Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
Проблемы современной экономики, N 2 (42), 2012
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ РЕГИОНОВ И ОТРАСЛЕВЫХ КОМПЛЕКСОВ
Перфилов В. А.
соискатель Института социально-экономических исследований
Уфимского научного центра РАН


Сущность и типы устойчивости развития региональных социально-экономических систем
В статье обосновывается необходимость обеспечения устойчивости регионального развития как одного из основных приоритетов региональной социально-экономической политики в условиях нестабильности мировой экономики. Предлагается авторское определение категории «устойчивость регионального развития». Разработана расширенная классификация видов устойчивости развития регионов
Ключевые слова: регион, устойчивость развития, региональная социально-экономическая политика, нестабильность, кризис
УДК 303.823.3; ББК 65.04   Стр: 264 - 266

Уроки мирового финансово-экономического кризиса 2008–2010 гг. обострили проблему формирования механизмов обеспечения устойчивого развития региональных социально-экономических систем. Региональные системы, функционирование которых слишком сильно зависит от конъюнктуры внешних финансово-экономических параметров (таких как валютный курс, динамика фондового рынка, жизненный цикл какой-либо одной отрасли или нескольких технологически взаимосвязанных отраслей хозяйства и др.), столкнулись с гораздо более существенными социально-экономическими проблемами по сравнению с регионами, имеющими диверсифицированную структуру экономики, определенные финансовые резервы, необходимые для противодействия негативным внешним факторам. Более того, для ряда регионов РФ, таких, в частности, как монопромышленные территории или наиболее депрессивные субъекты Федерации, проблема недостаточной устойчивости развития в период наиболее острой фазы кризиса фактически стала проблемой выживания. Разумеется, в подавляющем большинстве случаев такого рода регионы получили финансовую поддержку из федерального бюджета РФ, однако такого рода помощь скорее откладывает проблему обеспечения устойчивого развития, а не решает ее.
Таким образом, по нашему мнению, обеспечение долгосрочного устойчивого развития регионов является одной из ключевых проблем современного регионального социально-экономического развития, которая должна решаться не субъективистски (например, на основании личного взаимодействия глав регионов с представителями высшего руководства России, отдельных федеральных министерств и ведомств, Государственной Думы и т.п.), а на должном научном уровне, на основании объективных, обоснованных моделей, критериев и механизмов.
Необходимо отметить, что в специальной литературе отсутствует единство мнений по поводу сущности и содержания категорий «устойчивость экономики» в целом и «устойчивость регионального развития» в частности. Так, по мнению Д.С.Львова, устойчивое развитие рассматривается как настоящая социальная революция, которая изменит этические установки, систему ценностей и норм современного общества [1]. Д.С.Львов считает, что центральной темой устойчивого развития, имеющей первостепенное значение для судеб человечества, является возрастание разрыва в доходах на душу населения, бедность и проблема справедливого разделения ресурсов.
Как важнейшее, интегрированное качество хозяйственной системы корпоративного уровня рассматривает экономическую устойчивость А.И. Фоломьев: «Как научная категория экономическая устойчивость отражает сущность особого состояния хозяйственной системы в сложной рыночной среде, характеризующую гарантию целенаправленности ее движения в настоящем и прогнозируемом будущем» [2].
Рассматривая концепцию А.И. Фоломьева, становится ясным, что автор связывает возможность приобретения хозяйственной системой многих перечисленных свойств с «активным использованием преобразовательных возможностей научно-технологических факторов саморазвития». Тем самым, категория экономической устойчивости самым тесным образом увязывается с определенным состоянием экономической динамики, ее положительной инновационной направленностью.
Концепция устойчивого развития в своих работах затронута и С.А. Дятловым, у которого в большей степени развит экономический подход. По его мнению, устойчивое развитие — это такое комплексное развитие человеческого общества, которое на основе принципов целесообразного существования, рационального природопользования, экономической эффективности и социальной справедливости предоставляет экологические, экономические и социальные услуги всем членам сообщества, поддерживая при этом природно-экологическую, социально-экономическую и жизнеобеспечивающую системы в стабильном состоянии, и служит целям удовлетворения нормальных духовных и материальных потребностей нынешнего и будущего поколений людей и всестороннего развития их личности [3]. С.А. Дятлов отмечает, что целый ряд обстоятельств не позволяет России слепо копировать зарубежный опыт перехода на модель устойчивого развития, так как Россия находится в совершенно иных условиях экологического и социально-экономического развития.
В.И. Данилов-Данильян связывает устойчивость с существованием «пределов разрушения», поэтому, по его мнению, «надо сдерживать силы, которые разрушают, определять границы безопасного действия этих сил, пороги, за которыми возникают реальные угрозы» [4].
В формулировке Всемирного банка устойчивое развитие — это управление совокупным капиталом общества в интересах сохранения и приумножения человеческих возможностей. Устойчивое развитие (по законодательству РФ) — гармоничное развитие производства, социальной сферы, населения и окружающей природной среды [5].
По нашему мнению, оба приведенные выше, закрепленные в официальных документах, определения не отражают сущностных признаков именно устойчивого развития. В частности, очевидно, что категории «развитие» и «управление» не являются синонимами. Так, устойчивое развитие региональной экономики может быть достигнуто и без активного государственного управления в данной области, за счет ресурсных преимуществ региона, особенностей отраслевой структуры его экономики и т.п. Что же касается определения, содержащегося в Указе Президента РФ № 440, то в его рамках, по сути, отсутствует различие между категориями «устойчивое развитие» и «эффективное развитие». Кроме того, авторы указа определяют устойчивость через категорию «гармоничность», не раскрывая, в свою очередь, содержания последней. Неопределенность понятия «устойчивое развитие» в официальных документах явилась, на наш взгляд, одной из причин того, что в ближайшие годы после подписания данного указа (1996–1999 гг.), устойчивость экономики России и отдельных ее регионов, и без того невысокая, продолжала снижаться — и локальной точкой максимума экономической неустойчивости стали дефолт августа 1998 г. и его последствия.
Т.В. Ярыгина, отдавая приоритет социальным и этическим интересам, определяет устойчивое развитие как «развитие, которое удовлетворяет потребности нынешнего поколения, не принося в жертву возможности будущих поколений удовлетворять свои потребности» [6]. В приведенном выше определении нашел непосредственное отражение экологический аспект устойчивого развития.
С.Р. Брошкова считает, что устойчивое развитие региона «является процессом изменений, в котором эксплуатация ресурсов, направление капиталовложений, ориентация технологического развития в гармонии, повышают ценность текущего и будущего потенциала региона и геополитических пространств» [7]. В приведенном определении автор тесным образом связывает содержание устойчивого развития с понятием «потенциал региона», не раскрывая, впрочем, сущности последней категории, также довольно неоднозначной, дискуссионной.
А.В. Дорохов трактует устойчивое развитие региона как «обеспечение превышения темпов роста региональной экономики над темпами роста затрат факторов, необходимых для ее функционирования и развития» [8]. В данном определении автор практически отождествляет понятие «устойчивое развитие региона» с категорией «эффективность регионального развития», что представляется методологически не вполне корректным: так, эффективное развитие экономики и социальной сферы региона вполне может быть недостаточно устойчивым, и наоборот.
На основе критического анализа существующих подходов нами предлагается собственное определение исследуемой категории: устойчивое развитие региона представляет собой способность региональной социально-экономической системы стабильно нивелировать негативное влияние изменений внутренних и внешних факторов, а также трансформировать такого рода изменения в региональные конкурентные преимущества, при условии сбалансированного развития экономической, социальной и экологической подсистем региона.
Таким образом, в соответствии с предлагаемым определением устойчивость регионального развития представляет собой, прежде всего, стабильность функционирования региональной социально-экономической системы в условиях влияния факторов внутренней и внешней, в том числе и угроз, каким бы ни был характер последних.
В отличие от существующих определений, предлагается рассматривать устойчивость развития региона не только как способность тем или иным образом нивелировать негативное влияние колебаний разного рода макроэкономических, институциональных, внешнеэкономических и иных параметров, но и, по возможности, извлекать из такого рода колебаний дополнительные конкурентные преимущества. Например, в случае быстрой девальвации национальной экономики региональная экономика может повысить устойчивость за счет быстрого создания и активизации деятельности импортозамещающих производств. Негативные изменения в налоговом законодательстве для юридических лиц могут быть обращены в конкурентные преимущества посредством активной региональной поддержки малого частного предпринимательства, работающего в рамках упрощенной системы налогообложения или ЕНВД, что предоставит региональной экономике дополнительные конкурентные преимущества по сравнению с экономическими системами соседних регионов, где малое предпринимательство не столь развито.
Кроме того, обратить негативные факторы в конкурентные преимущества можно посредством механизма страхования рисков — так, например, крупные региональные нефтедобывающие компании могут застраховаться от возможного резкого падения биржевых цен на нефть, приобретя на рынке соответствующий фьючерс или опцион, позволяющий продать нефть по фиксированной минимальной цене. Таким образом, теряя в уровне текущей рентабельности, региональные нефтяные компании повышают уровень устойчивости собственного развития, а, следовательно, и устойчивости развития экономики и социальной сферы в целом (снижение вероятности сокращения персонала, неполного поступления налоговых платежей в региональный бюджет и т.п.).
Необходимо отметить, что в специальной литературе недостаточно полно освещен вопрос о типах устойчивости регионального развития. Так, большинство авторов рассматривают только виды устойчивости развития региона только по признаку сферы возникновения: финансовую, экологическую, социальную устойчивость и т.д. Для преодоления указанного пробела нами предлагается расширенная классификация типов устойчивости регионального развития (табл.1).

Таблица 1
Предлагаемая классификация типов устойчивости регионального развития
Классификационный признакТипы устойчивости регионального развития
1. Направление развития региона— экономическая устойчивость;
— финансовая устойчивость;
— социальная устойчивость;
— экологическая устойчивость;
— бюджетная устойчивость;
— комплексная устойчивость социально-экономического развития региона
2. Характер формирования устойчивости— устойчивость региона, сформировавшаяся естественным путем;
— устойчивость региона, сформированная посредством целенаправленного государственного регулирования;
— устойчивость региона, достигнутая в результате действия механизма государственно-частного партнерства.
3. Временной фактор— долгосрочная устойчивость региона;
— среднесрочная устойчивость региона;
— краткосрочная устойчивость региона.
4. Роль субъективного фактора— устойчивость, формируемая за счет исключительно объективных факторов;
— устойчивость, формируемая в результате субъективного взаимодействия (элит или отдельных влиятельных лиц);
— устойчивость региона, формируемая в результате синтеза объективных и субъективных факторов.
5. Социальный эффект— социально эффективная устойчивость развития региона;
— социально деструктивная устойчивость развития региона.
6. Возможность количественной оценки— устойчивость, оцениваемая количественно при помощи экономико-математических методов;
— устойчивость, оцениваемая на основе синтеза экономико-математических и экспертных методов;
— устойчивость, уровень которой невозможно непосредственно оценить количественно.

Как показано в табл.1, в зависимости от направления развития региональной социально-экономической системы целесообразно выделять собственно экономическую устойчивость (иногда называемую также конкурентоустойчивостью), финансовую, экологическую и иные виды устойчивости регионального развития.
Так, финансовая устойчивость регионального развития, по аналогии с финансовой устойчивостью отдельного предприятия, может быть рассмотрена как способность экономики региона своевременно и в полном объеме расплатиться по своим долгам, как государственным (долгам регионального и муниципальных бюджетов), так и корпоративным. Социальная устойчивость проявляется в стабильности развития общественных отношений в регионе, в отсутствии социальных конфликтов различного плана. Бюджетная устойчивость представляет собой возможность реализации всех региональных планов и программ даже в условиях негативных изменений бюджетного законодательства, собираемости налогов и т.п. Все виды устойчивости регионального развития в системе представляют собой комплексную устойчивость развития региона.
Как с теоретической, так и с практической точки зрения важно классифицировать устойчивость регионального развития в зависимости от базовых факторов, лежащих в ее основе. Так, в принципе, возможна ситуация, когда устойчивость регионального развития достигается в основном за счет естественных факторов, эволюционного развития социально-экономической системы региона, без значимого влияния фактора государственного регулирования: например, за счет природных ресурсов, сложившейся ранее эффективной отраслевой структуры экономики, крайне дешевой рабочей силы и т.п. Однако в подавляющем же большинстве случаев устойчивость развития региона достигается в результате целенаправленного государственного регулирования экономики или формирования и реализации эффективных механизмов государственно-частного партнерства.
По срокам ее сохранения устойчивость регионального развития можно дифференцировать на долгосрочную, среднесрочную и краткосрочную в зависимости от срока влияния угроз и факторов риска социально-экономического развития. Очевидно, что именно обеспечение долгосрочной устойчивости регионального развития, в частности устойчивости к глобальным кризисам, наиболее принципиальным экономическим решениям (таким как, например, возможное вступление России в ВТО), требует наиболее комплексного, системного превентивного управления в тесном взаимодействии региональных властей, предпринимательского сообщества и социальных институтов.
В современных условиях развития Российской Федерации в формировании различных аспектов развития регионов, в том числе и его устойчивости, значительную роль играет субъективный фактор. Данную ситуацию достаточно емко описывает А.В. Якимов: «Без личных связей и лоббирования в органах федеральной власти регионам России невозможно добиться ни устойчивости, ни эффективности своего развития» [9]. Действительно, к сожалению, например своевременное и полное финансирование отдельных региональных программ из средств федерального бюджета часто зависит именно от характера личных отношений главы региона и представителей высшей власти в РФ в целом. Между тем, подобный вид «устойчивого развития» является, на наш взгляд, крайне ненадежным: он может привести к крайне негативным последствиям в случае, например, смены элит (как на уровне региона, так и на уровне представителей отдельных федеральных министерств и ведомств).
С социальной точки зрения предлагается дифференцировать устойчивость развития региона на социально деструктивную и социально конструктивную. Так, социально деструктивная устойчивость может иметь место в том случае, если устойчивое развитие экономики региона достигается, например, в том числе за счет массовых сокращений, неправомерной экономии на фонде оплаты труда, экономии на социальных и инфраструктурных программах. Необходимо отметить, что противоречие устойчивости развития и социальной эффективности возможно, по нашему мнению, лишь в течение непродолжительного времени; в долгосрочном периоде обеспечение устойчивого развития региона невозможно без генерирования положительных социальных эффектов.
Наконец, с методической точки зрения важно классифицировать устойчивость развития региона в зависимости от возможности и характера ее оценки. Действительно, от точности и непротиворечивости оценки уровня устойчивости регионального развития в значительной степени зависит эффективность реализации мероприятий по ее повышению. Необходимо, однако, отметить, что эффективность развития региона представляет столь многоаспектную и сложную категорию, что непосредственная количественная оценка ее уровня и динамики весьма проблематична.
Систематизированные виды устойчивости регионального развития тесным образом взаимосвязаны. Так, долгосрочная устойчивость развития региона в современных условиях, как правило, является устойчивостью сформированной на основании государственно-частного партнерства, при условии рационального синтеза объективного и субъективного факторов; она обязательно является социально конструктивной.
В целом, расширенная классификация позволит выбрать руководству конкретных регионов наиболее предпочтительный вид устойчивого развития в зависимости от целей, задач, ресурсных ограничений и иных особенностей функционирования региональной социально-экономической системы.


Литература
1. Львов Д.С. Экономика развития. — М.: Экзамен, 2002. — С.11.
2. Фоломьев А.И. Экономическая динамика и устойчивость хозяйственных систем // Экономическая устойчивость и инвестиционная активность. — М.: РАГС, 1996. — С.39.
3. Гилев С.Е. Распределенные системы принятия решений в управлении региональным развитием. — М.: ИПУ РАН, 2010. — С.52.
4. Данилов-Данильян В.И. Устойчивое развитие — проблема выживания человека // Человек. — 2003. — №5. — С.11.
5. Указ Президента РФ «О концепции перехода Российской Федерации к устойчивому развитию» №440 от 1 апреля 1996 г.
6. Ярыгина Т.В. О формировании стратегии устойчивого развития России // Материалы работы межпарламентской группы. Стенографический отчет Государственной Думы РФ от 2 октября 2002 года.
7. Брошкова С.Р. Формирование и развитие понятийно-терминологической системы «регион» в контексте экономико-экологического устойчивого развития [Электронный ресурс]. URL: http://www.ecologylife.ru/odesski-region/formirovanie-i-razvitie-ponyatiyno-terminologicheskoy-sistemyi-%C2%ABregion%C2%BB-v-kontekste-ekonomiko-ekologicheski-ustoychivogo-razvitiya.html (дата обращения 21.11.2011).
8. Дорохов А.В. К вопросу о сущности эффективной региональной политики // Вопросы теории и практики управления. — 2010. — №7. — С.22.
9. Якимов А.В. Современные проблемы развития территорий // Бизнес-газета. — 2009. — №3. — С.15.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2017
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия