Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
Проблемы современной экономики, N 3 (43), 2012
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ РЕГИОНОВ И ОТРАСЛЕВЫХ КОМПЛЕКСОВ
Лаварсланова З. М.
доцент кафедры экономической теории Дагестанского государственного университета (г. Махачкала),
кандидат экономических наук

Цапиева О. К.
заместитель директора по научной работе Института социально-экономических исследований Дагестанского научного центра Российской Академии наук,
доктор экономических наук, профессор,
заслуженный экономист РФ


Формирование экономической политики Республики Дагестан в период начала рыночной трансформации (1990-2001 годы)
В статье рассматриваются проблемы социально-экономического развития Дагестана, возникшие в период перехода к рыночной экономике. Дан анализ экономической политики, проводимой в республике в период 1990–2000 годов
Ключевые слова: Республика Дагестан, регион, экономическая политика, кризис, модель формирования рынка, целевая программа
ББК У9(2Р–6Д)   Стр: 229 - 232

Переход к построению рыночной экономики с самого начала породил на территории России проблему регионализации.
Причиной тому послужил отказ от централизованного планового управления. Если в советской экономике существовала иерархически выстроенная централизованно — распределительная система, когда и цели деятельности, и ресурсы для их реализации, и механизмы контроля за выполнением директив задавались свыше, то с момента начала рыночных реформ все это исчезло. Во всяком случае, главы регионов не рассматривали идеи формирования рынка, создания правового государства, приватизацию как систему директив, показателей и ответственности за недовыполнение плана. В значительной степени исчезли и ресурсы, поскольку прекратилась принудительная циркуляция их потоков и разладились старые механизмы воспроизводства и жизнеобеспечения.
Начался процесс перетягивания полномочий между центром и регионами России в области перераспределения власти и собственности. В этих условиях любое решение воспринималось как нечто неокончательное, а законы понимались либо как правила игры, которые можно почти безнаказанно нарушать, либо как декларации о намерениях, которые вовсе не обязательны для исполнения.
Руководители регионов оказались в очень сложной позиции. С одной стороны, реально они не могли повлиять на общеэкономическую ситуацию в стране, с другой стороны, они ощутили явно и резко усилившуюся ответственность перед населением своих регионов. Не существовало и нормативно-правовых механизмов, позволявших региональным руководителям реализовать свои обязанности.
Ситуация потребовала от регионов взять в свои руки процесс структурной перестройки экономики. Появилась необходимость создания и принципиально нового (по задачам, целям и функциям) субъекта управления, который мог бы начать реально оказывать управленческие воздействия на соответствующий объект — создание рыночных отношений.
В повестку дня встал и вопрос о необходимости выбора той или иной модели формирования рынка в регионе.
Республика Дагестан в этот период оказалась в очень сложном положении — важнейшие элементы инфраструктуры: энергетика, машиностроение, рыбная промышленность, переработка шерсти, рекреация и другие в СССР функционировали без заметного взаимодействия с внутренним рынком республики. Например, машиностроение, занимавшее в общем объеме промышленной продукции 35%, оставляло в Дагестане только 1,3% товарной продукции. Разрыв экономических связей повлиял на состояние экономики крайне тяжело [1, с.12].
С обвальной либерализацией, одномоментным уходом государства из экономики, Республику Дагестан охватил глубокий экономический кризис. Разорвались кооперативные связи по поставкам сырья и оборудования, прекратились инвестиции. В результате обвала производства и прекращения поставок начался товарный голод.
Население требовало социальной защиты, одной из форм которой стала самоизоляция и самозащита региона от кризисных процессов в потребительском секторе. В России развернулась межрегиональная борьба за обеспечение населения элементарными потребительскими товарами. Средства производства стали рассматриваться регионами как одно из средств бартерного обмена на продовольствие и товары широкого потребления. Не обошел этот процесс, естественно, и Дагестан. На севере и юге были установлены таможенные посты.
Республика Дагестан самостоятельно выбраться из экономического кризиса не могла. Востребованность устойчивых и широких межрегиональных связей была очевидна. Их установлению определенной преградой была, с одной стороны, общая ситуация в стране. С другой стороны, события на Кавказе, особенно в Чеченской Республике, активизация силового поведения в регионах России дагестанской диаспоры в процессе развернувшейся приватизации создавала негативный имидж Дагестана. Его стали подозревать, наряду с Чечней, в сепаратизме. Поэтому важно было, прежде всего, чтобы Дагестан состоялся как авторитетный субъект Федерации.
Для этого надо было в кратчайшие сроки решить следующие проблемы:
— создать в республике легитимную систему власти;
— определить свое отношение к Федеральному центру;
— выбрать приоритетные направления региональной политики Дагестана.
13 мая 1991 года III съезд Народных депутатов ДАССР принял постановление «О государственном статусе Дагестанской АССР», который повысил статус автономии, преобразовав ее в Республику.
13–14 декабря 1992 года в городе Махачкала состоялся съезд народов Дагестана. Съезд провозгласил три главных принципа, которые позже легли в основу Конституции РД: Дагестан — един и неделим; Дагестан — в составе России; у каждого народа есть свои интересы, но решение их без учета интересов всех дагестанцев невозможно.
Появились и мнения о вариантах экономического развития республики, высказанные высшими должностными лицами Республики Дагестан. Так, в докладе Председателя Совета Министров РД А.М. Мирзабекова «Об итогах социально-экономического развития за январь-август 1992 года и путях преодоления кризисных явлений в экономике республики» [1, с.14] очень четко был поставлен вопрос о создании продовольственного рынка, начиная от задач по выращиванию сельскохозяйственной продукции, развитию животноводства и птицеводства и кончая программой создания малых перерабатывающих предприятий. Были и другие предложения. Например, о программе кооперации приборостроения, позволяющей создать систему акционерных предприятий с глубокой специализацией, объединенных для изготовления законченной товарной продукции. Имелось в виду, что их продукция будет выпускаться не только для внутриреспубликанского использования, а для вывоза в другие регионы. Решение этой задачи помогло бы изменить структуру внутреннего рынка республики.
Однако для реального осуществления в Дагестане структурных преобразований в сторону формирования внутриреспубликанского рынка имелись серьезные экономические препятствия. Главными из них были — в области промышленности: неадекватность промышленных структур ресурсной структуре (в основном промышленность работала на привозном сырье); в сельском хозяйстве: несбалансированность развития сельского хозяйства и перерабатывающих отраслей АПК. Кроме того, в республике имело место недостаточное развитие производственной и социальной инфраструктур, в народном хозяйстве преобладали отрасли с высокой долей промежуточного продукта, не развернулось в должной мере производство товаров народного потребления, был весьма низок уровень вовлечения в производство собственных сырьевых ресурсов. Все это свидетельствовало о высокой степени усеченности воспроизводственных циклов, что естественно затрудняло процесс формирования внутреннего рынка. Трудно было выполнить и основное условие внутреннего рынка, требующее чтобы формы организации территориальных производственных структур были подчинены целям оптимального использования местных ресурсов. [2, 5]
Тем не менее, при условии даже частичного выполнения задач по формированию внутреннего рынка республики, хотя бы в агропромышленном секторе, можно было надеяться на создание экономической базы реформ.
Осуществление Республикой Дагестан целенаправленной модели экономического поведения требовало создания сильного управления. Управленческие структуры должны были либо взять на себя как можно больше полномочий и ресурсов чтобы справляться с возникающими проблемами в рамках традиционной системы управления, либо стать инноваторами и пытаться начать оказывать рыночные управленческие воздействия на ход региональной специализации. [4]
Поведение региональных управленческих структур было тем более важно, что в стране уже набирал силу процесс разрушения традиционной специализации регионов, вызванный стихийной структурной перестройкой народного хозяйства. Альтернативой целенаправленному поведению могла быть только ситуация, когда органы управления утрачивают возможность взять под контроль стихийные рыночные процессы и начинают только реагировать на постоянно возникающие проблемы (в итоге, в период до 1995 года в Дагестане так и получилось). В этом случае реализуется хаотический процесс, а характер рынка практически не регулируется местными властями. Необходимым условием создания сильного управления является процесс формирования сильных региональных элит. Если что-то помешает элитам сформироваться достаточно быстро, например, политическая борьба за власть (что и произошло в Дагестане в ходе давления национальных движений), это приводит к потере темпа и утрате управленцами функции регулирующего начала рыночных процессов.
Возник вопрос — как быстро можно было реализовать возможности для создания той или иной экономической политики формирования рынка в Дагестане? Теория стадий экономического роста, уже доказанная практикой многих стран, свидетельствует, что наиболее радикально ведут себя регионы с высокой степенью индустриализации. [2] Основным показателем уровня индустриализации в мире считается производство и потребление электроэнергии. Судя по тому, что потребление электроэнергии на душу населения в республике было в четыре раза ниже, чем в целом по России, а по отдельным горным районам эта разница достигала 10 раз, Дагестан к подобным территориям отнести невозможно. [3]
Дагестан был способен вести только мягкое медленное реформирование. Процесс перестройки аграрного и индустриального секторов требовал и времени и труда. Следовало также учесть, что население Дагестана ни в коем случае не хотело понижения своего жизненного уровня даже ради рыночного будущего. А руководители республики в тот период были больше всего озабочены поддержанием политической, национальной и социальной стабильности.
В целом население Дагестана было настроено «социалистично». По подсчетам социологов в республике преобладали люди с авторитарным (46,2% опрошенных) и административно-командным (23,9%) типом мышления. Отрицательный результат дал проведенный в республике референдум о введении частной собственности на землю. 86% населения выступили против этого. В ходе приватизации обычным было решение работников выбрать ту модель, при которой контрольный пакет акций оставался в руках предприятия. Республиканские и местные власти, в целом настроенные либерально не могли не учитывать подобного настроения людей. Отсюда весьма умеренный и противоречивый характер управленческих решений.
Реального успеха в реализации той или иной модели рыночных реформ Дагестан мог достигнуть двигаясь медленно, постепенно изыскивая инвестиционные ресурсы, пытаясь регулировать возникающие проблемы. Однако с началом шоковых реформ, шансов на такое реформирование не осталось.
Общее состояние экономики Республики с начала 90-х годов можно охарактеризовать как состояние спада (табл.1.).

Таблица 1
Темпы спада (-)/прироста (+) основных показателей социально-экономического развития Республики Дагестан (в % к предыдущему году)
19911992199319941995
промышленное производство-14,6-23,5-21,7-40-13*
продукция сельского хозяйства-3,5-10,9-6,1-6,7-1,6
капитальные вложения6-13,4-18,1-6,3-20,8
ввод основных фондов20,4-21,3-13,8-32-37
* с июля 1995 года Комитетом по статистике России была изменена система подсчета темпов спада промышленного производства, а с января по июнь спад был на уровне 40,8%.

В результате шокового повышения цен в 1992 году произошло резкое сжатие конечного спроса. Начался кризис сбыта, результатом которого стало падение темпов как промышленного (23,5%), так и сельскохозяйственного (10,9%) производства. В дальнейшем кризис сбыта сменился кризисом неплатежеспособности. Уровень просроченной задолженности по всем отраслям народного хозяйства Дагестана в 1995 году дошел до 50% от суммы всей задолженности. Аналогичное положение было и у поставщиков Дагестана: кредиторская задолженность составляла 540 млрд рублей, из нее просроченная — 198 млрд.
Резкий всплеск инфляции повлек за собой рост банковских ставок. Предприятия были отсечены от ресурсов денежного рынка, что привело к критической нехватке оборотных средств.
Кризис неплатежей и отсутствие оборотных средств заставили предприятия сворачивать выпуск продукции. Структурные сдвиги в экономике Дагестана произошли в сторону резкого сокращения объемов продукции отраслей ранее обеспечивавших значительную долю всего производства — машиностроения, приборостроения, электротехники (в 1995 году падение по сравнению с 1990 годом в 6,3 раза).
Наметилось существенное свертывание капитального строительства ведущее к сжимающемуся воспроизводству. Начали нарастать темпы падения объемов капитальных вложений. Если в 1992 году они упали на 13,4%, то в 1994 — на 26,3%. Еще более существенными темпами стал уменьшаться показатель ввода основных фондов (37,0% падения в 1995 году). Инвестиции не возмещали даже физического выбытия основных фондов. Одновременно нарастала и деградация производственного аппарата. Износ основных фондов составил более 50%. [3]
В сельском хозяйстве сложилось устойчивое отставание сельскохозяйственных цен от промышленных. Так соотношение между объемами продукции сельского хозяйства и промышленности в Дагестане составило в сопоставимых ценах 43% в 1990 году и 123% в 1995 году. Это усугубило финансовые трудности всех типов крестьянских хозяйств и практически лишило их возможности обеспечить даже простое воспроизводство, не говоря уже о накоплении.
Падение производства происходило в пищевой, легкой промышленности и строительстве. Производство продуктов питания падало следующим образом: в 1991 году — на 18,9%, в 1992 — на 12,7%, в 1993 — на 29,5%, в 1994 — на 30%, в 1995 — на 26%. Оно сократилось по всем видам продовольствия кроме мясных консервов, коньяка, водки и пива. Был резко снижен выпуск консервов и соков. Главной причиной подобного падения является уменьшение сбыта продукции. Это происходит, во-первых, вследствие ее удорожания; во-вторых, из-за несоответствия качества товаров их рыночной цене; в-третьих, в результате того, что дагестанские продукты не выдерживают конкуренции с импортными продуктами питания. На падение спроса влияют и изменения в структуре потребления. Из-за снижения реальных доходов населения произошло уменьшение потребления сахара, конфет, колбас, молочных продуктов и увеличилось потребление мяса и овощей. Т.е. в потреблении увеличилась доля продукции не проходящей промышленную переработку.
Падение объемов производства легкой промышленности (в 1995 году в 3,6 раза, а за 1990–1995 годы — в 20 раз), было связано с низким качеством или отсутствием спроса на выпускаемые изделия. Доля производства товаров легкой промышленности в общем объеме производства товаров народного потребления сократилась с 26,4% в 1991 году до 2,4% в 1995 году. Объемы строительного производства за пять лет (1990–1995 гг.) упали почти в 10 раз. [3]
В целом можно сделать вывод о том, что основные отрасли народного хозяйства находились в глубокой депрессии.
В силу сложившихся условий Республика Дагестан оказалась регионом России со статусом «особо нуждающийся в поддержке».
Сложившуюся ситуацию подтвердила и межведомственная группа во главе с заместителем министра Российской Федерации по делам национальностей и региональной политике К.М. Цаголовым, которую направило в Дагестан в июле 1994 года Правительство Российской Федерации. В состав группы входили представители Минюста РФ, Минэкономики РФ, Минобразования РФ, Минкультуры РФ, МВД РФ, Минобороны РФ, Минтруда РФ, ФСК РФ, ФМС РФ, ФСЗ РФ, ГТК РФ, Кавказского особого пограничного округа.
Межведомственная группа всесторонне проанализировала ситуацию в республике и выявила специфические особенности Дагестана:
— низкий стартовый уровень РД в период начала перехода к рыночным отношениям. По душевому производству валового общественного производства Дагестан в 1988 г. уступил 2,7 раза аналогичному среднему показателю РСФСР. Объем промышленной продукции на душу населения был в 3,5 раза меньше, чем по РСФСР, а национальный доход на душу населения был ниже в 2,5 раза. Из данных следует, что Дагестан приступил к осуществлению экономических реформ в крайне тяжелых условиях.
— невыгодная в условиях рыночного реформирования структура промышленного производства. Предприятия и производства не составляли единый народнохозяйственный комплекс. Они носили либо сырьевой характер, либо являлись элементом в технологической цепи производства данной продукции.
— невыполнение ранее принятых указов и Постановлений Президента и Правительства, направленных на решение неотложных проблем РД. Среди них Указ Президента РФ от 5 июня 1992 г. № 555 «О мерах государственной поддержки социально-экономического развития РД», постановление Правительства РФ от 27 августа 1991 г. № 637 «О социально-экономическом развитии горных районов РД», распоряжение Правительства РФ от 29 сентября 1992 г. № 179-р, которым была одобрена Программа конверсии оборонных предприятий РД на 1993–1995 годы, постановление правительства РФ от 15 июля 1993 г. № 681 «О дополнительных мерах по социально-экономическому развитию РД» и другие. Большая часть поручений федеральным органам исполнительной власти и управления оставались невыполненными частично или полностью. Так, программой конверсии оборонных предприятий РД на 1993–1995 гг. предусматривалась переориентация высвобождающихся в процессе конверсии производственных мощностей на выпуск гражданской продукции общетехнического назначения и товаров народного потребления. Общий объем производства указанной продукции должен был составить 300 млрд руб., при этом предусматривалось создание дополнительного (12 тыс.) количества рабочих мест. Для реализации этой программы в 1993 году необходимы были конверсионные кредиты в объеме 15,6 млрд руб. Фактически же было получено 3,5 млрд руб.
Межведомственная группа пришла к выводу, что к Республике Дагестан необходим особый подход как к субъекту Федерации, находящемуся в специфических условиях, как к региону не просто пограничному, но и взрывоопасному со всеми непредсказуемыми последствиями.
С учетом выводов межведомственной группы Федеральное Правительство увеличило компенсации дотационному бюджету Республики Дагестан. Удельный вес дотаций, субвенций и других поступлений из федерального бюджета с некоторыми колебаниями возрастал. В экономических отношениях между Республикой Дагестан и Федеральным центром значительную роль стали играть бюджетные отношения. Экономическая политика Федерального центра была направлена на оказание республике существенной помощи.
В этот период руководство Республики Дагестан поставило вопрос о создании в республике свободной экономической зоны, которое было благосклонно воспринято Российской Федерацией. После распоряжения Правительства РФ от 07.12.1994 г. № 1922-р и постановления Правительства РД от 30.01.1995 г. № 20 «О создании на территории Республики Дагестан свободной экономической зоны и образовании внутри ее свободных таможенных зон», а также постановления Правительства РФ от 10.09.1997 г. № 1151 «О неотложных мерах по стабилизации и развитию экономики Республики Дагестан», где в пункте № 6 которого говорится о создании СЭЗ на территории Дагестана, этот вопрос стал казаться решенным. В Дагестане начала вестись активная работа по созданию СЭЗ. На первом этапе были намечены к созданию пять точечных «зон»: «Аэропорт», «Морской порт», Дагдизель» (г. Каспийск), «КЭМЗ» (г. Кизляр), «Электросигнал» (г. Дербент). Результатом этого этапа стала лицензия ГТК РФ на открытие свободного таможенного склада, выданная Кизлярскому электромеханическому заводу (КЭМЗ) сроком на один год.
В процессе выполнения работ по созданию СЭЗ в Республике Дагестан широко обсуждался предложенный Управлением финансов, инновационной политики и экономического сотрудничества Министерства экономики проект создания особой экономической зоны (ОЭЗ) «Каспий». Территория, которую по проекту предполагалось отвести под создание ОЭЗ «Каспий», включала в себя следующие города и регионы Дагестана: г. Махачкала, г. Каспийск, г. Избербаш, г. Дагестанские огни, г. Дербент, Карабудахкентский район, Каякентский район, Дербентский район, Магарамкентский район, о.Чечень.
Все эти города и районы расположены вдоль побережья Каспийского моря и ограничиваются с севера столицей Дагестана — городом Махачкалой и островом Чечень, а с юга государственной границей России и Азербайджана. Протяженность территории проектируемой «зоны» составляла около 286 км., ширина — 81 км., площадь — 3850,0 кв. км. Возможно тот факт, что проект особой экономической зоны «Каспий» остался нереализованным объясняется слишком большой площадью территории, отводившейся под нее. Ведь обустройство такой зоны явилось бы делом весьма затратным. По данным Института Востоковедения РАН на 1 доллар США иностранных инвестиций необходимо было затратить 5,5 доллара США собственных средств на обустройство «зоны». К тому же «зоны» с большой площадью территории не рассматриваются потенциальными инвесторами как конкретное место приложения своих капиталов. Значительную роль здесь играет оцениваемая ими общая социально-политическая обстановка в стране и отдельных ее регионах.
Несмотря на неудачи этих планов в республике не отказались от идеи создания СЭЗ. Проанализировав опыт предыдущих проектов создания СЭЗ, в Правительстве РД пришли к мнению о необходимости выявить наиболее привлекательную с точки зрения создания СЭЗ территорию из числа пяти раннее предлагавшихся точечных «зон» и сконцентрировать на ней все усилия по созданию СЭЗ. Взвесив все за и против, а также приняв во внимание международный и отечественный опыт создания СЭЗ, Правительство РД остановило свой выбор на Махачкалинском морском торговом порту, тем более, что в 1994 году Махачкалинскому морскому торговому порту был присвоен статус международного, что обусловило форсирование работ по реализации проекта реконструкции и развития порта. Данный проект стал реализовываться медленно и поэтапно. [6]
Правительством Республики Дагестан неоднократно предпринимались попытки программного решения проблем развития Дагестана. Главной целью программ являлась стабилизация экономики. [6]
Проблемным фоном программ, которые разрабатывались в 1990–1997 годах, являлись два момента:
— установившееся в конце 1970-х — начале 1980-х годов и продолжившееся в период реформ, отставание региона в темпах роста от средних показателей в результате снижения эффективности производства в промышленном комплексе и отраслях специализации первую очередь;
— попытка добиться установления режима свободных экономических зон и стимулировать на этой основе новую стратегию развития для Дагестана.
Принятая к реализации в середине 1997 г. Программа развития республики до 2001 г. предполагала решить вопросы стабилизации развития, максимального достижения бюджетного самофинансирования, более полного использования имеющихся производственных мощностей, увеличение числа рабочих мест.
Начало реализации федеральной целевой Программы стабилизации социально-экономического развития Республики Дагестан на период до 2001 г. было намечено на 1999 г. и предполагало два этапа. В 1999 г. предполагалось создать условия для успешной реализации Программы в целом:
— реструктуризация задолженности ряда предприятий, являющихся потенциальными инвесторами;
— реализация группы приоритетных инвестиционных проектов, отличающихся высокой коммерческой и бюджетной эффективностью;
— формирование инвестиционного потенциала Республики Дагестан для возобновления экономического роста;
— отработка новых механизмов финансирования инвестиционных проектов и мероприятий посредством сочетания собственных и заемных средств инвесторов и поддержки за счет федерального и республиканского бюджетов.
В 2000–2001 гг. реализации Программы предполагалось продолжить работы по всем направлениям (капитальные работы, НИОКР, прочие мероприятия); обеспечить финансирование всей совокупности инвестиционных проектов, осуществляемых в рамках Программы; создать благоприятные условия для социально-экономического развития республики в период после завершения данной Программы.
Основным принципом при реализации Программы считалась целевая направленность всех инвестиционных проектов и мероприятий, реализация которых предполагается в период ее действия. Согласно указанному принципу, все инвестиционные проекты группировались в соответствии с важнейшими проблемами социально-экономического развития Республики Дагестан:
— преодоление кризиса промышленного производства и преобразование топливно-энергетической базы региона;
— структурные изменения в легкой промышленности как профилирующей отрасли хозяйства;
— санация предприятий на основе их перепрофилирования, производство товаров народного потребления;
— объекты транспорта и связи;
— аграрно-промышленный комплекс;
— обеспечение жизнедеятельности населения республики;
— социальная сфера;
— программа «Горы»;
— программа «Юг».
Основными источниками средств для реализации Программы предполагались:
— собственные средства предприятий —17,37%
— средства федерального бюджета — 39,89%
— средства республиканского и местных бюджетов — 18,99%
— средства иностранных кредиторов — 5,46%
— средства других источников —14,52%.
Необходимо отметить, что это была попытка формирования и реализации системы программных мероприятий в условиях глубокой депрессии и институциональной трансформации региона, неразвитости рыночных отношений. В связи с недостатком финансовых источников программа была осуществлена лишь частично.
В программе отмечалось, что «к началу 90-х гг. Дагестан сформировался как регион с преимущественно аграрной экономикой для которого было характерным устойчивое отставание в развитии производственной и социальной инфраструктуры от среднероссийского уровня». Из приведенного тезиса, прежде всего, возникает вопрос: должен ли Дагестан и впредь оставаться регионом преимущественно с аграрной экономикой. Этот вопрос не только не решался, но и не ставится. Важно было концептуально решить: останется Дагестан преимущественно аграрной республикой или в перспективе должен стать преимущественно индустриальным регионом с развитым сельским хозяйством. Судя по данной программе, прогнозируемым объемным показателям и темпам развития сельского хозяйства и промышленности, Дагестан должен был остаться регионом преимущественно с аграрной и слабой промышленностью. Такая структурная политика (вернее ее отсутствие) имела бы негативные последствия и не позволила бы преодолеть отставание социально-экономического развития Дагестана.
Из исследования макроэкономических параметров данной программы можно сделать вывод, что даже если экономика Дагестана в предусмотренных временных параметрах достигнет своего развития по предусмотренным показателем, без поиска и реализации радикальных прорывных путей развития в регионе будет воспроизведена (и будет постоянно воспроизводиться в будущем) экономическая несостоятельность региона, неспособность к социальному самообеспечению и бедность, а также увеличится разрыв в уровне развития относительно России.
Одной из острейших экономических, социальных и политических проблем Дагестана остается глубокая дифференциация уровня социально-зкономического развития районов и городов. Она обусловлена не только объективными причинами, но и отсутствием четкой стратегии размещения производительных сил и ясной государственной политики выравнивания уровня социально-экономического развития районов и городов республики. В последующих программах эта проблема выпала из поля деятельности Правительства Дагестана.
Таким образом, в период 1990–2000 гг. в республике многократно предпринимались попытки стабилизации социально-экономического положения и перехода к экономическому росту.


Литература
1. Цапиева О. Региональные модели рынка и концепции реформирования экономики Дагестана // Проблемы становления рыночных отношений в регионе: сб. — Махачкала: ИСЭИ ДНЦ РАН, 1996.
2. Цапиева О.К. Теоретические аспекты концепции экономического роста Республики Дагестан // Известия Дагестанского научного центра РАН. — 2000. — № 7. — С. 57–69.
3. Нагдиев С.А. Оценка эффективности отраслей экономики Дагестана и определение приоритетов развития // Вестник ДГУ. — 1998. — № 2.
4. Магомедова М.М. Теория и практика государственного регулирования в условиях становления социально-ориентированной рыночной экономики. — Махачкала, 2000.
5. Дагестан на пути в будущее. — Махачкала: ИСЭИ ДНЦ РАН, 1996.
6. Дагестан на рубеже веков: приоритеты устойчивого и безопасного развития // Тезисы докл. республиканской науч.-практ. конф. — М., 1997.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2017
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия