Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
Проблемы современной экономики, N 2 (42), 2012
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ РЕГИОНОВ И ОТРАСЛЕВЫХ КОМПЛЕКСОВ
Баиров Б. Ц.
аспирант кафедры менеджмента, маркетинга и коммерции Восточно-Сибирского государственного университета технологий и управления (г. Улан-Удэ)

Стратегическое партнерство в формировании региональных инвестиционных программ
В статье показано, что формирование региональной инвестиционной программы требует обеспечения баланса интересов субъектов экономического процесса, для чего необходимо использовать механизмы стратегического партнерства
Ключевые слова: инвестиции, программа, проект, регион, развитие, партнерство
УДК 351; ББК 65.050   Стр: 293 - 296

Регулирование социально-экономического развития регионов со стороны государства возможно следующими методами:
— прямое производство товаров (использование государственных ресурсов);
— государственный заказ на продукцию;
— государственное ограничение (квотирование) потребления ресурсов;
— косвенное регулирование потребления налоговыми и неналоговыми методами.
Очевидно преимущество прямых методов регулирования потребления потенциала, однако такие методы ограничены законами рынка, поэтому все большее внимание уделяется косвенным методам регулирования потенциала.
Регионализация планирования и финансирования государственных инвестиций перенесла на органы власти субъектов федерации большую долю ответственности за инвестиционную политику. Ответственность за экономическое развитие региона заставляет органы власти субъектов федерации увеличивать свои инвестиционные вложения, даже в условиях недостатка бюджетных средств. Неумение планировать инвестиции в рыночных условиях делает необходимым формирование нового подхода к концептуальным основам управления инвестиционными процессами.
Инвестиционная программа республики предусматривает рост инвестиций и инвестиционной привлекательности республики в целом. В программе декларированы цели комплексного развития экономики, привлечения инвесторов во все сферы, участия государства в развитии реального сектора, а главное, возможность осуществления управляемого государством инвестиционного процесса через определенные механизмы и рычаги.
Рассматривая отраслевую структуру инвестирования целевых проектов, можно отметить, что средства всех субъектов инвестирования имеют четко выраженные приоритеты.
Анализ программ социально-экономического развития показывает, что в основу их проектирования зачастую заложен принцип приоритета «большего» инвестора, заключающийся в том, что каждый субъект, в первую очередь, отвечает за принадлежащие ему объекты и, в условиях недостатка финансовых ресурсов, приоритетно отправляет инвестиционные ресурсы на них. Источники инвестиций можно поделить на две области в зависимости от целей: бюджет осуществляет адресные (целевые) инвестиции в основном в объекты социальной и коммунальной сферы; собственные средства предприятий и привлеченные средства идут в реальный сектор экономики [1].
Фактически государственные и муниципальные субъекты инвестиционного процесса не имеют инвестиционных (ресурсных) рычагов воздействия на реальный сектор экономики и возможности влиять на экономический рост. Это противоречие между целями, задачами и ресурсами инвесторов в экономике правительство пытается разрешить через механизм индикативного управления, который более подходит к обеспечению текущих показателей экономической деятельности, чем к задачам инвестиционного развития. С помощью индикаторов задаются пороговые значения (уровень) развития элементов экономического и социального развития на определенный период, а затем осуществляются мониторинг их выполнения, корректирующие и регулирующие действия. На заключительном этапе дается оценка эффективности работы органов исполнительной власти и местного самоуправления, исходя из уровня выполнения пороговых значений индикаторов. При этом индикаторы развития подкрепляются договорами о стратегическом партнерстве с предприятиями. Индикативное управление подразумевает, что все индикаторы развития являются одинаково значимыми для всех участников процесса. Однако это свидетельствует о четком разделении приоритетов по объектам, а не о комплексности инвестиционного развития.
Развитие территории традиционно осуществляется путем разработки программ развития. В методах отборов инвестиционных проектов используют экономический (размер инвестиций), социальный (численность созданных рабочих мест) и бюджетный критерий (налоговые сборы). Такой подход приводит к тому, что в программу отбираются крупные проекты с высокими заданными показателями.
Но при этом упускается из внимания влияние проектов на стратегические перспективы территории, ее экономический потенциал. Все крупные ресурсодобывающие проекты, притягивая к себе большие потребности в ресурсах (территории, кадров, финансов), рассчитаны на долгосрочный период и не позволяют развиваться другим направлениям бизнеса. При этом заведомо они уменьшают потенциал республики. Очевидно, что инвестиции как инструмент должны способствовать росту потенциала. Это значит, что прирост экономического потенциала должен быть больше, чем инвестиции, вложенные в экономику.
Инвестиции, как экономическая категория, в нашем понимании играют роль управляющего элемента для развития потенциала. Государство также традиционно видит в инвестициях рычаг в формировании политики развития. Так в Республике Бурятия, в настоящее время инвестиционная политика государства от целевой помощи конкретным предприятиям перешла к строительству дорог, как инфраструктурной поддержке экономики.
Можно отметить следующие недостатки такой политики. Государство, вкладывая средства только в свои объекты, еще больше дифференцирует комплексные программы социально-экономического развития, теряя реальные рычаги воздействия на экономику.
Вкладывая средства в дороги государство, как минимум, должно инициировать развитие потенциала на территориях прилегающих к ним, иначе дорога будет строиться «в никуда». Для этого необходимы даже не инвестиционные вливания (хотя это был бы оптимальный вариант для инициации бизнеса), а скорее организационно-процессные мероприятия по стимулированию возникновения бизнеса. Таким ярким примером является развитие рекреационной зоны на Байкале. Вкладывая миллионы рублей в строительство дороги, государство должно адресно изменить законодательно-нормативные акты об использовании земельных участков, строительстве и др. для того, чтобы обеспечить инвестиционную привлекательность данного бизнеса в данном месте. То же самое касается строительства международной трассы в Монголию. Эффективность ее использования обусловлена открытием международного перехода (свободной экономической зоны) в Кяхте.
То есть можно сделать вывод о том, что инфраструктурные инвестиции являются обусловленными, т.е. требуют своего подкрепления.
Зачастую инвестиционный потенциал территории и инвестиционную емкость территории трактуют как одно понятие, которое складывается как сумма объективных предпосылок для инвестиций, зависящая, как от наличия и разнообразия сфер и объектов инвестирования, так и от их экономического «здоровья». Очевидно, что такой подход требует корректировки.
Инвестиционная емкость региона в своей основе характеристика количественная, учитывающая основные макроэкономические показатели, насыщенность территории факторами производства, потребительский спрос населения и др. Инвестиционная емкость является отражением ситуационных факторов, сложившихся в экономической системе. Можно считать, что емкость является суммой потребностей в инвестициях при условии сложившихся ограничений в экономической системе.
В отличие от емкости инвестиционный потенциал является более широким понятием, включающим все возможные направления инвестиций в условиях оптимальной деятельности экономической системы, т.е. отсутствия ограничений на деятельность экономической системы. Инвестиционный потенциал является скорее виртуальным экономическим показателем, находящим свое выражение в реальности через инвестиционную емкость.
Желаемая политика развития и предлагаемые регионами к инвестированию проекты, в целом далеко не исчерпывают емкость и тем более потенциал инвестиционных рынков. Понятие емкости инвестиционного рынка включает в себя не просто суммарную потребность в инвестициях, заявляемую в программах развития, но и оценку возможности реализации привлекаемых инвестиционных средств.
Зачастую предприятия и органы управления заявляют о потребности в инвестициях, не проведя такую оценку, что в дальнейшем не только приводит к снижению эффективности инвестиционных проектов и их не реализуемости, но и уменьшает инвестиционную привлекательность региона в глазах потенциальных инвесторов.
Еще одной проблемой инвестиционной привлекательности видится не готовность государства и предприятий принять инвестиции. Так большинство предприятий, особенно в отраслях промышленности и ЖКХ, крайне низко используют собственные инвестиционные ресурсы. Это говорит о том, что даже получение реального внешнего финансирования не всегда приведет к реализации инвестиционных проектов. В процессе реализации инвестиционных программ можно вести речь, как о дефиците, так и избытке инвестиций на региональных рынках.
Даже программа развития определенная только в приоритетных направлениях крайне редко привлекает негосударственных инвесторов и суммы, достаточные для ее реализации. Причиной этого являются не только макроэкономические факторы нестабильности экономики регионов, но и зачастую отсутствие привлекательности для потенциальных инвесторов в предлагаемых проектах. Рассмотрим некоторые ключевые моменты на примере Бурятии.
Важным моментом, отражающим эффективность инвестиционного процесса, является структура заявок в инвестиционную программу. Анализ проектов, представленных на конкурс господдержки, позволяет выявить диспропорциональность заявляемых инвестиций внутри программы и по отношению к имеющемуся потенциалу. При этом большинство проектов рассчитывают на средства бюджета как инструмент финансирования.
Большинство проектов интерпретируют получаемые инвестиции только как возвратный кредит с оговоренными условиями платежей (целевой направленностью). Интересы же крупных инвесторов, особенно иностранных, лежат не в плоскости краткосрочной прибыльности, а в рамках долгосрочного вложения капитала, своеобразной денежной экспансии в рамках диверсификационного вложения венчурного капитала. Тем более что большинство инвесторов понимает возможные риски, и трезво оценивают прогнозные денежные потоки. Этот момент требует уступки инвесторам части прав собственности и прав управления, к чему не готовы большинство наших предприятий. По крайней мере, ни в одном из проектов, предлагаемых к инвестированию, не говорится об этом.
Вхождение инвестора в управление предприятием ставит вопрос о правовой основе и гарантиях его прав. Действующее законодательство еще не в полной мере отражает эти аспекты. Речь тут идет о любом инвесторе, как о зарубежном, так и об отечественном. В этом смысле нужно говорить не о поддержке иностранных инвестиций, а о поддержке инвестиций в целом. Иностранным же инвесторам нужно дать точно такие же права и обязанности, как и отечественным.
Следующим важным аспектом привлекательности инвестиционных проектов являются гарантии достижения указанных в них показателей экономической эффективности. Инвестиционные риски проектов должны находиться в предсказуемых пределах и роль государства должна свестись к страхованию инвестиционных рисков для всех инвесторов. В этом случае даже при сравнительно небольших показателях эффективности привлекательность инвестиций значительно повысится.
Еще одной особенностью, характерной уже для нашего региона, является крайне малое число проектов, отражающих инвестиционную специфику. В данном случае это наличие озера Байкал, инвестируя в которое можно привлечь большие финансовые ресурсы. В настоящее время выбрано неверное отношение к использованию озера, только с запретительной стороны. Те же законы, разрабатываемые вокруг озера, пытаются, как бы законсервировать его в нынешнем виде. Но кто сказал, что существующее положение дел является самым оптимальным, либо наоборот, критическим? На самом деле возможна экономически и экологически эффективная производственная деятельность вокруг озера, в том числе развитие индустрии отдыха.
Рассматривая структуру инвестиционных проектов предлагаемых к финансированию в рамках региональных программ социально-экономического развития, обычно пользуются формальным набором известных показателей выбора лучших проектов из группы альтернативных. Выбор таких проектов в рамках одного изделия или даже отрасли в целом не представляет сложности. Сложнее тогда когда речь идет об инвестиционной программе в целом. Речь идет о нескольких проблемах.
Первая из них связана с ограниченностью текущих инвестиционных ресурсов. В условиях недостатка финансовых ресурсов для финансирования всех инвестиционных проектов приходится определять приоритеты развития, тем самым изначально задавая ограничения на выбор. Однако одно дело, когда эти ограничения не приводят к устранению заведомо необходимого проекта, а лишь отодвигают его в очереди претендентов на инвестиции, и другое дело, когда ограничения приводят к отбрасыванию проектов еще на этапе предварительного анализа по финансовым причинам. Очевидно, что финансовые ресурсы должны участвовать в ограничениях после процедуры целевого выбора направлений развития. Проект не должен отклоняться только по причине отсутствия собственных финансовых ресурсов. В данном случае он просто из разряда реализуемых в инвестиционной программе проектов переходит в разряд инвестиционных предложений, определяя общую инвестиционную емкость территории и имея слабую структурную связь с другими проектами. Такие неявные проекты и связи уменьшают эффективность инвестиционной программы в целом однако дают эффект в качестве элемента определяющего инвестиционную привлекательность региона в целом, а также отдельных проектов.
Еще одной проблемой является обеспечение конкурентоспособности инвестиций внутри одной отрасли и одного товара. Дело в том, что качество инвестиционного процесса зависит во многом от подготовки проекта. Зачастую альтернативность в процессе выбора инвестиционных средств появляется только на межотраслевом уровне, перескакивая этапы выбора товара и предприятия. Тем самым сужается возможность проведения оптимальной инвестиционной политики. Разумеется, в отраслях с естественными монополиями и на небольших предприятиях, не имеющих мощных конструкторско-технологических служб сложно наладить систему конкурсного альтернативного выбора, однако и в данных случаях необходима процедура сравнения проектов с известными эффективными аналогами, мировыми лидерами.
Достаточно интересной проблемой является оценка конкурентоспособности инвестиций, связанных с входом в новую область деятельности. При этом речь не идет о подлинных инновациях, скорее входу препятствуют товары и услуги, известные на местных региональных рынках, проекты и предприятия, не желающие уступать свои позиции. Либо речь может идти о вхождении в регион нового продукта, который, однако, активно продается в других регионах и, следовательно, данные инвестиционные проекты составляют прямую или косвенную конкуренцию предприятиям других регионов. В этом случае также наблюдается внешняя конкурентоспособность инвестиционных проектов, но уже вызванная не монопольным характером отрасли, а недостаточной на данном этапе оценкой привлекательности инвестиций в данный продукт в данном регионе. Опасность таких инвестиций в том, что их конкурентные преимущества быстро тают с ростом интереса крупных внешних инвесторов к проекту.
Таким образом, при оценке конкурентности инвестиций следует учитывать факторы комплексности оценки возможных вложений по предложению в различных отраслях, а также возможность охвата инвестиционной деятельностью всех направлений экономики региона. Этот момент тем более важен при подходе к региону как к целостной экономической системе, инвестиционная привлекательность которой образуется не только из показателей отдельных проектов и отраслей, но и от результатов деятельности всей системы в целом.
Сложной является также задача оценки привлекательности и конкурентоспособности инвестиционной программы региона в целом. Традиционно, в политике государственной федеральной поддержки регионов, при оценке таких программ используется либо метод поэлементного экономического анализа привлекательности отдельных проектов, либо скорее политически обоснованный метод помощи региону в целом, а, следовательно, и финансирования инвестиционных региональных программ. Оба этих подхода не дают представления о конкурентоспособности региональных инвестиционных программ на рынке инвестиций.
Оценкой такой конкурентоспособности, очевидно, может служить только динамика и структура совокупных инвестиций в регион. В качестве конкретных коэффициентов можно рассматривать динамику структуры инвестиций приходящихся на одного жителя либо на рубль ВНП, с учетом времени инвестиционного лага. При этом инвестиционный лаг между началом инвестиционных вложений и получением отдачи от них, в последнее время носит вероятностный характер, т.е. во многом не может быть определен для региональной программы в целом в прогнозном либо фактическом периоде достаточно достоверно. Нельзя точно указать является ли результат экономической деятельности ответом на воздействие инвестиций или он обусловлен другими факторами рыночной конъюнктуры. Такой анализ причинно-следственных связей стал затруднителен не только на уровне региональных инвестиций, но и для отдельных проектов. Таким образом, конкурентность региональных инвестиционных программ, особенно для не институционального инвестора, является крайне проблематичной.
«Тупиковые» инновации, а также другие причины приводят к возникновению «эффекта негативных инвестиций». Особенность этого эффекта не только в том, что больше проявляются негативные последствия инвестиций, а также в том, что данные инвестиции изначально снижают потенциал системы.
Причиной негативных инвестиций может стать их не комплексность. Например, развитие деревянного домостроения в Республике Бурятия позволяет решить проблему жилья, но приводит к резкому снижению нормативов по жизнеобеспечению.
Таким образом, получение эффекта от использования потенциала и его наращивание являются двумя сторонами ключевой проблемы развития социально-экономической системы.
Рассматривая влияние реализации проектов развития отдельных отраслей и предприятий региона на общий экономический рост в субъектах федерации, входящих в регион, следует отметить некоторые особенности.
Цель регионального развития заключается в создании конкурентоспособной рыночной экономической среды как важнейшего фактора развития региона в целом, с использованием совместных (консолидированных) возможностей. Такие проекты, в принципе, приводят к устранению структурных диспропорций, координации управленческих решений, оптимизации использования финансовых ресурсов, устраняют излишнюю конкуренцию между регионами.
Следует отметить, что эффект от инвестиций носит комплексный характер. Увеличение экономического потенциала системы должно сопровождаться получением как прямого, косвенного, так и стратегического эффекта в определенных пропорциях. Дисбаланс эффекта в сторону одного из элементов не приводит к ожидаемому конечному результату.
Эффективность инвестиционных программ в настоящее время традиционно рассматривается по формализованным критериям корпоративной, региональной и бюджетной эффективности. Корпоративная эффективность — отношение валовой прибыли к освоенным инвестициям по проекту. Региональная эффективность — отношение получаемой при реализации проекта добавленной стоимости к валовому региональному продукту. Этот критерий показывает вклад проекта в прирост региональных ресурсов, которые могут быть использованы на конечное потребление и накопление. Бюджетная эффективность — отношение суммарных налоговых и неналоговых поступлений в бюджетную систему, возникающих в результате реализации инвестиционного проекта, к величине инвестиций по проекту. Подобные подходы к оценке эффективности программ социально-экономического развития основаны на расчете оперативного эффекта, проявляющегося в основном в момент реализации и эксплуатации инвестиционных проектов.
Инвестиционные программы могут также оцениваться в долгосрочном аспекте. Интересен подход к оценке стратегического чистого дисконтированного дохода, представленного как сумма традиционного NPV и как стоимость заключенных в программе доходных опционов [2]. Подобный подход является финансовым инструментом индикативного управления, отражающим интересы государственных организаций в решении социальных проблем при бюджетном финансировании развития промышленности. Однако при этом он требует обусловленности инвестиций соглашениями, фиксирующими размеры и цены будущих активов, генерируемых проектами, и, что самое главное, о способе их использования. Это налагает дополнительные обязательства, как на предприятия, так и на государство.
Интересы других субъектов инвестиционного процесса отражаются несколькими группами подходов. Первый подход основан на получении финансового дохода — прибыли. При этом отмечалось, что при определенных условиях интересы предпринимателей ведут к реализации интересов (роста совокупного благосостояния) общества в целом. [3, с.29].
В качестве критерия «прибыли» в литературе используются понятия валовой дисконтированной прибыли [4], определяющий чистый дисконтированный доход — NPV за срок использования инвестиций, а также экономической добавленной стоимости — EVA. На уровне компании текущая величина экономической добавленной стоимости равна рыночной добавленной стоимости — MVA. Когда рассматривается отдельный проект, то текущее значение будущей экономической добавленной стоимости равно чистой дисконтированной стоимости проекта — NPV. EVA — измеритель движения, который явным образом учитывает цену и размер инвестированного капитала, тогда как NPV дает оценку активов. В этом его преимущество как критерия эффективности над показателем движения средств.
Критерий оценки проектов при формировании целевых программ, то есть максимизация благосостояния собственников, включает ожидаемые будущие поступления и расходы, связанные с реализацией проекта в рамках целевой программы. Если принимается каждый такой проект, удовлетворяющий этому критерию, то стоимость программы будет максимальной.
В качестве другого подхода выступают затраты ресурсов или минимизация расходов связанных с осуществлением проекта. Так в работах В.В.Новожилова [5] показана возможность использования критерия приведенных затрат вместо критерия сравнительной эффективности. Эта идея была развита Х. Фишилем, который использовал при разработке программ критерий настоящей стоимости потока затрат в течение срока жизни проекта. Д.Дин предложил в качестве критерия использовать конечное состояние инвестора с учетом внутреннего процента. [6,с.62-81].
Третьим подходом является максимизация объемов производства. Известной моделью управления экономическим потенциалом является регулирование уровня использования потенциала в зависимости от степени удовлетворения потребностей с минимальными затратами ресурсов и максимальным ростом конечного продукта.
Существуют также подходы, предусматривающие включение в критерии отборов проектов для формирования программ множества критериев экономического, социального, политического и другого характера.
Рассмотренные критерии оценки эффективности инвестиционных программ, отражая интересы разных сторон, участвующих в инвестиционном процессе, вместе с тем не отвечают на вопрос об их интегральном эффекте, а также роли государства в его формировании.
Программа отбора проектов в программы развития должна быть направлена на достижение комплексной уточняемой цели через процедуру поэтапного формирования эффекта и должна быть направлена как на преобразование текущего состояния экономики, так и на преобразование потенциала.
В качестве критерия управляемости экономического процесса предлагается обеспечение баланса интересов участников регионального экономического процесса через стратегическое партнерство. Под балансом интересов понимается возможность выбора наиболее эффективного варианта развития экономического процесса, на каждом его шаге удовлетворяющая интересы всех участников. Основной задачей обеспечения баланса интересов будет такая организация инвестиций, при которой на каждом этапе процесса будет возможным установление единых целей и критериев выбора как для всех участников в отдельности, так и обобщенных критериев.


Литература
1. Беломестнов В.Г. Методология управления потенциалом региональных социально-экономических систем. - СПб: НПК РОСТ, 2005.
2. Брагин С.А. Особенности планирования и управления целевыми программами развития промышленности // Совершенствование управления и перспективы развития социально-экономических систем региона. - Иркутск: Изд-во БГУЭП, 2003. - С. 136-141.
3. Бромвич М. Анализ экономической эффективности капиталовложений. - М, 1996.
4. Массе П. Критерии и методы оптимального определения капиталовложений. - М.: Изд-во Статистика, 1971.
5. Новожилов В.В. Проблемы измерения затрат и результатов при оптимальном планировании. - М.: Изд-во Экономика, 1967.
6. Dean J. Capital Budgeting. Top Managment Policy on Plan, Equipment and Development. - N.Y.: L., 1951.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2017
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия