Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
Проблемы современной экономики, N 2 (42), 2012
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ РЕГИОНОВ И ОТРАСЛЕВЫХ КОМПЛЕКСОВ
Яковлев И. П.
профессор кафедры менеджмента массовых коммуникаций Санкт-Петербургского государственного университета,
доктор философских наук

Ложко В. В.
научный руководитель Санкт-Петербургского института управления развитием человеческих ресурсов,
кандидат медицинских наук, магистр менеджмента


Информационно-коммуникативные аспекты «Стратегии 2020» региональных стратегий и участие в их подготовке экспертного и гражданского сообщества регионов России
В статье анализируются вопросы информационно-коммуникативного сопровождения концепции развития России «Стратегия 2020» как стратегических коммуникаций. Выявляется закономерность усиления интерактивного взаимодействия власти и экспертов с общественностью на примере разработки нового варианта «Стратегии 2020», «Концепции социально-экономического развития Санкт-Петербурга до 2020 года». Обсуждается проблема эффективности стратегических коммуникаций
Ключевые слова: стратегия развития страны, стратегические коммуникации, информирование и воздействие, интерактивные технологии, мониторинг в Интернете
УДК 303.823.3; ББК 65.04   Стр: 311 - 314

Стратегические коммуникации — это коммуникации по наиболее важным и долговременным вопросам развития страны, региона или организации. Они могут быть линейными или интерактивными. Линейные — это одностороннее информирование аудитории, а интерактивные предполагают двустороннее взаимодействие источника информации и реципиента.
Закономерностью развития коммуникаций является усиление интерактивности, особенно в связи с использованием интернета. Это явление перехода от линейного информирования к интерактивности на рубеже веков можно назвать глобальной инновацией, ведущей к качественным изменениям в коммуникациях. Попробуем выявить элементы этого процесса на примере разработки «Стратегии 2020» в последние годы.
Необходимость для России стратегии в ХХI веке общепризнанна. Об этом заявляли Президент страны, Правительство, общественно-политические движения, научное сообщество. Предварительное видение различных аспектов стратегии России было изложено в правительственной программе «Основные направления социально-экономического развития РФ на долгосрочную перспективу», в докладе рабочей группы Государственного совета при Президенте России «Концепция стратегического развития России до 2010 года», в значительном числе научных работ по программе фундаментальных исследований Отделения общественных наук РАН «Россия в глобализирующемся мире».
Стратегические разработки начались в нашей стране еще при советской власти, в переходный период 90-х годов и продолжаются в настоящее время. В 1999 году В.В.Путин инициировал создание Центра стратегических разработок. В феврале 2001 года была опубликована «Концепция стратегического развития России до 2010 года». Велась разработка региональных стратегий.
Научные представления о направлениях долгосрочного социально-экономического развития макрорегионов России были отражены в изданной в 2004 году монографии, подготовленной под редакцией академика А.Г. Гранберга авторским коллективом, состоящим из более семидесяти известных ученых и государственных служащих всех федеральных округов Российской Федерации [1]. Несмотря на то, что в монографии были аккумулированы научные представления о наиболее вероятных направлениях долгосрочного развития крупных регионов, охватывающих всю страну, в позиции авторского коллектива было отмечено, что для России необходима единая стратегия развития, принимаемая всем обществом. При этом она не может создаваться только структурами федерального центра, так как стратегическое планирование в Российской Федерации должно осуществляться как «сверху», так и «снизу».
Недостатком первых вариантов стратегий является то, что они, создавались относительно узким кругом специалистов и чиновников без привлечения широких кругов общественности. Результат просто представлялся населению в виде текста в письменном виде или в выступлении официального лица. Так, «Стратегия 2020» была озвучена Президентом РФ В.В. Путиным на расширенном заседании Государственного совета 8 февраля 2008 года [2]. В докладе он дал краткую оценку состояния страны в 1999–2000 годы и представил стратегические перспективы и меры по развитию страны. Аналогично и в послании нового Президента РФ Д.А. Медведева Федеральному собранию 2009 года была предложена стратегическая идея модернизации страны [3]. Население страны получало некий готовый продукт, созданный в кабинетах чиновников и специалистов.
Другим недостатком было то, что создавались стратегии на основе эволюционной экстраполяции показателей. Так, «хрущевская стратегия догнать и перегнать США» и построить коммунизм к 1980 году базировалась на быстрых темпах роста послевоенной экономики без учета их снижения в 60–70 годы и тем более не предполагавших революционного изменения социалистической системы.
Принятая в 2008 году «Стратегия 2020» опиралась в прогнозах на динамику успешных 2000-х лет, и не предвидела кризиса. Опасность эволюционной методологии заключается в том, что на ее основе нельзя спрогнозировать качественные «перерывы постепенности». Таким неожиданным «перерывом» и стал финансовый кризис 2008–2009 г.г., который внес серьезные коррективы в стратегические прогнозы и планы. Потребовалась корректировка и переработка «Стратегии 2020» образца 2008 года.
Кризис 2008–2009 годов по существу «отменил» прежний вариант стратегии и подтолкнул власти к внедрению новых элементов в стратегических коммуникациях. Коммуникации с общественностью прежде строились преимущественно на основе одностороннего информирования населения через СМИ без привлечения к обсуждению в процессе разработки. В то же время СМИ давали возможность высказывать мнения, в том числе и критические, по поводу содержания стратегии.
К инновационным элементам можно отнести то, что по заданию В.В. Путина для корректировки и переработки «Стратегии 2020» в феврале 2011 года была создана 21 группа экспертов на базе Национального исследовательского университета — Высшей школы экономики (ВШЭ) и Российской академии народного хозяйства и государственной службы (РАНХиГС). Все группы экспертов общей численностью около тысячи человек работали в тесном контакте с управленческими структурами, организовывали дискуссии, в том числе с участием зарубежных специалистов. Документы, включая стенограммы заседаний групп, были представлены на сайтах экспертных групп, работающих по разной социально-экономической тематике. Более половины экспертных групп работали по экономической проблематике.
Важнейшим инновационным элементом следует считать то, что к обсуждению материалов и внесению предложений приглашались все желающие через Интернет. С материалами в течение года ознакомились сотни тысяч посетителей сайтов. В то же время необходимо отметить, что значительная часть населения не проявила такого интереса к разработке стратегии страны, как к вопросам декабрьских выборов и оппозиционным выступлениям. На митингах затрагивались только политические вопросы.
Конечно, политические аспекты тесно связаны с социально-экономическими, но справедливость выборов не ведет автоматически к их успешному решению. В работе экспертов преимущественно обсуждались реальные противоречия экономики и социального развития страны, хотя была создана и группа экспертов по общественно-политическим институтам.
На сайте экспертных групп проводился мониторинг СМИ, который показывал общественности проблемы страны в выступлениях экспертов и дискуссионность предлагаемых решений. Процесс перехода к инновационной экономике сложный и долгий. У страны есть два варианта развития: инерционный и «прогрессорский». Последний предполагает модернизацию образовательных программ, реформу корпоративного законодательства, ориентацию на поддержку лучших специалистов. Необходимо создать благоприятную институциональную среду, обеспечить стабильность правил игры, развития конкуренции, выравнивание различных секторов экономики, сокращение разрывов между социальными группами и регионами и др. Проблем и предложений по их решению множество.
Законченный текст «Стратегии 2020» представлен в Правительство, которое будет вырабатывать конкретные решения по экономическим и социальным вопросам с учетом разных мнений основных групп коммуникаторов: политиков, чиновников, экспертов и общественности. Один из руководителей разработки проекта «Стратегии 2020» ректор РАНХиГС В.Мау в интервью «Финансовой газете» сказал, что стратегия «не программа правительства, а набор разумных развилок» для выработки решений правительства [4].
Текст «Стратегии 2020» выложен в интернете и каждый может ознакомиться с этим большим многостраничным документом. Его содержание стало обсуждаться и в СМИ. Только в марте этого года опубликовано несколько десятков материалов, которые представлены на сайте экспертных групп. Оценки и мнения неоднозначны. Так, в статье Е. Самедовой «Куда кривая вывезет» [5] представлены разные точки зрения Е. Хазина и Е.Гонтмахера о содержании проекта. Е. Хазин критикует «Стратегию» за излишнюю либеральную направленность, а Е.Гонтмахер — за то, что в ней нет раздела о политических реформах и экономическая политика рискует остаться «ситуативной и хаотичной». Оба экономиста выражают сомнение в жизнеспособности документа.
Параллельно федеральному процессу ведется информирование общественности о разработке региональных стратегий. Так, на сайте Правительства Санкт-Петербурга в октябре 2011 года был представлен проект концепции социально-экономического развития города до 2020 года. Губернатор Г.Полтавченко поставил перед правительством задачу максимально учитывать интересы и запросы горожан при подготовке стратегических документов. В связи с этим петербуржцам предложено принять участие в обсуждении концепции и присылать свои идеи. Для этого даны адреса электронной почты на портале Комитета экономического развития, промышленной политики и торговли, а также «Живого журнала», «В контакте», «Facebook» , «Twitter». На сайте Комитета [6] все желающие могут заполнить электронную анкету, которая позволяет ответить согласием или не согласием на главный вопрос о главной цели деятельности Правительства Санкт-Петербурга до 2020 года: «Содействуя становлению Санкт-Петербурга как самого влиятельного центра Северной Европы, обеспечить консолидацию населения вокруг традиционных ценностей города». Одновременно предлагается высказать свое мнение по пяти основным стратегическим направлениям развития Санкт-Петербурга:
развитие городской среды и транспортной инфраструктуры;
развитие образования;
развитие культуры и туризма;
развитие здравоохранения;
содействие росту человеческого капитала.
Концепция развития города до 2020 года утверждена 28 марта 2012 года постановлением Правительства Санкт-Петербурга № 275 «О концепции социально-экономического развития Санкт-Петербурга до2020 года», но ее обсуждение на сайте продолжается.
Активное использование интернета создает хорошую возможность для общественного обсуждения концепции, работа над которой должна быть завершена до конца 2012 года [7].
Но не все слои общественности, в том числе и молодежь, проявляют большой интерес к этим важным материалам жизни страны и города, что сказывается на их информированности и убеждениях. Оценить эффективность информирования населения о вопросах стратегии развития можно с помощью опросов населения. Это одна из задач центров изучения общественного мнения после представления концепции правительству и общественности в январе 2012 года.
«Стратегических» опросов в процессе доработки стратегии не проводилось. Но по некоторым другим можно судить о проблеме информированности и убежденности населения. Так, «Левада-Центр» в апреле 2011 года провел репрезентативный опрос населения (1600 чел. старше 18 лет из 130 населенных пунктов в 45 регионах страны) на тему «О «Сколково» и модернизации страны». Хорошо знакомых с данной темой оказалось 10% (среди москвичей — 28%). Что-то слышали, но не могут сказать ничего конкретного — 53% и ничего не знают — 34%.
По данным ВЦИОМ (апрель 2011 г.) о проекте «Сколково» данные лучше: 32% информированы (знают) и 12% слышали. По важности «Сколково» занимает третье место с 22% после Олимпиады в Сочи (74%) и чемпионата по футболу в 2018 г. (42%). Отношение к проекту в целом позитивное, но люди хотят больше информации.
Хуже данные опроса читателей КМ.RU. Только 4% поддерживают «Сколково», а 85% не верят в успех. Но этот опрос 1900 человек нерепрезентативен.
Эти данные позволяют говорить о том, что население страны информировано о стратегических вопросах развития страны недостаточно. Следовательно, необходима более целенаправленная работа по информационному сопровождению этой важной для всех работы и привлечению разных слоев населения к участию в ней.
В теории коммуникаций [8, С. 20–21] показано, что прогресс общества связан с изменением коммуникационного пространства в сторону усиления трансакционных социальных коммуникаций, в рамках которых происходит многоразовое попеременное выступление каждого участника в роли коммуниканта и реципиента. В результате такого мултинаправленного взаимодействия коммуникации становятся наиболее действенными в плане взаимного понимания, а значит и участия населения в совместном с властью формировании информационного пространства социально-экономических проблем и путей их решения.
Информирование это только половина задачи. Ее выполнение требует соблюдения закона «информационного равенства» в коммуникации, чтобы посланная руководством страны информация воспринималась народом адекватно, иначе возможны ошибки и неприятные последствия.
Вторая «половина» заключается в воздействии на людей с целью убеждения их в правильности намечаемых планов и действий. У них неизбежны как одинаковые, так и разные мнения по поводу стратегии, отражающие разные интересы и позиции людей в обществе, уровень понимания проблем. В этом случае аудиторию мало проинформировать, ее надо убедить в правильности предлагаемой концепции и подтолкнуть к личному участию в ее реализации.
Критерий эффективности коммуникации в этом случае связан с увеличением числа убежденных, принявших позиции того, кто убеждает. Эта величина вряд ли может достигать ста процентов, потому что всегда остаются люди с другими точками зрения, но она должна стремиться к оптимальному максимуму или к золотой середине (примерно более 60%).
В том же опросе «Левада-Центра» выяснялось мнение людей об эффективности. 31% опрошенных полагают, что эффект от модернизации будет, а 36% высказывают мнение, что модернизация будет малоэффективной, 5% — неэффективной и 19% — деньги будут разворованы. О том, что деньги на модернизацию будут потрачены эффективно, верят 27%, а 63% не верят при 11% затруднившихся с ответом. В нашем опросе студентов также выявилась проблема слабой убежденности в реальности выполнения стратегии развития страны.
Можно сказать, что большая часть населения пока не убеждена в эффективной реализации планов по модернизации страны. Это связано и со слабым знанием концепции, неучастием в ее обсуждении и определенным скепсисом, обусловленным неоднократным утопизмом и невыполнением стратегических планов в истории страны.
Опасность такого явления заключается в том, что неверие в выполнение стратегических планов ведет к тому, что вместо мобилизации сил в нужном для страны направлении, человек будет действовать исходя только из своих индивидуалистических интересов.
Приведенные данные фиксируют проблему неудовлетворительной реализации законов эффективного информировании и воздействия, убеждении — многие плохо осведомлены о важнейших вопросах жизни страны и слабо убеждены в реалистичности стратегических планов.
В вузовской системе полезно знакомить студентов с результатами работы, проблемами и предлагаемыми решениями. Хороший пример подали разработчики «стратегии». После завершения работы над новым вариантом стратегии эксперты 27 марта 2012 г. провели «Весенние диалоги» со студентами ВШЭ, рассказав о содержании «стратегии» и ответив на вопросы студентов. Такой опыт надо использовать и другим вузам и организациям.
Необходима более целенаправленная работа по интерактивному информационному сопровождению стратегии развития страны и привлечению разных слоев населения к обсуждению. В этом случае человек активно воспринимает информацию и его убежденность или критика будет более обоснованный, чем при пассивном восприятии. Острые дискуссии, ведущиеся в стране по политической системе и будущем страны, говорят о том, что многие не убеждены в выполнимости или правильности намечаемых стратегических мер.
В то же время каждому гражданину следует не только вырабатывать позицию и выражать свое мнение, но искать наиболее правильное и критически относиться не только к политикам, но и к самим себе. Акцент же необходимо смещать на содержание стратегических идей, более глубокое понимание социально-экономических и политических противоречий и поиск оптимальных решений.
Этому процессу могут активно способствовать СМИ при условии соблюдения ими обязательных принципов теории социальной ответственности [8, С. 201]:
«медиа должны брать на себя и нести ответственность перед обществом;
эта ответственность должна быть связана с соблюдением профессионализма — информативности, правдивости, точности, объективности и баланса информации;
в рамках этих обязательств СМИ самоуправляются на основе законов;
они должны избегать всего, что ведет к преступлениям, насилию, беспорядкам, унижению меньшинств;
медиа должны быть плюралистичными и отражать разнообразие интересов в обществе, представляя место разным точкам зрения и их критике;
общество и общественность вправе ожидать высокого уровня профессионализма, а вмешательство возможно с позиций обеспечения общественного добра».
Опыт работы над разработкой вопросов стратегического развития страны свидетельствует о положительной и закономерной тенденции расширения и усиления интерактивной коммуникации власти, экспертов с общественностью страны и регионов. Об этом свидетельствует развернутая информация на официальном сайте экспертных групп по обновлению «Стратегии 2020», содержащая информацию о сценариях развития экономики страны на ближайшее десятилетие, аналитические доклады и документы [9]. Внимание к этому вопросу не должно ослабевать, особенно в связи с ростом «креативного» среднего класса и стратегическими задачами формирования, развития и воспроизводства человеческого капитала регионов России, без которого невозможны создание и реализация любых стратегий.


Литература
1. Стратегии макрорегионов России: методологические подходы, приоритеты и пути реализации / Под ред. А.Г. Гранберга. - М.: Наука, 2004.
2.Путин В.В. О стратегии развития России до 2020 года. - М.: Изд-во «Европа», 2008.
3.Медведев Д. Великие реформы и обновление России // Стратегия России. - 2011. - № 3.
4.Земцов А. Стратегия или Стратегия? // Финансовая газета. - 2012. - 22 марта.
5. Самедова Е.. Куда кривая вывезет // Профиль. - 2012. - 26 марта.
6. http://www.cedipt.spb.ru/concept_2020/form/
7. Давайте обсудим // Петербургский дневник. - 2011. - 3 ноября.
8. Яковлев И.П. Основы теории коммуникаций: Учеб. пособ. - СПб.: Изд-во Института управления и экономики, 2001.
9. http://strategy2020.rian.ru

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2017
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия