Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
Проблемы современной экономики, N 2 (42), 2012
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ РЕГИОНОВ И ОТРАСЛЕВЫХ КОМПЛЕКСОВ
Рубан В. А.
доцент кафедры финансов и кредита
Восточно-Сибирского государственного университета технологий и управления (г. Улан-Удэ),
кандидат экономических наук


Методология управления качеством развития территориально-отраслевых систем на основе партнерства
В статье рассмотрен подход к качеству развития территориально-отраслевой системы. Показана необходимость использования партнерства в процессе реализации социальной ответственности субъектов за развитие. Раскрыты принципы социально-экономического и инновационно-технологического партнерства
Ключевые слова: территориально-отраслевая система, развитие територии, качество, ответственность, партнерство
УДК 338.8:338.24; ББК 65.441:65.050   Стр: 274 - 277

Управление развитием регионов основано на изучении сущности объекта управления и управляющих процессов, т.е. цели, источников, движущих и управляемых факторов. Управление осуществляется в результате совместного развития социальной и экономической системы в целом.
Основной подход к описанию социальной системы состоит в определении частей общества, выявлении их положительных и отрицательных функций, в таком их объединении, которое складывается в картину общества как органического целого. Известно также, что экономическая система — это особым образом упорядоченная система связей между производителями и потребителями материальных благ и услуг [1]. Основу экономической системы составляет отраслевая система, как основной производитель материальных благ и услуг и потребитель материальных и иных ресурсов. Второй составляющей экономической системы является территориальная система, являющаяся как базой для размещения отраслевой системы, так и самостоятельной составляющей экономической системы [2].
Автор предлагает в рамках социально-экономических систем выделять территориально-отраслевые системы, характеризующиеся преимущественной привязкой результатов функционирования (производимых продуктов и услуг) к конкретной территории и включением потребителей в процессы производства и использования услуг.
Основным отличием таких систем является ориентация на внутрирегионального (внутритерриториального) потребителя, определяющего базовую часть спроса на услуги системы. Вариативная, рассчитанная на внешних к системе потребителей, часть спроса у таких систем отсутствует совсем (коммунальное хозяйство), либо незначительна (жилищное хозяйство, здравоохранение, образование и т.д.). Этот фактор позиционирует и дифференцирует территориально-отраслевые системы в рамках экономических, ограничивая возможности их развития.
При этом территориально-отраслевые системы имеют возможность формировать диверсификационный спрос, понимаемый как возможности развития инновационных видов деятельности в рамках дополнительных услуг для населения и предприятий территории региона и привлечения потребителей из других регионов России и из-за рубежа. В Республике Бурятия таким потенциалом в первую очередь обладает медицина, туризм, а также некоторые другие отрасли социальной инфраструктуры.
Другим важнейшим фактором выделения территориально-отраслевых систем в рамках социально-экономических систем является вовлечение потребителя в производственный процесс, определяющая конечную эффективность и качество предоставляемых (потребляемых) услуг. Степень вовлечения также различна — от полного вовлечения (ЖКХ, образование, здравоохранение) до частичного (культура, транспорт и т.д.).
Именно значительное влияние потребителя на качество услуг является экономической сущностью и спецификой территориально-отраслевых систем.
Основой оценки среды жизнедеятельности человека можно считать качество территориально-отраслевой системы, как базу для обеспечения жизнедеятельности, и качество жизни, как процесс использования данной базы. При этом качество жизни населения является проявлением качества развития территориально-отраслевой системы в целом.
Качество развития социально-отраслевой системы — это соответствие системы, как требуемым запросам потребителей-субъектов системы, так и требуемым темпам роста показателей ее функционирования. Качество развития территориально-отраслевой системы выражается в организации среды жизнедеятельности, направленной на получение стратегических конкурентных преимуществ, обеспечивающих экономическую и социальную привлекательность.
Качество развития территориально-отраслевой системы, состоит из структурной, ситуационной и процессной части (рис. 1).
Рис. 1. Структура качества развития территориально-отраслевых систем
В процессе развития территориально-отраслевых систем соотношение частей качества динамически изменяется.
На изменение среды жизнедеятельности влияют экономические и социальные факторы. Сущность управления качеством территориально-отраслевой системы и качества жизни населения будет в таком случае заключаться в организации целенаправленного воздействие на факторы изменения системы жизнедеятельности региона и определения изменения показателей качества и уровня жизни населения при изменении данных факторов.
В соответствии со стандартами ИСО жизненный цикл продукции (петля качества) включает 11 этапов от маркетинга до утилизации после использования [3]. В отличие от продукции, природа потребления социальных услуг помимо реального масштаба времени предполагает вовлеченность потребителя в процесс формирования качества. Особенности качества социальных услуг, по мнению автора, заключаются в значительном влиянии потребителя не только как обособленного субъекта, но и наличии обратной итерационной связи технологического характера, воздействующей как на экономические, так и на технические показатели качества услуг.
Качество услуг является социально-технико-экономической характеристикой и определяется как государственными стандартами, так и требованиями (стандартами) потребителей. При этом необходимо иметь возможность обеспечить как базовый уровень качества — качество технического соответствия, так и запросы индивидуума — качество потребителя.
Помимо прямой конкуренции, которая проявляется, прежде всего, на рынках товаров, возникает и косвенная конкуренция, заключающаяся в возможности сравнения потребителями цен, качества и других показателей, предоставленных на региональном рынке товаров и услуг, с другими регионами. Косвенная конкуренция ведет к возникновению виртуального выбора производителей, который при определенных условиях становится реальным. Косвенная конкуренция превращается в прямую не только вследствие экономических факторов (уменьшение трансакционных издержек как барьера входа в рынок), но также под воздействием институциональных изменений, слияния территориально-отраслевых систем регионов.
Таким образом, к основным принципам формирования качества развития территориально-отраслевых систем, относятся:
— непрерывность и итерационность;
— солидарность и вовлеченность;
— гибкость и адаптация;
— ответственность и партнерство.
Известно, что ответственность — это отношение зависимости человека или организации от чего-то, что воспринимается им в качестве определяющего основания для принятия решений и совершения действий. Одной из таких частных форм ответственности является социальная ответственность — склонность человека вести себя в соответствии с интересами других людей и социального целого, а не в узкоэгоистических интересах, придерживаться принятых норм и исполнять ролевые обязанности [4].
Нам представляется, что ответственность в рыночной экономике формируется в результате участия субъекта в социальном процессе. Ну а социальная ответственность — это понимание необходимости и взятие на себя обязательств субъектами территориально-отраслевой системы в рамках совокупного эффективного использования экономических ресурсов при предоставлении и использовании услуг в ходе социального процесса.
Признаки классификации ответственности и их формы достаточно широки (табл. 1).

Таблица 1
Формы социальной ответственности
Признаки классификацииФормы
По субъектуличная
групповая (общественная)
корпоративная
государственная (муниципальная)
По источникудолг
обязательства
договор
инициатива
По методу регулированияадминистративно-нормативная
экономико-организационная
этико-психологическая
По проявлениюактивная
пассивная
По персонификациииндивидуальная
солидарная
По последствиямэкономическая
правовая
психологическая
По реализациинезависимость
подчинение
партнерство

Ключевым в данной классификации является то, что ответственность формируется совокупностью административно-нормативных, экономико-организационных и этико-психологических методов, позволяющих обеспечить качество развития территориально-отраслевой системы. Важным является также необходимость использования методов партнерства при реализации ответственности субъектов.
На субъект социального процесса оказывают влияние внешние и внутренние факторы. К внешним факторам относятся: традиции, тенденции, политика и конъюнктура социальных процессов в государстве. Именно внешняя среда оказывает первоначальное побуждающее влияние на ответственность субъектов. К внутренним факторам относятся: потребности, интересы, политика и стратегии субъектов социального процесса. Изменение понимания ответственности у субъектов происходит, прежде всего, из-за смены текущих и стратегических потребностей участников.
Территориально-отраслевая система — это определенная упорядоченная совокупность субъектов экономической деятельности, объединенная между собой экономическими и не экономическими интересами. Экономические интересы — побудительные мотивы хозяйственной деятельности субъектов территориально-отраслевой системы, обусловленные их местом в системе отношений собственности и общественного разделения труда. В качестве побудительных мотивов экономической деятельности для всех субъектов экономического процесса могут быть интересы не экономического характера, например: политические интересы, выраженные в развитии государства и корпорации; социальные интересы, выраженные в развитии общества; интересы индивидуумов, выраженные в развитии семьи и личности.
Территориально-отраслевая система неизбежно требует потребления определенных ресурсов (информационных, финансовых, кадровых и материальных) для обеспечения своего существования. Вопрос в том, чтобы повысить эффективность использования данных ресурсов.
Отрасли, занявшие прочные рыночные позиции как в глазах потребителей, так в системе экономических отношений (например, торговля, промышленность и т.д.), в принципе достаточно эффективно строят свою текущую и стратегическую политику, в том числе и в области участия государства в их деятельности, ограничиваясь системой косвенного регулирования и антикризисной поддержки.
Другое дело — формирование баланса методов регулирования в социально-транзитивных (реформируемых) и социально-бюджетных отраслях территориально-отраслевой системы.
Социально-бюджетные отрасли (здравоохранение, образование, культура) в свой основе предполагают государственные обязательства и еще долго будут оставаться в сфере непосредственного государственного управления. Социально-транзитивные отрасли (жилищно-коммунальное хозяйство и т.д.) определяют системные основы жизнедеятельности населения. Пускать их в самостоятельное плавание невозможно, что подтверждает практика 20-летних реформ.
Особенно остро проблема баланса участия государства, бизнеса и потребителя стоит в части услуг социальных отраслей, непосредственно представляющих важнейшие базовые услуги для населения. Практика кризиса, развивающегося в последние годы в странах Западной Европы, показывает, что построенная там модель социального потребления за счет кредитования «из будущего» не оправдала себя и нуждается в значительной корректировке. Невозможен в условиях современной России и откат назад к уравнительной системе распределения минимальных социальных благ исходя из «бюджетной обеспеченности». Очевидно, что в современной России стоит вопрос построения новой модели экономических отношений, в том числе в области социальных услуг.
В настоящее время речь должна идти о новой экономико-социальной парадигме. Данная парадигма заключается в формировании партнерства субъектов территориально-отраслевой системы в обеспечении качества развития.
Партнерство — это форма сотрудничества субъектов рынка (государства, муниципалитетов, социальных учреждений, бизнеса, общественных организаций и населения), основанная на их социальной ответственности.
Партнерство является традиционной формой кооперации предприятий экономики в производственных отношениях. В территориально-отраслевой системе в настоящее время партнерство развивается в узкой сфере инвестиционного развития, практически не затрагивая другие области экономики. В основном партнерство развивается как результат понимания необходимости кооперации ресурсов для достижения каких-либо краткосрочных целей. Партнерство чаще всего формируется в связке «государство-бизнес».
Необходим анализ функций управления по возможности (необходимости) их делегирования другим субъектам экономики (государству, в первую очередь). Рассмотрим вариант такого разделения для основных функций управления (табл. 2).

Таблица 2
Функции управления субъектом территориально-отраслевой системы
Функции управленияВозможность консолидированного исполнения
Только
самостоятельно
СовместныеДелегируемые
Стратегическое планирование+++–––
Тактическое планирование+++–––
Оперативное планирование++––––
Проектирование производства+–+–+–
Организация производства+++–––
Мотивация+–+–+–
Контроль+–+–+–
Анализ+–+–+–
Финансирование текущей деятельности+++–––
Финансирование развития+–+–+–
++ предпочтительно; +– возможно; –– нежелательно

Приведенная таблица показывает, что функции управления могут быть поделены на выполняемые только субъектом, совместно исполняемые с другими субъектами и полностью делегируемые партнерам.
В основу новой методологии управления качеством развития должны быть заложены следующие принципы:
1. Наличие базовых и вариативных услуг. Социальные услуги в базовой части гарантированы для любого потребителя в любой части территории, в вариативной части дифференцированы, исходя из планово-рыночных возможностей субъектов рынка социальных услуг (государства, муниципалитетов, социальных учреждений, бизнеса, общественных организаций и населения).
2. Переход от перераспределения финансовых потоков к их консолидации. Финансовые взаимоотношения на рынке социальных услуг основаны на распределении государством потоков средств, заработанных в результате использования человеческого потенциала в виде: непосредственных платежей населения, социальных налогов и социальных затрат предприятия из прибыли, затрат бюджетов всех уровней в виде прямых и косвенных налогов с населения и бизнеса. До сих пор все реформы (например, в ЖКХ, здравоохранении и т.д.) сводились к перераспределению финансов по уровням и субъектам, что не имеет долгосрочного эффекта. Очевидно, что стоит вернуться к проблеме солидарного финансирования с распределением обязанностей. В этом плане интересно развитие и перенос методов программно-проектного менеджмента на текущее функционирование и развитие социальной инфраструктуры.
3. Обеспечение качества услуг и процессов. Ключевой задачей системы социальных услуг является оформление понятия качества услуги на нормативном уровне. При этом важнейшей частью стандарта качества услуги (процесса) является определение базовой части стандарта качества (задаваемой государством) и вариативной части стандарта качества (задаваемой потребителем).
4. Включение потребителя в процесс на равных. Существенной составляющей партнерства является включение потребителя в процесс на всех этапах. В настоящее время включение потребителя происходит в директивной форме с предоставлением ему обязанностей. Ярким примером является навязывание идеологии энергосбережения, где потребитель обязан взять на себя контрольные функции по объемам услуг. Данный подход требует изменения идеологии отношений «производитель-государство-потребитель» и придания потребителю определенных полномочий и других возможностей участника производственной системы, в том числе стимулирования энергосбережения через снижение индивидуального тарифа.
5. Формирование планово-рыночных отношений. Вопрос стоит о формировании доступности, достаточности, обеспеченности и эффективности социальных услуг с позиций баланса интересов всех субъектов экономики и создании системы регулирования рынка социальных услуг.
Под достаточностью понимается наличие и прогноз необходимого для общества объема социальных услуг в течение всего стратегического планового периода. Плановый период при этом носит долгосрочный переходящий характер. Ключевой задачей формирования достаточности является развитие социальной инфраструктуры, т.е. мощности совокупности субъектов, предоставляющих социальные услуги, определяемой по планово-рыночной модели.
Доступность определяется техническими возможностями социальной инфраструктуры и экономическими возможностями потребителя. Доступность зависит от мероприятий по развитию мощностей и распределительной структуры. Экономическое состояние общества, как потребителя социальных услуг, также определяет доступность вариативной части данных услуг. Ключевой задачей доступности является обеспечение баланса экономических и иных интересов производителей и потребителей социальных услуг.
Под обеспеченностью следует понимать возможность оперативного реагирования социальной инфраструктуры на изменение текущего спроса потребителей, а также наличие мощностей на пиковые периоды спроса. Обеспеченность является основной задачей оперативного регулирования как социальной системы, так и других отраслей региональной экономики.
Эффективность услуг определяется как ожидаемыми доходами и расходами на социальные услуги, как и стратегическим эффектом для субъектов. Именно партнерство позволяет обеспечить баланс интересов через уступки по показателям эффективности и определения согласованных целей.
Таким образом, развитие рынка социальных услуг и социальной инфраструктуры должно основываться на партнерстве. Партнерские отношения строятся на принципах: доверия субъектов, солидарной ответственности, финансовой консолидации, инновационного развития. Это дает возможность обеспечить баланс экономических и социальных интересов субъектов (табл. 3).

Таблица 3
Формы реализации интересов партнерства
Участник партнерстваИнициатор партнерства (формы реализации интересов)
Государство
(муниципалитет)
БизнесОбщественные
организации
Население
Государство (муниципалитет)Программы развитияПоддержкаРегулированиеСамоуправление
БизнесРегулированиеКооперацияПоддержкаПотребление услуг (товаров)
Общественные организацииСоциальные проектыСоциальная ответственность бизнесаРазвитиеУчастие
НаселениеСубсидииРеализация услуг (товаров)РазвитиеСотрудничество

Внутри каждой формы реализации интересов возможны различные варианты договорных отношений, от «мягких», в вид устной договоренности о совместной деятельности, до «жесткой», обусловленной оформленными договорными отношениями с юридической и экономической ответственностью.
В существующих подходах к партнерству можно выделить три направления:
— кооперативно-хозяйственная теория, трактующая партнерство как совместное достижение экономических целей при ведении совместной экономической деятельности;
— социальная теория, трактующая партнерство как отношение между работодателями и работниками, либо как общественное объединение для совместного решения социальных задач;
— социально-экономическая (управленческо-хозяйственная) теория, трактующая партнерство как объединение государственного (муниципального) и частного капитала для совместного решения социально-экономических задач развития территорий.
Считаем, что необходимо рассмотреть еще два подхода к партнерству, которые будут определять сущность экономико-социальных основ развития. Это социально-экономическое и инновационно-технологическое партнерство.
Проблема развития и текущего финансирования отраслей социальной инфраструктуры давно вышла за рамки обязанностей государственной муниципальной власти. Тенденцией последних лет является перенос бремени финансирования по субъектам на население, а по уровню управления — на регион. Однако в данной тенденции есть как позитивные, так и негативные моменты.
К положительным сторонам относится попытка ухода от уравниловки и «социального иждивенчества». Отрицательной же стороной является дифференциация уровня и качества жизни и, как следствие, социальной привлекательности регионов. Причем процессы дифференциации основаны в основном на «не заслуженной» природно-сырьевой ренте, что приводит к социальному конфликту.
Попытка привлечения населения в текущее и инвестиционное финансирование отрасли, и тем более включение населения в технологические процессы отраслей (например, передача функции учета ресурсного потребления на плечи населения) сталкивается с традиционным мышлением. Специфика социальных услуг, проявляющаяся в возможности их бесплатного получения, остается основой социально-экономического мышления населения. В какой-то мере государство поощряет данное мнение, вводя систему многоканального финансирования учреждений и отраслей социальной сферы. Очевидно, что это единственно верный путь развития, при котором государство гарантирует базовый уровень услуг. Однако, расширяя обязанности населения в социальных услугах, государство должно передать ему и полномочия, реально вовлекая его в экономические процессы отраслей.
Таким образом, социально-экономическое партнерство — это осознанная и оформленная форма сотрудничества субъектов рынка социальных услуг (государства, муниципалитетов, социальных учреждений, бизнеса, общественных организаций и населения) в процессе производства, распределения и использования услуг, обеспечивающая баланс социальных и экономических интересов субъектов.
Еще более острой проблемой является эффективность использования экономических ресурсов в отраслях социальной сферы. Ключевым фактором отсутствия эффективности является качество системы, структуры и процессов отраслей социальной сферы, особенно предоставляющих услуги обеспечения жизнедеятельности (жилищно-коммунальные, транспортные и т.д.). Сегодня данные системы не только безнадежно отстали, но деградируют.
Обеспечение мировых стандартов в области жилищно-коммунальных услуг требует огромных капиталовложений. Так, расчетные показатели коэффициентов полезного действия, степени износа, уровня энергообеспеченности свидетельствуют о необходимости скорее полного обновления системы, чем попытки ее модернизации.
Проблема эффективного использования экономических ресурсов носит инновационно-технологический характер. Догоняющая модернизация в виде сноса старого и ветхого жилья, капитального ремонта и т.д. должна по возможности, шаг за шагом, уступать место опережающей модернизации. Именно разработка и внедрение инноваций позволит обеспечить нужный эффект.
Исследования многих ученых по потребностям в инвестициях в инновации, например, в области ресурсопотребления, свидетельствуют о том, что больший результат по отношению к затратам можно получить у потребителей услуг.
Это говорит о том, что проблема инновационно-технологического отставания может быть решена только комплексно, с участием всех субъектов рынка.
Таким образом, инновационно-технологическое партнерство — это осознанная и оформленная форма сотрудничества субъектов рынка социальных услуг (государства, муниципалитетов, социальных учреждений, бизнеса, общественных организаций и населения) в процессе модернизации и инновационного развития социальных систем, структур и процессов, обеспечивающая повышение эффективности социальной инфраструктуры.


Литература
1. Гукасьян Г.М. Экономическая теория. — СПб.: Питер, 2008. — 480 с.
2. Беломестнов В.Г. Методология управления потенциалом региональных социально-экономических систем. — СПб: НПК РОСТ, 2005. — 228 с.
3. Международный стандарт ИСО 8402:1994 (E/F/R). Управление качеством и обеспечение качества — Словарь. ИСО, 1994
4. Философия: Энциклопедический словарь / Под ред. А.А. Ивина — М.: Гардарики, 2004.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2017
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия