Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
Проблемы современной экономики, N 2 (42), 2012
ПРОБЛЕМЫ НАУКИ И ОБРАЗОВАНИЯ
Воронина А. С.
доцент кафедры теории экономики финансового факультета Нижегородского государственного университета им. Н.И.Лобачевского (национального исследовательского университета),
кандидат экономических наук


Российское образование: реалии, проблемы, тенденции
В статье обозначены некоторые проблемы, существующие в системе современного российского образования, выявлены основные тенденции развития образовательной сферы, и показана необходимость модернизации образования в целях повышения его качества и престижа
Ключевые слова: образование, образовательные услуги, качество образования, инновационное образование, финансирование образовательной и научной деятельности, модернизация российского образования
УДК 330; 338.; ББК 65   Стр: 408 - 412

Россия всегда отличалась огромным интеллектуальным потенциалом, благодаря уровню подготовки специалистов, который традиционно был высоким и составлял наше главное конкурентное преимущество. К концу 80-х годов советская система воспроизводства интеллектуального потенциала, по признанию видных ученых мира, по качеству значительно превосходила США и многие европейские страны. Об этом свидетельствуют достижения российских ученых в области математики, теоретической физики, космических технологий, ядерной энергетики, производства сверхчистых материалов, самолетостроении и др.
В настоящее время российское население по-прежнему отличается высокой грамотностью и образованностью. Уровень грамотности взрослого населения России, к которому относятся лица в возрасте от 10 до 49 лет, умеющие читать и писать, составляет в настоящее время 99,8% [10; 234]. Более 60% выпускников средних школ поступают в высшие учебные заведения, растет число государственных и негосударственных вузов и т.д., но все это, к сожалению, отнюдь не свидетельствует о высоком качестве современного российского образования. Если раньше образовательная система представляла собой своеобразный конвейер подготовки кадров с начальным, средним и высшим профессиональным образованием на бесплатной основе, то в настоящее время в этой системе произошел определенный сбой. В результате к ранее существующим проблемам добавился целый ряд новых. К старым проблемам можно отнести слабую материально-техническую базу российского образования, как следствие недостаточного финансирования. Об этом, в частности, свидетельствуют данные таблицы 1.

Таблица 1
Техническое состояние зданий государственных и муниципальных общеобразовательных учреждений (без вечерних (сменных) общеобразовательных учреждений)1 на начало учебного года
2005/062007/082009/10
Число общеобразовательных учреждений, требующих капитального ремонта, тыс.20,616,912,5
в % от общего числа общеобразовательных учреждений35,229,622,6
Число общеобразовательных учреждений, находящихся в аварийном состоянии, тыс.1,81,11,0
в % от общего числа общеобразовательных учреждений3,12,01,8
Численность обучающихся в общеобразовательных учреждениях, требующих капитального ремонта (тыс. чел.)6024,34595,83170,2
в % от общей численности обучающихся41,134,623,9
Численность обучающихся в общеобразовательных учреждениях, находящихся в аварийном состоянии (тыс. чел.)435,7250,8239,5
в % от общей численности обучающихся3,01,91,8
1 До 2009/10 учебного года статистическое наблюдение осуществлялось один раз в два года. С 2009/10 учебного года оно включает специальные (коррекционные) образовательные учреждения и классы для обучающихся и воспитанников с ограниченными возможностями здоровья, специальные учебно-воспитательные учреждения для детей и подростков с девиантным поведением, оздоровительные образовательные учреждения санаторного типа для детей, нуждающихся в длительном лечении; образовательные учреждения для детей, нуждающихся в психолого-педагогической и медико-социальной помощи.
Источник: Российский статистический ежегодник. 2010: Стат. сб. / Росстат. — М., 2010. — С. 234.

Данные таблицы показывают, что, несмотря на определенную положительную динамику, в 2009/2010 учебном году 22,6% государственных и муниципальных общеобразовательных учреждений, в которых обучалось 3170,2 тыс. человек, требовали капитального ремонта, а 1,8%, с численностью обучающихся 239,5 тыс. человек, находились в аварийном состоянии. А ведь речь идет о детях, которые при неблагоприятном стечении обстоятельств могут пострадать, как это не раз уже бывало. Кроме того, не все благополучно и с благоустройством зданий государственных и муниципальных образовательных учреждений, о чем свидетельствуют данные таблицы 2.

Таблица 2
Благоустройство зданий государственных и муниципальных общеобразовательных учреждений (без вечерних (сменных) общеобразовательных учреждений) на начало учебного года
 2005/062007/082009/10
Общеобразовательные учреждения, имеющие все виды благоустройства, тыс.34,036,138,2
в % от общего числа общеобразовательных учреждений58,063,269,4
Общеобразовательные учреждения, имеющие водопровод, тыс.44,144,345,3
в % от общего числа общеобразовательных учреждений75,377,782,2
Общеобразовательные учреждения, имеющие центральное отопление, тыс.46,847,047,3
в % от общего числа общеобразовательных учреждений79,882,486,0
Общеобразовательные учреждения, имеющие канализацию, тыс.36,938,540,7
в % от общего числа общеобразовательных учреждений63,067,473,9
Источник: Статистический бюллетень 2010 го: http://www.gks.ru/, www.stat.edu.ru

Данные таблицы 2 показывают, что не все государственные и муниципальные общеобразовательные учреждения имеют водопровод центральное отопление и даже канализацию. Образовательные учреждения порой не в состоянии обеспечить даже свою пожарную безопасность. Инфраструктура многих городских и муниципальных общеобразовательных учреждений не отвечает современным требованиям. В идеале данные учреждения должны иметь хорошо оснащенные спортивно-оздоровительные комплексы, где любой молодой человек мог бы бесплатно заниматься если не спортом, то по крайней мере физической культурой. Конечно, важно иметь в общеобразовательном учреждении плавательный бассейн. Подобные учреждения в России есть, но в 2009/2010 учебном году их было 1,3 тысячи, то есть 2,3% от общего числа. При этом 21,1% общеобразовательных учреждений не имеют даже физкультурного зала, а 10,3% — столовой или буфета [11]. Такая ситуация не может не сказываться на здоровье учащихся. К тому же интенсификация учебного процесса и связанные с этим стрессы, многочасовое просиживание детей у домашних компьютеров вместо подвижных игр и прогулок на свежем воздухе, нерегулярное, а порой и недостаточно качественное питание, вредные привычки (табакокурение, потребление алкоголя, наркотиков и других психоактивных веществ), которые часто начинают формироваться именно в школьном возрасте, только усугубляют положение. Можно лишь констатировать тот факт, что здоровье школьников за годы обучения резко ухудшается. К моменту окончания школы наши дети в большинстве уже страдают хроническими заболеваниями. Самыми распространенными болезнями школьников, наряду с близорукостью, являются гастрит и искривление позвоночника, а 15% детей, 25% подростков и до 40% призывников имеют проблемы с психическим здоровьем. В соответствии с данными результатов независимых исследований, проводимых ЮНИСЕФ (Детский благотворительный фонд ООН), 20% российских подростков подвержены серьезным депрессиям, тогда как в западных странах данный показатель составляет менее 5% [4]. Скорее всего, именно это является одной из причин высокого уровня подросткового суицида в России.
Не внушают оптимизма и результаты исследований, проведенных Научным центром здоровья детей РАМН, которые показывают, что сегодня среди выпускников российских школ только 3% здоровых детей. В среднем — один ученик на класс [7].
Что касается компьютеризации образовательных учреждений, то в Советском Союзе в конце 80-х годов об этом не могли даже мечтать. Задача использования технических средств в учебном процессе, безусловно, ставилась, но главным образом по-прежнему использовались мел и доска. Школьные и даже студенческие лаборатории снабжались морально устаревшим оборудованием, давно списанным с балансов предприятий и научно-исследовательских институтов. Достижения в сфере образования в те годы в основном были обязаны высокой квалификации и профессионализму специалистов, работавших в этой области. В то же время во многих развитых странах образовательные учреждения укомплектовывались самым современным оборудованием.
В настоящее время проблема комплектации российских учебных заведений электронными средствами обучения остается актуальной. Например, в государственных и муниципальных общеобразовательных учреждениях в 2009/2010 учебном году на 100 обучающихся приходилось всего 9 персональных компьютеров [10; 263].
В последнее время в результате реализации национального проекта «Образование» финансирование этой сферы увеличено. Доля государственных расходов на образование в ВВП увеличилась с 3,7 % в 2005 году до 4,0% в 2010 году. Правда, по сравнению с 2009 годом она снизилась на 0,1%. Удельный вес государственных расходов (расходы консолидированного бюджета) на образование в целом по стране в общем объеме консолидированных расходов также уменьшился с 11,8% в 2005 году до 10,5% в 2009 году [10;794]. По состоянию на 01.09.2011 года эти расходы составили 11,3%. [5]. В 2013 и 2014 годах предполагается дальнейшее уменьшение ассигнований на образование из федерального бюджета, что связано с намеченным завершением в 2013 году процесса модернизации региональных систем общего образования. Одновременно с этим, в соответствии с законодательством РФ о разграничении полномочий между различными уровнями власти, предполагается осуществлять дополнительное финансирование деятельности образовательных учреждений среднего профессионального образования за счет средств субъектов Российской Федерации, высвобождаемых в связи с переводом финансового обеспечения полиции на федеральный уровень[1]. Однако этих средств наверняка будет не достаточно.
Процесс реформирования системы образования в России, который интенсифицировался в последние годы, предусматривает, наряду с другими мерами, реализацию принципа софинансирования. Однако именно это и вызывает наибольшую озабоченность всего российского населения. В 2010 году вышел проект так называемого «Закона о школьной реформе» (Закона 83-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием правового положения государственных (муниципальных) учреждений»), согласно которому бюджетные общеобразовательные учреждения должны финансироваться государством лишь частично. В соответствии с этим законом, все учреждения предстоит объединить в три большие группы — казенные, бюджетные и автономные. Предполагается, что казенные учреждения будут финансироваться бюджетом, и все статьи затрат, от оплаты коммунальных услуг, транспортных расходов до приобретения канцтоваров, будут четко прописаны. Как и сейчас, средства им будут перечисляться через казначейство.
Бюджетным учреждениям средства также будут выделяться через казначейство, но уже в виде субсидий. Администрация школы или ВУЗа будет самостоятельно решать, как расходовать эти средства. Например, можно предложить учащимся дополнительные услуги в виде факультативов или секций (хотя скорее всего эти услуги будут предоставляться на платной основе).
Автономные учреждения получат наибольшую финансовую свободу. Они смогут не только оказывать платные услуги, привлекать инвестиции, но и тратить полученные доходы исключительно по своему усмотрению, в том числе и на заработную плату педагогов.
Понятно, что средств федерального центра, регионов и муниципальных образований недостаточно даже для укрепления материально-технической базы образовательных учреждений, то есть строительства и капитального ремонта зданий, всеобщей компьютеризации, покупки лицензионного программного обеспечения, приобретения современного оборудования и т.п. Однако мобилизация частных средств на нужды образования ограничивается, во-первых, недостаточной проработкой некоторых организационно-правовых механизмов, не позволяющих, например, широко использовать частные инвестиции, а главное — низкими доходами большинства российских семей. Никто не подвергает сомнению необходимость реформ в сфере образования. Но есть опасность превращения реформ в самоцель, что может сделать их деструктивными. Например, большую озабоченность вызывает то, что современная средняя школа практически превратилась в «институт натаскивания на ЕГЭ», а на повестке дня стоит вопрос о доступности не только высшего, но и среднего образования. Положение усугубляется тем, что население не имеет достаточной информации о готовящихся изменениях. На наш взгляд, реформы в сфере образования должны быть транспарантными и осуществляться с участием всех заинтересованных лиц: ученых, педагогов и родителей.
Очевидно, качественная составляющая является главной при проведении любых реформ. Качество в сфере образования во многом зависит от квалификации специалистов, работающих в этой области, от их благополучия. Между тем проблема повышения оплаты труда преподавателей, по-прежнему остающейся очень низкой, решается медленно. На это, в частности, обращал внимание В.В. Путин в ходе встречи с профессорско-преподавательским составом вузов, отметив, что в 56 субъектах РФ профессорско-преподавательский состав вузов получает зарплату ниже, чем в среднем по региону. В результате имеет место значительная девальвация статуса педагога и научного работника. Часть высококвалифицированных специалистов покинула эту сферу, а оставшиеся вынуждены работать на две ставки и более. Если преподаватель обладает чувством ответственности, серьезно готовится к каждому занятию, то он работает в ущерб своему здоровью. В этих условиях вузы, руководствуясь тактикой «выживания», создают многочисленные филиалы на периферии и даже в колониях общего режима. Подбор педагогических кадров иногда осуществляется не в соответствии с квалификацией, а по принципу готовности много работать за маленькую зарплату. В результате в сферу образования часто приходят случайные люди. К тому же оставляют желать лучшего и методы оценки квалификации преподавателей. В некоторых вузах преподавателю уже недостаточно иметь публикации в рецензируемых российских научных журналах, а предпочтительнее публиковаться за рубежом. Однако при определенных обстоятельствах, в условиях гипертрофированной секретности, а иногда и просто «шпиономании», это может стать поводом для обвинения некоторых российских ученых в передаче секретных данных и технологий за границу.
Другой серьезной проблемой является коррупция в образовательных учреждениях, уже ставшая «притчей во языцех». Это негативное явление ведет к непредсказуемым последствиям, так как педагог помимо знаний формирует у своего ученика систему нравственных ценностей, которые будут определять его поступки в дальнейшем. Если ребенок «окунается» в коррумпированную среду начиная с дошкольного учреждения, то вряд ли нам когда-нибудь удастся победить коррупцию. Известные события лета 2011 года наглядно показали, что переход на аттестацию знаний учащихся в форме единого государственного экзамена в этом отношении мало что меняет. И здесь уместно отметить еще одно очень важное обстоятельство. Мы обращаем внимание на отсутствие патриотизма у молодежи, но может ли нищий педагог, берущий взятки, воспитать у своих учеников чувство любви к своей Родине?
Есть серьезные проблемы в организации и финансировании научной деятельности.
В Советском Союзе на НИОКР тратилось примерно 5% ВВП [9; 51], и страна по этому показателю входила в число мировых лидеров. Была создана мощная система фундаментальных и прикладных исследований, включавшая более трех тысяч НИИ, где работали почти 1,5 млн. научных работников — примерно одна четверть всех научных работников мира. Концентрация огромных ресурсов позволила добиться технологического прорыва в целом ряде отраслей ВПК, атомной и авиакосмической промышленности, приборостроении и других.
В настоящее время расходы Российской Федерации на НИОКР составляют всего лишь 1% ВВП. Россия отстает от США по расходам на НИОКР в 17 раз, от Европейского Союза — в 12 раз, от Китая — в 6,4 раза, от Индии — в 1,5 раза. По данным ОЭСР, в России на 1000 занятых в экономике приходится 6,7 научных исследователей [3].
Основной задачей высшей школы в области подготовки научных кадров является сохранение фундаментальности образования, которая всегда отличала российское образование и была нашим конкурентным преимуществом. Поэтому к решению вопроса о том, куда лучше направлять государственные средства: на фундаментальные или прикладные науки — надо подходить очень взвешенно. Конечно, результаты фундаментальных исследований не всегда предсказуемы, но именно они являются основой развития прикладных наук. И чрезмерный перекос в пользу прикладных исследований вряд ли принесет пользу, зато отдаленные негативные последствия могут быть необратимыми. В «Стратегии 2020» утверждается: «В условиях низкой эффективности национальной инновационной системы в России это означает ускоренное «вымывание» из страны сохраняющегося конкурентоспособного потенциала — кадров, технологий, идей, капитала» [2]. Положение усугубляется отсутствием соответствующей инфраструктуры для научных исследований (как фундаментальных, так и прикладных), комфортных условий для проживания научных работников, достойной оплаты труда и т.п. Возможность получения российских грантов также весьма проблематична. Можно затратить очень много сил и времени на оформление огромного количества малополезных с точки зрения реальной оценки заявленной научной работы документов без всяких гарантий (и чаще всего с заведомо отрицательным результатом) на получение гранта. Все это способствует тому, что молодые люди предпочитают заниматься бизнесом, а не наукой, или наукой, но не в нашей стране, обеспечивая тем самым процветание другим странам.
В последнее время много говорится о том, что имеет место процесс перепроизводства некоторых престижных пока еще специальностей, например, юристов и экономистов. В результате возникают две противоположные тенденции. С одной стороны, многие молодые люди, окончившие ВУЗ, работают не по специальности, а с другой стороны, растет число желающих получить юридическое и экономическое образование в качестве второго высшего. В этой связи следует обратить внимание на то, что в настоящее время примерно 40% ВВП России создается за счет экспорта сырья, а конкурентоспособная наукоемкая промышленность практически исчезла. Машиностроение, электроника и другие высокотехнологичные отрасли формируют российский ВВП лишь на 7–8%. Экспорт высокотехнологичной продукции составляет всего 2,3% промышленного экспорта России [3]. Поэтому для того, чтобы дипломированные инженеры или техники нашли для себя достойную работу, необходимо, чтобы экономика заработала в полную силу. Пока же многие из них также работают не по специальности. Что касается гуманитарных наук, то их роль в современной России принципиально изменилась. К счастью, в настоящее время они занимаются реальными исследованиями, а не апологетикой существующего строя, как это было в СССР. Конечно, некоторые политики и представители властных структур часто являются соискателями кандидатской или докторской степеней (не всегда отличая одну степень от другой) по статусным соображениям. Как правило, они стараются защитить диссертацию в области экономики, социологии или политологии. Не все из них, в силу загруженности государственными делами, имеют возможность самостоятельно заниматься исследованиями и поручают это другим, а затем, будучи публичными людьми, демонстрируют свою некомпетентность, что не самым лучшим образом сказывается на отношении общества к представителям гуманитарных дисциплин. Между тем задача гуманизации образования, в которой основная роль отводится именно гуманитарным наукам, пока еще не решена. Вряд ли гуманитарию в современной России сложнее найти работу, чем инженеру. Скорее всего, наоборот, они более коммуникабельны, и могут хорошо устроиться на работу даже не по своей специальности. Проблема в другом. Уровень развития российской экономики в настоящее время таков, что многие специалисты с высшим образованием, в том числе и гуманитарным, не востребованы на российском рынке труда. Можно предположить, что переход на двухуровневую систему образования, с ускоренной трансформацией «специалистов» в «бакалавров» и «магистров», в соответствии с Болонской декларацией, лишь обострит данную проблему. Например, степень бакалавра, полученная в педагогическом ВУЗе, не даст ее обладателю возможности преподавать. Скорее всего, работодатели будут отказывать в приеме на работу тем, кто имеет квалификацию «бакалавр», а семья бакалавра будет вынуждена выделять ему деньги для продолжения учебы в магистратуре. Возможно, тем самым нам и удастся увеличить ожидаемую продолжительность обучения до 14 с лишним лет. Однако само по себе это вовсе не означает, что образовательная система будет готовить не дилетантов, а профессионалов высокого уровня, к тому же востребованных российским бизнесом.
Понятно, что всесторонняя модернизация образовательной системы необходима. Нельзя только допустить, чтобы модернизация была сведена к малозначительным формальным изменениям, увеличению документооборота, бесконечным проверкам образовательных учреждений на «соответствие». Многие образовательные учреждения и без того часто испытывают определенный прессинг, например, лишение лицензии со стороны Министерства образования. Педагогические коллективы, вместо того чтобы реально улучшать качество образовательных услуг, используя современные технологии и создавая условия своим преподавателям для повышения квалификации, занимаются составлением многочисленных отчетов, справок. Или, составляя рабочие программы по определенным дисциплинам, вынуждены искать соответствие отдельных тем курса с «компетенциями» действующего Государственного образовательного стандарта высшего профессионального образования и т.п., уделяя больше внимания формальной стороне дела. Если на первый план будет выдвигаться задача вовремя и «правильно» отчитаться за проделанную работу в области повышения качества, что не имеет ничего общего с реальным повышением качества преподавания, а лишь отвлекает преподавателя от подготовки к занятиям, то реформы образования будут окончательно дискредитированы. Безусловно, необходимо выработать эффективную систему мониторинга качества образовательных услуг. Это, прежде всего, необходимо для выявления образовательных учреждений, которые предлагают «суррогаты» вместо качественных образовательных услуг.
В результате уже давно некоторые работодатели дипломированным специалистам с высшим образованием предпочитают не дипломированных, но с опытом работы. В последние годы появилось значительное количество негосударственных образовательных учреждений. Среди них есть солидные учреждения, которые очень хорошо себя зарекомендовали, предлагая населению качественные образовательные услуги за не очень высокую плату, при этом реализуя целую систему материального стимулирования для педагогического состава. Однако встречаются и такие, которые были созданы предприимчивыми гражданами с определенными целями. Легализуя продажу дипломов, они, соответственно, предлагают образовательные услуги низкого качества, или вообще не предлагают никаких образовательных услуг. В этой связи в министерстве образования и науки РФ было принято решение в рамках Федеральной целевой программы развития образования на 2011–2015 годы создать специальные центры для оценки и сертификации квалификации дипломированных специалистов. Выпускникам вузов предлагается сдавать экзамен на профессиональную пригодность. Успешно сдавшие экзамен получат специальный сертификат, подтверждающий квалификацию его владельца. Пока все это будет проходить на добровольной и бесплатной основе, а центры будут тестировать только тех, кто выбрал особо значимые для страны специальности, такие как атомная, аэрокосмическая промышленность и авиастроение, нанотехнологии, юриспруденция, педагогика, информатика и др., где особенно важна независимая система оценки»[8]. Однако нам представляется, что логичнее было бы средства, выделенные на создание этих центров, (которые придется располагать в каких-то специальных помещениях, укомплектовывать соответствующими кадрами, снабжать мебелью, компьютерами и т.п.), направить в те образовательные учреждения, которые предоставляют качественные образовательные услуги. Это по крайней мере позволило бы сэкономить государственные средства.
А пока, чтобы мы ни говорили о различных рейтингах и принципах, в соответствии с которыми они составляются, факт остается фактом: ни один из российских вузов не вошел в список престижных учебных заведений, составленный Times Higher Education [13]. Само по себе это, конечно, ни о чем не говорит, но тем не менее необходимость модернизации российского образования становится еще очевиднее. Вопрос заключается в качестве самих реформ и их целевой ориентации. Слепое копирование чужого опыта может привести к обратному результату и разрушить то положительное, что создавалось многими предшествующими поколениями. Образовательные реформы должны быть конструктивными и нацеленными не только на обеспечение международной сопоставимости российских дипломов с дипломами других стран и, соответственно, на интеграцию российского образования в мировую образовательную систему. Это вполне может быть достигнуто в процессе развития, повышения качественного уровня и престижа российского образования. Чтобы сделать это реальностью, необходимо уделять особое внимание содержательным аспектам образования. Поэтому меры, предпринимаемые в плане реформирования и модернизации образования, должны быть тщательно продуманы, просчитаны и скоординированы. Здесь так же, как и в медицине, очень актуален принцип: «не навреди».
В методологическом плане развитие образования ограничено пределами рыночной эффективности. Поэтому само это развитие не может происходить обособленно от решения всего комплекса социально-экономических проблем и, в частности, проблемы экономического роста. Образование должно стать реальным фактором повышения производительности труда, способствовать увеличению темпов прироста производительности труда относительно темпов прироста заработной платы. К тому же система образования сама превращается в доходную сферу деятельности и способствует повышению народного благосостояния. Ведь именно в этом ракурсе рассматривается проблема развития образования в развитых странах, так как развитие отдельных отраслей увеличивает спрос на соответствующие образовательные услуги.
Но, как совершенно справедливо указывает ректор МГУ им. М.В. Ломоносова академик В.А. Садовничий: «Нельзя в образовании всё сводить к рыночным принципам, согласно которым образование — это услуга, подлежащая оплате, знания — товар, а студент — покупатель. Чтобы приобрести знания, недостаточно заплатить за обучение — знания становятся настоящей «собственностью» только в результате серьёзной самостоятельной работы того, кто учится, его умственного труда» [6].
В настоящее время в России взят курс на инновационное развитие. Успешное следование этому курсу возможно лишь при определенных условиях, главным из которых, на наш взгляд, является создание прочного фундамента в виде развитой и качественной системы российского образования. Такой системы, которая в состоянии готовить высококвалифицированных специалистов с широким кругозором, способных стать генераторами принципиально новых идей и открытий. Мнение о том, что «локомотивом» научно-технического прогресса должны стать научные и прикладные открытия, разработки в сфере ВПК[12], заслуживает внимания. Но в данном случае, скорее всего, речь идет о распространении на другие сферы экономики уже имеющихся открытий и разработок, некоторые из которых были унаследованы от СССР. Сейчас нужны новые идеи, научные разработки и открытия, а главное — соответствующие кадры, способные выполнить грандиозные задачи, сформулированные в рамках Стратегии инновационного развития Российской Федерации на период до 2020 года «Инновационная Россия — 2020». В этом смысле «локомотивом» инновационного развития должно стать образование.
На наш взгляд, для того чтобы добиться реального повышения качества образования, необходимо прежде всего осознать, что авторитарно-бюрократическая «модернизация» образования, осуществляемая чиновниками, имеющими свое представление о справедливости и о том, «как должно быть», часто пренебрегающими интересами граждан, не учитывающими общественных запросов, изначально бесперспективна. Во-первых, реформы должны быть понятны, приняты и поддержаны общественностью. Во-вторых, необходимо создать нормативно-правовую базу для реализации идеи инновационного образования. В-третьих, увеличить финансирование образовательной сферы за счет привлечения ресурсов из различных источников, в том числе и за счет частных инвесторов, осуществляя при этом строгий контроль над использованием средств. Кроме всего прочего, это позволило бы повысить социальный статус работников образования и тем самым привлечь в эту сферу высококвалифицированные кадры. В-четвертых, необходимо создать принципиально новую инфраструктуру образовательных учреждений, которая позволила бы решить целый комплекс социально-экономических и организационно-экономических проблем в сфере образования. В-пятых, необходимо способствовать распространению эффективных образовательных технологий. В-шестых, необходимо создать эффективный механизм, соединяющий рынок труда и образование. Таким механизмом могли бы стать биржи образовательных услуг, которые обеспечивали бы предложение высококвалифицированных специалистов и осуществляли бы контроль над качеством «на входе и выходе». Это позволило бы удовлетворять меняющиеся потребности рынка труда в соответствии с требованиями, предъявляемыми к квалификации работников. В-седьмых, необходимо способствовать демократизации и гуманизации российского образования. В-восьмых, опираясь на поддержку международных организаций, таких как ЮНЕСКО, Совет Европы, Европейский союз, которые играют значительную роль в развитии образования, необходимо создать условия для интеграции российского образования в мировую образовательную систему.
Известно, что уровень образования является важнейшим индикатором качества жизни населения. Высокий уровень образования обеспечивает возможность и создает условия для самореализации и творческого развития личности каждого гражданина страны. Поэтому реформы в сфере образования должны не разрушать интеллектуальный потенциал общества, а способствовать его укреплению и всемерному развитию, обеспечивая тем самым высокое качество жизни российского населения.


Литература
1. Послание Президента России о бюджетной политике в 2012-2014 годах. http://президент.рф/
2. Стратегия инновационного развития Российской Федерации на период до 2020 года. «Инновационная Россия — 2020» 10.01.2011 http://inno.nsu.ru/
3. Рогов С. Россия должна стать научной сверхдержавой // Электронное издание «Наука и технологии России», 23.03.10.
4. Анализ положения детей в Российской Федерации: на пути к обществу равных возможностей» http://www.unicef.ru/imgs/logo.png
5. Министерство финансов РФ. Информационно-аналитический раздел. Бюджетная система. http://info.minfin.ru/fbdohod.php
6. Интервью с ректором. Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова // Торгово-промышленные ведомо­сти. — 2009. — № 13 (июль)
7. Здоровье школьников // «АиФ Здоровье». — 2010. — №38 (16 сент.) http://www.aif.ru/health/article/37672
8. Важдаева Н. Невысшее образование // Итоги. — 2011. — № 50 (12 дек.) http://www.itogi.ru/
9. Народное хозяйство СССР за 70 лет. Юбилейный статистический ежегодник. — М., 1987.
10. Российский статистический ежегодник. 2010: Стат.сб. / Росстат. — М., 2010.
11. Статистический бюллетень 2010 года http://www.gks.ru/, www.stat.edu.ru
12. Политов В. Перспективы развития оборонно-промышленного комплекса России. (Интервью с депутатом Государственной Думы, председателем Комитета Государственной Думы по безопасности В. Васильевым). http://info@umpro.ru
13. http://www.timeshighereducation.co.uk/world-university-rankings/

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2017
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия