Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
Проблемы современной экономики, N 2 (42), 2012
ИЗ ИСТОРИИ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ МЫСЛИ И НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА
Метелёв С. Е.
директор Омского института (филиала) Российского государственного торгово-экономического университета,
доктор экономических наук, профессор


К вопросу об использовании опыта НЭПа в регулировании рынков сельхозпродукции в контексте вступления России в ВТО
В статье рассматривается использование экономического наследия НЭПа при подготовке предложений и последующему их утверждению в Государственной программе развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции в контексте вступления страны в ВТО и указов Президента РФ В.В. Путина
Ключевые слова: новая экономическая политика (НЭП), регион, агропромышленный комплекс, экономическое наследие, торговый дом, товаропроводящие сети, вексель
УДК 330.34.014; ББК Т3(2)713-7я43   Стр: 437 - 439

Разразившийся осенью 2008 года глобальный кризис ликвидности (отсутствие денег при предъявлении требований выполнения краткосрочных обязательств), начавшийся в США и прокатившийся практически по всем рынкам мира, сравнивается сегодня с аналогичным кризисом начала 30-х годов прошлого столетия в США. Именно там, в прошлом, нынешнее поколение американцев попыталось найти ответы на сегодняшние вопросы с целью выработки предотвращения дальнейшей эскалации кризиса. Правительство Германии решило в 2008 году самостоятельно защищать свою экономику от кризиса ликвидности. Однако, процессы глобализации, сегодняшняя взаимозависимость экономик разных стран мира заставляют объединяться правительства стран с развитыми экономиками против кризиса. В этой связи России, на взгляд автора, не помешает заглянуть в прошлое для поиска своего экономического наследия в разрешении современных кризисов. Автор считает уместным в этой связи напомнить высказывание классика русской литературы А. Герцена:
Полнее сознавая прошлое, мы уясняем современное;
Глубже опускаясь в смысл былого, раскрываем
смысл будущего;
Глядя назад, шагаем вперёд.
Впервые глобальный кризис неплатежей охватил россий­скую экономику в начале 20-х годов прошлого века при тогдашнем переходе к рынку — НЭПу. Как и теперь, почувствовав волю, предприятия-производители стали завышать цены в надежде на высокие прибыли, и очень скоро деревня — главный покупатель промышленных товаров, при отменном урожае и, соответственно, хороших доходах, резко сократила приобретение тканей, керосина, сахара, сельхозорудий и других промышленных товаров. Заводы и фабрики вынуждены были сокращать производство, а, в последующем, и останавливать его. И тогдашние, совсем не глупые руководители российской экономики правильно поняли сложившуюся угрожающую кризисом ситуацию. Им было ясно, что именно кризис оборотных средств, то есть нехватка платежных средств у предприятия из-за роста цен и сокращения сбыта, а тем самым, производства и есть первопричина и генератор общехозяйственного кризиса в стране. Следовательно, от того, удастся или не удастся разрешить кризис неплатежей, напрямую зависела судьба всей экономики. Хроническая нехватка средств на оплату поставок, услуг, перевозок вела к быстрому умиранию национальной экономики. В результате верных и своевременно принятых управленческих решений за полтора года кризис оборотных средств ликвидировали. Предпринято было следующее.
Во-первых. Хозяйственное руководство страны ясно осознавало, что есть два пути умирания национальной экономики — быстрый и медленный. Медленный, когда отсутствие капиталовложений в производство оборудования через сколько-то лет приводит к физическому и моральному изнашиванию и перестает работать. Быстрый, когда хронически не хватает средств на оплату поставок, услуг, перевозок и производство становится невыгодным самим производителям, и по этой причине останавливается. Стало быть, первейшая опасность — это кризис оборотных средств. Именно его необходимо, прежде всего, остановить. А капиталовложения — задача номер два.
Во-вторых. Государство объединило однородные заводы и фабрики большого города или губернии в тресты.
Объединённые предприятия или тресты — это такая организация группы предприятий, когда последние отказываются от своей экономической и правовой самостоятельности. С этого момента существует только одно единственное предприятие, прежние же становятся подразделениями треста.
Всего таких трестов было организовано в стране чуть более семисот. Банковский счет был только у треста, и, стало быть, платежи за продукцию и услуги проводились только между трестами. Это-то и экономило оборотные капиталы промышленности: трест выдавал заводам и фабрикам наличные деньги только на зарплату, а все другие расчеты с ними проводил посредством бухгалтерских проводок, что не требовало “живых” денег. Стало быть, реальный объем производства обслуживался, и нормально обслуживался, меньшими объемами капиталов, чем раньше.
В-третьих. Тресты могли и сами торговать своей продукцией и реализовывать её на товарных биржах. Но очень скоро на примере текстильщиков убедились, что лучше всего это делается через посредство оптовых «купцов» — синдикатов.
Синдикат — объединение по интересам производителей и сбытовых организаций для реализации товаров через конторы по продаже. Объединение по интересам представляет собой горизонтальное или вертикальное объединение юридически самостоятельных предприятий, которые делегируют часть собственной экономической самостоятельности объединённому органу управления.
Тресты вступали в отраслевые синдикатские соглашения, создавая в качестве акционеров свои сбытовые и снабженческие объединения. Синдикат оказывался посредником между производителями и розничными покупателями. Он должен был согласовывать интересы и возможности производителей и покупателей. Только так могли расти его прибыли. Знаменитый в те годы текстильный синдикат, например, отлично знал спрос и деревни, и города на ткани — с одной стороны, и суммы затрат на производство, а также возможности фабрик — с другой. Как «слуга двух господ», синдикат устанавливал паритетные цены на таком уровне, чтобы больше продать. Иначе, зачем бы он был нужен трестам.
Кроме того, что очень важно, синдикат закупал продукцию у трестов под векселя и продавал её розничной торговле так же под векселя, которые не подлежали учёту в банках. Это значило, что только денежная выручка гасила вексель синдикату и только оплата деньгами гасила его долги предприятиям. Тем самым все звенья цепи трест — синдикат — магазин были завязаны на один общий результат: произвести то, что купят; доставить товар туда, где купят; по той цене продать, по которой купят; да еще при том, что чем больше продать, тем больше прибыли у всех; и чем скорее погасишь свой вексель, тем меньше твои издержки. Помимо того, что синдикаты стабилизировали цены и наладили цепочки связей от производителей к конечным покупателям, они ещё и экономили своими покупками и продажами продукции под вексель то, чего больше всего не хватало хозяйству в его кризисном положении: оборотные средства. Синдикаты, которых в стране было создано 21 единица, буквально за считанные месяцы, а именно за год и семь месяцев, наладили подъем промышленности и к середине двадцатых годов кризис оборотных средств был остановлен. По сути дела, синдикаты в то время выполняли роль и товаропроводящей сети, и системы организованных рынков, трансформировавшись впоследствии в систему плановых органов. Именно синдикаты занимались координацией и согласованием действий в российской экономике того времени.
Другого разумного пути нормализации платежного оборота в стране не было, да, видимо, и быть не могло. По мере изживания кризиса открывались закрытые прежде предприятия, после чего были ликвидированы тресты и страна перешла к решению следующей задачи — созданию новых заводов и фабрик. Производство стало прирастать на десятки процентов в год. Червонный рубль прочно встал на Лондонской фондовой бирже в ряд ведущих валют мира. Казалось, что и вексель должен был исчезнуть вместе с трестами и синдикатами. Но ничего подобного не произошло.
Постановлением ЦИК и СНК от 7 августа 1937 года № 104/1341, которое действует по сегодняшний день, было утверждено Положение о переводном и простом векселе, предусматривающее порядок выпуска и обращения векселей. Необходимо заметить, что вексель возник из функции денег как средства платежа. В международной торговле, а также во внутреннем обороте развитых стран мира, вексель используется как одно из важных средств оформления кредитно-расчетных отношений. И по-другому быть не может, ибо при монетарной политике, когда денежная масса равна количеству произведённых товаров, умноженных на их цены, расширенное воспроизводство практически невозможно без вексельного обращения. Да и как иначе можно увеличить производство товаров, когда нет для этого «живых» денег? Ведь даже при росте производства, моментально с выпуском дополнительного количества товаров «живые» деньги не появятся; для этого нужен определённый период времени. Следовательно, дополнительно выпущенные товары будут не востребованы, ибо за них нечем рассчитываться, а это ведёт снова к снижению объёма производства товаров. Заменить же «живые» деньги должны векселя с указанием в них срока платежа, учитывающего период появления дополнительных живых денег.
Как в целом для государства, так и для Омской области вексельное обращение будет выгодно в связи с тем, что:
● во-первых, при отсутствии «живых» денег именно вексельное обращение объединяет все этапы процесса производства и реализации валового регионального продукта;
● во-вторых, чем через большее количество предприятий проходит тот или иной вексель в период срока его обращения (до дня платежа), тем большее количество налогов получает с него государство.
Если предположить, что каким-либо хозяйствующим субъектом выпущен в обращение вексель определённой суммы (С), который проходит через определенное количество (N), т.е. предприятий, то сумма налогов (Н), которая по нему будет начислена выражается следующей формулой:
Н = 0,23 х С х N рублей,
где 0,23 — примерная доля всех налогов и сборов в выручке предприятия (23%);
N — количество предприятий через которые проходит вексель;
Н — сумма налогов.
Вот это Н и есть та доходная часть областного бюджета, которую так часто ищут законодатели Омской области. Понятно, что чем больше N, тем больше Н. Понятно также и то, что чем устойчивее ежеквартальное увеличение количества продукции (работ, услуг), выпускаемых (оказываемых) хозяйствующими субъектами экономики Омской области, тем больше Главное управление Центрального Банка РФ по Омской области будет «впрыскивать» в региональную экономику «живых денег», ориентируясь при этом на нормативное в 70% соотношение денежной массы к стоимости выпущенной продукции.
Теперь выстроим ту последовательность реформаторских действий при разрешении экономических кризисов, которая диктуется российским экономическим наследием: ликвидация неплатежей — рост капиталовложений — устойчивый рост производства — подъем народного благосостояния. Именно такой порядок шагов, а не задержка с выплатой заработной платы учителям, врачам, военным и т.д., как это было совсем недавно в нашей российской действительности, укрощает экономический кризис, а заодно и инфляцию, низведя её до минимума.
Таким образом, исторический опыт показывает, что для изживания кризиса должны быть созданы в экономике определенные организационные структуры, адекватные требованиям дня и являющиеся своеобразными «точками роста». Проще говоря, вопрос ставится так: раньше были тресты и синдикаты, а что можно предложить сейчас? Какими сегодня должны быть «точки роста» экономики, и какими должны быть их отношения с государством? Тресты, как самостоятельные хозяйственные объединения, являлись во времена НЭПа определенной формой управления государственной промышленностью. Но действовали они по частнохозяйственному принципу. Трестам вверялась определенная доля государственного имущества и ставилось в обязанность использовать это имущество с максимальной выгодой для государства. Способы и приемы, с помощью которых тресты должны были добиваться благоприятных для государства результатов, оставались на их усмотрение. Государство в лице своих административно-хозяйственных органов не вмешивалось в административную и оперативную деятельность трестов, но оставляло за собой общий надзор и верховное руководство капиталами, вложенными в промышленность. Так было в прошлом. Сегодня же можно говорить только об экономическом партнерстве с государством, а, следовательно, о новой структуре управления экономикой в Омском регионе. Вопрос разработки этой структуры сложен и требует не интуитивно-эмпирического подхода, а имитационного моделирования, основанного на нашем экономическом наследии и объективных тенденциях современного развития.
Итак, исходя из всего вышеизложенного материала, основываясь на принципе территориального подхода (регион, район), а также учитывая, что Омская область, по сути, является аграрно-промышленной областью, в каждом сельском муниципальном образовании области должен пройти процесс горизонтальной интеграции предприятий, находящихся на территории района. Этот процесс должен породить, в первую очередь, создание такого сельского районного торгового аппарата, который был бы способен «протолкнуть» товарные массы в оборот, то есть своего рода районный синдикат начала 21 века. Сегодня это можно назвать сельским районным торговым домом.
Торговый дом — это, как правило, совокупность снабженческо — сбытовых организаций, объединенных общими интересами и обслуживающих общественные районные нужды.
Но, исходя и учитывая сегодняшнее экономическое положение сельских товаропроизводителей, торговый дом должен стать в полном смысле синдикатом, то есть горизонтально — вертикальным объединением юридически самостоятельных сельских предприятий, которые делегируют часть собственной экономической самостоятельности объединённому органу управления. Сегодня же, исходя из интересов как сельского района, так и в целом Омской области, да и всего государства, сельский районный торговый дом желательно организовать на основе государственно-частного партнерства. Это восстановит управляемость АПК Омского региона.
Необходимость в сельском районном торговом доме полностью подтверждается таким классическим показателем бизнеса, как оборот капитала. Влияние оборота капитала на производство прибыли вкратце можно изложить в следующих положениях.
Так как для оборота требуется время известной продолжительности, на производстве (в торговле) не может быть употреблён одновременно весь имеющийся капитал, следовательно, часть капитала постоянно должна бездействовать: в форме денежного капитала; товарных запасов; запчастей; имеющегося, но ещё не проданного товарного капитала или долговых требований, для которых ещё не наступил срок или по каким-то другим причинам и т.п. Чем короче время оборота, тем меньше по сравнению со всем капиталом эта бездействующая часть капитала и, следовательно, при прочих равных условиях тем больше становится прибыль, а в результате повышается обычная норма прибыли.
По расчетам автора в 2008-2009 гг. оборот капитала у 420 сельских товаропроизводителей Омской области составлял в среднем 0,75 раза в год, в том числе: а) по степной зоне — 0,82 раза; б) по южной лесостепи — 0,84 раза; в) по северной лесостепи — 0,58 раза; г) по северной зоне — 0,41 раза; д) по ОАО «Омское» по птицеводству — 0,81 раза.
Приведённые цифры говорят, что обернувшаяся капитальная стоимость (сумма оборота), заложенная в реализуемый товар, меньше имеющихся у сельхозпроизводителей всей суммы оборотных средств с учётом износа основных средств. Здесь необходимо заметить, что в торговой практике сельхозпроизводителей капитал только тогда может закончить полный оборот, когда сумма издержек производства реализованных ими товаров равняется сумме имеющихся у них оборотных средств (с учётом износа основных средств). При этом необходимо подчеркнуть, что повторение оборота товарно-торгового капитала выражает не что иное, как повторение актов купли и продажи, а повторение оборота двух сфер агропромышленного капитала (сельское хозяйство + переработка и сбыт) выражает периодичность и возобновление всего процесса воспроизводства продуктов (включая в него и процесс потребления). Торговля, опосредствуя оборот агропромышленного капитала, сокращает время его обращения. Конечно, можно сказать, что оборот ограничен быстротой и размерами потребления продуктов питания населением. Действительно, ограничен. Но ведь в южной лесостепной зоне, включающей в себя 8 сельских районов, в таком районе, как Исилькульский оборот капитала составил 1,06 раза, а в таком, как Кормиловский, — 0,63 раза. И так, практически, по всем зонам. Это только говорит о том, что у сельских товаропроизводителей нет должной товаропроводящей сети. Понятно, что дальше так работать нельзя. Поэтому решить эту проблему должны сельские районные торговые дома.
Необходимость в сельских районных торговых домах диктуется также остротой сегодняшнего противостояния производителей продовольствия и торговых сетей. В указанном противостоянии самой разумной выглядит идея о развитии конкуренции в сфере торговли: расширении сети продовольственных рынков и создании продовольственных кооперативных торговых сетей посредством сельских районных торговых домов. Времени на это нужно много, а это ещё один минус в складывающейся сегодня финансово-экономической ситуации. Но делать это необходимо и делать необходимо оперативно, поскольку страна стоит на пороге окончательного вступления в ВТО. И начать нужно с реализации концепции развития магазинов «шаговой доступности», подразумевающей появление продовольственных магазинов на первых этажах многоэтажных жилых домов, чтобы жителям не приходилось далеко ходить за покупками. Этот посыл адресуется, прежде всего, уже имеющимся сельским районным торговым домам, а также организациям малого и среднего бизнеса. Им предлагается выкупать трехкомнатные квартиры на первых этажах и открывать в них магазины.
Подобным сценарием торгово-экономической политики можно решить проблему противостояния (или взаимоотношения?) крупных федеральных сбытовых сетей и сельских товаропроизводителей, чья продукция в силу своей неконкурентоспособности практически игнорируется сбытовыми сетями, а потому обречена на экономическое вымирание.

Выводы
1. Кризис — это определённый этап развития экономики страны, когда ввиду сложившихся реалий необходимо установление верных пропорций между тем, что государство в состоянии «переварить», подчиняя своему прямому воздействию, и тем, что такому воздействию поддаётся слабо или же не поддаётся совсем и относится к стихии частного рынка. Только посредством творческого использования своего экономического наследия можно разрешать вопрос кризисов в экономике.
2. Для преодоления кризиса должны быть созданы в экономике каждого российского региона определенные организационные структуры, адекватные требованиям дня и являющиеся своеобразными «точками роста». В аграрном секторе экономики к таким структурам относятся сельские районные торговые дома, каждый из которых может использовать на своей территории координирующее ценообразование, впоследствии положив его в основу как создания и работы продовольственных кооперативных торговых сетей, так и в решение проблемы взаимоотношения с крупными федеральными сбытовыми сетями.
3. Сегодня в Омской области сложилась благоприятная ситуация для организации на её территории «точек роста». Необходимо, говоря словами А. Герцена, начать «шагать вперёд».


Литература
1. НЭП и хозрасчёт / Редколл.: Н.Я. Петраков (пред.), Н.П. Федоренко, В.Л. Перламутров, Н.К. Фигуровская. - М.: Экономика, 1991. - 364 с.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2017
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия