Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
Проблемы современной экономики, N 2 (42), 2012
ЭКОНОМИКА, УПРАВЛЕНИЕ И УЧЕТ НА ПРЕДПРИЯТИИ
Нестеренко Н. Ю.
доцент кафедры экономики предприятия и предпринимательства
Санкт-Петербургского государственного университета,
кандидат экономических наук;

Ветютнева К. И.
экономический факультет Санкт-Петербургского государственного университета

Инновационный потенциал слияний и поглощений в посткризисной экономике России
В статье анализируются особенности российского рынка слияний и поглощений в период 2008–2011 гг. Раскрыты специфические черты слияний и поглощений, которые не были в полной мере использованы российскими предприятиями по причине нехватки финансовых возможностей
Ключевые слова: интеграция, инновационная экономика, слияние, поглощение, кризис, прямые инвестиции
УДК 330.342; ББК 65.01   Стр: 131 - 136

Оценке динамики рынка слияний и поглощений посвящено довольно много публикаций. Среди них можно выделить статью Г.Е. Черновой [1], в которой на основе анализа динамики посткризисного развития в России и мире рассматриваются новые тенденции интеграционных процессов и обосновывается вывод об усилении организационного фактора интеграции. «Слияния и поглощения в России осуществляются в основном не с целью оптимизации деятельности реального сектора экономики, а для привлечения административного ресурса, что на новом витке приводит к усилению монопольных структур, росту цен и снижению конкурентоспособности экономики в целом» [1, с. 17]. В статье Л.Г. Щукиной [2] рассматриваются основные тенденции развития российского рынка корпоративного контроля в период кризиса 2008–2009 гг. Автор уделяет особое внимание возникающим в компаниях корпоративным конфликтам и путям их решения. Анализируются негативные последствия конфликтных сделок в период кризиса. При этом основная масса публикаций по данной тематике посвящена анализу динамики национальных и мирового рынков слияний и поглощений и выявлению прогнозов их развития1.
Между тем большой пласт вопросов, связанных с позитивным влиянием сделок слияний и поглощений на национальную экономику, остается без должного внимания. В контексте современных задач инновационного развития отечественной экономики именно интеграционные процессы могли бы придать дополнительный импульс к переходу на новый технологический уклад. На основе выделенных тенденций развития российского и мирового рынков показаны возможности интенсификации инновационных процессов за счет сделок слияний и поглощений. К сожалению, не все соответствующие возможности были использованы российскими предприятиями, как по причине недостатка финансовых ресурсов, так и вследствие отсутствия должной мотивации к усилению инновационной активности.
Анализ количественных параметров российского рынка слияний и поглощений 2008–2009 гг. покажет характерные черты интеграционных процессов кризисного периода и их влияние на формирование посткризисной динамики (см. табл. 1 и 2).

Таблица 1
Характеристика рынка слияний и поглощений РФ в 2008–2009 гг.
ПериодКоличество сделокОбщая сумма (млрд долл.)Количество сделок
с переходом контроля
Сумма сделок
с переходом контроля
(млрд долл.)
1 кв. 200815553,649022,69
2 кв. 200823845,3214121,45
1 кв. 200913820,057911,23
2 кв. 200917626,02957,32
Источник: [3]

Таблица 2
Темпы роста рынка слияний и поглощений РФ в 2008–2009 гг. (Составлено по данным табл. 1)
Показатели1 кв. 2009 г. к 1 кв. 2008 г.2 кв. 2009 г. к 2 кв. 2008 г.
Количество сделок0,890,79
Общая сумма (млрд долл.)0,370,57
Количество сделок с переходом контроля0,880,67
Сумма сделок с переходом контроля (млрд долл.)0,490,34

Относительная динамика рынка слияний и поглощений показывает довольно серьезное падение стоимости рынка (темп роста 0,37) в 1 кв. 2009 г. относительно аналогичного периода 2008 г., при этом количество сделок сократилось на 11 % (темп роста 0,89). Сопоставление стоимости рынка и количества сделок дает показатель средней стоимости сделки. Интересно, что за рассматриваемый период она сократилась с 0,34 млрд долл. (1 кв. 2008 г.) до 0,14 млрд долл. (2 кв. 2009 г.). Отрицательная тенденция объясняется как общим сокращением ликвидности финансового рынка, так и осторожностью игроков в этот период.
Согласно ежегодному исследованию КПМГ [4], в связи с экономическим кризисом объем сделок на российском рынке слияний и поглощений в 2009 году резко сократился, составив 46,1 млрд долл. США. Это на 62% меньше, чем в 2008 году, и на 71% меньше, чем в 2007 году, то есть фактически объем сделок слияний и поглощений оказался близок к уровню 2005 года.
Среди причин этого снижения эксперты выделяют неопределенность относительно развития ситуации в условиях экономического кризиса, заметно усилившееся нежелание компаний идти на риск, недостаток финансирования в результате кризиса ликвидности, а также разрыв между ценовыми ожиданиями покупателей и продавцов. В результате кризиса наибольшее падение активности наблюдалось в потребительском секторе и розничной торговле, а также финансовом секторе и металлургической и горнодобывающей промышленности. Характерно, что именно эти отрасли оказались в числе тех, кто в наибольшей степени пострадал от кризиса. Объем сделок в каждом из перечисленных секторов упал примерно на 80% по сравнению с 2008 г.
Обратная ситуация сложилась в нефтегазовой отрасли, где объем сделок слияний и поглощений увеличился почти в 2 раза. Такой рост можно объяснить проведением ряда крупномасштабных разовых стратегических сделок, включая крупнейшие приобретения ОАО «Газпром», ОАО «Газпром нефть» и ОАО «Сургутнефтегаз». В итоге лидирующие позиции на рынке M&A в 2009 году занял нефтегазовый сектор, на долю которого пришлось около половины всего объема сделок. Вторым по степени активности сегментом рынка оказался сектор телекоммуникаций и СМИ, на которые пришлось чуть более 20 % от общего объема сделок.
Самой крупной сделкой 2009 года стало слияние ОАО «ВымпелКом» и ЗАО «Киевстар Дж. Эс. Эм.». Сделка стоимостью 5,5 млрд долл. США составила более половины общего объема сделок слияний и поглощений в секторе телекоммуникаций и СМИ. В число других крупнейших сделок вошла покупка «Газпромом» 20% пакета акций ОАО «Газпром нефть» за 4,2 млрд долл. США, а также приобретение 25% минус одна акция ОАО «Севернефтегазпром» германским концерном E.ON примерно за 4,0 млрд долл. США. Из десяти крупнейших сделок за 2009 год семь были заключены в нефтегазовом секторе, три — в секторе телекоммуникаций и СМИ.
Для кризисных лет характерно то, что доля десяти крупнейших сделок в общем объеме рынка резко увеличилась. Если в 2008 году на десять самых крупных сделок приходилось 29% от общего объема рынка, то в 2009 году этот показатель вырос до 57%. Вместе с тем, значительную часть сделок составили довольно мелкие сделки, что подтверждается снижением показателя средней стоимости сделки на российском рынке (см. табл. 3)

Таблица 3
Десять крупнейших сделок в 2009 г.
Объект сделкиДоля, %ПокупательСумма сделки, млрд долл. СШАСектор
1ЗАО «Киевстар Дж. Эс. Эм.»100,0ОАО «ВымпелКом»5.5Телекоммуникации и СМИ
2ОАО «Газпром нефть»20,0ОАО «Газпром»4,2Нефтегазовая промышленность
3ОАО «Севернефтегазпром»25,0 минус 1 акцияЕ.ON4,0Нефтегазовая промышленность
4Компании башкирского ТЭК5,3ОАО АФК «Система»2,5Нефтегазовая промышленность
5ОАО «Ростелеком»40,0ГК «Агентство по страхованию вкладов» / Внешэко-номбанк2,2Телекоммуникации и СМИ
6MOL21,2ОАО «Сургутнефтегаз»1,9Нефтегазовая промышленность
7ООО «СеверЭнергия»51,0ОАО «Газпром»1,6Нефтегазовая промышленность
8Lukargo46,0ОАО «Лукойл»1,6Нефтегазовая промышленность
9ОАО «НОВАТЭК»13,1Volga Resources1,6Нефтегазовая промышленность
10ОАО «КОМСТАР — Объединенные ТелеСистемы»50,9ОАО «Мобильные Теле-Системы»1,3Телекоммуникации и СМИ
Источник: [5]

Мировой финансовый кризис повлиял и на трансграничную активность рынка. Особенно заметно стало сокращение прямых иностранных инвестиций в российскую экономику. Так, доля сделок по приобретению российских активов иностранными инвесторами упала с 23 % в 2008 г. до 17 % в 2009 г. от общего объема российского рынка слияний и поглощений.
Отраслевой анализ рынка в 2008–2009 гг. показал существенное сокращение активности в следующих секторах экономики:
1. в металлургической и горнодобывающей промышленности наблюдалось сокращение объема сделок более чем на 80%;
2. на потребительских рынках и в секторе розничной торговли объем сделок сократился на 79 %;
3. в финансовом секторе общее снижение объема сделок составило 84,5% за рассматриваемый период.
В секторе телекоммуникаций и СМИ стоимость сделок сократилась всего на 8 %. Важно отметить, что инновационная активность в этой сфере сохранялась и в кризисные годы. «Большая тройка» сотовых операторов сосредоточилась на дальнейшем развитии услуг 3G в Москве и других регионах. «Скартел» запустило услугу мобильного доступа в Интернет по технологии Mobile WIMAX (4G) под брендом Yota в пяти крупных городах России, включая Москву. В настоящее время операторы мобильной связи также рассматривают возможность инвестирования в альтернативную технологию LTE («long-term evolution») [5, с. 19]. Наибольший рост объема сделок в 2009 г. состоялся в нефтегазовом секторе (на 95 %), однако он был обеспечен небольшим количеством крупнейших сделок (табл. 3).
Подводя итог анализу рынка 2008–2009 гг., можно сделать вывод об экстенсивном характере интеграционных процессов. Слияния и поглощения совершались с целью выхода на новые рынки, а также решения текущих антикризисных задач (в том числе со стороны государства). Характерна также сильная стоимостная неоднородность сделок: десять крупнейших сделок 2009 г. совершено на общую сумму 26,4 млрд долл. США, что составило более 57 % стоимости всего российского рынка. Что касается инновационной составляющей, то такие сделки совершались крайне редко, несмотря на то, что мировая конъюнктура складывалась довольно удачно за счет появления подешевевших и недооцененных активов.
Посткризисный период начался с 2010 г., он стал годом восстановления российского рынка слияний и поглощений,: общая сумма сделок M&A почти удвоилась по сравнению с 2009 годом. Однако, несмотря на столь значительное оживление, рынок M&A серьезно отставал от докризисных значений, и доля российского рынка в общемировом объеме сделок M&A сохранялась ниже уровня 2008 года [6]. Е.Г. Чернова выделяет следующие специфические черты интеграционных процессов [7]:
● реализация активов, приобретенных в 2008–2009 гг. финансовыми институтами в качестве возмещения за долги;
● увеличение объема M&A в результате поглощения финансово неустойчивых фирм, увеличение лимита антимонопольного контроля (в финансовой сфере — с 4 до 25 млрд рублей), развитие процессов глобализации.
● разукрупнение конгломератов и выделение специализированных структурных единиц в концернах. Так, АвтоВАЗ в 2010–2011 гг.выделяет в самостоятельные дочерние компании шесть производств, в том числе металлургическое, механико-инструментальное и прессовое (1/3 персонала);
● превращение ФГУП в ОАО (Росспиртпром и т.п.);
● создание малых и средних фирм в высокотехнологичной сфере с помощью институтов развития, действующих в особом правовом поле.
Как и в 2009 году, на российском рынке M&A в 2010 году было совершено несколько крупных сделок. Три из них составили примерно треть от общей суммы сделок (см. табл. 4).
В I квартале 2011 года активно заключались сделки по приобретению российских активов иностранными компаниями: на их долю пришлось 47% от общего объема сделок M&A в России, тогда как в 2010 году они составили приблизительно 14% от совокупного объема инвестиций. Факт осуществления ведущими мировыми компаниями, включая BP, Total и TPG Capital, крупных инвестиций в российские предприятия в 2011 г. является примечательным. Аналитики полагают, что в дальнейшем иностранные покупатели продолжат реализовывать привлекательные возможности для приобретений и инвестиций в России. По мере постепенного выхода из кризиса, укрепления цен на сырьевые товары и стабилизации на глобальных рынках инвесторы все больше внимания стали уделять стратегическим, а не спекулятивным сделкам.
Анализ целевой ориентации интеграционных процессов 2011 г. представлен на рис.1. Однако стратегические цели интеграции современного бизнеса, по-прежнему, находятся в области экстенсивного развития: расширение клиентской и сырьевой базы.

Таблица 4
Крупнейшие сделки M&A на российском рынке в 2010 г и первом квартале 2011 гг.
Объект сделкиПокупательСумма сделки, млн долл. СШАТип сделки
1Weather Investments«ВымпелКом»20 655Иностранный объект
2ConocoPhillips«ЛУКОЙЛ»8 968Внутренняя сделка
3Нефтяная компания «Роснефть» (9,5%)BP7 910Иностранный покупатель
4«Сильвинит»«Уралкалий»7 800Внутренняя сделка
5«НОВАТЭК» (12,08%)Total4 000Иностранный покупатель
6«Вимм-Билль-Данн»Pepsi3 800Иностранный покупатель
7ОАО «ИНТЕР РАО ЕЭС» (20 %)«Федеральная сетевая компания Единой энергетической системы»3 598Внутренняя сделка
8Банк Москвы (46,48 %); «Столичная страховая группа» (25 %)ВТБ3 536Внутренняя сделка
9«Норильский никель»Trafigura3 500Иностранный покупатель
10Акции «Газпрома» (2,7%)«Внешэкономбанк»2 656Внутренняя сделка
Общая сумма 10 крупнейших сделок M&A в 2010 г. и первом кв. 2011 г. 66 423 млн долл. США
Суммарные объемы всех сделок M&A в 2010 г.и первом кв. 2011 г. 128 512 млн долл. США
Источник: [8]
Рис. 1. Структура рынка слияний и поглощений
Источник: [9]
Рис. 1 показывает, что доля сделок горизонтального направления традиционно преобладает в общем количестве слияний и поглощений (511 сделок) 2011 г. Относительно низкую долю рынка занимает вертикальная интеграция. По сравнению с 2010 г. значительно увеличилась количественная доля сделок по диверсификации бизнеса (41,3 % количественного объема против 31 % в 2010 г.). При этом стоимостная доля этого сегмента, наоборот, серьезно сократилась (с 29 % в 2010 г. до 18 % в 2011 г.).
Стратегические цели интеграционных процессов различались в зависимости от сектора. В металлургии и горнодобывающей промышленности сделки осуществлялись в основном компаниями по добыче урана и золота, расширяющими свое присутствие на мировом рынке в целях увеличения ресурсной базы. Операторы связи преимущественно занимались объединением различных технологий, чтобы привлечь новых клиентов. В других секторах, скажем, банковском, нефтегазовой промышленности и секторе розничной торговли, основная тенденция — это консолидация и дальнейший рост крупнейших национальных компаний.
Анализ характера сделок слияний и поглощений посткризисного периода не выделил значительной инновационной составляющей в этой области. Преобладание горизонтальной интеграции свидетельствует о развитии бизнеса, в основном, за счет приобретения новых предприятий на других региональных рынках. Интеграция с целью проведения совместных инноваций или распространения инновационного потенциала на другие предприятия проходила в посткризисный период в России довольно редко. Однако предпосылки к этому в национальной и мировой экономике были. Перечислим наиболее значимые из них:
● необходимость экономии ресурсов, в том числе для проведения инноваций;
● необходимость решения текущих антикризисных задач, в том числе за счет продажи активов;
● появление на рынке слияний и поглощений недооцененных активов.
До кризиса российские компании уже получали передовые технологии, инвестируя в зарубежные предприятия черной и цветной металлургии, энергетики. Однако многие такие инвестиции были неудачны. Были приобретения российскими компаниями активов в США, Западной Европе, но часто это были вложения в нерентабельные компании, причем на пике их стоимости. Бурный рост этих инвестиций стал одной из отличительных черт возрождающейся российской экономики в 2000-е годы. По оценкам ЮНКТАД, накопленные зарубежные прямые инвестиции из России выросли с 20,1 млрд долл. в 2000 г. до 255,2 млрд долл. на конец 2007 г. По данному показателю Россия вышла на 13-е место в мире и 2-е место среди развивающихся экономик. Если в 2000 году накопленные зарубежные прямые инвестиции у России составляли 7,8% от ВВП, то к началу 2008 г. — уже 19,8%. Их объем достиг в 2007 году 16,8% от показателя валовых инвестиций в основной капитал. Оценки Банка России накопленных ЗПИ, в которых более 60% приходится на реинвестиции, рисуют еще более впечатляющую картину: 370,2 млрд долларов на начало 2008 года [10].
Из-за кризиса российские компании впервые за восемь лет в 2008 году были вынуждены сокращать объемы своих зарубежных инвестиций. Однако именно тогда появилась возможность недорого покупать западные компании с новыми технологиями. Тенденция расширения экспансии за рубеж, продолжавшаяся и первые восемь месяцев 2008 года, сменилась резким свертыванием ее размеров. В целом же в 2008 году было совершено 60 сделок по приобретению зарубежных активов на сумму около 17,5 млрд долларов (без учета в рамках обмена активами). Это меньше показателей 2007 года — почти 100 сделок на 23,3 млрд долл. Правда, в 2008 году были отложены уже согласованные сделки не менее чем на 8 млрд долл. Таким образом, потенциально 2008 год мог бы дать новый рекордный прирост активов. Кроме обострения проблем с ликвидностью у российских ТНК, уменьшение объемов зарубежных инвестиций произошло и благодаря снижению цен в результате пересмотра первоначальных договоренностей по некоторым соглашениям.
У российского бизнеса были удачные примеры инвестиций и в инновационные отрасли. Так, машиностроительный холдинг «Тракторные заводы» в 2008 г. приобрел 74% акций немецкого литейного предприятия Luitpoldhutte AG, поставляющего детали и комплектующие для автомобилей. Благодаря этой покупке холдинг получил доступ к передовым европейским технологиям и выход на мировых производителей: Buhler, BHS Corrugated, Caterpillar, CNH, Copeland, Cummins, Danfoss Bauer и General Electric, являющихся клиентами приобретенной компании [11].
Из сделок 2008 года можно отметить приобретение российской «Харви Форестер» 85% акций финской Pinox Oy, по технологии которой покупатель выпускает лесозаготовительную технику. Группа «Промышленные инвесторы» Сергея Генералова, объединившись с группой «Каскол», всего за 10 млн долл. приобрела в США активы разорившейся авиастроительной фирмы Adam Aircraft Industries Inc. (AAI). AAI спроектировала двухмоторный реактивный самолет А700, способный поднять четырех пассажиров и двух пилотов (или пять пассажиров при одном пилоте). Фюзеляж самолета, в создание которого американской фирмой было вложено 278 млн долл., изготовлен не из традиционного алюминия, а из композитных углеродных материалов.
Новый российский автопроизводитель — компания «Соллерс» — летом 2009 г. приобрела 20% акций Chrysler, владеющей маркой Jeep. На тот момент «Соллерс» намеревался организовать производство автомобилей Jeep в России. У компании уже имелся опыт по организации сборки иномарок: на своем заводе в Набережных Челнах «Соллерс» уже собирает модели Fiat (Albea и Doblo) и SsangYoung (будут перенесены на новый завод во Владивостоке), на заводе в Елабуге — грузовики Ducato.
Severstal Trade GmbH приобрела 25% плюс 1 голосующую акцию испанской фирмы Todlem S.L. в рамках создания СП группы «Северсталь» и компании Gestamp (Испания) по производству штампованных деталей кузова для производства автомобилей в Калуге, старт которого планировался в 2010 г. Еще в 2007 г. дирекция автосборочного предприятия Volkswagen Rus (г. Калуга) выбрала поставщиком металлической штамповки для своего завода компанию Gestamp, хотя среди участников тендера были также канадская Magna и германская Stadco. Выбор поставщика зависел не только от предложенных цен, но и от готовности партнера поставлять штамповку и на индийский завод Volkswagen [11].
Есть примеры приобретения и других зарубежных предприятий обрабатывающих отраслей. Но они немногочисленны, а главное, при этом нет определенной стратегии. При таких инвестициях бизнесу необходима как политическая, так и финансовая поддержка государства.
АФК «Система», например, отказалась от приобретения обанкротившейся германской Infineon Technologies, которая входила в число десяти крупнейших мировых производителей полупроводников. Производство чипов Infineon Technologies сосредоточено в Германии, Австрии, Франции, Норвегии, вспомогательные площадки находятся в Индонезии, Сингапуре, Китае, Малайзии [12]. Однако для приобретения контрольного пакета акций и оздоровления компании потребовались бы крупные капиталовложения, которые были бы весьма обременительны для АФК «Система». В партнерстве с государством было бы возможно участие и частных российских компаний, а с учетом того, что Infineon владеет почти 23 тыс. патентов, сотрудничество могло быть организовано в разных вариантах, в том числе путем переноса производства в Россию.
Большую роль в приобретении инновационных зарубежных активов и переносе передовых технологий могли бы сыграть госкорпорации, которые получали бы необходимые финансовые ресурсы от государства и частных инвесторов. Примеры такого взаимодействия уже есть [13]. Одним из первых финансируемых с помощью Роснано проектов стало создание СП по производству современных систем освещения с участием Группы ОНЭКСИМ, Уральского оптико-механического завода (УОМЗ) и Роснано [14]. Доля Роснано в созданной компании составит 17%, доля УОМЗ — 33%–1 акция, доля Группы ОНЭКСИМ совместно с разработчиками — 50%+1 акция. Кроме того, Роснано предоставит СП кредит в размере 1453 млн руб. Конечным продуктом нового предприятия станут светодиодные чипы, светодиодные лампы и осветительные системы, сопоставимые по яркости с лучшими мировыми аналогами. Данная технология была получена за счет покупки ОНЭКСИМом германо-финской компании OptoGaN, которую создали бывшие ученики академика Ж. Алферова, выехавшие из России.
Промышленное производство гетероструктур (многослойных полупроводниковых структур) будет располагаться в Санкт-Петербурге на территории особой экономической зоны технико-внедренческого типа, а комплекс по производству светодиодных чипов, ламп и светотехники разместится в Екатеринбурге на базе светотехнического подразделения УОМЗ. Сейчас в России светодиоды занимают 4% от рынка осветительной продукции. По некоторым оценкам к 2013 г. новое СП займет уже 7% российского и 1% мирового рынка данной продукции [15].
Подписанное 04.10.2011 г. соглашение о стратегическом партнерстве между «ОптоГан» и университетом ИТМО позволит совместно реализовать научно-исследовательские программы, осуществлять подготовку кадров, а также создавать и развивать малые и средние наукоемкие производства. Подобный опыт для российской экономики является довольно редким.
Роснано и «Ренова» договорились о создании СП по производству солнечных модулей на базе технологии «тонких пленок» швейцарской дочерней компании «Реновы» Oerlikon Solar. Общий объем финансирования — 20,1 млрд руб.; размер вклада ГК «Роснанотех» в уставный капитал — 3,7 млрд руб. Кроме того, корпорация предоставит СП заемное финансирование в объеме 9,8 млрд руб. При этом доля ГК «Роснанотех» в уставном капитале совместного предприятия составит 49%. Группа компаний «Ренова» будет владеть 51% уставного капитала и отвечать за развитие бизнеса.
Завод по производству солнечных модулей будет размещен на территории промышленной площадки принадлежащего «Ренове» завода «Химпром» в г. Новочебоксарске, который будет выпускать до 1 млн модулей в год. На базе СП создается крупный исследовательский центр, который будет работать над повышением эффективности солнечных модулей в сотрудничестве с Физико-техническим институтом им. Иоффе РАН. Рынок солнечной энергетики — один из наиболее динамично развивающихся рынков в мире. Основными рынками сбыта продукции СП станут страны Южной Европы (Италия, Испания, Греция) и Германия. Сбыт готовой продукции будет осуществлять Компания Avelar Energy Group (входящая в ГК «Ренова»), которая профессионально занимается установкой солнечных модулей в Европе. В долгосрочной перспективе до 15% производимых солнечных модулей планируется направлять на российский рынок [16].
Роснано и итальянская «Galileo Vacuum Systems spa» создадут в России СП по производству радиочастотных идентификационных меток (RFID-меток), позволяющих заменить традиционные штрих-коды при учете продукции на торговых и складских предприятиях. По расчетам экспертов, в результате внедрения RFID-систем снизятся складские затраты, а также на 40% сократятся потери от воровства. В состав СП войдут производственные мощности в России, Италии и Сербии. Galileo Vacuum Systems spa передаст в собственность СП уникальную инновационную нанотехнологию селективной металлизации покрытий, позволяющую металлизировать любую гибкую поверхность, в том числе выборочно (по заданному рисунку), с высокой производительностью и низкой себестоимостью производства. Общая стоимость проекта составит 43 млн евро, из них 21 млн евро вложит в проект Роснано [17].
Ряд инновационных проектов частные компании на первом этапе реализуют без финансовой поддержки госструктур. Так, принадлежащая владельцу «Северстали» А. Мордашову S-Group еще в августе 2008 г. за 6 млн евро приобрела 38% акций производителя лазерных диодов германской Innolume GmbH. Как и OptoGaN, Innolume была создана эмигрировавшими на Запад учеными из России. Innolume зарегистрировал в Санкт-Петербурге свою дочернюю структуру — «Иннолюм», которая наладит производство лазерных модулей для использования в сфере телекоммуникаций. Сами лазерные чипы пока будут по-прежнему производиться в Германии. Российский «Иннолюм» также займется исследованиями применения лазеров в медицине — пластической хирургии (сжигание жира) и фотохимической терапии (лечение рака).
Продолжились инвестиции в иностранные активы российской инвестиционной компании Digital Sky Technologies (DST) Ю. Мильнера, Г. Фингера и А. Усманова. DST, которая оперирует на рынке интернет-сервисов, инвестировала более чем в 30 компаний и проектов в России и за рубежом. В декабре 2009 г. DST приобрела акции американской компании Zygna, являющейся крупнейшим разработчиком компьютерных игр.
«Тройка Диалог» инвестировала 4,5 млн долл. в основанную в США российским программистом С. Пачиковым компанию Evernote, разработавшую интернет-сервис, который позволяет хранить большие объемы данных в электронном виде.
По прогнозам число таких проектов будет увеличиваться. Особенно если господдержка таких начинаний приобретет системный характер и не будет ограничиваться только точечными кредитными вливаниями, а станет строиться на основе комплексной системы стимулирования внедрения инновационных технологий. Тогда инвестиции российских компаний в зарубежные активы, обладающие передовыми технологиями, и перенос последних в Россию, наряду с развитием собственных исследований, превратятся из чисто финансовой цели в стратегическую задачу.
Анализ рынка слияний и поглощений в посткризисный период показал преобладание преимущественно экстенсивного направления развития российского бизнеса как внутри страны, так и за ее пределами. Российские предприятия по-прежнему ведут активную политику в области трансграничных сделок с целью выхода на новые сырьевые и сбытовые рынки. Крупный бизнес, который, в основном, и является участниками рынка слияний и поглощений крайне низко мотивирован на проведение инновационных преобразований. Экстенсивная интеграция, по-прежнему, более выгодна и менее рискованна. Государство же, помимо громких призывов к инновациям, не формулирует четких механизмов стимулирования инновационной активности бизнеса. В этой связи интересным и полезным оказался опыт Китая в этой области, который сумел реализовать упущенные российскими предприятиями возможности. Результатом этого стал значительный инновационный прорыв китайской экономики.
Инновационный прорыв Китая в значительной степени осуществляется в результате совершения трансграничных сделок слияний и поглощений, которые, кроме всего прочего, стимулируются со стороны государства. В 2011 году правительство Китая пошло на небольшое ослабление контроля над прямыми иностранными инвестициями в стране. Теперь финансовые вложения, сделки слияния и поглощения объёмом менее 300 миллионов долларов не нуждаются в одобрении официальных властей. Власти Китая больше не ограничивают заключение сделок слияний и поглощений между компаниями автомобилестроительной, цементной, машиностроительной, алюминиевой промышленности и чёрной металлургии. Такие меры направлены на консолидацию в этих секторах. Кроме того, теперь можно увеличивать доли частного капитала во всех отраслях китайской промышленности, где разрешается его использование. Частным лицам разрешено владеть значительными пакетами акций компаний [18].
В настоящее время активность Китая на рынке слияний и поглощений растёт, как по количеству сделок, так и по объёмам. К примеру, нефтегазовые корпорации Китая лидируют по сделкам слияний и поглощений, на крупнейшие корпорации — Cnooc, PetroChina и Sinopec — приходится пятая часть сделок по слияниям и поглощениям в мире за 2010 г. В 2010 г. была осуществлена покупка Geely концерна Volvo [13].
Среди активных игроков на мировом уровне в области телекоммуникационного оборудования можно назвать Huawei и ZTE. Ежегодно Huawei вкладывает в исследование и развитие 10 % своего дохода. Научно-исследовательский центр в Индии является самым крупным центром компании. Его главным фокусом является развитие основных телекоммуникационных платформ и предоставление конечных телекоммуникационных решений [19].
Одним из основных приоритетов для государственной поддержки зарубежных инвестиций китайских компаний (Стратегия «выхода во вне») является приобретение активов, позволяющих использовать результаты зарубежных исследований, технологические разработки, опыт управления с целью развития экспорта национальных технологий, товаров и трудовых услуг. Если Россия не воспользовалась ситуацией с удешевлением активов, то Китай сделал ряд крупных зарубежных приобретений. Большинство из приобретений Китая относятся к топливно-сырьевым отраслям, в продукции которых остро нуждается китайская экономика. Но есть удачные приобретения и в обрабатывающей промышленности. В течение 2009 г. китайские компании предприняли попытки поглощения ряда известных во всём мире автомобильных брендов: Hummer, Saab, Volvo и Opel. Китайской компании Sichuan Tengzhong Heavy Industrial Machinery удалось договориться с GM о продаже принадлежавшего ей бренда автомобилей Hummer за 150 миллионов долларов. Китайская BAIC (Beijing Automotive Industry Corp.) купила у GM часть технологий по производству шведского бренда Saab Automobile для производства и продвижения собственных моделей, а от покупки самого бренда Saab отказалась. Также Китай не стал до конца бороться за Opel, учитывая, что GM хотел выставить ограничения на использование опелевских технологий. Китайская компания Eco Concept быстро приобрела потерянный российскими инвесторами автомобильный завод LDV в Великобритании. Новая администрация LDV намерена перенести производство в Китай, однако часть его останется в Великобритании. В 2008 г. китайская компании Sinosteel осуществила приобретение австралийского производителя железной руды Midwest более чем за 1 миллиард долларов [18 C.51].
Сопоставление российской и китайской политики в области инновационного развития экономики показывает значительное преимущество Китая. Последовательная реализация четкой государственной программы в Китае, использование различных инструментов, таких как ослабление государственного контроля над процессами консолидации в приоритетных отраслях экономики, стимулирование притока прямых иностранных инвестиций в страну приносят видимый результат.


Литература
1. Чернова Е.Г. Особенности посткризисного развития интеграционных процессов в экономике // Экономика и управление. — 2011. — №4 — С. 16-18.
2. Щукина Л.Г. Перераспределение и реорганизация российского бизнеса в кризисные 2008–2009 гг. // Финансы и бизнес. — 2010. — №4. — С.137–150.
3. http://www.psj.ru/saver_people/detail.php?ID=42146 (дата обращения: 15.11.11)
4. «Российский рынок слияний и поглощений в 2009 году». — http://kpmg.ru/russian/supl/publications/surveys/MA_Survey_2009_ru.pdf (дата обращения: 16.01.12)
5. «Российский рынок слияний и поглощений в 2009 году». — http://kpmg.ru/russian/supl/publications/surveys/MA_Survey_2009_ru.pdf (дата обращения: 25.01.12)
6. Рынок слияний и поглощений в России в 2010 году и в I квартале 2011 г. // http://www.kpmg.com/RU/ru/IssuesAndInsights/ArticlesPublications/Documents/S_MA_r.pdf (дата обращения 25.02.12)
7. Чернова Е.Г. Современные формы и методы интеграции хозяйственных образований в условиях глобализации. — СПб.: Изд. дом СПбГУ, 2010. — 280 с.
8. Крупнейшие сделки M&A на российском рынке в 2010 г и первом квартале 2011: гг. http://www.kpmg.com/RU/ru/IssuesAndInsights/ArticlesPublications/Documents/S_MA_r.pdf (дата обращения: 25.02.12)
9. Обзор российского рынка слияний и поглощений (январь-декабрь 2011) www.mergers.ru (дата обращения: 7.02.2012)
10. Хейфец Б. Зарубежные инвестиции российского бизнеса: итоги 2009 года, тенденции и перспективы. — http://www.perspektivy.info/rus/ekob/zarubezhnyje_investicii_rossijskogo_biznesa_itogi_2009_goda_tendencii_i_perspektivy_2010-05-15.htm (дата обращения: 10.02.12)
11. Хейфец Б., Байков В., Апология беглого капитала. -http://expert.ru/expert/2009/03/apologiya_beglogo_kapitala/ (дата обращения: 15.02.12)
12. «Система» открестилась от Infineon. — http://www.sotovik.ru/news/sistema-otkrestilas-ot-infineon.html?RSS (дата обращения: 14.01.12)
13. Хайфец Б. Зарубежные инвестиции российского бизнеса: итоги 2009 года, тенденции и перспективы. — http://www.perspektivy.info/rus/ekob/zarubezhnyje_investicii_rossijskogo_biznesa_itogi_2009_goda_tendencii_i_perspektivy_2010-05-15.htm (дата обращения: 14.01.12)
14. РОСНАНО, ОНЭКСИМ и УОМЗ создают совместную компанию по производству светотехники нового поколения // http://www.nanonewsnet.ru/blog/nikst/rosnano-oneksim-uomz-sozdayut-sovmestnuyu-kompaniyu-po-proizvodstvu-svetotekhniki-novogo-pokoleniya (дата обращения: 21.01.12)
15. Дзядко Т. Светлый бизнес // Ведомости. — 2009. — 6 окт //http://www.rusnano.com/Post.aspx/Show/15607. (дата обращения: 10.12.11)
16. Голицина А. Солнечные батареи для пасмурной страны // Ведомости. 2009. 6 октября; http://www.rusnano.com/Post.aspx/Show/18315. (дата обращения: 17.12.11)
17. РОСНАНО совместно с итальянской компанией Galileo создадут в России производство радиочастотных идентификационных меток // http://www.rusnano.com/Post.aspx/Show/18260 (дата обращения: 19.12.11)
18. Хейфец Б., Селихов Д.. Китай: инновационное развитие в условиях экономического кризиса //Проблемы Дальнего Востока. — 2010. — № 1. — С. 46–56.
19. Винтер Н. Почему китайский бизнес инвестирует зарубеж? // Слияния и поглощения. — 2009. — №11. — С.21–23.

1 См., напр.: Александров В. Мировой рынок M&A: три квартала роста и сомнения по поводу четвертого// Слияния и поглощения — 2011. — №11. — С. 79–82; Куницкий А.А. Слияния и поглощения в период стагнации мировой экономики (на примере отраслей российской экономики) // Международная экономика. — 2010. — №1. — С 21–25; Исследование КПМГ: Рынок слияний и поглощений в России в 2010 году и в I квартале 2011 года. — http://www.kpmg.com/RU/ru/IssuesAndInsights/ArticlesPublications/Documents/S_MA_r.pdf

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2017
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия