Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
Проблемы современной экономики, N 2 (42), 2012
СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ГОСУДАРСТВ ЕВРАЗИИ
Шевилева Е. Е.
ассистент кафедры государственного управления и истории Пермского национального исследовательского политехнического университета

Система регулирования агломерационных процессов: Россия и Западная Европа
В статье рассмотрены особенности агломерационных процессов, протекающих в России и странах Западной Европы. Выявлено отставание России от стран Западной Европы по количеству городских агломераций, созданию правовых и институциональных условий для агломерационного развития, системе регулирования и кадрового обеспечения в рассматриваемой сфере. Доказана необходимость учета опыта агломерирования стран Западной Европы при построении системы регулирования городских агломераций в России
Ключевые слова: урбанизация, городская агломерация, система регулирования агломерационных процессов, Россия, Западная Европа
УДК 332.156; ББК 65.04   Стр: 364 - 367

С XX века в мире значительно активизировались процессы урбанизации, связанные с усилением роли городов в жизни общества и распространением городского образа жизни.
Главными признаками процесса урбанизации являются рост городов и усложнение форм городского расселения. В научной литературе встречаются несколько новых форм расселения населения, появление которых было вызвано рассматриваемым процессом. Речь идет о городских агломерациях, статистических метрополитенских ареалах, мегаполисах, мегалаполисах, конурбациях и др. Наибольший интерес среди вышеперечисленных форм представляет городская агломерация. Именно она является формой расселения населения первого уровня, на базе которой уже формируются все прочие формы [1, С.13–15].
Городская агломерация может быть описана как компактная пространственная группировка поселений, объединенных интенсивными производственными и культурными связями в сложную многокомпонентную динамическую систему [2, С.8].
На сегодняшний день, в мире по разным данным насчитывается порядка 500–600 городских агломераций [3]. Однако агломерационные процессы в различных регионах мира протекают крайне неравномерно. Наиболее значимые отличия касаются количества городских агломераций и форм расселения населения надагломерационного типа, систем регулирования агломерационных процессов, причин и последствий таких процессов.
В подтверждение вышесказанному отметим, что, по данным на 2005 г., в развивающихся странах было сконцентрировано 340 агломераций с населением более 1 млн чел., а в экономически развитых — 130. Таким образом, по количеству агломераций развивающиеся страны опережают развитые в 2,6 раза [4]. Описанная ситуация вызвана различиями в демографических тенденциях и характере процесса урбанизации рассматриваемых регионов. Иначе говоря, урбанизация в развитых странах взята под контроль, доля городского населения стабильна и даже порой уменьшается, а урбанизация растет вглубь, приобретая новые формы. В развивающихся же странах происходит быстрый неконтролируемый рост городского населения, и урбанизация осуществляется вширь, захватывая все новые территории [5].
В отношении порядка регулирования и стимулирования агломерационных процессов, можно также отметить, что сложившиеся в регионах мира системы государственного и местного управления включают различные в количественном и качественном отношении элементы такого регулирования. Так, в развивающихся странах приоритетной задачей региональной политики является стимулирование неравенства и создание «точек роста» (крупных агломераций, особых экономических зон и др.) для ускорения развития стран в целом. В то же время региональные органы власти развитых стран для развития потенциала своих территорий используют контрарные механизмы: выравнивание межрегиональных диспропорций и активизация внутренних ресурсов [6].
Рассматриваемую особенность порождает, в первую очередь, различный уровень экономического развития территорий и, как следствие, различный наличный набор факторов и ресурсов для последующего развития. Следуя сказанному, отметим, что для развивающихся стран катализатором прогресса сегодня являются рост городов, создание агломераций, повышение мобильности населения, развитие торговли и услуг [7]. Эти факторы уже не являются движущими силами для экономики развитых стран, которая базируется на высокотехнологичных сферах, развитии инфраструктуры и четвертичного сектора.
Еще одним важным отличием агломерационных процессов в развитых и развивающихся странах является отличие ведущих факторов развития городских агломераций и агломерационного эффекта сформировавшихся форм расселения. То есть в развивающихся странах агломерации формируются как результат городского взрыва — неконтролируемого быстрого роста населения городов. Приток малоимущих сельских жителей в города приводит к формированию трущобных районов с очень высокой плотностью населения [8]. В условиях подобной «трущобной урбанизации» агломерации формируются псевдогородским населением и не характеризуются лучшими по сравнению с прочими городами условиями жизни. Формирование трущоб свидетельствует о разрастании пригородов и формировании новой агломерации или расширении территории уже существующей.
Что же касается развитых стран, то нынешнее развитие агломераций здесь характеризуется джентрификацией [9] — освоением старых районов города. То есть в развитых странах агломерирование осуществляется вглубь, происходит совершенствование сложившихся агломераций. При этом многие эксперты отмечают, что в развитых странах агломерации обладают значительным потенциалом для развития бизнеса, науки и инноваций, творческой самореализации личности [10].
Исходя из этого, для полноценного анализа агломерационных процессов, протекающих в каком-либо регионе мира, необходимо применять сравнительный анализ опыта агломерирования такого региона с иными.
В частности, агломерационные процессы, протекающие в России, можно сравнить с западноевропейскими. Подобное сравнение оправдано схожестью демографических тенденций в рассматриваемых регионах, наличием близких культурных образцов и высокой степенью государственного регулирования развития территорий. Однако, несмотря на наличие общих аспектов развития стран, сложившиеся городские агломерации России и стран Западной Европы весьма отличаются друг от друга по многим показателям: количеству поселений типа «городская агломерация», системе регулирования агломерационных процессов, уровню жизни населения в агломерациях и др.
Смысл и значение городских агломераций для развития территорий задает определение термина. В нем же закладываются и ключевые признаки, позволяющие отнести форму расселения населения к типу «агломерация». В связи с этим значимым фактором институционализации городской агломерации является толкование этого явления.
В российской науке существует несколько базовых подходов к толкованию термина «городская агломерация».
Наиболее распространенный подход (приведенный выше) можно именовать системным, поскольку в основе него лежит взгляд на агломерацию как на систему, состоящую из совокупности поселений с интенсивными связями.
Малоян Г.А. рассматривает агломерацию как, в первую очередь, территорию жизнедеятельности населения, и отсюда определяет агломерацию как социально- функциональное целостное пространство, внутри которого наиболее устойчивые каждодневно повторяющиеся связи — социальные, трудовые, культурно-бытовые, рекреационные — подчинены регулярным циклам жизнедеятельности проживающего в его пределах населения [11].
Перцик Е.Н. акцентирует внимание на типах муниципальных образований, входящих в состав агломерации, и границах агломерации (конечных пунктах маятниковых миграций) и определяет термин как группу близко расположенных городов, посёлков и других населённых мест с тесными трудовыми, культурно-бытовыми и производственными связями и интенсивными маятниковыми передвижениями [12].
Королева Е.Н. определяет агломерацию через единство признаков приближенности и отдаленности по отношению к городу-ядру [13, С.50].
Обращаясь к европейскому опыту дефинирования рассматриваемого термина, можно также встретить целый ряд различных определений, например:
● агломерация — это концентрация экономической активности в смежных отраслях на географической территории, вызванная, в частности, особенностями внешней экономической политики, то есть количеством и качеством квалифицированной рабочей силы, возрастающим эффектом масштаба, кумулятивной причиненностью, особенностями системы планирования на местном уровне, а также случайными факторами [14];
● агломерация — объединение городов; непрерывно урбанизируемая территория [15];
● агломерация — это территория, простирающаяся за пределы административных границ первоначальных городов, охватывающая две или большее число административных единиц, имеющая местные органы власти, обладающая собственным потенциалом развития, ставящая перед собой различные приоритеты и не координирующая свою деятельность [16].
При этом как в России, так и в Западной Европе существуют и другие определения рассматриваемого понятия.
Таким образом, можно констатировать факт отсутствия общепринятого подхода к определению термина «городская агломерация». Это приводит к сложности выделения ключевых компонентов института агломерирования, что оказывает влияние на систему регулирования агломерационных процессов.
Указанная система включает в себя ряд направлений: правовое, экономическое, социально-управленческое, организационное регулирование, методическое сопровождение и др. Остановимся на некоторых из них подробнее.
Нормативно-правовое регулирование является наиболее значимым среди прочих. Другие вышеперечисленные направления непосредственно связаны с действиями власти. Правомерность этих действий может быть установлена только при наличии нормативно-правовой базы, что и определяет её принципиальное значение.
На сегодняшний день, термин «городская агломерация» является нелегитимным в Российской Федерации, поскольку указанный термин не отражен в федеральном законодательстве. Представители российского научного сообщества (Кудрявцев А.П. [17], Щитинский В.А. [18], участники форума «Территория-2020» и др.) неоднократно обращали внимание на необходимость включения рассматриваемого термина в различные правовые акты и, в частности, чаще всего упоминали Градостроительный кодекс. Однако такие меры до сих пор не приняты.
Сохранение подобного правового пробела может быть связано как с уже отмеченным отсутствием единого толкования термина, так и мнением ряда ученых о возможности регулирования агломерационных процессов посредством действующего гражданского законодательства и правовых актов по местному самоуправлению. Так, например, Глазычев В.А. отмечает, что создание агломерации представляет собой традиционный гражданский договор [19]. Однако обилие видов договоров, предусмотренных Гражданским кодексом РФ [20], требует уточнения позиции автора. Михайлова М.А. рассматривает городскую агломерацию как новую форму межмуниципального сотрудничества [21, С.116]. При этом действующее законодательство выделяет лишь три организационно-правовые формы такого сотрудничества: ассоциативные, договорные и организационно-хозяйственные [22]. Ввиду этого считаем, что прямое применение норм Федерального закона от 06.10.2003 № 131-ФЗ [23] к регулированию агломерационных процессов недопустимо.
Однако, на государственном уровне РФ все же есть некие упоминания об агломерациях. Органы государственной власти некоторых субъектов РФ, как, например, Самарская, Ростовская, Челябинская области, включают в свои стратегические документы нормы о развитии агломераций на территории соответствующих субъектов.
Несмотря на это, считаем агломерационные процессы в России нормативно неурегулированными, поскольку отражение термина «агломерация» в законе — задача федеральных властей, способных видеть картину в стране в целом.
В отличие от российского, международное законодательство и законодательство стран Западной Европы раскрывают термин «городская агломерация». В частности, можно упомянуть положения Декларации Организации Объединенных Наций от 09.06.2001 «О городах и других населенных пунктах в новом тысячелетии», Градостроительной Хартии Содружества Независимых государств от 04.06.1999. Путем расширенного толкования конституций ряда стран Западной Европы можно также выделить возможность создания агломераций, поскольку в отличие от Конституции РФ [24], Конституция, например, Франции [25], содержит открытый перечень административно — территориальных единиц и позволяет создавать и другие их типы. Кроме того, правовые акты некоторых стран Европы раскрывают суть элементов агломерации — метрополии и ядра. Так, например, Закон Великобритании о местном управлении 1972 г. наделял ряд графств Англии с высокой степенью урбанизации статусом метрополитенских [26, С.114].
Таким образом, можно констатировать, что Россия и страны Западной Европы имеют различную степень правового регулирования агломерационных процессов. Эта особенность порождает различия в прочих аспектах систем регулирования городских агломераций на рассматриваемых территориях. В первую очередь, различный характер носят процессы формирования и стимулирования развития городских агломераций в России и в Западной Европе.
Первые городские агломерации в Западной Европе появляются стихийно уже во 2-й половине XIX в. Они возникают вокруг крупнейших городов (Лондона, Парижа и др.) или в районах близкого расположения большого количества отдельных сравнительно небольших городов (морское побережье Нидерландов, Рурский угольный бассейн в Германии и др.) [27, С.120]. Новые формы расселения населения формируются в результате ускоренного социально-экономического развития, разработки новых бассейнов полезных ископаемых, росте числа рабочих мест и миграции населения из сельской местности в города, явившихся продуктом промышленной революции.
Первые же агломерации в России формируются лишь в 1920-е гг. Их появление происходит в результате притока населения в города в целях восстановления экономики после Первой Мировой войны, Революции 1917 г. и Гражданской войны, ускоренной индустриализации. Максимальная активизация агломерационных процессов в России была достигнута в 1960-70-е гг. как результат восстановления страны после Великой Отечественной войны. Единственным исключением является Петербургская агломерация, поскольку города-спутники Санкт-Петербурга — ядра — формировались практически одновременно с ним в XVIII в. При этом формирование большинства агломераций в России происходило централизованно. Создание крупных точек роста (агломерационных ядер) стало элементом плановой экономики.
Стихийность и централизация в регулировании агломерационных процессов на исследуемых территориях сказались на нынешнем количестве и географическом размещении российских и западноевропейских городских агломераций. По данным Федеральной службы государственной статистики РФ на 2007 г., в стране было 52 городские агломерации [28]. В Западной же Европе, по данным на 1995 г., насчитывалось только 62 крупных и сверхкрупных агломераций. Большинство из них сконцентрировано в Германии, Великобритании, Франции, Польше, Италии, Нидерландах, Испании, хотя и в других странах встречается хотя бы по одной агломерации [29, С.39]. В России же городские агломерации размещены крайне неравномерно: в 34 субъектах из 83 они отсутствуют.
Характер протекания агломерационных процессов в совокупности с системой их правового регулирования оказал влияние на социально-управленческое регулирование городских агломераций. И первым направлением такого регулирования стала политика ограничения роста существующих агломераций, проводимая в странах Западной Европы уже в 1930-е гг. В 1950-е гг. решение проблемы гипертрофии крупнейших центров стала одной из важнейших задач национальной региональной политики большинства стран Западной Европы [30, С.261]. Следовательно, в Западной Европе политика ограничения агломерационного роста институционализируется за 10 лет до такого роста в России вообще.
Несмотря на незначительное количество агломераций, в России в 1930-е гг. тоже осуществлялись мероприятия по ограничению роста крупных городов. При этом цели у рассматриваемых регионов были отличными: в Западной Европе — развитие периферийных районов, у которых не было импульсов развития, и создание новых центров — источников нововведений, в России — ограничение роста популярности союзных республик и закрепление курса плановой экономики. Уже в тот период государственные меры в отношении агломерационных процессов в рассматриваемых регионах значительно отличались. Так, если в СССР были использованы лишь запретительные меры (например, введение института переписи, прописки), то в Западной Европе применялись и ограничительные (например, физическое планирование на местном уровне), и стимулирующие механизмы (льготы для населения и компаний, желающих покинуть крупнейшие агломерации, например, при решении кадровых проблем). Отметим, что в СССР поставленные задачи достигнуты не были, в то время как странам Западной Европы удалось добиться снижения численности населения и занятости во многих крупнейших центрах [31].
Следующим этапом разработки механизмов по регулированию агломерационных процессов в России можно считать лишь 1990-е гг. Этот отрезок времени характеризуется спадом городского населения и ростом сельского. Хотя и искусственно (посредством преобразования поселков городского типа в села) численность сельского населения за 1989–2000 гг. выросла на 3%. Ряд городов: Воркута, Жуковский, Кинешма, Новошахтинск и др. — утратили статус крупных. Именно в этот период агломерационные процессы в России затормозились [32].
С начала 2000-х гг. органы государственной власти централизованно начали активную политику по стимулированию агломерационных процессов. В это время ряд субъектов Российской Федерации включил в свои стратегические документы меры по развитию на их территории агломераций (Новосибирская область, Самарская область и др.). СМИ активно освещают агломерационные процессы, а в научном сообществе получает импульс развития такое направление как «урбанистика». На федеральном уровне растет интерес представителей власти к явлению агломерации. Так, в декабре 2010 г. в СМИ появилась информация о возможном разделении России на 20 агломераций вместо 83 субъектов. Если подобная мера будет приведена в действие, то агломерации будут формироваться централизовано, а не в результате эволюции [33]. При этом вышеизложенные заключения о недостатке терминологических и правовых основ агломерационных процессов в России, на наш взгляд, позволяют говорить об отсутствии научно-обоснованного подхода к административно-территориальному проектированию подобного рода.
В целом, на сегодняшний день, можно выделить ряд направлений, стимулирующих агломерационные процессы в России:
● усложнение взаимосвязей внутри городских агломераций, достигаемое посредством развития не только социально-экономических и политических, но и демографических, культурных и др. взаимоотношений;
● развитие преимущественно горизонтальных, а не вертикальных связей, одним из инструментов чего является межмуниципальная и межрегиональная кооперация. Так, по данным Федеральной службы государственной статистики Российской Федерации, на 01.01.2010 г. 20890 (87,4%) муниципальных образований участвуют в объединениях муниципальных образований и межмуниципальных некоммерческих организациях, и 547 (2,3 %) — в межмуниципальных коммерческих организациях [34];
● развитие надагломерационных форм расселения населения, каковой, на сегодняшний день, является пока лишь Московская суперагломерация.
В то же время политика стран Западной Европы в области регулирования городских агломераций прошла уже три этапа:
1) «довоенный» этап: поощрение роста;
2) «послевоенный» этап: субурбанизация (новые и расширяющиеся города);
3) «текущий» этап: поощрение роста внутренних ареалов, джентрификация.
Современное положение в Западной Европе характеризуется переходом к политике скрытой поддержки агломераций и форм надагломерационного типа [35]. Заметим, что в Западной Европе их значительно больше, чем в России. Английский и Рейнский мегаполисы даже входят в число крупнейших в мире [36]. Для этого в Западной Европе уже созданы и отработаны базовые модели регулирования городских агломераций: одноуровневые (унитарная и договорная) и двухуровневые (муниципальная и государственно-муниципальная) [37].
В России модели подобного рода не разработаны. В связи с этим Россия заимствует некоторые из вышеперечисленных моделей регулирования городских агломераций, адаптируя их к собственным политическим, экономическим, социальным и др. условиям.
И наконец, последним, но не менее значимым фактором различий российских и западноевропейских агломераций выступает уровень профессиональной подготовки квалифицированных кадров и профессиональных управленцев в области регулирования агломерационных процессов. Речь идет о том, что в России решения, принимаемые такими лицами, по вопросам агломерирования зачастую не имеют научного обоснования и бывают ошибочны. Вызвано это отсутствием соответствующей системы подготовки специалистов [38]. При этом в странах Западной Европы пространственное планирование, где изучаются различные аспекты городских агломераций, было выделено в самостоятельную дисциплину еще в 1920–1930-е гг. [39]. В связи с этим чрезвычайно значимым элементом является внедрение в систему российского образования изучения агломерационных процессов.
Помимо вышеперечисленных факторов серьезное влияние на различия российских и западноевропейских агломераций оказывают исторически обусловленная разница в территориальном капитале административно-территориальных единиц России и Западной Европы.
Таким образом, обзорный анализ агломерационных процессов в России и Западной Европе позволил выявить значительное отставание России, о чем свидетельствуют небольшое количество в стране форм расселения населения типа «городская агломерация» и практически отсутствие образований надагломерационного типа (за исключением ареала Москвы), отсутствие должного правового обеспечения агломерационных процессов, отсутствие опыта управления агломерациями, недостаточная подготовка специалистов в отношении различных аспектов городских агломераций. При этом исторически более длительный опыт агломерирования стран Западной Европы позволил им разработать и апробировать систему управления городскими агломерациями и, на сегодняшний день, образования такого типа играют значимую роль в повышении конкурентоспособности отдельных стран и региона в целом. В связи с этим считаем актуальным если не заимствование, то осуществление всестороннего анализа агломерационных процессов в Западной Европе и учет полученных данных при построении российской системы управления городскими агломерациями.


Литература
1. Черная И.П. Муниципальное хозяйство: Учебное пособие. - Ростов-на-Дону: МарТ: Феникс, 2010. - 268 с.
2. Территориальное планирование и региональное развитие. Монография / Под общ. ред. Аношкиной Е.Л. - СПб: НПК «РОСТ», 2010. - 124 с.
3. Городская агломерация // География. Современная иллюстрированная энциклопедия. URL: http://dic.academic.ru/dic.nsf/enc_geo/6250/%D0%B3%D0%BE%D1%80%D0%BE%D0%B4%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F (дата обращения: 31.01.2012); Максаковский В.П. Географическая картина мира. Кн. 1. Общая характеристика мира. - М.: Дрофа, 2008. - 495 с.
4. Максаковский В.П. Указ.соч. - С.62.
5. Малыхина Т.В. Использование информационных технологий на уроке географии в 10-м классе по теме «Урбанизация. Города мира» / Фестиваль педагогических идей «Открытый урок». URL: http://festival.1september.ru/articles/571847/ (дата обращения: 31.01.2012).
6. Зубаревич Н. Региональное развитие и региональная политика: 20 лет врозь [Электронный ресурс] / Материалы юбилейной конференции Леонтьевского Центра «20 лет: итоги и перспективы». 2011. Систем. требования: Power Point. URL: leontief-centre.ru/UserFiles/Files/Zubarevich.ppt (дата обращения:31.01.2012).
7. Пресс-релиз о принятии прогнозной схемы территориально-пространственного развития страны до 2020 года // Официальный сайт Министерства экономического развития и торговли Республики Казахстан. URL: http://www.minplan.kz/pressservice/76/38286/ (дата обращения:31.01.2012).
8. Мировой процесс урбанизации. URL: http://geography.kz/ekonomicheskaya-geografiya1/mirovoj-process-urbanizacii/ (дата обращения: 31.01.2012).
9. Артоболевский С.С. Регулирование городских агломераций (аналитический материал) [Электронный ресурс] // Русский архипелаг: сетевой проект «Русского мира». 2011. - URL: http://www.archipelag.ru/agenda/povestka/evolution/irkutsk/b2_reg_aglomer/ (дата обращения: 31.01.2012).
10. Аврамчикова Н.Т. Формирование концентрированного экономического пространства регионов сырьевой направленности как необходимое условие его эффективного развития // Проблемы современной экономики. - 2007. - № 4(24). - С.250-253; Нещадин А.А., Прилепин А.М. Городские агломерации как инструмент динамичного социально-экономического развития регионов России // Общество и экономика: международный научный и общественно-политический журнал. - 2010. - № 12. - С.121-139.
11. Кудрявцев А.П. Выступление на круглом столе «Мегаполисы и агломерации. День урбанистики» // IХ Международный Инвестиционный форум в г. Сочи. 18 сентября 2010 года. URL: http://www.raasn.ru/tribuna/18_09_10.htm (дата обращения: 07.01.2012).
12. Там же.
13. Харченко К.В. Проблемы управления развитием городских агломераций: взгляд из г.Белгорода // Муниципальный мир. - 2009. - № 1-2. - С.49-57.
14. Oxford Dictionary of Geography. Agglomeration. URL: http://www.answers.com/topic/agglomeration (дата обращения: 09.01.2012).
15. Institut National de la Statistique et des Etudes Economiques. Definitions et methodes. Unite urbaine. URL: http://www.insee.fr/fr/methodes/default.asp?page=definitions/unite-urbaine.htm (дата обращения: 09.01.2012).
16. О городах и других населенных пунктах в новом тысячелетии [Электронный ресурс]: декларация ООН; принята резолюцией S-25/2 специальной сессии Генеральной Ассамблеи ООН от 9 июня 2001 г. - П.21. URL: http://law7.ru/base69/part4/d69ru4247.htm (дата обращения: 09.01.2012).
17. Кудрявцев А.П. Указ. выступление.
18. Щитинский В.А. Городские агломерации в России: миф или реальность //Управление развитием территории. - 2010. - № 3. - С. 48-53.
19. Корзина М. Для создания агломерации нужно не менее 7-8 лет [Электронный ресурс] // Отраслевой журнал «Вестник (строительство, архитектура, инфраструктура). 2008. № 9. URL: http://www.rostovstroy.ru/archive/articles/1790.html (дата обращения: 11.01.2012).
20. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ [Электронный ресурс]: принят Гос. Думой Федер. Собр. Рос. Федерации 21 октября 1994 г. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс». - Раздел III, подраздел 2.
21. Михайлова М.А. Городская агломерация как новая форма межмуниципального сотрудничества // Известия ИГЭА. - 2010. - № 6 (74). - С. 114-117.
22. Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации [Электронный ресурс]: Федеральный закон от 06 октября 2003 г. № 131-ФЗ. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс». - Глава 9.
23. Там же.
24. Конституция Российской Федерации [Электронный ресурс]: офиц. текст; принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993 г. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс». - Ст.5, глава 3.
25. Конституция Французской республики [Электронный ресурс]: принята на всенародном голосовании 4 октября 1958 г. URL: http://vivovoco.rsl.ru/VV/LAW/FRANCE_W.HTM#XII (дата обращения: 09.01.2012). - Ст.72.
26. Шевчук Д.А. Конституционное (государственное) право зарубежных стран. - М.: ЭКСМО, 2009. 214 с.
27. Симагин Ю.А. Территориальная организация населения / Под общ. ред. Глушковой В.П. - М.: Дашков и Ко, 2005. - 245 с.
28. Лаппо Г.М., Полян П.М., Селиванова Т.И. Откуда есть пошли агломерации // Демоскоп Weelly. - 2010. - № 407-408. URL: http://demoscope.ru/weekly/2010/0407/tema01.php (дата обращения: 09.01.2012)
29. Максаковский В.П. Географическая картина мира. Кн.2. Региональная характеристика мира. - М.: Дрофа, 2009. - 480 с.
30. Артоболевский С.С. Крупнейшие агломерации и региональная политика: от ограничения роста к стимулированию развития (европейский опыт) //Крупные города и вызовы глобализации / Под ред. В.А. Колосова и Д. Эккерта. - Смоленск, 2003. - 280 с.
31. Артоболевский С.С. Указ. соч. - С.261 - 271.
32. Лаппо Г.М. Итоги и перспективы российской урбанизации [Электронный ресурс] // Население и общество. - 2005. - № 94. Систем. требования: Adobe Reader. URL: http://demoscope.ru/acrobat/ps94.pdf (дата обращения: 07.01.2012).
33. Бейлин Б. Россию поделят на агломерации [Электронный ресурс] // Вести.Ру. URL: http://www.vesti.ru/doc.html?id=407205 (дата обращения: 07.01.2012); Гетмянский К. Кремль поделит Россию [Электронный ресурс] //Еженедельник «Информ Полис». - 2010. URL: http://www.infpol.ru/news/670/50313.php (дата обращения: 31.01.2012); Цифра недели: 20 агломераций [Электронный ресурс] //Ведомости. URL: http://www.vedomosti.ru/newspaper/article/249752/20_aglomeracij (дата обращения: 31.01.2012).
34. Бюллетень «Формирование местного самоуправления в России» за 2010 г. [Электронный ресурс] // Официальный сайт федеральной службы государственной статистики Российской Федерации. URL: http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat/rosstatsite/main/publishing/catalog/statisticJournals/doc_1244553308453 (дата обращения: 22.12.2011).
35. Артоболевский С.С. Регулирование городских агломераций (аналитический материал).
36. Симагин Ю.А. Указ. соч. - С.126.
37. Пузанов А.С. Научные и практические аспекты формирования городских агломераций [Электронный ресурс] // Материалы науч.-практ. конф. МАГ «Научные и практические аспекты формирования городских агломераций». 18 ноября 2011 г. Систем. требования: Power Point. URL: www.e-gorod.ru/Documents/meropr/2011_11.../puzanov.ppt (дата обращения: 05.01.2012).
38. Аношкина Е.Л, Аношкин П.А. Формирование компетенций современного управленца (программа Uno-University) // В мире научных открытий. Экономика и инновационное образование. - 2011. - № 10(22). - С.205-217.
39. Рылько Е. Первая в России магистерская программа по урбанистике [Электронный ресурс]. URL: http://www.hse.ru/news/31623258.html (дата обращения: 05.01.2012).

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2017
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия