научно-исследовательские институты, как правило, сталкиваются с тем, что спрос на предлагаемые ими товары и услуги в самой России является относительно низким. А наиболее выгодные рынки сбыта их продукции находятся за пределами России. Это либо недавно возникшие и развивающиеся рынки других стран или, в ряде случаев, рынки стран Западной Европы и США. Таким образом, в то время как в большинстве стран происходит интеграция между сектором науки и технологии и конкурентоспособным в рамках глобальной экономики отечественным промышленным сектором, в России, по мнению экспертов, развиваются параллельно две независимые системы — промышленный сектор, который, время от времени, изыскивает финансовые ресурсы для закупки технологий и наукоемкого оборудования из-за рубежа, и сектор науки и технологии, которому, время от времени, удается продать российские технологии и наукоемкое оборудование за границу. По всей видимости, такая политика не является наиболее эффективным путем развития экономики, базирующейся на знаниях, т.к. эти две системы, как показывает мировой опыт, должны быть более тесно интегрированными между собой. Более важным является следующий вопрос: с учетом того, что большая часть отраслей экономики страны не в состоянии конкурировать на мировом рынке, сможет ли Россия продолжать играть роль «генератора» технологий и должна ли на данном этапе российская политика в сфере научно-технического развития делать упор на использование импортных технологий или же на производство и экспорт отечественных технологий?
Третьей проблемой является развитие связей между малыми и средними наукоемкими предприятиями, с одной стороны, и крупными национальными и международными фирмами, с другой стороны, что может помочь местным компаниям найти и развить экономическую «нишу», соответствующую высокой степени добавленной стоимости в системе глобальной стоимостной цепи. Предприятия существуют не в изоляции друг от друга. По мере того, как они стремятся найти экономические «ниши», соответствующие более высокой степени добавленной стоимости в рамках национальной или международной стоимостной цепи, они должны повышать качество своей продукции и усовершенствовать процесс производства.
К сожалению, связи с такими национальными или международными предприятиями, которые смогли бы «поднять» местные предприятия до более высокого уровня, все еще весьма редки в России. Это происходит отчасти потому, что российские фирмы, как правило, не обладают должными навыками управления и стратегического планирования, чтобы развивать коммерческие связи такого рода. В результате даже те фирмы, которые участвуют в коммерческом производстве высокотехнологичной продукции, могут оказаться в тупике, если вся их деятельность будет сводиться к эксплуатации унаследованного ими интеллектуального капитала, и если они не будут инвестировать средства в НИОКР или в процессы дальнейшего технологического обновления. Но пока инвестирование средств в НИОКР или в процессы технологического обновления неперспективны, поскольку наталкивается на узкие рамки рынка, российские фирмы не обладают доступом ни к покупателям, у которых есть спрос на эти дорогостоящие услуги, ни к финансовым ресурсам для финансирования инвестиций, требующихся для обслуживания впоследствии этих же покупателей. От того, как рассматриваются и решаются вопросы установления связей и вопросы «ниш» в стоимостной цепи, будет в основном и зависеть успешный переход России к экономике знаний.
Следующая проблема — стимулирование образованной части населения к тому, чтобы она проживала, работала и инвестировала средства в России. До тех пор, пока Россия не сумеет убедить студентов, прежде всего технических вузов, в необходимости использовать полученные ими знания и навыки внутри страны и до тех пор, пока в стране не будут созданы надлежащие материальные возможности для творческой научной и предпринимательской деятельности масштабной «утечке мозгов» быть и Россия будет сталкиваться с трудностями на пути перехода к экономике знании.
Принципиальную значимость обретает задача улучшения предпринимательского климата, как в отдельных регионах, так и в стране в целом. Ее решение — стимул для российских и иностранных бизнесменов к инвестированию средств. Еще один важный момент. Помимо улучшения условий для осуществления предпринимательской деятельности, государству необходимо принять ряд мер, направленных на беспрепятственное вхождение на рынок новых фирм в сфере высоких технологий.
Без улучшений в этой сфере представляется маловероятным, чтобы Россия смогла решить такие проблемы, как приостановление «утечки мозгов», создание более эффективных связей между малыми и средними предприятиями, с одной стороны, и крупными национальными и международными фирмами, с другой, или вовлечение в хозяйственный оборот российских инноваций.
Теперь рассмотрим, почему для России важно решить поставленные проблемы и найти ответы на нерешенные вопросы. Сегодня научно-техническая база представляет собой ресурс, который уже достаточно изношен. Причем существует вероятность того, что он будет продолжать изнашиваться достаточно быстрыми темпами. Россия не сможет долго оставаться мировой державой в сфере науки в условиях ухудшения промышленной базы. Существующий человеческий капитал в сфере науки и технологии является гибким и мобильным ресурсом. Это может оказаться как благом, так и недостатком. Например, в случае с финансовыми ресурсами, это может быть источником утечки капитала или «утечки мозгов». Но он также может явиться и потенциальной движущей силой, стимулом экономического роста и развития частного сектора экономики, если им правильно управлять и использовать.
На наш взгляд, осознание важности науки и технологии в качестве уникального фактора производства, означает признание экономики, основанной на знаниях, ключевым фактором развития экономики страны. По данным исследований известно, что унаследованные от прошлого недостатки и сокращение бюджетных расходов на образование оказывают негативное влияние на доступ к образованию и на качество образования. Также это обстоятельство отрицательно сказываться и на количестве выпускников вузов, обладающих знаниями новых технологий, что в свою очередь может привести к снижению предложения на рынке высокообразованных трудовых ресурсов. Таким образом, если Россия не будет предпринимать срочных мер для приостановления этих негативных тенденций, то она сможет потерять один из самых важных факторов производства — высокообразованные трудовые ресурсы, которые способны как потреблять, так и производить знания.
Для того, чтобы России развивать эффективные связи между научно-техническими ресурсами и предприятиями в условиях, когда доминирующее значение имеют крупные промышленные предприятия, а учреждения науки и технологии находятся в изоляции, необходимо разработать стратегию развития науки и технологии в совокупности со стратегией развития и реструктуризации промышленного сектора. Таким образом, главной задачей для России на современном этапе является связать сектор науки и технологий с промышленным сектором. При этом цель должна состоять как в одновременном протекании процесса реструктуризации в этих секторах, так и в обеспечении того, чтобы реструктуризация промышленного сектора стимулировала перестройку в секторе науки и технологии. Но важно также обозначить и основные проблемы формирования инновационных систем. К ним, в первую очередь относится то, что инновационный рынок характеризуется рядом специфических особенностей:
— Рынок знаний непрозрачен, т.е. участники инновационного процесса не имеют перед собой полной картины технологических возможностей и всех вероятных последствий нововведений.
— Трудно сохранить монополию на знания, так как утечка происходит по множеству каналов через общение людей.
— Высокая рискованность инвестиций, так как развитие знаний трудно планировать и сложно рассчитывать прибыль.
— Исследования требуют внушительной инфраструктуры, весьма обременительной для отдельных предприятий.
— Новые знания добываются не одиночками, а исследовательскими группами, т.е. необходима их критическая масса.
Второй проблемой является то, что в силу этих особенностей рынка знаний частные компании и фирмы воздерживаются от вложений в инновации. Но с точки зрения общества желательно, чтобы формировалась экономика, основанная на инновациях.
Возникающая таким образом проблема требует государственного вмешательства в рынок инноваций. Одной из форм такого вмешательства является создание инновационного потенциала России на современном этапе «организационного культуростроения».
Современными авторами справедливо отмечается, что «государство есть форма организации сложно структурированного общества». И (одновременно) — это есть управленческая система, элементы которой следующие [8]:
— собственно управленческие структуры, определяющие цель управления и вырабатывающие концепцию ее достижения;
— идеологические структуры, обеспечивающие возможность воплощения концепции управления;
— властные структуры, осуществляющие конкретное управляющее воздействие во всех составляющих объекта управления, во всех сферах жизнедеятельности.
Т.А. Акимова справедливо отмечает, что отсутствие системного подхода в теории государства привело к выделению специалистами большого количества функций государства [1]. Однако у любой системы (в том числе, и суперсистемы, которой является государство) есть своя (основополагающая) функция, причем, только одна [2].

Создание безопасности при этом (о чем говорится во многих исследованиях по теории государства) является лишь одним из артефактов организационной культуры макроуровня (уровня рассматриваемой суперсистемы). Другие составные части организационной культуры обеспечивают то, что следует защищать, — обеспечивая безопасность жизнедеятельности, а именно: «успех нации», ее конкурентоспособность и устойчивость в историческом аспекте (и прежде всего, за счет позитивного развития национальной экономики в условиях все большей глобализации и интернационализации жизнедеятельности). И здесь мы полностью согласны с А.А. Макеевым, который полагает, что «государство, представляя собой форму организации сложно структурированного общества, имело одни и те же цели с момента своего появления, являясь одновременно и механизмом, и инструментом. При этом изменения материальной основы жизни общества, его социальной и духовной организации не влияют на суть государства и его элементный состав — изменяется лишь объем элементов и усложняется их структура» [8]. «Организационное культуростроение» при этом играет роль основополагающей функции рассматриваемой суперсистемы, а идеологические отношения выступают в качестве закрепляющего звена накопленного опыта. В данном случае речь идет именно об организационной (хозяйственной) культуре, ее «размораживании» и «замораживании» в исторической системе координат с учетом сил сопротивления в рамках социальной среды. Сопротивление росткам нового, по мнению Й. Шумпетсра, «возникает всегда, но в разной степени, в зависимости от того, насколько общество привычно к отклонениям. Когда оно находится на более примитивном уровне развития культуры, сопротивление сильнее. Это может погубить новатора» [14].
Современные авторы справедливо считают крайне необходимыми глубокие институциональные преобразования в жизнедеятельности современного общества. «Но такого уровня перемены возможны только в условиях уже разразившегося кризиса, который все искренне стремятся предотвратить. Следовательно, не исключая в качестве конечного результата смену общественного строя, сегодня можно говорить о процессах эволюционных, а потому реализующихся через последовательную работу по всем имеющимся локальным направлениям» [6]. Таких идей придерживается, например, Д.С. Львов, напрямую связывая социалистические идеалы с нравственными принципами христианской этики».
Существует мнение, культура — это не то, что организация имеет, а то, чем она является» [3]. Отмеченное в полной мере относится к организационной культуре макроуровня. В российском менталитете данный феномен ассоциируется с абстрактным конструктом духовности, элитарности, нравственности [4]. «Это нечто большее, чем простая совокупность норм, правил, образцов. Это культурное поле, культурное пространство, на котором разворачивается вся деятельность социальной организации» макроуровня. По мнению того же автора, организационная культура является базовой средой создания, развития, функционирования организации. Главная ее задача — это сохранение целостности организации типа «государство» за счет включенности организационной культуры во все социальные процессы в рамках определенного «культурного поля», что (в свою очередь) является основой социальной ответственности государства перед своими гражданами.
О направленности такого «организационного культуростроения» можно судить по материалу, представленному в таблице 1, о сопоставлении двух моделей государства. Данная таблица построена на основе данных, представленных в работе А.Н. Олейника «Институциональная экономика» [11]. Этот же автор в качестве комментария отмечает: «Идентифицировать то, какой является действующая модель государства, можно на базе анализа статей государственного бюджета. Первый критерий такой идентификации — соотношение различных статей доходов. Чем выше доля неналоговых доходов, тем активнее вмешательство государства в экономику (ее роль выходит за рамки простого гаранта исполнения контрактов). Речь идет о преобладании рентных платежей и специальных налогов. Второй критерий — данные о собираемости налогов. Чем он выше, тем ближе государство к контрактной модели. Третий критерий — структура государственных расходов. Особую значимость имеют расходы на «силовые» министерства. Четвертый критерий — способ покрытия бюджетного дефицита. Эксплуататорское государство предпочитает кредиты центрального банка, а не займы. Это так называемый «инфляционный» налог, носящий конфискационный характер».

Таблица 1
Сопоставление двух моделей государства (составлено на основе обобщения работ Р. Нуреева, А. Олейника, Р.Х. Гибадулина)
Критерий сопоставленияКонтрактное государствоЭксплуататорское государство
1. ЦельМаксимизация совокупного дохода (ВВП) членов общества, снижение трансакционных издержекМаксимизация ренты (налоговых поступлений) группы, контролирующей государственный аппарат
2. Задачи (функции)Гарант в сделках между индивидами, защита прав собственностиАктивное вмешательство в экономическое и социальное взаимодействие, не ограничивающееся ролью гаранта
3. Средства (использование монополии на насилие)Ограничено социальным договором и конституционными рамкамиЗависит лишь от политической воли группы, кон-тролирующей государство
4. Механизм решения проблемы принципиала и агентаПринципиал — гражданин (механизм демократического контроля, наличие конституционных рамок и альтернатив)
Принципиал — государство (добровольное подчинение закону, в том числе налоговому)
Принципиал — гражданин (отсутствует)
Принципиал — государство (использование принуждения и насилия, попытки осуществления всеобъемлющего контроля)
Крайний случай — тоталитарное государство
5. Бюджетное ограничениеЖесткое, ограниченное демократической процедурой утверждение бюджетаМягкое
6. Основные статьи доходовНалоговые поступления, в первую очередь от «рыночных» налоговКонфискационные налоги и неналоговые пос-тупления
7. Основные статьи расходовЮстиция, правоохранительная деятельностьОборона, государственное управление, правоохранительная деятельность
8. Основные способы покрытия бюджетного дефицитаЗаймы на внешнем рынкеКредиты центрального банка, займы на внутреннем рынке, возможен и отказ от выполнения обязательств как вид конфискационного налога
9. Уровень культуры управ-ленияВысокийНизкий
10. Особенности экономи-ческого поведенияАктивныйПассивный

В нашей стране все более ощущается стремление к формированию истинно «контрактного государства». Особенно это стало явственно прослеживаться в условиях все продолжающегося глобального кризиса, затронувшего многие страны, которые стали все более исследовать процессы своего развития с позиций «организационного культуростроения».
О сути данного явления и будет далее идти речь с позиций определения элементов и межэлементных связей «системы организационного культуростроения». Если говорить более конкретно, то следует подчеркнуть, что ниже будут приведены результаты наших исследований по названной теме. В последние годы все отчетливее прослеживается необходимость обоснования методологии количественного измерения организационной культуры и поиска наиболее эффективных путей «организационного культуростроения». Это, по мнению некоторых авторов, позволило бы учитывать ключевые процессы, происходящие в жизни нашего общества [5]. «К ним в первую очередь необходимо отнести активное включение России в целом, и российской экономики в частности, в процессы глобализации».
Обобщая, укажем на взаимосвязь понятий, определяющих суть организационной культуры макроуровня. Среди них: государственный менеджеризм, экономическая культура, профессиональная компетентность, деловая культура политических лидеров, культура управленческой деятельности и культура управления организацией типа «государство».
На практике «организационное культуростроение» влияет на все процессы жизнедеятельности через различные механизмы, одним из которых является деловая культура политических лидеров. Именно благодаря ему эффективным становится государственный механизм, обеспечивается «успех нации» как в ближайшей, так и отдаленной перспективе.
В последние годы все более явственно прослеживается мысль о том, что государства стали менее свободными в принятии решений и что все большее внимание обращается к появлению и проявлению феномена власти в планетарных и все чаще нетрадиционных подходах и масштабах [9, 13]. В этих условиях все большую значимость приобретает организационное культуростроение, основой которого является стремление к латентной, неочевидной включенности культуры во все социальные процессы на микро-, макро- и мегауровне.
В заключении приведем мнение А. Смита о том, что роль государств состоит в поддержке общественного образования, создании просвещенных (моральных и политических) институтов, вызывающих у граждан чувство доверия к государственному устройству [12]. И такого рода «организационное культуростроение» является основой безопасности жизнедеятельности не только в ближайшей, но и отдаленной перспективе.


Литература
1. Акимова Т.А. Теория организации. — М., 2003. — С. 46–48.
2. Венгерова А.Б. Теория государства и права. — М., 2000. — С. 30.
3. Грошев И.В., Емельянов П.В., Юрьев В.М. Организационная культура. Учеб. пособие для студентов вузов, обучающихся по специальности «Менеджмент организации». — М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2004.
4. Ильиных С.А. Теория и практика организационной культуры // Проблемы современной экономики. — 2007. — №2. — С. 174–176.
5. Левкин Н.В. Методология количественного измерения организационной культуры: современные подходы // Проблемы современной экономики. — 2007. — №2. — С. 169–173.
6. Львов Д.С. Экономика развития. — М., 2002.
7. Льюис Р.Д. Деловые культуры в международном бизнесе. От столкновения к взаимопониманию. Пер. с англ. — 2-е изд.. — М.: Дело, 2001. — 448 с.
8. Макеев А.А. Государство как система: определение, элементы, функция // Проблемы современной экономики. — 2007. — №2. — С. 165–169.
9. Маркс К., Энгельс Ф. Соч., Т. 18. — С. 270.
10. Нильсон Т. Конкурентный брендинг. — СПб.: Питер, 2003. — 208 с.
11. Олейник А.Н. Институциональная экономика. Учебное пособие. — М.: ИНФРА-М, 2000.
12. Смит А. Вопрос о природе и причинах богатства народов. — М.: Госполитиздат, 1963. — 240 с.
13. Халипов В.Ф. Наука о власти. Кратология. Учебное пособие. — М., 2002. — С. 400.
14. Шумпетер Й. Теория экономического развития. — М., 1982.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2017
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия