Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
Проблемы современной экономики, N 2 (42), 2012
ИЗ ИСТОРИИ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ МЫСЛИ И НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА
Федотьев Д. С.
аспирант кафедры истории Российского государственного педагогического университета им. А. И. Герцена (г. Санкт-Петербург)

Евреи в петербургском предпринимательстве во второй половине XIX — начале ХХ в.
В статье рассматривается структура и основные направления развития еврейского предпринимательства в Петербурге во второй половине XIX — начале XX в. Впервые комплексно анализируется место евреев в хозяйственной жизни города. На основе использования обширного статистического материала делается вывод о заметном подъеме (несмотря на сохраняющиеся неблагоприятные институциональные условия) деловой активности этой группы промышленников и торговцев накануне Первой мировой войны
Ключевые слова: Санкт-Петербург, евреи, история предпринимательства, предпринимательство, торговля, промышленность
УДК 947.083   Стр: 439 - 442

К концу XIX века Российская империя оказалась в сложной социально-экономической ситуации. С одной стороны, правительство последовательно шло по пути финансового оздоровления страны, стремилось активизировать ее промышленное развитие. Серьезные изменения были осуществлены в сфере акционерного и биржевого законодательства. В 1897 году в России был введен золотой стандарт, в 1898 году принят закон о промысловом налоге. Министр финансов С.Ю.Витте считал необходимым привлекать иностранные капиталы на развитие промышленности и банковской сферы, поощрять использование западного технологического опыта, разрешать иностранным инвесторам приобретать недвижимость в империи. Рост таможенных пошлин укреплял позиции отечественных производителей, повышал заинтересованность иностранных предпринимателей в открытии предприятий в самой России1. С другой стороны, отсутствие в стране основополагающих гражданских и политических свобод, в значительной мере закрытая, бюрократизированная экономическая политика правительства, наличие целого комплекса нерешенных проблем в аграрном секторе тормозили необходимые реформы, порождали в широких кругах российского общества, в том числе и среди предпринимателей, недовольство деятельностью властей. Происходившие на этом фоне процессы перестройки социальной структуры российского общества не могли не отразиться на участии евреев в сфере бизнеса.
Еще в середине XIX века в России появляется ряд законодательных актов, сыгравших значимую роль в активизации торгово-промышленной деятельности еврейского населения вне черты оседлости2. Первым из них стал указ от 1848 г., смягчивший ограничения в области передвижения евреев, занимавшихся откупной деятельностью. Согласно этому указу, еврейским купцам 1-й гильдии было разрешено содержать питейные откупа не только в пределах губерний черты оседлости, но также и в местах, где им не дозволялось ранее постоянное жительство. После восшествия на престол императора Александра II, в период подготовки отмены крепостного права, был принят ряд новых указов по регулированию ограничений в отношении торгово-промышленных прав лиц «иудейского исповедания». В основном эти документы касались дарования больших прав крупному еврейскому купечеству. В 1859 г. опубликован указ, разрешавший евреям — купцам 1-й гильдии и еврейским купцам, банкирам, владельцам торговых домов — иностранным подданным, записываться в купечество 1-й гильдии и осуществлять торгово-промышленную деятельность во всех городах Российской империи. По указу 4 января 1860 г. данное положение было распространено на еврейских предпринимателей Царства Польского, а 26 июля 1860 г. введено и в Закавказском крае.
В пореформенные годы наблюдается активное переселение богатых купцов-евреев за пределы черты оседлости. Особо притягательной силой для них обладал Петербург, занимавший исключительное положение в системе всероссийских экономических связей, предоставлявший богатейшие возможности для развертывания крупной предпринимательской деятельности3. В 1858 г. в северной столице насчитывалось около 500 евреев. Ситуация заметно изменилась в 60-е гг. XIX в., когда на законодательном уровне разрешается проживать в любом месте империи евреям-ремесленникам, лицам с высшим образованием и отставным солдатам. Результатом стало резкое увеличение численности евреев в Петербурге, которая к 1869 г. достигла 6,7 тыс. (т.е. за 11 лет выросла в 13 раз). Таким образом, евреи становятся четвертой по величине нерусской этнической группой в Петербурге, уступая лишь немцам, финнам и полякам. Однако волна антисемитизма в 1880-х гг. приводит не только к замедлению естественного роста этнической группы, но даже к некоторому сокращению (с 17 тыс. чел. в 1881 г. до 15,4 тыс. чел. в 1890 г.). Но это явление было временное и в конце XIX — начале XX в. наблюдалось значительное увеличение еврейского населения столицы. К 1910 г. оно достигло 35,1 тыс. чел.4, сохранив за собой четвертое место среди нерусских этнических групп, евреи уступали только белорусам, полякам и немцам.
К концу правления Александра II дворяне в среде петербургского еврейского купечества были представлены только баронами Гинцбургами. Баронский титул был пожалован Евзелю Гавриловичу и Горацию Евзелевичу (Осиповичу) Гинцбургам в 1871 г. великим герцогом Гессен-Дармштадтским, однако пользоваться этим титулом в России им было разрешено только после долгих хлопот в 1874 г., а другим детям Е.Г. Гинцбурга — в 1879 г.5 Достаточно многочисленными были евреи в среде потомственных и личных почетных граждан. В 1865 г. насчитывалось 5 потомственных почетных граждан (38%) из числа купцов 1-й гильдии; в 1880 г. — 22 потомственных (11%) и 1 личный (0,5%); в 1898 г. в 1-й гильдии насчитывалось 25 потомственных (6%) и 2 личных (0,5), а во 2-й — 3 потомственных (1%) и 1 личный (0,25). Большое количество свидетельств на право торговли и промыслов выбирали евреи-мещане, прежде всего это касается 2-й гильдии. В 1870 г. во 2-й гильдии насчитывалось 10 мещан (16%); в 1880 г. — 38 (20%): 5 по 1-й гильдии и 33 по 2-й; 1898 г. — 50 (13%): 2 по 1-й гильдии и 48 по 2-й.
На начальном этапе, в 60-70-е гг. XIX в., доля евреев-ремесленников практически совпадает с количеством мещан, однако в конце столетия наблюдается резкое сокращение этой группы евреев в петербургском купечестве. В 1870 г. насчитывалось 9 ремесленников (14%): 1 в 1-й гильдии и 8 во 2-й; в 1880 г. — 46 (24%): 9 по 1-й гильдии и 37 по 2-й; 1898 г. — 27 (7%): 5 по 1-й гильдии и 22 по 2-й. Подобное сокращение численности ремесленников было вызвано политикой, проводимой правительством в 90-х гг. XIX в., в результате которой значительная часть лиц этой категории была выселена в черту оседлости.
Одной из особенностей Петербурга являлось наличие большой группы отставных солдат-евреев, отбывших службу по рекрутскому набору. С 1867 г. они могли записываться в мещане в любом из городов «внутренних» губерний Российской империи. Многие евреи получали в армии ремесленные профессии, вследствие чего могли заниматься индивидуальной трудовой деятельностью, и затем многие из них получали свидетельство на право торговли и промыслов по 2-й гильдии. В 1870 г. такие свидетельства приобрели 3 отставных военных (5%); в 1880 г. — 17 (9%); в 1898 г. — 9 (2%). Численность этой группы купцов возросла после военной реформы 1874 г., однако со временем доля отставных солдат в еврейском купечестве падает.
Еврейское купечество Петербурга включало в себя и иностранцев, преимущественно граждан германских государств. В 1870 г. свидетельство на право торговли и промыслов получили 2 иностранца (3%); в 1880 г. — 5 (3%); в 1898 г. — 6 (2%). Однако, право на осуществление торговли в России евреями-иностранцами было ограничено. Для приобретения купеческих свидетельств им требовалось получить разрешение министерства внутренних дел, министерства иностранных дел и министерства финансов6.
Общей особенностью социально-сословной структуры еврейского купечества Петербурга является тот факт, что к концу XIX в. уменьшилась доля привилегированных групп (почетные граждане) и увеличивается доля мещан. Женщины, как самостоятельная группа купечества появляются среди евреев только в 1868 г. В 1870 г. число евреек в Петербургском купечестве составляло 4 человека (6%): 1 по 1-й гильдии и 3 по 2-й; в 1880 г. — 20 (10%): 4 по 1-й и 16 по 2-й; в 1898 г. — 30 (8%): 12 по 1-й и 18 по 2-й. Они были представлены главным образом во 2-й гильдии, и эта ситуация в целом соответствовала общему положению в среде петербургского купечества. Подавляющее большинство евреек, состоящих в 1-й гильдии, были вдовами и получали свои фирмы по наследству от мужей7. Однако масштаб самостоятельной предпринимательской деятельности евреек, состоящих в петербургском купечестве, был меньше, чем в большинстве других этнических групп (более низкие показатели деловой активности женщин наблюдались только среди татарок).
Во второй половине XIX в. нерусские этнические группы столицы равномерно расселялись по территории Петербурга. Однако некоторые из них концентрировались в определенных районах. В целом для петербургского купечества наиболее привлекательной была Московская часть, где в 1898 г. проживало 20,7% всех купцов8. Можно утверждать, что для еврей­ского купечества первоначально, в 60-70-е гг. XIX в., наиболее привлекательной частью города была Спасская часть (в 1865 г. здесь проживало 30% евреев-купцов, в 1880 — 27%, а в 1898 г. — 16%). Если рассмотреть отдельно расселение купцов 2-й гильдии, то это предпочтение выглядит еще более очевидно (1870 г. — 52%, 1880 г. — 29%, 1898 — 16%). Спасская часть была привлекательна не только для купцов, но и для общей массы еврейского населения Петербурга. Такое компактное расселение обусловливалось тесными этническими, религиозными, земляческими и родственными связями на первых порах пребывания в Петербурге. Кроме того, именно Спасская часть являлась торгово-ремесленным центром столицы и играла важную роль в предпринимательской деятельности еврейского купечества, особенно из числа 2-й гильдии. В границах этой части наибольшая концентрация еврейского населения отмечалась в 4 участ­ке, ограниченным Екатерининским каналом, Забалканским проспектом и рекой Фонтанкой. К концу XIX в. значительная часть еврейских купцов расселяются в Московской (в 1898 г. — 16%) и Литейной (12%) частях.
Значительное число евреев, получивших купеческие свидетельства по Петербургу, проживало в других городах Российской империи. В 1865 г. таких купцов было 2 (15%): один находился в Москве, другой в черте оседлости (Вильно); в 1880 г. — 16 (8%): 6 проживало во «внутренних губерниях» (вне черты оседлости), 10 — в черте оседлости; в 1898 г. — 69 (18%): 15 — во внутренних губерниях, 54 — в черте оседлости. Подавляющее большинство их составляли купцы 1-гильдии. Следует так же отметить группу еврейских купцов, проживающих за границей (главным образом в Париже). В 1865 г. в Петербурге такие купцы не зарегистрированы; в 1880 г. их насчитывалось 4 (2%); 1898 г. — 5 (1%).
Собственными домами в Петербурге владела достаточно небольшая группа еврейских купцов (в 1870 г. — 5 (1%); в 1880 г. — 12 (0,6%); 1898 г. — 11 (0,3%)), главным образом лиц из 1-й гильдии. Что касается территориального расположения предприятий, принадлежавших евреям в Петербурге, то ситуация здесь в целом схожа с расселением самих купцов. Как и в случае с местами проживания еврейские купцы часто содержали свои предприятия в Спасской части (в 1870 г. — 15 предприятий (24%); в 1880 г. — 57 (30%); 1898 г. — 77 (20%)), что было неслучайным, поскольку именно в этой части располагалось большое количество торговых площадей, важнейшей из которых для евреев являлся Ново-Александровский рынок (пересечение Садовой и Вознесенского проспекта).
Следом за Спасской по количеству предприятий еврейских купцов выделялись Московская (в 1898 г. — 41 (11%)) и Литейная (в 1898 г. — 30 (8%)) части. Заметим, что еврейские купцы нередко размещали свои предприятия вблизи мест проживания. Более того, значительная группа этих купцов содержали свои предприятия в доме проживания. В 1870 г. насчитывалось 20 таких предприятий (32%); в 1880 г. — 90 (47%); в 1898 г. — 116 (30%). Предприятиями в доме проживания владели главным образом купцы 2-й гильдии (70–80% от общего числа таких предприятий), и это вполне закономерно, поскольку подобными заведениями преимущественно являлись мастерские и магазины.
Еврейское купечество осуществляло свою предпринимательскую деятельность во всех сферах деловой жизни Петербурга. В целом наибольшее число купцов было занято в торговле промышленными товарами. В 1865 г. этой деятельностью занимался только 1 купец 1-й гильдии (8%); в 1880 г. — 79 (41%): 27 по 1-й гильдии и 52 по 2-й; в 1898 г. — 207 (54%): 58 по 1-й гильдии и 149 по 2-й. Следует отметить, что эта сфера деятельности преобладала и у других этнических групп петербургского купечества. Среди товаров, которыми торговали купцы-евреи, выделим, прежде всего, торговлю одеждой, аптечными товарами, ювелирными изделиями и часами, мануфактурными товарами и лесом. В торговле продуктами еврейские купцы проявили себя значительно скромнее. В 1880 г. их насчитывалось 7 чел. (11%): 4 по 1-й гильдии и 3 по 2-й; в 1898 г. — 31 (8%): 18 по 1-й гильдии и 13 по 2-й. Эти купцы осуществляли торговлю главным образом хлебом и сахаром.
В 60-70-е гг. XIX в. еврейские купцы активно занимались подрядами, однако к концу века их доля уменьшилась. В 1865 г. здесь насчитывалось 7 купцов 1-й гильдии (54%), в 1880 г. — 23 (12%): 18 по 1-й гильдии и 5 по 2-й; в 1898 г. — 27 (7%): 21 по 1-й гильдии и 6 по 2-й. Одновременно наблюдался рост числа евреев, содержащих фабрики и заводы. В 1865 г. заводом владел только 1 купец 1-й гильдии (8%); в 1880 г. — 9 (5%): 6 по 1-й гильдии и 3 по 2-й; в 1898 г. — 21 (5%): 8 по 1-й гильдии и 13 по 2-й. Спектр таких предприятий был довольно широк: от карамельной фабрики до медно-литейного завода.
Еврейские купцы занимались различными ремеслами и содержали мастерские. В этой сфере были задействованы главным образом купцы 2-й гильдии. В 1870 г. здесь насчитывалось 3 купца 2-й гильдии (5%); в 1880 г. — 16 купцов 2-й гильдии (8%); в 1898 г. — 16 (4%): 5 по 1-й гильдии и 11 по 2-й. Уменьшение доли таких предприятий в конце столетия связано главным образом с уменьшением количества ремесленников. Значительная доля мастерских, принадлежащих купцам-евреям, занималась портным ремеслом, ювелирным и часовым делом.
Еще одной значительной сферой предпринимательской деятельности евреев являлось содержание комиссионных и агентских контор. В 1865 г. в этой сфере работал 1 купец 1-й гильдии (8%); в 1880 г. — 9 (5%): 7 по 1-й гильдии и 2 по 2-й; в 1898 г. — 13 (3%): 10 по 1-й гильдии и 3 по 2-й. Наиболее успешными представителями этой группы предпринимателей стали фирмы «Зелиг и Мейер» и «Сегал и сыновья».
Наконец, еврейское купечество активно занималось сферой финансов. В банковской сфере были заняты исключительно купцы 1-й гильдии. В 1865 г. их было 2 (15%); в 1880 г. — 13 (7%); в 1898 г. — 18 (5%). Первые еврейские частные банки появляются в Петербурге в годы правления Александра II: в 1859 г. был открыт банкирский дом «И.Е. Гинцбург», затем ряд банков, учрежденных под эгидой С.С. Полякова и А.М. Варшавского; в 1869 г. открылся банкирский дом «Г. Вавельберг». Наряду с этим купцы 2-й гильдии содержали кассы ссуд. В 1870 г. их было 4 (6%); в 1880 г. — 21 (11%); в 1898 г. — 2 (0,5%).
Социальный состав евреев в Петербурге к 1869 г. выглядел следующим образом: 41% мещан, 40% представителей военного сословия и 13% купцов9. Российское законодательство не допускало иммиграции беднейших слоев еврейского населения из черты оседлости. В результате в Петербурге наблюдался более высокий процент евреев, занимавшихся престижными видами труда: медициной, юридической практикой, наукой и искусством; основная масса евреев занималась ремеслом, торговлей и почти отсутствовали неквалифицированные рабочие, прислуга и т.д.
Усиление роли евреев в деловой жизни Петербурга подтверждают данные о купцах 1-й гильдии, получивших купеческие свидетельства. В 1865 г. такие свидетельства по Петербургу получили 12 евреев10, в 1884 г. — 92, а в 1897 г. — 143 еврея. Таким образом, к концу XIX в., по этому показателю евреи заняли второе место после русских купцов (161 чел.). Однако по общему количеству купцов эта этническая группа Петербурга занимала третье место (после русских и немцев) и насчитывала в 1869 г. 871 купцов (4% от общего числа купцов), а в 1897 г. — 654 купца (3,8%)11. Такое сокращение было вызвано не только уменьшением численности купцов в Петербурге, но и тем, что в переписи 1897 г. учитывались только лица, говорящие на еврейских языках, а за счет русскоязычных эту цифру можно увеличить до 5%, что составит, таким образом, около 870 чел.
В 1880-е годы представители еврейского предпринимательства неоднократно обращались в министерство финансов с ходатайствами о разрешении записываться в петербургское купечество. Здесь важно учитывать, что именно в этот период Петербургская казенная палата трактовала законы не в пользу евреев, исходя из принципа «разрешено то, что напрямую предписано законом». Так, например, в 1887 г. евреи, пользовавшиеся правом жительства в Петербурге на основании полученного ими высшего образования или отбывшие воинскую службу по рекрутскому уставу, не записывались в купечество на том основании, что в законе отсутствовали указания на то, что этим категориям евреев дозволено заниматься торговлей. Только после вмешательства министерства финансов этот вопрос разрешился в пользу евреев. Положительное решение объяснялось прежде всего тем, что законом не было установлено никаких общих ограничений в пользовании правом на торговлю для евреев (ограничения касались только права жительства)12. Следует заметить, что в правительственных кругах именно министерство финансов отличалось наибольшим либерализмом в отношении еврейского купечества, понимая значимость этой группы предпринимателей для экономического развития страны.
К 1900 году в Петербурге насчитывалось 2015 евреев-владельцев промышленных предприятий (1752 мужчины и 263 женщины), что составляло 5,2% от общего числа владельцев столичных частных производств. Наиболее многочисленная группа евреев была сосредоточена в сфере производства одежды и обуви — 631 человек, или 31,8% общего числа. Следом шла группа хозяев металлообрабатывающих (185 человек или 9%) и машиностроительных (127 человек или 6%) предприятий; далее следовали торговцы продуктами питания — 129 человек (6%), а также одеждой и обувью — 125 человек (6%)13.
Для рассмотрения конкретных черт еврейских предпринимателей в Петербурге обратимся к структуре их участия в малом и среднем торгово-промышленном предпринимательстве в начале XX в. Классификация соответствующих непубличных фирм Петербурга по отдельным отраслям привлечена из материалов «Сборника сведений о действующих в России торговых домах (товариществах полных и на вере)», включавшая сведения за 1914 г.14
Среди промышленных предприятий Петербурга (393), указанных в этом издании, в 42 (11%) евреи были полными товарищами, то есть собственниками. Сферами их деятельности являлись: кожевенное, конфетно-кондитерское, шелковое, ватное производство, горная и горнозаводская промышленность (25% от всех предприятий Петербурга данной отрасли), чугунно-литейные заводы, производство жестяных изделий, электрическое, стекольное производство, выделка бумаги, типографское дело, автомобильный извоз, парикмахерские, транспортное и комиссионное дело, банкирские предприятия (38%), а также строительное дело (30%). Однако в ряде отраслей промышленности крупное еврейское предпринимательство представлено не было. Это касалось, прежде всего, сельскохозяйственной промышленности, обработки дерева, химического производства и товарно-складской деятельности.
В коммерческой сфере доля евреев была значительно больше: из 618 торговых предприятий столицы в 123 (20%) евреи были полными товарищами. Здесь основными сферами их деловой активности выступали: торговля хлебом (37% от всех торговых предприятий Петербурга данной отрасли), рыбой и консервами, фруктами, колониальными товарами, сахаром, табаком, мануфактурными товарами, сукном (28%), шерстью, шелком, модными товарами, мехом (40%), готовыми платьями (61%), бельем, кожей (29%), обувью, ювелирными изделиями (35%), часами (43%), лесными (31%) и строительными материалами (20%), мебелью, железом, водопроводными товарами, принадлежностями освещения, нефтепродуктами, москательными товарами (27%), пишущими машинками и машинами разного рода (27%), предметами спорта, автомобилями и велосипедами, техническими изделиями (33%), музыкальными инструментами (33%), книгами (21%), писчебумажными товарами и канцелярскими принадлежностями, художественными предметами, аптекарскими товарами и медицинскими инструментами (40%). Но, как и в первом случае, существовали сферы торговли, в которых евреи представлены не были. Это торговля семенами и цветами, резиновыми изделиями, стеклом, посудой и хозяйственными товарами, осветительными товарами и маслами, обоями и отделочными материалами, фотографическими и оптическими аппаратами, учебными пособиями и игрушками.
В целом имеющиеся материалы свидетельствует о значительных потенциальных возможностях развития еврейского предпринимательства в российской столице, переживавшего, несмотря на многие неблагоприятные условия социально-политического характера, заметный подъем в преддверии Первой Мировой войны. Развитие петербургской экономики сопровождалось в начале ХХ века аккумулированием интересов представителей различных этнических и конфессиональных групп предпринимателей, использовавших разнообразные институциональные и организационные механизмы для реализации стратегических и оперативных целей развития своих предприятий. Ярко выраженная здесь тенденция к экономической интеграции, представительству в составе петербургского предпринимательства лиц различной этнической и религиозной принадлежности (хотя с правовой точки зрения продолжали действовать ряд запретов в отношении российских подданных иудейского вероисповедания, обычно преодолевавшихся на неформальном уровне) подтверждала значимость обновления действовавших социально-политических институтов для эффективной реализации хозяйственных целей.


1 Барышников М.Н. Иностранцы во внешней торговле царской России // Проблемы современной экономики. — 2004. — № 3 (11)
2 Поткина И.В. Правовое регулирование предпринимательской деятельности в России, XIX — первая четверть XX в. — М.: Норма, 2009.
3 Котляр И.Б. «Справочная книга о лицах Санкт-Петербургского купечества...» как источник по этнической антропонимике Петербурга // Этнические группы в городах Европейской части СССР формирование, расселение, динамика культуры / Ред. И.И. Крупник. — М.: Геогр. общество СССР, 1987. — С. 126–135.
4 Юхнева Н.В. Этнический состав и этносоциальная структура населения Петербурга. Вторая половина XIX — начало ХХ века. — Л.: Наука, 1984. — С.24
5 Российский государственный исторический архив (РГИА). Ф. 1343. Оп. 46. Д. 1764. Л. 16.
6 Там же. Ф. 20. Оп. 6. Д. 595. Л. 1.
7 Барышников М.Н. Семейная фирма в дореволюционной России // TERRA ECONOMICUS. — 2007. — Т. 5. — № 4.
8 Османов А.И. Купцы Петербурга. — СПб.: Изд-во РГПУ им. А.И. Герцена, 2010. — С.19
9 Юхнева Н.В. Этнический состав и этносоциальная структура населения Петербурга. Вторая половина XIX — начало ХХ века. — Л.: Наука, 1984. — С.210.
10 Справочная книга о лицах, получивших в 1865 г. купеческие свидетельства по 1 и 2 гильдии. — СПб., 1866.
11 Юхнева Н.В. Этнический состав и этносоциальная структура населения Петербурга. Вторая половина XIX — начало ХХ века. — Л.: Наука, 1984. — С.40–41.
12 РГИА. Ф. 20. Оп. 3. Д. 2703. Л. 16.
13 Барышников М.Н., Османов А.И. Петербургские предприниматели во второй половине XIX — начале XX в. (социальная структура, представительные организации, политические партии). — СПб.: Нестор, 2002. — С.86.
14 Сборник сведений о действующих в России торговых домах (товариществ полных и на вере). — Пг.: Издание Отдела торговли Министерства торговли и промышленности, 1915.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2017
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия